home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

— Ложись! — свирепо шепнул Арт и плюхнулся на пол.

Только это сейчас могло их спасти. Нелогичность расположения в пространстве. Он точно так же вел себя в сауне…

Игорь, сморщившись от боли, распластался на бетонном полу и выставил перед собой, как охотник, ружье.

Трое!

Изумленные глаза… Растерянность, длиною в миг, и залп двоих, лежащих на полу…

Арт знает, кто его ангел-хранитель. Серафим Саровский двадцать последних лет закрывает его от беды своим плащом. Он словно готовит его к чему-то важному, не давая смерти прикоснуться к его плечу.

Грохот ружья и длинная очередь из автомата перечеркнули все надежды поисковой группы на блестящее выполнение задания. Сейчас только один из них, уползая туда, откуда он пришел, держался рукой за живот и широко раскрытыми глазами смотрел на свои сизые внутренности. Они волочились за ним по паркету, и он не мог поверить, что их нельзя вернуть обратно, а живот зашить, и после этого по-прежнему любить пельмени с уксусом. Заряд шурупов, предназначенный для вышибания дверных замков, пришелся ему в нижнюю часть туловища. Пригоршня стальных колючек вошла не под прямым углом, а наискось. Только поэтому он еще жил. Человек… нет, уже, наверное, не человек полз и полз, словно пытаясь так убежать от своей смерти, оставляя после себя широкую полосу крови и продолжающиеся разматываться из нутра кишки.

Они хотели, чтобы так выглядели Арт с Игорем. Но они этого не хотели. Противоречие интересов, при которых в проигрыше обязательно кто-нибудь, да останется.

Арт пришел в этот дом не за наживой. Другие мотивы движут им. Нельзя отнимать у человека самое дорогое. То, без чего немыслима жизнь. Чему же так возмущается тот, что ползет по полу? Арту до боли жаль этого человека, безнадежно пытающегося удалиться от вечного забытья. Но разве он вложил в руки этого покойника автомат и сказал: «Найди и убей»? Может, Игорь его заставил?

— Пойдем… — оторвав взгляд от уронившего голову бандита, промолвил Игорь.

Подняв с пола два магазина от автомата, Арт сунул их за ремень брюк. Еще сегодня утром он, увидев такое свое изображение в зеркале, хохотал бы до слез. Сейчас собственный вид его почему-то не забавлял.

Пора убираться отсюда и подниматься наверх. Когда клоп поймет, что его люди мертвы, он просто перекроет все выходы и запрет их здесь, как в барсучьей норе. Они сами сдохнут, на них больше не нужно будет расходовать боекомплект и людей. Они сдохнут от голода. А можно отключить двигатели в вентиляционных отверстиях. Еще лучше…

Понимая, что такие мысли на него навевает вид изувеченных трупов, Арт решительно двинулся по коридору. Выход где-то рядом. Когда эти трое выскочили на них, он услышал их появление сразу.

Игорь шел за ним. Арт слышал, как он вставляет в ружье новую партию шурупов.

— Пальбу они уже слышали, — пробормотал он. — Сейчас ждут результата. Артур, на выходе нам нечего делать. Нас превратят в фарш.

Арт огляделся. Что это? — над нашей головой, уходя в стену, располагался воздушный лабиринт. Труба квадратного сечения с прикрученной снизу решеткой. Осторожно выглянув за угол, он смерил взглядом расстояние до выхода. Метров восемь-девять. Маловато. Если даже разнести к чертовой матери эту решетку, то залезть в воздуховод и удалиться от этого места будет просто невозможно. Не хватит времени. За спиной оставалась последняя перед выходом дверь. Он вернулся и дернул ручку. Створка послушно отворилась, открывая перед ним прекрасный вид: лестница, уходящая вниз. Третий уровень? Не много ли для одного скромного замка? А что там? Государственные преступники, неприкосновенный запас золота или циклоп? Удивление за минованием надобности уже давно покинуло Арта.

— Выноси решетку! — По взгляду Игоря было видно, что он понял, какие мысли теснятся в голове приятеля.

Впрочем, если отталкиваться от разумного начала, то самым логичным была бы сдача в плен.

Прозвучали два выстрела, оглушившие Арта, как кувалдой…

Коридор моментально заполнился пылью штукатурки и ставшим уже привычным, как «Ло Пар Кензо», запахом пороха. На пол посыпались обломки дюралюминия и металлических составляющих. Пыль еще не рассеялась, а в потолке, в районе воздуховода, уже чернело пятно. Они бросились вниз по лестнице. Если это обманет людей клопа, то не более чем на минуту.

