home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

ТРИСТА

Мудрики продолжали вклиниваться в центр Темного войска и теснить Мерзавцев. Но правое крыло их попало в бедственное положение. Три полка Подонков зашли во фланг легкой пехоте и рассеяли ее своими превосходящими силами. Одновременно с этим Бэрлок повел в атаку на левый фланг мудриков конную Мразь, потеснив легких пехотинцев на этом участке фронта, и уже было изготовился зайти в тыл пришельцам, как неожиданно столкнулся с тяжелой конницей, прятавшейся в засаде в лесу. После ожесточенной стычки воины Мрази не выдержали нежданного лобового удара и повернули вспять, оголяя фланг своего войска, но Бэрлок остановил отступление, введя в бой последний резерв из Подонков. В это же самое время на другом участке битвы продолжавшие наседать на своего врага Подлецы зашли в тыл меченосцам. Здесь их немного потрепал железный дождь стрел засевших в лесу арбалетчиков, но остановить не смог. Положение армии мудриков становилось все более критическим.

Коля между тем отчаянно бился на гребне насыпи с наседавшими темными воинами. Светлана как великий стратег компьютерных игр, наблюдая за ходом сражения и, в меру своих сил помогая своему рыцарю стрельбой из рогатки, отчетливо понимала, что при таком развитии событий Темная армия рано или поздно опрокинет пришельцев и всей своей силой обрушится на замок.

Рыцарь не устоит.

Отчаянная стрельба из трех рогаток не поможет.

Ворота открыты.

Изнасилования не миновать.


Сатир, поднявшись на копыта и шатаясь из стороны в сторону, тупо озирался. В голове гудело, глаза застилала пелена. Ужас нарастал. Он видел открытые настежь ворота, за ними слышались яростные вопли и звон оружия. Со стены ожесточенно стреляли из рогаток Петрысь, «принцесса» и нимфа.

– Ужас! – прошептал сатир и, обхватив ладонями голову, начал отчаянно шарить глазами по сторонам в надежде найти место для укрытия. Ему хотелось провалиться под землю, заползти в стену меж камней, исчезнуть, испариться, превратиться в пыль, удалиться куда угодно, лишь бы не оставаться здесь, в этом кошмаре.

Он увидел Золотое руно, лежащее возле стены. Шкура слетела с сатира во время падения. Но он больше не заботился о том, чтобы прикрыть свой голый зад. Какая разница, как погибать – в штанах или без штанов!

– Бесполезная дрянь! – завопил сатир и, подскочив к Золотому руну, начал топтать его копытами. – Никакого прока от тебя и помощи! Дрянь! Дрянь! Дрянь!

Вне себя от отчаяния и ужаса, он топтал шкуру. Так бы и топтал, пока не изорвал в клочья, но что-то резко ударило его по копытам и подбросило в воздух, да так, что он, преодолев расстояние в нескольких шагов в свободном полете, снова крепко приложился спиной о твердые камни мостовой. Вслед за этим громовой удар встряхнул землю. Сатир вскочил на копыта и взвыл. Было от чего. На месте, где только что лежало Золотое руно, клубилось облако черноты, расползаясь щупальцами в разные стороны.

Сатир хотел убежать, но его копыта от страха только засеменили на месте.

– Мало того что обгадил, так еще и порвать пытался! – послышался громкий голос, и чернота вытолкнула прямо на сатира высокого, атлетически сложенного незнакомца.

Левую руку незнакомца, начиная от плеча, скрывал большой круглый щит, в правой ладони он держал короткий острый клинок. Голову его покрывал медный шлем с конским плюмажем. Голени защищали поножи из толстой воловьей кожи. Незнакомец подошел к сатиру вплотную и приставил острие клинка к его горлу.

– Убить тебя мало за кощунство! – прорычал он гневно. – Жаль, что время твое не пришло. Аид так сказал. Я забрал руно по его приказу. Он послал меня на помощь рыцарю. Где битва?

