home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

ЛИЦОМ К ЛИЦУ

В серой рассветной дымке длинной колонной геллахерники тянулись к замку. Колдунья вновь взбодрила бойцов своим зельем. По ее прикидкам, еще до полудня путь к воротам будет открыт. Она, как и в прошлый раз, вместе с Бэрлоком забралась на колесо обозрения и с его вершины наблюдала за продвижением войск.

– Сегодня, вне всякого сомнения, мы будем праздновать победу, ваше могущество, – уверенно заявил Бэрлок и, отхлебнув из горлышка бутылки коньяк «Наполеон», добавил крылатую фразу: – Гвардию в огонь!

– Не каркай! – резко оборвала его Геллахерна. – Какой еще огонь?! Хватит мне уже этого огня! И не пей много этой дряни! А то возомнил о себе! Запомни! Мир очень подло устроен. На любого Наполеона найдется свой Кутузов. Не каркай, пока мы не возьмем замок и не восстановим справедливость.

– Ваше правдоподобие! Что я слышу! Вам захотелось справедливости?! С каких пор? – удивленно спросил Бэрлок.

– Ты бы помолчал лучше, – огрызнулась колдунья и потянулась за бутылкой. – Дай сюда. А то что-то ветрено здесь наверху. Замерзла я.

– Ваше высокомерие, я готов поспорить, что мои воины возьмут замок не позднее, чем через два часа, – решительно заявил Бэрлок, протягивая коньяк колдунье.

– Через три, – возразила Геллахерна, отхлебнула коньяку и резко выдохнула. – Дрянной у тебя «Наполеон». Самопал какой-то. Где брал?

– На день рождения целый ящик подарили. Не помню уже кто. Сильно пьян был, – ответил Бэрлок.

– Гадость какая! – Геллахерна икнула. Ее передернуло, и она сблевала с самого верха колеса обозрения, после чего запустила бутылкой в сторону замка.

– Все! Спускаемся! Холодно тут! – хрипло прокаркала она. – Я хочу лично в первых рядах ворваться в свою обитель!


Коля снова стоял во всеоружии на стене. Он держал в руке камень. Рядом с ним скалил зубы Петрысь.

– Я знаю, чо делать, но не помню это, – бормотал он. – Вот это не помню я. Знаю, что где-то там надо что-то вот это и тогда можно это как его. Бух! Но не помню. Ой, я не помню. Но знаю, что можно. И враг побежит. Вот. Но не помню что.

– Замолчи, – процедил сквозь зубы Коля. – Не замолчишь если, так стукну по голове – сразу поумнеешь. Вспоминай! Я знаю, что ты знаешь! Вспоминай! Иначе они к воротам подойдут.

– Вспомнил! – завопил Петрысь. – Из рогатки их! Из рогатки!

– Понятно, – кивнул Коля и, широко размахнувшись, запустил булыжник в сторону приближающихся геллахерников.

Битва началась снова. Загрохотали, посыпались один за другим в провал камни. Яростно завопили нападавшие.

Скатерка выдала пять бутылок самогона. Они были немедленно пущены в дело. На этом огненная контратака закончилась. Провал неумолимо заполнялся камнями. Коля машинально запустил очередной булыжник и оглянулся на главную башню замка. Не пора ли туда переходить? Ворота все равно не удержать.

– Педро! – позвал он Гениального Архитектора.

– Я тут это! – отозвался тот.

– Главную башню сможешь разблокировать от ловушек?

– С часами которая это? Где городская дума там? В любимом городе?

– Когда же ты снова поумнеешь, Педро! – махнул на него рукой Коля и посмотрел вниз, туда, где за стеной притаились «принцесса» и нимфа. Да еще рядом с ними сатир пристроился. Снова оробел. Почувствовал, что враг близок, вот и потерял мужское самообладание, сидит, втянул голову в плечи и закрыл ее ладонями.

«Нельзя их отправлять в башню, – подумал Коля. – На ловушки можно нарваться».

– Тащат! Гы-гы-гы! – захохотал Петрысь, показывая рукой в сторону врага, и Коля увидел, как геллахерники подтаскивают к краю обрыва толстое сучковатое бревно. Изготавливаются.

– Черт! – Коля яростно сплюнул. В его голове волчком крутилась одна и та же мысль – что делать? Коля искал варианты противодействия противнику. За себя, как потомственный спасатель, в минуту опасности он не боялся. Но выручить попавших в беду он всегда считал своим долгом.

Коля, не глядя, швырнул камень. По сдавленному воплю понял, что не промахнулся. Но это не радовало. Пройдет время, и враг подберется к воротам. Треснет засов. Коля, конечно же, будет биться до последнего. Но его геройская гибель не спасет тех, кто надеялся на него.

Он снова швырнул камень. Попал.

А может, все же есть какой-нибудь потайной выход из замка? В древних крепостях всегда были потайные подземные ходы. Но даже если и есть, то как его найти? Идиот Петрысь ничего не помнит. Стреляет себе из рогатки с дурацкой ухмылкой. Ничего от него не добьешься.

Еще один камень полетел в сторону врагов. Небезрезультатно.