А лестница закончилась уже через два пролета. Они аккуратно выбрались на нижний этаж — какой уже по счету? — и осмотрелись. Совершенно пустое пространство, с частоколом колонн, труб и компрессорных установок. Очень напоминает трюм корабля. А еще — подвал, в котором Фредди Крюгер играл с учениками средних школ в догоняшки.

— Интересно, на какой высоте ниже уровня моря мы находимся? — прокричал Арт в ухо Игорю.

— Кто здесь?! — От крика, раздавшегося почти в метре от главы «Алгоритма», он едва не разрядил автомат.

Арт сделал два шага вправо и выволок на освещенное фонарем место мужика лет пятидесяти. Он выглядел очень нелепо, если учесть место, где происходило действие. Русский мужик, гладко выбритый и распространяющий запах одеколона. Пусть дешевого, но одеколона. Одежда опрятная, руки чистые, взгляд ясный.

— Да ты кто такой? — изумился Игорь.

— А вы кто такие?!

Странствующий философ уже взмахнул рукой, как поленом, но Арт поймал его руку.

— Ребята! — заорал выбритый, хотя шум уже не мешал говорить спокойно. Он никого не раздражал, к нему все привыкли, как к дождю. — Я знал, что это рано или поздно закончится! Остальные наверху?! Включайте радиостанцию, их нужно корректировать во время движения! Здесь целая паутина коридоров! Они могут заблудиться и попасть в засаду!

— Идиот, — Игорь плюнул на пол и пошел мимо него.

Арт двинулся следом и на ходу бросил мужику пару слов.

От разочарования у него покраснели глаза.

Побежав за Артом, он кричал и рассказывал, рассказывал… Коридор был длинный, он долго рассказывал…

Оказывается, в этом темном царстве он обитает долго. Очень долго. Когда «долго» только начиналось, ему посчастливилось в какой-то газетенке прочитать объявление о начале конкурса на замещение должности главного инженера. Организация обещала тысячу долларов зарплаты и последующий выезд за рубеж. У выпускника Бауманского университета и бывшего главного инженера станкостроительного завода семьи не было, как и работы, поэтому он воспринял объявление как подарок с небес. Конкурс он выиграл очень легко, хотя никого из конкурсантов-конкурентов не видел. Какой-то мужик-кореец сказал, что победа одержана, и пригласил на место строительства будущего дома. Проект здания уже существовал, поэтому оставалось лишь запустить строительство. Вот тут-то и начались недоразумения. Через пять месяцев, когда оставалось лишь запустить «сердце» — компрессоры, проводку и канализацию, его просто-напросто заперли в подвале. С тех пор он обслуживал весь дом, не выходя из подвала.

— Но кормят хорошо! — орал он так, что Арта беспокоил не вой компрессора, а его фальцет. — И вода есть! Поможете выбраться отсюда, а?!

— На обратном пути заберем, — пообещал Игорь, в голосе которого предательской ноткой звучало сомнение, что он сможет отсюда выбраться. — Но сначала ты нам помоги. Как нам выйти отсюда, инженер?

Мужик опять схватил Арта за рукав и потащил. Но на этот раз президент на буксире передвигался недолго. Металлическая ржавая дверь появилась уже через несколько шагов, после чего последовал краткий экскурс в историю. Оказывается, этой дверью уже давно никто не пользуется. Четыре года назад через нее рабочие заносили трубы, инструменты и мешки с цементом. Дверь открывает вход на лестницу.

— Лестница ведет, конечно, вниз? — вкрадчиво поинтересовался Игорь.

— Куда еще ниже?! — продолжил громыхать инженер. — Мы и так на втором нулевом этаже! Лестница ведет наверх! Только будьте осторожны! На первом нулевом — крокодилья ферма!

— Я же говорю — идиот! — заглушая компрессор, прогромыхал Игорь.

Они уже поднимались по лестнице, как в спину опять раздался крик:

— Мужики, а в мире-то что происходит?

Арт остановился и развел руками:

— Путин, Жириновский, Зюганов, Миронов, Иванов, Медведев… Я что-то лишнее перечислил?

— А кто такие Иванов и Медведев?