– Там, – едва смог пролепетать сатир и показал рукой на ворота. – Но кто ты, воин?

– Я Леонид, царь спартанцев. Меня и триста моих воинов, доблестно погибших при защите Фермопил, послал на помощь великому рыцарю сам повелитель мертвых, великий Аид. Он сказал, что рыцарь сдерживает врага так же, как мы некогда держали персов на узком участке фронта. Мои воины готовы умереть во второй раз.

С этими словами царь спартанцев Леонид взмахнул клинком, и темнота начала быстро выталкивать одного за другим крупных мускулистых ребят с клинками наперевес.

– Триста, – прошептал сатир, когда вышедшие из тьмы воины молча построились в колонну.

– Держи! – Леонид протянул сатиру меч.

– Зачем?! – испуганно отстранился тот.

– Ты кровью должен искупить свою вину!

– Свою вину? Кровью?! – Сатир в ужасе закатил глаза. – Но я не воин!

– Сейчас ты им станешь! – захохотал Леонид.

Двое его воинов подхватили сатира под руки и затащили в первую шеренгу.

– Не надо! – отчаянно барахтался сатир.

– Вперед! – скомандовал царь спартанцев, и вся колонна тяжелым шагом двинулась к воротам.


Коля начал уставать. Трое суток непрерывного сражения давали о себе знать.

– Пожарный-спасатель должен быть выносливым к длительным физическим нагрузкам, – повторял Коля, медленно отступая под натиском врагов. Еще несколько шагов назад – и он окажется перед воротами, где у врага будет возможность нападать большим количеством воинов зараз. Еще несколько шагов.

За спиной послышался шум. Затылком Коля почувствовал движение. Кто там? Враг?

Он яростно зарычал, ломом отпугнул нападавших спереди. А они и без того почему-то подались назад. Коля оглянулся: с тыла на него надвигалась невесть откуда взявшаяся масса воинов, тесно сомкнувших ряды и ощетинившихся острыми клинками.

– Окружили! – взревел Коля зверем и взмахнул ломом.

– Не надо! Это спартанцы! Свои! – послышался истошный вопль, и Коля увидел сатира, отчаянно пытающегося втереться всем телом в глубину строя незнакомых бойцов.

«Спартанцы? Какие спартанцы? Футбольные фанаты? „Спартак“ – чемпион? Откуда они здесь?» – Коля ничего не соображал.

– Посторонись, рыцарь! – услышал Коля громкий, зычный голос, и едва он успел отскочить в сторону, на самый край насыпи из камней, как передний ряд незнакомцев столкнулся с темными воинами.

– Профессионалы! – восхищенно отметил Коля, увидев, как слаженно замелькали клинки.

Темные воины будто в мясорубку попали. Подбадриваемые истошными воплями Геллахерны, метавшейся где-то в глубине вражеской колонны, и все еще находившиеся под воздействием Дурьма, они пытались некоторое время оказывать сопротивление. Но недолго. Поначалу медленно, словно нехотя вся масса темных воинов подалась назад, потом с ускорением поползла вниз. Коля же не преминул ринуться вперед. Он желал поквитаться с Геллахерной, затерявшейся среди своих убегающих воинов. Где-то впереди истошно вопил сатир. Но в этом вопле уже не было страха. Сжимая в руках клинок, сатир преследовал врагов.


– Враги бегут! – радостно воскликнула Светлана. – Но кто эти воины, что помогли нам? Откуда они взялись?

– Похоже, что это воины Спарты, – пояснила нимфа. – Но откуда они здесь?

– Но смогут ли они переломить ход сражения? – взволнованно спросила Светлана, напряженно всматриваясь вдаль. – Ведь этих воинов так мало. А войско пришельцев почти разгромлено.

Ее беспокойство было обоснованным. Три полка Подлецов ударили в спину меченосцам. Доблестные воины Мудрона отчаянно бились в окружении. Силы их таяли. В то же время конная гвардия Мудрона завязла на левом фланге в схватке с резервами геллахерников.

