home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

БОЛЬШАЯ ДОРОГА

Из города Колю вышло провожать все войско во главе с королем.

Дождь закончился. На башне ветер развевал знамя с надписью «МЧС».

– Ты величайший воин! – восхищенно произнес Ламудрак. – Знаешь, а я хочу побывать в твоей стране, увидеть сказку своими глазами, посмотреть на землю, что рождает таких героев.

– Ты побываешь там, король. – Коля похлопал Ламудрака по плечу своей тяжелой рукой. – Я вернусь. Обязательно вернусь.

– Никто из смертных еще не осмеливался выходить на Большую дорогу. Ты будешь первым, – уважительно произнес Ламудрак.

– Но не последним, – хохотнул Коля.

– Шутишь, рыцарь?

– Ничуть! – помотал головой Коля. – Дорога покоряется сильным! Ты, это, занимайся регулярно. Помни, что основа бодибилдинга – это базовые упражнения. Ну, там, жим лежа, приседания со штангой. Массу наберешь, тогда можно изолированные упражнения делать. Питайся регулярно, не нервничай. Да и рыцарей своих приобщай к этому делу. Понял?

– Конечно, конечно, – закивал король. – Мы тут с королевой решили накануне построить в Мудроне фитнес-центр и назвать его «Русский дух». Как тебе название?

– Круто! – согласился Коля. – Чтобы к моему возвращению построил.

– Обязательно построю! – пообещал король. – И еще я решил создать элитное подразделение из особо могучих рыцарей и вооружить их ломами.

– Правильно! – согласился Коля. – Против лома нет приема. Все, король! Мне пора. Вернусь с принцессой и приму парад рыцарей с ломами.

– Но это еще не все! – воскликнул король. – На их плащах будет красоваться надпись «МЧС». Ты не возражаешь?

– Нет, – ответил Коля.

– И еще, – не унимался король. – Я хочу переименовать Ааллог в Калинград. Как тебе?

– Ну, это уже лишнее! – воспротивился Коля. – Пусть остается по-старому. Должна же оставаться историческая память, корни предков, так сказать. Я не согласен.

– Как скажешь, воин, – огорченно промолвил король. – Ты воистину великий человек. Иди же! И пусть враги разбегаются в разные стороны при встрече с тобой.

И Коля пошел, провожаемый взглядами тысяч молчаливо стоящих воинов. Он уходил, не оборачиваясь. Коля редко оглядывался. Поворачивать голову ему мешали мускулы на его мощной шее и трапециевидные мышцы на плечах. Стоя, он еще мог оглянуться, поворачиваясь всем туловищем, а вот на ходу это было сделать трудно. Так Коля и шел, не останавливаясь и не оглядываясь. Шел долго. Уже давно башни Ааллога скрылись за спиной Коли в лабиринте скал. Начало смеркаться. Солнце спряталось за высокими скалистыми вершинами. Здесь, меж горных хребтов, его лучи гостили недолго, о чем свидетельствовали поросшие сырым мхом камни да чахлый кустарник, покрытый бледными редкими листьями.

Коля шел уверенно, зорко всматриваясь вперед. Все же дорога незнакомая. Коля готов ко всему, после того как повстречал дракона. Мало ли еще какие твари здесь водятся. Да и местность угрюмая. И дороги нет тут никакой. Направление есть, а дороги нет. Коле часто приходилось переступать через завалы из камней, скатившихся некогда со скал, да обходить колючие кусты, вцепившиеся корнями в каменистую почву. Тот, кто назвал когда-то это направление Большой дорогой, наверное, был большой шутник.


Геллахерна восседала на крыше императорской ложи Колизея, изредка позевывая. Ей было скучно. Бои проходили вяло и неинтересно. Император сегодня был в хорошем расположении духа и милостиво поднимал свой большой палец, когда решалась судьба очередного поверженного бойца. Народ разочарованно гудел.

Геллахерна частенько посещала гладиаторские бои. Пройти коридоры времени для могущественной колдуньи не составляло особого труда. Попадая в нужное место, она накидывала на себя невидимое покрывало и становилась незаметной для взора смертных. Обычно она наблюдала за боями, сидя над императором. Отсюда открывался лучший вид, да и на голову можно плюнуть венценосной особе, что она изредка и делала. Император тупо поднимал взгляд и смотрел на небо, полагая, что начинается дождь, а Геллахерна мерзко хихикала.