«Тебе, родной, лучше вообще наверху не появляться», — подумал Арт.

Где их не ждали, так это здесь. Резко распахнув очередную дверь, Арт, шедший впереди Игоря, завис между небом и землей…

Яростно махая руками, он пытался хоть на сантиметр вернуться назад, к двери. Носки «Прада» скользили на краю искусственного водоема, и он не сводил наполненный ужасом взгляд с его поверхности.

Там, в двух метрах под ним, лежало трехметровое чудище. Если бы не предупреждение инженера, Арт окаменел бы от неожиданности и рухнул вниз. О крокодилах он уже слышал дважды. Первый раз от Риты, второй — минуту назад. Расстояние между дверью и краем водоема не превышало и полуметра. Немудрено, что этой дверью никто не пользовался…

Игорь резко дернул Арта за рубашку и отскочил к двери. Тяжело дыша, они оглядывали раскинувшуюся перед ними панораму. Зрелище не для слабых духом. В последний раз Арт видел аллигаторов на Кубе, где они с Ритой проводили лето позапрошлого года.

Бассейн был превращен в водоем, сродни камышовому озеру. Если бы не кафельные стены и искусственное освещение, Арт непременно бы решил, что находится как раз на Кубе. Коряги, растительность — все представляло собой уголок природы страны, где жил Кастро. И среди этой милой простоты перемещалось около десятка тварей, на которых Арт не мог смотреть в Гаване и от которых его затошнило сейчас.

Крокодилы же, почувствовав появление людей, слегка оживились. И было понятно почему. Присутствие людей для животных означало появление пищи.

Барашек, пара ведерок рыбы…

Глядя на приближающиеся торпеды, Арт судорожно сглотнул слюну.

— Твою мать…

— Что, не идиот? — повернувшись к Игорю, спросил Артур.

Все крокодилы были одинаковой длины, около трех метров, но среди них выделялся один, который вызывал у них не просто страх, а какой-то животный ужас. Исчадие ада достигало в длину более четырех метров и, очевидно, было здесь за топ-менеджера. Крокодилы, медленно, но напряженно виляя хвостами, сошлись в клин и направились к месту питания. Пропитавшаяся кровью повязка на ноге Игоря усиливала их аппетит. Несмотря на то что достать людей они не могли при всем желании, Арт почувствовал, как у него пересохло во рту.

— Их кормят с этого балкона… У тебя с собой, случайно, чипсов нет?..

Прижимаясь к стене, они двинулись к выходу из насыщенного миазмами террариума.

— Теперь понимаешь, где нужно искать без вести пропавших миллионеров? — Арт кивнул на воду. — Интересно, что обнаружится на дне, если осушить это болото?

— Дерьмо! — охотно откликнулся Игорь. — Одно дерьмо. Ну, еще — перстни, стразы от Сваровски и фарфоровые челюсти. Все остальное давно переварено. Крокодилы не собаки, они кости не обгладывают. Хавают все сразу. Это все равно как человека в негашеной извести растворить.

— Ты знаешь, как выглядит человек после купания в ванне с негашеной известью? — удивился Чуев.

— А ты разве не изучал химию в школе?

— Да мы как-то все больше на водороде практиковали…

— Вчерашний день. Унылая проза.

Пока они шли, Игорь безостановочно говорил. И Арт его понимал. Пока говоришь, забываешь бояться. Мысли переключаются на другое. Сколько же еще так идти?..

Все… Последний шаг — и они оказались на большой площадке, засыпанной песком. Пот, струясь по переносице, стекал в глаза. Стянув с себя остатки рубашки, Арт швырнул их в камыш. Температура в доме была гораздо выше, нежели в обычном доме. Ничего удивительного. Если кто-то решил устроить здесь полигон для операторов ВВС, то и климат должен быть соответствующим. Александр Александрович, видимо, педант до мозга костей. Игорь, который все это время продолжал оставаться одетым, стал повторять движения Арта. Пиджак с плеч долой, рубашка — через голову… Наконец, они остались в одних майках. Они были насквозь мокрыми и прилипали к телу.

— Умыться на бережке не желаешь? — Арт вопросительно посмотрел на приятеля.

Тот покосился на косяк, который изменил свое движение и, словно намагниченный, опять приближался к ним. Теперь дорогу к пище им преграждал не барьер, высотой в два метра, а ограждение из сетки-рабицы.