– Смогут! – уверенно заявила нимфа. – Это спартанцы. Каждый из них бьется за десятерых! Более того, я чувствую, что эти воины пришли сюда издалека и посланы могущественными силами. Они решат исход сражения.

Нимфа оказалась права.


Бэрлок уже предвкушал скорую победу. Находясь на правом фланге своего войска, среди конной Мрази, он с удовлетворением наблюдал с высоты небольшого взгорка, как его Подлецы нанесли удар в тыл пришельцам, а Мерзавцы, приободрившись, надавили на них с фронта. Да и на правом фланге дела шли неплохо. При поддержке резервных Подонков конная Мразь прекратила отступать и стабилизировала фронт. Бэрлок видел, что пришельцы отчаянно сопротивляются, но он видел также, что счет времени до их разгрома пошел на минуты, и злорадно хихикал, потирая ладони.

Все переменилось в один миг. Бэрлок краем правого глаза заметил неладное на Большой Змее, повернул голову и не поверил своим глазам. Темные воины, еще недавно атаковавшие замок, бежали сломя голову вниз, срываясь и падая со скалы. Внизу они бросались врассыпную, кто куда, словно стая кроликов, преследуемая хищной птицей.

– Какого лешего? – пробормотал Бэрлок и вскоре увидел плотную колонну воинов, преследующих по пятам бегущих.

– Откуда? Кто это? – невольно вырвалось у Бэрлока.

А неизвестные воины, не обращая более внимания на разбегающихся в страхе геллахерников, выстроились в плотный клин и ринулись на войско Бэрлока. Темный лорд едва успел развернуть часть Подонков, чтобы оказать достойное сопротивление. Но боя не получилось. Клин, как нож в масло, вошел в Темное воинство на правом фланге и разметал его ряды. Бэрлок видел мелькание острых клинков. За какие-то минуты правый фланг геллахерников перестал существовать, а клин продолжил свое неумолимое движение далее по тылам Темного войска. За ним двинулась конница пришельцев.

– Пора уносить ноги, – пробормотал Бэрлок, увидев в нескольких десятках шагов от себя нехорошие, враждебные взгляды, острые клинки и хмурые, неприветливые лица неприятеля. – Отступаем! – закричал он обреченно. Его уже никто не слышал. И без его команды темные воины во всю прыть разбегалось кто куда.


Коля ломился через заросли. Впереди меж стволами деревьев мелькала спина колдуньи. Мечущиеся по лесу геллахерники испуганно шарахались от него в стороны.

– Стой, ведьма! Догоню! – рычал Коля.

– Помогите! – вопила колдунья, чувствуя спиной мощное дыхание преследователя и понимая, что закаленный в долгих тренировках организм рыцаря лома и топора, подгоняемый праведным гневом, неумолимо приближается.

А Геллахерна ничего не могла противопоставить Коле. Ее волшебный ноготь еще не отрос, а передвигаться на своих двоих она отвыкла. Ноги все более наливались тяжестью, в глазах темнело, а широко раскрытый рот жадно хватал воздух. Да и возраст давал о себе знать. Тысячи лет – это вам не шутка. Но все же она бежала не бесцельно, а надеясь добраться до гнилого болота, где знала тайные кочки, по которым можно будет проскакать и уйти от погони. Только до болота было еще ох как далеко, а рыцарь очень близко, совсем близко, ужасно близко. И колдунья начала вилять, как заяц, убегающий от волка. Взгляд ее метался из стороны в сторону в надежде найти хоть какое-нибудь укрытие, где она могла бы притаиться и переждать. А за спиной уже ясно слышалось хриплое дыхание рыцаря лома и топора.

– Ой, не надо! Ой, не надо! – взвизгивала колдунья, прытко сигая через коренья.