Сегодня ей даже плевать не хотелось. Бои вялые. Бойцы трусливо тычут друг в друга тупыми мечами. Ну и подонки же эти устроители шоу. Хотя бы иллюзию создали смертельного поединка. Так нет же! Выпустили каких-то бомжей с улицы. Совсем обнаглели. Думают, что пипл все схавает. Раньше хоть профессионалов выпускали. Те добросовестно работали, как надо. Кровь друг другу пускали. Когда один упадет, другой ждет высочайшего знака императора. А император этак гордо раз пальцем вниз. Зарежь его, дескать. Тот ему меч в живот – на! Толпа ревет. А на самом-то деле меч под доспехами в бычий пузырь, кровью наполненный, втыкается. Свиная кровь в стороны фонтаном. Якобы убитый умирает в муках. Его за ноги с арены утащат. А через день-другой глядишь – он снова уже на арене. А народ дурной – ничего не понимает. Орет, радуется. Правда, некоторые умники замечать стали, возмущаться. Тогда гладиаторов стали под масками железными выпускать, чтобы никто не узнал. Устроителей боев понять можно. Жадные они. Кому же охота бойцов терять? Они денег стоят. Вот и пошли по легкому пути. А по-современному это называется «фанера». Человек неисправим.

Никакого настроения сегодня. Геллахерна наказала-таки сынка – превратила его на несколько дней в пенек за ослушание. Пусть успокоится. А девчонку-террористку снова усыпила на время, предварительно опоив одуряющим маковым отваром. Как проснется, надо будет дать ей понюхать концентрированного зловония из котла. Пусть сознание меняется. Но это через пару дней. А сейчас колдунья отдыхать должна.

Но отдыха не получилось. Геллахерна с интересом посматривала на арену, где намечалось групповое действие, когда в схватке сходятся несколько бойцов, которые, случается, в запальчивости, увлеченные боем пускают друг другу кровь по-настоящему. Неожиданно справа от нее заколыхался воздух и рядом проявился не кто иной, как сам лорд Бэрлок.

– Я вас приветствую, мадам, – расплылся лорд в широкой улыбке.

– Ты откуда тут? – удивилась колдунья. – Как попал сюда?

– Абонемент приобрел, – ответил Бэрлок. – Итак, что тут интересного?

– Какой еще абонемент? – нахмурилась колдунья. – Что ты несешь?

– А вы разве не знаете? Странно, – пожал плечами Бэрлок. – Туристическая фирма в наших краях организовалась. Предлагает туры по разным мирам и временам. Вот я и приобрел абонемент на несколько посещений Древнего Рима. Хотел было термы посетить сначала, но почувствовал ваше присутствие, вот и объявился здесь. Мне скидку сделали как особо важной персоне. Они сейчас канал в Атлантиду пробивают. Я туда хочу.

– Чертов ангел! – воскликнула Геллахерна. – Каналы они пробивают! А лицензия у них есть? Они со своими каналами все причинно-следственные связи порушат. Теперь мне понятно, почему погибла Атлантида. Да потому, что некий лорд Бэрлок приобрел абонемент на ее посещение и натворил там дел. Да и архангел с ней! Туда и дорога! Ты мне лучше расскажи, что выяснил про мудриков. Кто там такой сильный у них появился?

– У них там? Этот… как его… Архангел его побери! Да это же халтура! – внезапно закричал с возмущением Бэрлок, показывая на арену. – Неужели они не видят? Неужели эти тысячи не видят, что им попросту втирают очки! Вы видели, мадам, видели? У того фракийца, что упал, под панцирем на животе спрятан бычий пузырь! Он его сам разорвал ногтями, пустил свиную кровь и теперь катается по земле якобы при смерти. Это же надувательство нечистой воды!

– Ты еще не такого тут насмотришься, – ухмыльнулась Геллахерна. – Народ деградирует. Не отвлекайся. Отвечай на вопрос. Как там у мудриков?

– У мудриков нечто странное произошло, – ответил Бэрлок, не отрывая взгляда от арены. – Там откуда ни возьмись появился… Зашибись! Ну это совсем никуда! Снова бычий пузырь прокололи! Жулье!

– Не отвлекайся! – строго прервала Геллахерна возмущенные восклицания Бэрлока. Рассказывай! Кто там появился?

– Этот, как его… – Бэрлок, не отрывая взгляда от арены, почесал затылок. – Детина.

– Какой еще детина?

– Из сказочной страны России. Рыцарь лома и топора. Здоровенный кабан. Он ищет свою похищенную девчонку. Кстати, это не ваша работа, мадам? Девчонку ту зовут Светка.