— Пойдем-ка отсюда. Да побыстрее…

Они заковыляли по песку. Отвратительный запах в помещении слегка притуплял чувство страха, но было очень много причин, по которым им не следовало здесь оставаться.

Почему-то лишь теперь, выйдя из огромного террариума, Арт понял, что если Рита здесь была в момент их проникновения, то искать теперь ее просто бессмысленно. Александр Александрович прекрасно понимает, как она важна для него. Он дает себе отчет в том, что весь ход его размышлений и доказательств строится только на ней. А зачем она ему нужна? Да еще при таком раскладе?..

Арт содрогнулся от этих мыслей и заставил себя признать их неверными.

Его пессимистические выкладки прервала автоматная очередь. Крошки бетона, отлетевшие от стены, ударили ему в лицо.

— Артур, назад! Их там человек пять!

«Назад» — это к крокодилам… По коже пробежал мороз, и мгновенно вспомнилась сказка о Мюнхаузене. Сказка для взрослых! Сзади — крокодил, впереди — лев. На сей раз в роли льва выступала орава бандюков, вооруженная автоматическим оружием.

И они выбрали крокодилов…

В нос Арту, словно боксерская перчатка, снова ударил отвратительный запах. Выбежав к водоему, они оказались на совершенно открытом месте. Спрятаться можно было лишь за корягами и камышом. Но все это находилось внутри территории, огороженной сеткой…

Игорь хромал, и было понятно, как трудно ему выглядеть бодрым. Арт не был уверен, что, окажись у него прострелена нога, он мог бы выглядеть так же мужественно.

Крокодилы раздраженно реагировали на шум. Они видели людей, которые не кормили их, а дразнили. Появлялись и исчезали. Обычно между этими двумя событиями они бросали пищу. Сейчас пищи не было. Рептилии возбудились. Они выбрались из воды к самой сетке. Очевидно, предчувствуя скорую добычу, они желали ухватить ее первые, поэтому бросались на сородичей, стараясь занять ближнее к ограждению место.

Скоро будет пища…

Тот, что был самым крупным, замер в уверенной позе, слегка приоткрыв пасть. Крокодилы поменьше старались в пылу борьбы его не задевать. Ими руководил не разум, ими правил инстинкт.

Арт уже слышал возбужденную речь за дверями, разделяющими водоем и коридор. Преследователи стояли у дверей, готовясь ворваться внутрь. Им, то есть Александру Александровичу, нужен Арт. Непременно живой. Иначе какой был смысл разбивать ему сердце?..

Вспомнив о Рите, Арт понял — им опять овладевает безумие. Как тогда, под небом Флориды, когда он был готов на все… Ярость, перемешанная с безысходностью.

— Вышибай калитку! — приказал он Игорю, показывая на щеколду в ограждении.

Вместо этого тот вонзил в спутника свой изумленный взгляд.

— Вышибай, — тихо, одними губами, попросил Арт.

Игорь повернулся к калитке, и в огромном замкнутом пространстве террариума раздался громоподобный выстрел. Заряд разнес в щепки деревянные стойки, на которых крепилась дверца, и зашвырнул далеко в пруд массивный замок. Крокодилы ринулись вслед за кусками, но вскоре вернулись. Они сходили с ума от гнева.

Перед ними было свободное пространство. Не было сетки, в которую они тысячи раз утыкались своим рылом. Была свобода и пища…

Рептилии бросились вперед, заполнив все пространство до самых дверей. Но еда в лице президента текстильного концерна и его философствующего дружка вскочила на полуметровый выступ над водоемом и стала быстро подвигаться к другому концу бассейна. Это было неслыханно… «Уж не ставят ли на нас опыты?» — могли подумать крокодилы, если бы умели думать.

Им нужно было малое — до первого выстрела успеть скрыться за дверью. Любой рикошет мог столкнуть их в воду, и тогда…

Даже думать об этом не хотелось. Арт быстро окинул взглядом акваторию. На противоположной стене виднелось сооружение, напоминающее формами вышку для прыжков в воду. Но это была не вышка, а второй балкон. Он зависал над камышом на высоте пяти метров, и если Арт увидит сейчас на нем человека Александра Александровича, то можно начинать быстро вспоминать всю жизнь.

Если бы клоп имел способность видеть сквозь стены, то первое, что он бы сделал, это забаррикадировал дверь со своей стороны. Но, к счастью, всевышний еще никого не одаривал подобными способностями.