При очередном прыжке она неудачно зацепилась ногой за корягу, споткнулась и плюхнулась в грязную, заросшую тиной и ряской болотистую лужу, коими изобиловали здешние леса. Колдунья хотела было вскочить на ноги и бежать дальше, но сообразила, что это ее шанс укрыться от погони. Чтобы не задохнуться, она осторожно высунула нос из болотистой жижи и затаилась. Ряска сомкнулась над беглянкой.

Коля же пробежал с пару десятков шагов и остановился, потеряв колдунью из виду. Остановился он как раз возле той самой лужи, где укрылась Геллахерна, бестолково озираясь по сторонам и недоуменно пожимая плечами.

– Где эта ведьма? – бормотал он. – Вот тварь!

А «тварь» боялась шелохнуться. Она не видела Колю, но чувствовала его присутствие. Геллахерну начала пробирать дрожь от страха и холода. Колдунья отчетливо понимала, что эта усиливающаяся дрожь может потревожить воду в луже и выдать ее, но ничего не могла с собой поделать. А Коля, находясь в нескольких шагах от колдуньи, продолжал озираться и прислушиваться к тишине. В иное время Коля интуитивно бы почувствовал присутствие. Но усталость от трехдневной битвы дала о себе знать. Ощущения притупились. Вместе с нарастающим чувством усталости таял праведный гнев. Коля отчетливо понял, что ему необходим хороший отдых, и решил – надо возвращаться.

– Тварь, – произнес Коля уже беззлобно и плюнул в лужу.

Плевок попал прямо на нос Геллахерны и затек ей в ноздри. Есть все же в жизни справедливость! Геллахерна получила по заслугам. Более унизительного возмездия она и представить себе не могла. Получить плевок в физиономию! От кого?! От простого смертного! Она невольно заскрипела зубами под водой от злости, зашевелила ноздрями от омерзения и тут же вновь испуганно замерла. Коля же повернул обратно. Он шел размашистым, широким шагом, вдыхая мощной грудью прохладный лесной воздух. Он возвращался.

Геллахерна, еще не веря в свое спасение, посидела в жиже некоторое время, затем слегка приподняла залепленную ряской физиономию над водой, приоткрыла глаз и, убедившись, что опасность миновала, ползком выбралась из лужи. Вся облепленная ряской, она с омерзением вытерла нос гнилым мхом, растущим в изобилии в этих местах, поднялась на ноги и, пошатываясь, побрела куда глаза глядят.

Она брела, бормоча себе под нос проклятия, изредка останавливалась и озиралась по сторонам. Чувство злобы и унижения переполняло ее.

– Я отомщу, – цедила Геллахерна сквозь зубы и в бессильной ярости пинала стволы деревьев.

На ее пути попался пенек. Она не обошла и его своим вниманием.

– Скоты! – злобно оскалила она зубы, что было сил приложила ногой по пеньку и взвыла от боли, схватившись руками за ступню.

Проскакав на одной ноге вокруг пенька, колдунья присела на него, решив отдохнуть немного и успокоиться. Но, едва пристроив на пеньке свой зад, она резко подскочила в испуге. Пенек зашевелился и окутался едким облаком дыма. А когда дым рассеялся, Геллахерна увидела перед собой своего сынка. Он ошарашенно оглядывался по сторонам, а увидев свою мамашу, испуганно взвизгнул, попятился и свалился на задницу.

За всеми этими ужасными для колдуньи событиями она только сейчас вспомнила о своем чаде, превращенном в пенек несколько дней назад. Срок закончился, и Агун вновь обрел свой облик.

– Сынок! – воскликнула Геллахерна. – А я забыла о тебе! Тут такие дела творятся!

– Что с тобой, мамочка?! – в ужасе заорал Агун. – Ты такая страшная!

– На себя посмотри! – нахмурилась Геллахерна. – Дохляк.

– Мама, что случилось? Ты перепилась? Валялась под забором? Тебя изнасиловали?!