– Светка? – Геллахерна нахмурилась. – Возможно, что и моя.

– Ваша, ваша, – ухмыльнулся Бэрлок. – Больше некому. Этому рыцарю лома и топора оракул мудриков ваше имя назвал. Теперь этот рыцарь вышел на Большую дорогу.

– Как это? Большая дорога закрыта крепостью Ааллог! – возразила Геллахерна.

– Взяли мудрики крепость. Рыцарь этот им помог.

– Да ты что! Силен он, выходит!

– Ерунда, мадам. Все равно не дойдет. Но мне уже сейчас хотелось бы испробовать его силу. Разрешите?

– Попробуй, – равнодушно отмахнулась Геллахерна. – Все равно не дойдет.

– Да что же это такое делается! – всплеснул руками Бэрлок. – И за что я деньги платил! Кто такое зрелище устраивает! Это же протез! Ему протез отрубили! А настоящая рука спрятана под плащом.

– Кто-кто, – усмехнулась Геллахерна. – Император устраивает. Хочешь плюнуть ему на голову?

– Императора на мыло! – завопил Бэрлок и отправил плевок на плешь венценосной особе. Промахнулся и огорченно махнул рукой.

– Не вопи так. Тебя все равно не слышат.

– Это вы, мадам, виноваты. Это ваше зловоние глаза народу застит, – с сожалением произнес Бэрлок. – Вот они и не видят ничего, а жулье этим пользуется.

– Хочешь глаза народу открыть? – усмехнулась Геллахерна.

– А можно? Хотя бы здесь. На время. Посмотрим, что получится, а? – злорадно произнес Бэрлок.

– Сомневаюсь, что это будет весело.

– И все же, – настаивал Бэрлок.

– Нет проблем, – пожала плечами Геллахерна и взмахнула рукой.

Поначалу в Колизее ничего не изменилось. На арене по-прежнему разыгрывался наглый спектакль с пусканием свиной крови. Прошла минута, потом другая. Неожиданно на трибунах наступило затишье. Казалось, что все пятьдесят тысяч зрителей превратились в один пристальный взгляд. Они смотрели и отказывались верить своим собственным глазам. Перед ними будто занавес отдернули и показали вид на грязные закулисные апартаменты. Геллахерна начала ощущать недоумение этих самых тысяч. Еще бы! Прежний туманный мир иллюзии рухнул, и перед людьми предстала голая правда во всей своей уродливой, жульнической ипостаси.

– Вот он, апокалипсис, – ухмыльнулась Геллахерна. – А вам это надо?

Народ на трибунах безмолвствовал. В вязкой, гнетущей тишине раздавались звон мечей на арене да театрально-истошные вопли участников спектакля. Но они привыкли биться под рев трибун, и установившаяся тишина подействовала на них гнетуще. Один боец остановился, удивленно озираясь по сторонам, затем другой, и вот уже все стоящие на ногах участники клоунады прервали свое действо.

В луже скотской крови зашевелился «убиенный», другой неподалеку тоже недоуменно поднял голову. Что происходит? И тут трибуны взорвались.

Пожалуй, со времен возведения Колизея над его ареной не метался столь громкий вопль. Трибуны ревели гневом, возмущением и отчаянием. Весь народ за минуты понял, что его бесстыдно разыграли, нагло надули, просто поиздевались.

– Грустное зрелище, – мрачно произнес Бэрлок. – Они винят императора. Но обвиняет ли кто-нибудь из них самого себя?

– За что? – удивленно спросила Геллахерна.

– За то, что позволил обмануть себя, – ответил Бэрлок.

– Мое зловоние сильно! – злорадно расхохоталась колдунья.

– Сильно не ваше зловоние. Эти люди слабы, – возразил Бэрлок.

– Но-но, рыцарь! Ты это не очень! – нахмурилась колдунья. – А впрочем, ты прав. Здесь стало скучно. Все деградировали. Нет более безумного порыва души, того, над чем можно злорадно посмеяться. Пожалуй, я больше не буду посещать Древний Рим. Пора с ним заканчивать. Он мне неинтересен более. Да и тебе не советую. Смотрю я, тебя на философию потянуло. Так, глядишь, и за спасение мира начнешь воевать.

– Кошмар! Надо немедленно сматываться отсюда! – театрально схватился за голову Бэрлок – Немедленно!

– Вот и я о том же, – кивнула Геллахерна и начала растворяться в воздухе.