С криками возбуждения его люди ворвались в террариум. Они стремились выполнить свой план. Весь, до последнего пункта…

Когда же поняли, ошибку какого порядка совершили, было уже поздно.

Окаменев от ужаса, забыв о себе, Арт с Игорем смотрели на то, что происходит на ферме…

Они были тому свидетелями и не могли сдвинуться с места. Ноги вмиг превратились в вату, и оставалось только радоваться, что они не подламываются, а только гнутся…

Арт очень терпеливый человек. Он хладнокровен настолько, что иногда даже подозревает свою психику в несовершенстве. Погубить чужой бизнес, зная наверняка, что его владельцу останется повеситься или сесть, если это гарантирует безопасность и процветание собственного бизнеса, для него никогда не было проблемой. Но сейчас впервые в жизни, хотя и совершенно безрадостно, он мог доложить самому себе: с психикой его все в порядке — она может и подвергаться потрясениям, и быть ранимой…

Первым был охранник с автоматом. Вбежав внутрь, он сгоряча, не глядя вокруг, дал короткую очередь. Не было известно тогда, а сейчас и подавно не удастся выяснить, какую цель он этим преследовал, кого пугал. Но только тот самый, четырехметровый, сделал молниеносный бросок и перехватил огромной пастью оба бедра человека. От ужаса и боли охранник закричал…

Арту еще не приходилось слышать столь бессмысленного вопля. Крокодил пятился, волоча за собой еду. А еда смотрела на мир дикими глазами, кричала и рыхлила согнутыми пальцами песок…

Нога охранника уже трещала в колене, а он кричал от ужаса, а не от боли…

Один из аллигаторов, на пути которого пролегал маршрут огромного крокодила, схватил пастью свободную ногу уносимой в пруд пищи и рванулся в сторону. Страшный треск, с которым разорвались в паху мышцы мужчины, заставил Игоря поднять ружье и дважды выстрелить в крокодила. Один из зарядов достал хвост рептилии, но боль лишь усилила его ярость. Не выпуская из пасти ноги, он вместе с огромным крокодилом затащил человека в воду…

Она бурлила, словно в нее сунули кипятильник, размером с батарею отопления. Провернувшись вокруг собственной оси, крокодил вывернул из сустава ногу жертвы и вновь рванул ее в сторону. Вода стала малиновой… Струя черной крови врезалась в камыш и тут же заторопилась обратно в озеро…

Когда оба крокодила вновь показались на поверхности, стало ясно, что вскоре все закончится. Аллигатор-мутант уже до пояса заглотнул человека и теперь рывками пытался отнять свою жертву у противника. Но второй крокодил, чувствуя в пасти кровь, не думал сдаваться. Нога человека после круговых вращений держалась только на розовых сухожилиях…

И вот последнее, резкое вращение. Тварь исчезла под водой с добычей. Последнее, что Арт видел, был блеск лакированной туфли.

Одновременно с этим кошмаром на берегу происходили события, не уступающие в драматизме тому, что происходило на воде. Реакции охранников — а их было четверо, хватило лишь на один выстрел на каждого. Уж слишком мало было расстояние между ними и рептилиями. Сила инерции вела их прямо навстречу страшной смерти…

Два крокодила корчились в агонии, и минуты их были сочтены. Но на берегу царствовали еще пять тварей. Пять против троих людей. Ужас сковал члены жертв, и они даже не пытались убежать от своей смерти. Рептилии набросились на них. В воздухе террариума стоял лишь истерический крик. Этот крик можно понять, не зная языка кричащего. И ни Арту, ни Игорю не нужен был переводчик, чтобы понять: это — звуки труб ангелов смерти…

Не сговариваясь, они стали стрелять в крокодилов. В этот момент им в голову не приходила простая мысль — враги обречены. Они уже почти растерзаны, и крики ужаса начинают переходить в крики от боли. Они обрывались один за другим. Люди были еще живы, они понимали, что с ними происходит, но шок болевой и шок психологический заставил окаменеть их голосовые связки…

Так враги одного вида объединяются в клан, когда на них нападают представители другого вида. И что бы ни происходило между первыми, они всегда объединятся против вторых.

Крокодилы волочили жертвы к воде, чтобы инстинктивно заставить их задохнуться и подавить способность к сопротивлению. Но это было уже лишним. Ужас убил жертв еще до того, как они оказались под водой.