– По себе не суди! – взвизгнула Геллахерна. – Беда к нам пришла. Несчастные мы теперь. Ой какие несчастные и неимущие! По миру теперь пойдем с сумой. Побираться будем. А ты работать будешь! На лесоповале! Вагоны будешь разгружать! Бездельник! Лодырь! Пахать будешь день и ночь!

– Мамочка! Ты не пугай меня! Я домой хочу! – заскулил Агун.

– Нет у нас больше дома. Ничего у нас нет.

– Как нет?!

– Так вот! Отребье захватило наш дом. Рыцарь лома и топора глумится над нашей обителью.

– А как же твое могущество? Где твое волшебство?

– Кончилось мое волшебство! – Геллахерна показала сломанный ноготь.

– А Бэрлок? Почему нас не защитил Бэрлок?

– Бэрлок разгромлен войском обнаглевших мудриков и спартанцами. Весь мир восстал против нас.

– И как же теперь? – испуганно спросил Агун. – Куда мы теперь? Я работать не умею.

– Не бойся, сынок, – злобно усмехнулась колдунья. – Пройдет время, мой волшебный ноготь снова отрастет, и я отомщу. А пока нас леший Фрок приютит. Вставай, пойдем. Путь до Фрока пешим ходом неблизкий. Но ничего. Дня за два дойдем. И переждем лихие времена. А потом отомстим. Ох как мы отомстим! Да вставай ты! Задом к земле прирастешь! Пошли!

Агун неохотно поднялся на ноги и побрел вслед за Геллахерной. Колдунья оглянулась.

– А ты бы занялся спортом, – назидательно произнесла она. – Штангой там, гантелями. За год упорных занятий можно хорошо фигуру поправить. Да и сила тебе не помешает.

– Ты меня пугаешь, мама! – воскликнул Агун. – Откуда такие ужасные мысли?

– А сила есть – магии не надо, – усмехнувшись, ответила Колдунья. – Очень сильный этот рыцарь лома и топора. Очень сильный и огромный. Огромный и красивый. Огромный и красивый, – повторила колдунья.


Коля возвращался. Эхо битвы еще гуляло по лесу. Изредка откуда-то издалека ветер доносил до Коли треск ломаемых сучьев и бряцанье оружием. Иногда из чащи прямо на Колю выскакивали геллахерники. Они тут же испуганно шарахались в сторону и снова ныряли в сумрак среди густых ветвей. Коля не обращал на них внимания и вскоре вышел в Парк Развлечений «Веселый Роджер», прямо к Умопомрачительной Карусели. На карусели верхом на деревянной лошадке катался сам король Мудрона, размахивая знаменем с буквами МЧС и что-то возбужденно крича. Коля подошел ближе и не поверил своим глазам: рядом с королем на карусели верхом на деревянном верблюде кружилась сама ее величество королева Мудра. Но откуда она здесь? А королева между тем взвизгивала и хохотала. Вместе с королевской четой на аттракционе развлекались несколько спартанцев и с десяток мудриков. Большинство же победителей было занято чрезвычайно важным делом. Воины деловито собирали трофеи, профессионально вытряхивая из боевых доспехов тела павших врагов.

– Слава Мудраку! – громко закричал король.

– Слава Зевсу! – завопили спартанцы.

– Да здравствует король Ламудрак Четырнадцатый! – радостно подхватили мудрики.

– Слава рыцарю лома и топора! – пронесся над полем битвы истошный вопль.

– Слава! – подхватили сотни глоток.

Колю заметили. А он широко улыбнулся и приветливо помахал рукой. Ламудрак соскочил с карусели и кинулся навстречу Коле. Следом за ним поспешила королева, облаченная, как и король, в воинские доспехи. После этого не одна сотня воинов прервала сбор трофеев и обступила рыцаря лома и топора, радостно приветствуя его.