Бэрлок плюнул на императора и последовал за колдуньей. На этот раз попал. Трибуны продолжали гневно бушевать. Император размазал плевок по макушке и посмотрел на небо, а там ни одной тучки. Он уклонился от летящего в него гнилого огрызка яблока, встал и, стараясь сохранить достойный вид, удалился с трибун.


Кстати, ученые по-прежнему скептически относятся к феномену НЛО.


Небо все больше темнело, зажигало первые звезды, явно намекая Коле, что пора подыскивать место для ночлега. Он поправил на плече лямку мешка с провизией, собранной ему в дорогу из лучшего, что было в обозе. Король сам лично проконтролировал ассортимент продуктов и убедился, что пища сытная и калорийная. Коля прикинул, что дней на пять ему хватит, из расчета, что его организм требовал регулярного четырехразового питания. А дальше – уж там как повезет.

В густеющей темноте начали размываться очертания окрестных скал. Еще немного, и непроглядная чернота окутает все и вся вокруг. Пора останавливаться. Но Коле место не нравилось. Каменистое оно и открытое. Даже кустика рядом нет. Не из чего костер запалить, не говоря уж о другом. Он решил пройти чуть дальше, к темнеющей хребтом чудовищного зверя скалистой гряде. Там, среди камней, можно будет укрыться и переждать ночь. Но, взобравшись на гряду, Коля к своему удовольствию обнаружил, что за ней скрывается густой лес, уходящий своими границами в глубокую темноту. Да и скалы, похоже, в стороны дальше расходятся.

Коля немедленно сбежал с камней, и полог густого леса скрыл его от любопытных мириад звезд, с удивлением взиравших с небес на одинокого путника. Коля зажег фонарик, собрал сухих веток, во множестве хрустевших под ногами, и сложил костер. Для этой цели он всегда носил с собой зажигалку. Коля не курил, но зажигалка ему была нужна как спасателю. Мало ли что? Огонь-то всегда нужен. Вот и на этот раз пригодилась зажигалочка. Коля поднес маленький огонек к сухим веточкам, и костер начал разгораться.

Кто сидел в ночном лесу у костра, тот знает, что от его огня окрест становится еще темнее. Глаза, ослепленные пламенем, видят вокруг лишь вязкую черноту и не более того. Человек, сидящий у ночного костра, напоминает собой экспонат в музее, выставленный под яркий свет на всеобщее обозрение. Но под чье обозрение выставил себя Коля в этом лесу?

Убедившись, что костер уверенно разгорелся, он снял с себя все пожарное вооружение, включая огнеупорную одежду, после чего хотел было заглянуть в мешок с продуктами, но его внимание привлек едва слышимый звук. Показалось, будто ветка треснула. Коля прислушался. Надо сказать, что он только сейчас обратил внимание, что в лесу до этого царила мертвая тишина. Ветер не дул, ветка не колыхалась, ночная птица голоса не подавала. Даже костер не потрескивал, и этот звук, прозвучавший, как выстрел, на фоне полной тишины, насторожил Колю. Как истинный спасатель Коля обладал обостренной интуицией, не раз позволявшей мгновенно находить оптимальные решения в самых сложных и смертельно опасных ситуациях. Вот и теперь он тоже интуитивно почуял опасность, но виду не подал. Продолжал как бы беспечно раскладывать с довольным видом продукты для ужина. Внутренне же он весь превратился в слух, одновременно с этим как бы мысленно растворялся в окружающей темноте и при этом пронизывал ночь невидимыми щупальцами своего шестого чувства.

Надо отметить, что Коля обладал навыками информационного считывания окружающего пространства посредством проникновения своего астрального тела далее, чем на это способен обычный человеческий организм. Более того, Коля разработал свою методику тренировок мускулатуры посредством мысленного воздействия на процесс мышечной нагрузки. Коля любил экспериментировать, и это давало свои результаты.

Ощущение пространства позволяло Коле находить людей в лабиринтах задымленных пространств, незримо чувствовать их за завесой огня и безошибочно находить правильные пути для спасения. Коля был мастером своей профессии. Рискуя собой, он спасал жизни других, но в данную минуту происходило иное. Опасность нависла над ним самим, и он чувствовал это. Впрочем, Коля и к этому был готов.

Он вовремя извернулся вокруг костра с быстротой кобры. Кто сказал, что большая мышца – враг скорости? Плюньте тому в глаз. Может быть, для кого-то, но не для Коли. Тренируясь, он всегда представлял себя снарядом, взрывающимся в доли секунды.