Арт стрелял и стрелял, не боясь быть сброшенным в воду отдачей оружия. Он стрелял в тварей. Он пытался спасти людей, которые только что хотели убить их. Отношение к одному роду подавляло в нем чувство собственной безопасности. Он стрелял бы бесконечно, лишь бы не слышать эти звуки разрывающейся человеческой плоти…

Несколько автоматов, кровь на песке, бурлящая красная вода, густой ил, поднятый на поверхность со дна, — вот все, что осталось через минуту после того, как Арт приказал Игорю разбить на калитке щеколду.

— Мы уходим… — это все, что он смог выдавить из себя, подбирая один из оброненных охранниками магазинов и пристегивая его к раскаленному автомату.

Дорога назад была в два раза длиннее. Картина убийства стояла перед их глазами, повторяясь во всех подробностях.

«Они показывали Рите, как крокодилы рвут барашка…» — вот все, о чем Арт мог сейчас думать. Он чувствовал, что находится в ступоре. И тут…

…Игорь неловко подвернул раненую ногу, скользнул по стене и рухнул в воду.

Он шел перед Артом, и каждое его движение происходило на его глазах. Он даже не упал в воду, а, поджав ногу, скатился по стене, как по желобу. Это произошло настолько быстро, что когда Артур пришел в себя, Игорь был полностью под водой.

Потеряв голову, Чуев бросил под ноги автомат и уже собрался прыгнуть за ним, как из-под воды, словно спружинив от батута, почти по пояс вылетел Игорь. Рассекая руками тину, он торопился к бортику.

Метр пространства, разделяющий жизнь и смерть.

Протянув ему руку, Арт краем глаза заметил движение в углу водоема. Со скоростью анаконды к ним приближался аллигатор. В голове бизнесмена Чуева пронеслись все правила геометрии и алгебры. Он вычислил все углы и решил все уравнения еще до того, как в его обливающуюся потом ладонь со шлепком рухнула рука Игоря. Время вытаскивания его из воды в два раза превосходило время прикосновения к нему пасти чудовища.

Он не успевал.

Крепко схватив протянутую ему руку и взяв автомат, рискуя упасть в воду, Арт поволок Игоря к берегу. Кто быстрее — он, бегом или эта безмозглая нечисть, вразмашку?

Он волок Игоря и волок, сжимая над головой «АК» и считая сантиметры до берега.

Когда от пасти крокодила до ног Игоря оставалось менее метра и он уже почти лежал на песке, Арт выпустил его руку.

Теперь все зависело только от скорости его решения. Как тогда, за одним столом с Гордоном в Дейтона-Бич.

Арт выставил перед собой автомат и нажал на спусковой крючок. Ему показалось, что приклад, два раза толкнув его в плечо, захлебнулся.

Что теперь? Все?

Он посмотрел в то место, куда только что прицеливался.

Агония аллигатора была ужасна. Темно-зеленый, с коричневым оттенком цвет его спины исчезал, демонстрируя ядовито-желтый окрас брюха. Рептилия вертелась, как фонарь в милицейском проблесковом маячке. Она вздымала вокруг себя фонтаны розовой воды…

Она подыхала.

Чувство ярости, превосходящее крокодилье, заставило Арта вновь прижать автомат к плечу и спустить курок. Спусковой крючок свободно дошел до критической точки и уперся. Выстрелов не было. Он с удивлением отстегнул магазин и уставился в его приемное гнездо. Патронов не было. Тридцать патронов, как один выстрел, ушли в цель.

Он не заметил этого, потому что боялся не успеть спасти приятеля.

Схватив Игоря за руку, он выволок его на берег.

— Еще раз так сделаешь, заберу на обратном пути… — прохрипел Арт и рухнул рядом.

Игорь думал о другом.

— Ковыляем отсюда к чертовой матери! Нас взяли в прицел еще два гада!

Арт поднял голову с песка. Два из шести оставшихся в живых чудовищ уверенно приближались к коряге у самого берега. Понятно, что интересовало их два вторых блюда, развалившихся у самой кромки воды.

Закрывать за собой дверь Арт не стал. Ничего страшного, если аллигаторы немного походят по дому. Он это знает, поэтому будет их ждать за каждым углом. Паркет и мрамор — его тема, на этих поверхностях ему нет равных.

А кое-кто этого не знает.


Глава 20 | Privatизерша | Глава 22