– О великий рыцарь! – воскликнул король мудриков. – Как же я рад тебя видеть вновь! Все вместе мы победили Геллахерну! Силы зла повержены! Мне уже все рассказал твой копытный соратник. Он поведал мне, как ты держал оборону и кто помогал тебе в этом нелегком ратном деле. Я знаю все. Но больше всего я удивляюсь сам себе! Как же я сам-то дошел до жизни такой и посмел-таки переступить черту дозволенного?!

– Только благодаря мне, – улыбнулась Мудра и протянула ладонь Коле, позволяя ему прикоснуться губами к кончикам пальцев. – Голос свыше поведал мне о том, что мы должны помочь тебе, рыцарь. Я немедленно отправилась вслед за нашим войском и уговорила короля выступить из Ааллога в поход на земли Геллахерны. Мы успели вовремя, не так ли?

– И мы подоспели вовремя! – прозвучал громкий голос. Он принадлежал спартанскому воину, следом за королем и королевой соскочившему с карусели и подошедшему к Коле. – Мы успели вовремя! – повторил воин и ударил себя кулаком в грудь. – Позволь представиться, рыцарь. Я царь спартанцев Леонид! Нас послал к тебе на подмогу сам Аид.

– Леонид? – удивленно спросил Коля. – Тот самый?!

– Тот самый, – кивнул Леонид. – Мы восхищены твоей доблестью, рыцарь. Сдерживать в яростной битве тысячу воинов не под силу ни одному спартанцу! Мы бы наголову разгромили персов при Фермопилах, будь у нас хотя бы один такой воин, как ты. Да и не только персов. Мы бы завоевали весь мир!

– А кому под силу победить в трех состязаниях на Олимпийских играх? Кто еще сможет это сделать? Только доблестный рыцарь лома и топора! – послышался за спиной Коли гордый возглас.

Коля оглянулся и увидел сатира, облаченного в длинную трофейную кольчугу и крепко сжимающего в правой руке острый клинок.

– Я стал воином! – гордо произнес сатир.

– Мы все стали воинами! – послышалось не менее гордое восклицание.

Коля повернул голову и увидел нимфу. Рядом с нимфой стояла «принцесса». Обе дамы держали в руках грозное оружие – рогатки. Над дамами порхал мирцаир.

– Мой рыцарь! – воскликнула Светлана.

– Моя принцесса! – радостно отозвался Коля, широко распахивая руки.

Светлана кинулась вперед и прыгнула на могучую грудь своего рыцаря.

– Да, ради такой стоило идти на край света, – тихо пробормотал Ламудрак. Его услышала королева.

– А ради меня ты бы сделал то же самое, мой король? – спросила она.

– Не сомневайся, дорогая, – серьезно ответил король. – Ради чего еще нам, доблестным рыцарям, жить на этом свете?

– Только ради этого! – воскликнул мирцаир, закладывая стремительный вираж над Колей и Светланой.

– Кто это? – удивленно спросила королева.

– Это доблестный Рыцарь крыла и шпаги, – гордо произнесла Светлана. – Он поразил в глаз саму Геллахерну!

– Да что вы! – восхищенно произнесла королева. – Саму Геллахерну! В глаз!

– Да, в глаз, – подтвердил Коля. – Жаль, что маленького рыцаря не было рядом, когда я преследовал колдунью. Мне очень не хватало его всевидящего ока.

– Я не мог оставить дам без защиты, когда ты пошел в атаку, – сказал мирцаир.

– Все правильно, Пео! Ты все правильно сделал! – согласился Коля и тут же спохватился: – А где Петрысь? Где наш Гениальный Архитектор?

– Он там. – Светлана махнула рукой в сторону замка. – Он сказал, что ему надо выполнить задуманное.

– Разрушить, – произнес Коля и обернулся к обители колдуньи.

В тот же миг задрожала земля, и все увидели, как башни замка одна за другой медленно оседают в облака черной пыли. Послышался нарастающий грохот.

– Вот и все. Нет больше обители зла! – радостно воскликнул Ламудрак. – А где сама колдунья?

– Убежала, – ответил Коля.