Коля ушел от удара, смертельного, подлого, со спины, направленного в голову. Зачерпнув голыми ладонями угли костра, он швырнул их нападавшему в лицо. Не каждый смог бы прикоснуться руками к раскаленным углям. Но Коля Калин мог. Он же укротитель огня!

За доли секунды Коля успел разглядеть во взрыве искр облачение нападавшего. Нижняя часть его физиономии пряталась под железной маской, а голову прикрывал капюшон. Мешковатая черная куртка и такого же цвета широкие штаны скрывали фигуру. Накладки из затемненного металла защищали его плечи и запястья. Уголья от костра попали напавшему прямиком в открытую часть лица, возможно, в глаза. Он дико взвыл, выронил оружие, свалился, как подкошенный, и покатился по земле.

– Ниндзя, что ли? – невольно пробормотал Коля.

Кроме черного облачения, сходство с ниндзей нападавшему придавало его вооружение. Коля наклонился, подобрал с земли слегка изогнутый меч с длинной рукоятью и тут же почувствовал движение справа. Он увидел двоих, облаченных, как и первый, во все черное.

Но нападать с ходу эти двое не решились. Очевидно, их самоуверенный пыл слегка поубавился при виде своего громко вопящего сотоварища. Пытаясь запугать Колю, они дико взвыли, закрутив мечами. Один из них подпрыгнул, ловко оттолкнулся ногами от толстого ствола дерева, кувыркнулся в воздухе, приземлился, поскользнулся, приложился задницей к сырому мху, но тут же быстро вскочил, будто так v надо. Второй вслед за первым крутанулся волчком и резким взмахом меча срубил толстую ветвь дерева, очевидно, желая показать силу своего оружия.

Однако Колю все эти телодвижения ничуть не смутили.

– Да иди ты! – ухмыльнулся он, недолго думая, подобрал с земли свой лом и, держа его в левой руке, со всего маху саданул по нему трофейным мечом. Клинок сломался, будто хрустящая хлебная палочка. – Вот так! – Коля показал нападавшим обломок, затем взревел зверем и двинулся на них, размахивая ломом.

Искаженное лицо и дикий крик разгоняют двадцать человек. Это главный прием каратэ. Коля его не знал. Он действовал интуитивно. Нападавшие на миг замерли, будто в землю вросли, и, не желая испытывать на себе самый главный прием рукопашного боя во все времена – удар лома по спине, рванулись в темноту. Только ветки затрещали. Коля обернулся. Первый нападавший тоже исчез. Наступила благодатная тишина. Коля прислушался, проверил шестым чувством пространство вокруг. Опасности более не ощущалось. Теперь можно было спокойно поужинать. Коля не стал задумываться над тем, кто же были эти порождения темноты, кем посланы и что им было нужно. Мало ли какие опасности поджидают его, Колю, на этом пути? Думать обо всех – мозгов не хватит. Важно быть готовым. А Коля был готов.

Он подкормил костер сухими ветками, разложил снедь на траве и приступил к долгожданному ужину в предвкушении здорового, крепкого сна. Тут можно задать вопрос: а как же Коля будет спать без должной охраны? Любой коварный враг сможет подкрасться к нему и свершить свое черное дело. Но не все так просто. Коля умел спать. Он научился спать крепко и вместе с тем очень чутко. Этому Колю научила его работа. Не раз на боевом дежурстве в своей части он крепко засыпал, но его никогда не дремлющее шестое чувство в любой момент готово было просигналить о надвигающейся опасности, о необходимости прийти на помощь и выталкивало Колю из оков сна заранее, еще до того, как прозвучит сигнал тревоги. Вот такой уникум этот Коля Калин. Настоящий спасатель и мастер своего дела. Не так-то просто Колю застать врасплох.

Вот и сейчас Коля, поглощая еду, с удовольствием вдыхал прохладный ночной воздух вместе с дымом костра. Таким образом он настраивался на полноценный ночной отдых. Покончив с ужином, Коля на всякий пожарный расчехлил топор и положил его слева от себя. Лом он расположил справа и растянулся во весь свой могучий рост на боевом облачении, устремив свой взгляд кверху. Сквозь мохнатые ветви деревьев проглядывали яркие звезды. В ушах звенела тишина. Коля закрыл глаза и начал погружаться в сон. Он засыпал быстро, как и всегда. Но на половине дороги в царство Морфея бдительный страж – интуиция – резко вытолкнул его обратно. Коля открыл глаза и прислушался. Вне всякого сомнения, кто-то приближался. На этот раз не крадучись. Кто-то ломился из темноты, не разбирая дороги, как изголодавшийся после зимней спячки медведь. Коля резко вскочил, прихватил лом и метнулся от костра.

