home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

Отлетев в обратную сторону, я упал грудью на руль.

А кругом — ни души.

Я не понимал, где нахожусь.

На сиденье заверещала трубка.

— Слушаю, — прохрипел я, откидываясь назад.

— Игорь Игоревич, где вы?

Я посмотрел по сторонам. Темень хоть глаз коли.

— Это какой-то район Москвы, который не освещается фонарями.

— Босс, ну перестаньте быть ребенком. Сориентируйтесь и скажите…

Зачем Старику нужно знать, где я? Развернув машину, я врубил дальний свет и увидел на краю дома табличку.

— Не то Староорловская…

— Пресвятая Богородица, что вы делаете в Солнцево?

Если бы я знал…

— Ищу пару пацанов, способных решить мою проблему.

Он понял меня правильно. То есть не придал моим словам значения. Вместо этого сказал:

— Не езжайте туда.

— Куда — туда? — очумел я. Мне показалось, что он меня видит и хочет, чтобы я стоял на месте.

— Вы знаете куда.

Я не знал.

— Я не знаю.

— А куда я сейчас поехал? — намекнул он.

— На Мосфильмовскую?

Он вздохнул так, чтобы я понял — из-за таких вот баранов, как я, Абеля и взяли.

— Вовсе не нужно говорить названия, если мы понимаем, о чем речь, Игорь Игоревич.

— А что случилось?

— Как я теперь могу даже намекать на то, что случилось, если вы языком метете…

— Старик, я тебе не говорил, что чтение Чандлера отрицательно сказывается на психике? Какого хрена ты луну крутишь?

— Езжайте к полководцу.

— Куда я должен езжать?..

— К полководцу.

— Я не совсем понял, кто это.

Я услышал в трубке лихорадочный вздох.

— Вы где живете?

— На Кутузовском, дом пять.

— Я знаю адрес. Я улицу имел в виду.

— Ну, Кутузовская. А… вы имеете в виду полководца… В смысле — дом? Дом — «Кутузов»? Я должен подъехать к «Кутузову» и встать на парковке?

— Игорь Игоревич, я бы с вами во внешнюю разведку не пошел.

— Почему?

— Вы тупой.

— Это потому, что я не сообразил сразу, что под полководцем вы имеете в виду дом на Кутузовском? — вспылил я. — Поэтому, да?

— Нет, потому что вы в эфире сотовой связи. Ладно, не езжайте к полководцу. Там уже вас ждут, наверное… Помните, где вы на Кутузовском в прошлом году урну сбили? Вот туда и езжайте.

— Да что случилось-то?! — вскипел я. — Зачем эти эсвээровские заморочки?

— Делайте, что вам говорят, Игорь Игоревич. Вокруг вас происходят странные события. Один за другим от вас увольняются начальник отдела, кладовщик, сыщик с секретаршей, а теперь еще и девушка-менеджер… И кружит над вами явно не дилетант, который загнул бы и четыре пальца детективу, а не три, если бы тот продолжал упорствовать.

Тая мертва , пронеслось в моей голове.

— А это можно говорить в эфире сотовой связи?

— У меня нет другого выхода, иначе вы меня не понимаете.

— Ладно, я тупой. Но где документы на мои девяносто семь миллионов, умник?! Не за их сохранность ли я тебе плачу?

Наверное, не нужно было так с ним, подумал я в тот момент, когда бросал телефон.

Трубка снова запрыгала на сиденье.

Туда езжай, сюда не езжай… Ничего не говори, понимай с полуслова… Ребята, я всего лишь продавец собачьего корма! Тупой я, как же…

Вывернув руль, я врезал по педали газа, и «мерин» с визгом чуть занесло в сторону. Распугивая тишину улицы ревом двигателя, я вылетел со Староорловской и уже через двадцать минут был на Ленинском проспекте. В пробке.

Старик взял какой-то след. Он на что-то напал. Возможно, его люди, которых он вызвал, сидят сейчас в квартире Ромы на Мосфильмовской и давят взглядами Факина. Меж ними пакет документов из «Бэнк оф Нью-Йорк». А Старик едет ко мне, чтобы посоветоваться, что с этим гадом и бумагами теперь делать.

Добравшись через Садовое к Кутузовскому, я не доехал до места, где снес полтора года назад урну, триста метров. Ровно столько я прошел тогда пешком до бара «Пещера», чтобы там скоротать время в ожидании ГИБДД. Триста метров. Вход в «Пещеру» сейчас был как раз напротив окна моего «мерина». Интересно, сколько времени нужно, чтобы на «Мерседесе», прокачанном в автоателье AMG, проехать эти триста метров? Учитывая, что первую сотню он возьмет за пять, вторую за три, а последнюю за две, получается на выходе десять секунд.

Кажется, ровно столько мне оставалось бы жить, если бы я не бросил машину, не вышел из нее, хлопнув дверцей, и быстрым шагом не направился обратно. Чтобы в толпе пешеходов быть еще менее приметным, я скинул пиджак и остался в рубашке.

Десять секунд.

А он говорил, что я тупой.

Он много чего сказал мне, я тоже ему много чего сказал, но разве среди того, что я ему говорил, я упоминал о том, что пальцев у Гейфингера было отрезано ровно три?

Я что-то не припомню этого. Я сказал — «у него были отрезаны пальцы». Вот это я помню.


Глава 20 | ИМ ХОчется этого всегда | Глава 22