– Жаль. Она снова будет творить зло на белом свете, – уверенно произнес Ламудрак. – Опять похитит чью-нибудь принцессу. Это плохо! Очень плохо!

– Это хорошо! – возразила королева. – У каждой принцессы должен быть свой рыцарь. Он обязательно пойдет на край света, чтобы освободить ее. И, возможно, мы снова понадобимся, чтобы помочь ему. А это значит, снова будут приключения. А как же иначе?

– А вот и Педро! – радостно воскликнул сатир.

Все повернули головы в ту сторону, куда он показывал, и увидели приближающегося Петрыся. Гениальный Архитектор бодро вышагивал, гордо подняв голову, а взгляд его был строг и серьезен.

«Снова поумнел», – подумал Коля.

– Ты выполнил задуманное, Педро! – возликовал сатир.

– Как видишь! – Петрысь приблизился и, не оглядываясь, махнул назад рукой.

– Это мой рыцарь! – гордо произнесла нимфа и кинулась Петрысю на шею.

– Рад познакомиться с вами, маэстро! – почтительно произнес Ламудрак.

– Какой великолепный экзотический экземпляр! – восторженно прошептала королева.

– Вот и все, – устало произнес Петрысь, обнимая нимфу, затем вытащил из кармана телогрейки микрофон с синей ручкой и оскалил рот в радостной улыбке.

– Граждане! – начал громогласно вещать он. – Это, как его там! Вот. Здесь было много чего того всего. Башни были тут. Это. И фонтаны там везде. Этнический зверинец тут. Карусель там. Котел вонял. Вот. Много чего видеть можно и невозможно. А все и нету. Вот. Бе-е-е-е.

«Снова сдурел, – подумал Коля. – Надо же, как быстро».

А Петрысь спрятал микрофон в карман и усмехнулся.

– Я пошутил, – сказал он. – Это был последний аккорд. Похоже, я излечился безвозвратно. Мое умопомрачение растаяло вместе с разрушением обители колдуньи. Нет больше замка, нет башни, нет котла зловония. Скоро вы увидите, как здесь было раньше, пока я не построил обитель зла. Сейчас должны рассеяться облака, и лучи солнца заиграют на этой земле.

Гениальный Архитектор не ошибся. Уже через минуту плотная завеса туч, закрывавшая небо, начала таять, и вскоре первые лучи яркого солнца пробились в Темноземелье. Черные тучи таяли и превращались в легкие белые облака. Повеял теплый свежий ветерок. На деревьях зашепталась листва. Из леса послышалось щебетание птиц. Темный мир преображался на глазах.

– А мне здесь нравится, – прошептала королева.

– Мне тоже, – кивнул король.

– И мне, – произнесла нимфа.

– Хороший лес, – согласился сатир.

– Мне тоже здесь нравится, – печально произнес царь спартанцев. – Но нам пора уходить. – Рыцарь, – обратился он к Коле. – Мы забрали Золотое руно. Ему не место на земле. Так повелел Аид.

– Хорошо, – кивнул Коля.

– Прощай, рыцарь. – Леонид учтиво поклонился, махнул рукой своим воинам и вместе с ними направился к лесу.

– Привет Аиду! – крикнул Коля вслед.

– Придет время – сам поприветствуешь! – Леонид раскатисто захохотал, и весь отряд спартанцев растаял на фоне деревьев.

– Нам тоже пора, – произнес Петрысь.

– Куда?! – воскликнула нимфа. – Я теперь тебя никуда не отпущу! Ты будешь теперь только рядом со мной!

– Уважаемый, – обратился к Петрысю Ламудрак. – У меня есть к вам деловое предложение. Появилась мысль. Я хочу построить на этой скале дворец. Своего рода форпост светлых сил. А здесь, где мы сейчас стоим, надо бы построить Парк Развлечений светлых сил. Я хочу сделать вам заказ. Хорошо заплачу. Как вы относитесь к этому предложению?