– Кто здесь? – крикнул он в черноту.

– Это я тут! Не стреляйте это! – послышалось из темноты.

– Кто?

– Я тут! Петрысь тут я!

– Петрысь? Какой еще Петрысь?

– Дурак который. Еле догнал. Но все хорошо это.

Коля не верил своим глазам. Прямо на него из темноты вынырнул патриот города и общеизвестный дурак Петрысь в своей круглогодичной униформе – фуфайке и шапке-ушанке.

– Ты это как его тут? – Коля от удивления сам не заметил, как начал говорить в стиле того же дурака.

– Я это там за тобой пролез. Смог. Ты пролез, и я тут. По телефону бзз, и все. Но я сейчас немного умнее. Вот. Дай пожрать. Жратва! – расплылся в идиотской улыбке Петрысь, нагло запуская грязную пятерню в мешок с провизией.

– Ты это зачем тут? Пожрать пришел? – недовольно спросил Коля. – Далеко же тебя голод закинул.

– Вкусно это! – Петрысь громко зачавкал, пережевывая кусок сала.

– Черт знает что, – пробормотал Коля.

– Самогонка есть? – спросил дурак.

– Тут тебе не ресторан, – ответил Коля.

Признаться, ничто так его не удивило за последние дни, как появление здесь этого дурака. Коля усиленно соображал: к чему бы это? Но все более тупел. А Петрысь, покончив с куском сала, начал быстро поглощать рыбий хвост.

– Ты это не очень! – Коля отобрал у него мешок с провизией. – Тут на пять дней еды.

– Я долго догонял, вот. Ты далеко это тут удрал. Гы-ы-ы.

– Зачем ты меня догонял? Чего тебе надо от меня?

– Нету самогонки? – снова спросил Петрысь.

– Отстань!

– Нету, ну и ладно. Бе-э-э-э. – Петрысь показал толстый язык, запустил ладонь за полу телогрейки, вытащил оттуда сложенный в несколько слоев кусок ткани неопределенного цвета и положил его на землю.

– Вот!

– Что это? – спросил Коля, брезгливо оценив грязную тряпку взглядом.

Петрысь не удостоил Колю ответом, ловко дернул за край тряпки и развернул ее на земле. Коля не поверил своим глазам. Он увидел на грязном лоскуте бутылку водки и два граненых стакана. Петрысь ловко распечатал бутылку и наполнил стаканы до краев.

– Пей это! – гордо произнес он, поднес стакан к губам и, не отрываясь, залпом выпил.

Коля совсем отупел. Он не понимал, что происходит. Что за фокусы? Осторожно прихватил наполненный стакан ладонью и понюхал его содержимое. Пахло водкой.

– Откуда? – удивленно спросил Коля.

– От верблюда, – ответил Петрысь. – Пей это.

«Надо, – решил Коля, – надо выпить. Здесь без бутылки не разобраться».

И выпил. В голове зашумело.

– В любимом городе, родимом городе! – неожиданно завопил Петрысь песню.

– С гидростанцией на воде-э-э! – подхватил Коля и резко замолчал, зажав свой рот ладонью. Что это? Идиотизм заразен? – Заткнись, бля! – Коля залепил дураку в лоб щелчок пальцами. Петрысь аж челюстью лязгнул.

– Ну, пипец я. Мозги вытряхнул, – произнес он, тупо мотнув головой.

– У тебя нет мозгов, – отмахнулся Коля. – Давай проваливай отсюда. Тут идиотам и фокусникам не место.

– Место, – утвердительно кивнул Петрысь и протянул Коле бутылку с остатками водки. – Будешь это?

– Нет, – мотнул Коля головой.

Петрысь допил водку из горлышка бутылки и отшвырнул ее в темноту.

– Ты это спи тут, – произнес он.

– Сам знаю, – пробурчал Коля. Он неожиданно почувствовал, как отяжелели веки, и прилег на свою пожарную одежду. В голове слегка шумело, а руки и ноги наполнились приятным теплом.

– Спи, – послышался откуда-то издалека голос Петрыся. – А я тебе сказку буду говорить. Вот.

– Замолчи ты, – пробормотал Коля сквозь дрему и провалился в страну снов.

Спят усталые игрушки, книжки спят…


Глава 8 ААЛЛОГ | Рыцарь лома и топора | Глава 10 РЫЦАРЬ КАРАНДАША И РЕЗИНКИ