– Соглашайся! Соглашайся! – Нимфа нетерпеливо ткнула Петрыся кулачком в бок. – Соглашайся! Ты создашь здесь большое озеро для меня, поставишь на берегу маленький домик, и мы будем в нем жить.

– Соглашайся! – радостно застучал копытами сатир. – Я буду жить здесь рядом. Леса здесь хорошие.

– Да, но я давно не проектировал, не строил, – попытался возражать Петрысь.

– Ты Гениальный Архитектор! – возразила нимфа. – Гении не могут разучиться. Соглашайся.

– Хорошо, – кивнул Петрысь. – Признаться, мне нравится эта идея. Я готов вместо обители зла поставить форпост света.

– Я назову его в честь славного рыцаря лома и топора, – решительно проговорил Ламудрак.

– Не надо! Я уже отказывался! – возразил Коля.

– Тогда Педроград! В честь Гениального Архитектора! – не менее решительно произнес король.

– В мою честь уже назван город. Не надо более, – скромно произнес Петрысь.

– Какой город? – удивился Коля.

– Санкт-Петербург, – не моргнув глазом, ответил Петрысь.

– Ну да! – хмыкнул Коля. – А я слышал, что он назван так по имени царя Петра Первого.

– Как знать, как знать, – хитро усмехнулся Петрысь. – Помню, как-то я с царем Петром отмечал день закладки первого камня города на Неве. И после третьей выпитой чарки доброго вина, как сейчас помню, царь мне так и заявил, хлопнув по плечу своей тяжелой ладонью. Мол, намерен назвать город моим именем. Я отказывался. А он все равно, несмотря на мой отказ, сделал по-своему. Царская воля – это вам не шутка. Вот таков истинный ход событий. Но истина зачастую скрыта от людей. Я же предлагаю назвать этот дворец именем прекрасной принцессы, без которой вся эта история не состоялась бы. Я предлагаю назвать этот дворец Светоградом.

– Я согласен! – воскликнул король. – Пусть будет Светоград!

– Я тоже согласна! – добавила королева.

– Как романтично, – прошептала Светлана. – Сказать по правде, мне тоже захотелось остаться здесь и пожить во дворце, названном в мою честь.

– Вам надо вернуться, – возразил Петрысь. – Вы еще не все сделали в своем мире.

– А что мы должны сделать? – спросила Светлана.

– Кое-что, – загадочно ответил Петрысь.

– Да, но как мы вернемся? – спросил Коля. – Ты меня закинул сюда, будучи дураком. Но сейчас вроде поумнел, и похоже, надолго.

– Как? Очень просто. – Петрысь усмехнулся. – Есть один вариант. Там, в магическом круге стоит твой автомобиль. Садишься на него вместе с принцессой, доезжаешь до той самой поляны, откуда начинал на нем свой путь, а затем шаришь в своих карманах.

– Шаришь в карманах? А зачем? – недоуменно спросил Коля.

– Там где-то у тебя должен заваляться мобильный телефон. Найдешь его и нажмешь известный всем номер.

– Какой номер?

– Очень простой, – усмехнулся Петрысь. – Очень простой. Это номер вызова пожарной охраны. Ты его помнишь еще, огнеборец?

– Ноль-один? – тупо спросил Коля.

– Он самый, – кивнул Петрысь.

– И все?

– Да, и все.

– Пошли. – Коля потянул Светлану за руку. Но уже через секунду понял, что так просто не отделается.

– Рыцарь, – вкрадчиво произнесла королева. – Рыцарь, постой. Я так поняла, что где-то здесь поблизости стоит твоя колесница. Я помню, что ты мне обещал. А ты помнишь? Ты обещал меня покатать на колеснице. Обещания выполнять надо.

– Надо так надо, – согласился Коля. – Кто еще желает покататься? Поспешите.


Глава 23 ЛИЦОМ К ЛИЦУ | Рыцарь лома и топора | ЭПИЛОГ