Стоп! А как Геллахерна выбралась из замка? Она упала в бурный водный подземный поток, и тот вынес ее куда подальше. Коля видел этот поток, когда обследовал башню. Выбираться через него? Но это же самоубийство! Вода бешеным зверем вырывалась из скалистой тверди и снова уходила под камни. Но Геллахерна-то выжила?! Да, но Петрысь утверждал, что колдунья бессмертна. И все же надо попробовать. Иного пути нет. Оставаться здесь, в замке – это верная погибель. А там есть шанс, пусть один из тысячи. Решено? Решено!

– Нимфа! – заорал Коля. – Под башней течет подземная река! Посмотри, сможем ли мы по ней выбраться?

– Я-то смогу! – отозвалась нимфа. – Мне любая вода нипочем. А вы не сможете.

– А ты посмотри!

– Нет проблем, рыцарь, – пожала плечами нимфа и пошла к башне.

– Быстрее! – поторопил ее Коля и швырнул камень во врагов. А те уже завершали засыпку провала.

«Надо сдержать!» – подумал Коля и начал с удвоенной энергией швырять камни. Геллахерники уже изготовились было тащить бревно через насыпь, но меткие броски Коли поразили троих бойцов и заставили остальных уронить ствол. Падающая сучковатая лесина придавила еще двоих, сорвалась и полетела вниз со скалы с треском и грохотом.

– Нормально! – Коля удовлетворенно потер ладони и оглянулся. – Где эта нимфа?

– Ты что это задумал тут? – спросил Петрысь.

Коля не ответил и отмахнулся.

– В реку бултых? – не отставал Петрысь.

– Рыцарь! – послышался голос нимфы. – Смертный там не проплывет! Уж поверь мне, знающей силу воды.

– Не проплывет, – кивнул Петрысь.

– Ой-ой-ой! – загнусил сатир. – Горе нам! Педро шапку-невидимку напялит и скроется. Нимфа в воду нырнет и смоется. Мирцаира уже не видно. А что нам остается? Горе нам! Нас изнасилуют!

– Я утоплюсь! Я не желаю, чтобы меня изнасиловали! – гордо заявила Светлана.

– Прекратить панические настроения! – прорычал Коля. – Быстро все разбираем мостовую и наваливаем камни к воротам. Немедленно! Пока враги второе бревно тащат! Все за работу!

– У меня сил нет! – заныл сатир.

Коля спустился с лестницы и дал ему пинка. Сатир подскочил козлом и резво бросился собирать камни.

– А ты чего там топчешься?! – крикнул Коля, снова забрался на стену, схватил Петрыся за шиворот и поволок вниз. В минуту крайней опасности Коля действовал решительно.

Вскоре за воротами закипела дружная работа. Само собой, львиную долю камней подтаскивал Коля, но и остальные осажденные вносили свой вклад в общее дело каждый в меру своих возможностей. Особенно старался сатир. Возможно, перспектива изнасилования его напугала, хотя, скорее всего, пинок Коли придал ему энергии. Уже через десяток минут ворота были завалены внушительной кучей камней, и эта куча росла. Коля удовлетворенно окинул взглядом содеянное, забрался на стену и оценил обстановку. Пока перед воротами царило временное затишье. Враги заполнили провал и, укрывшись щитами, выжидали, пока снизу не подтащат второе бревно.

На что надеялся Коля? А ни на что! Он просто бился и не падал духом. Нет, он не надеялся на чудо, на божью помощь тоже не рассчитывал. Просто через кровь его предков, пожарных-спасателей, ему передалось одно свойство: всегда идти вперед, невзирая на обстоятельства.

Коля поправил на плече семейную реликвию. Сейчас начнется атака на ворота. Ряды противника зашевелились и раздвинулись. Коля увидел бревно. Оно было больше прежнего. Его как муравьи облепили со всех сторон десятки геллахерников. Они медленно проволокли бревно через навал камней, вытянули его на ровную площадку перед воротами, приподняли за обрубки веток и начали раскачивать. Коля запустил камень. Попал. Враг свалился. Но его тут же заменил выскочивший из-за стены щитов новый воин.

Бревно соприкоснулось с воротами. Послышался удар и треск. Снизу раздался испуганный вопль сатира.

– Вот! – послышался за спиной возглас.

Коля оглянулся. Петрысь протягивал ему две бутылки самогона. Пока Коля делал из них зажигательные бомбы, враг успел нанести еще три удара по воротам. Пламя горящего самогона на некоторое время заставило противника приостановить атаку, превратив троих нападавших в огненные факелы. Но уже вскоре атаки возобновились. Удар! Еще удар! Послышался раздирающий уши треск. Это засов приказал долго жить. Теперь только куча камней сдерживала створы ворот. Коля понял, что здесь, на стене больше делать нечего, выхватил лом из чехла, ринулся вниз и встал перед воротами.

Удар! Посыпались камни, и створы подались назад. Меж ними открылся узкий просвет. Коля прикинул мысленно, что еще с десяток таких ударов – и створы разойдутся на расстояние, позволяющее противнику протиснуться внутрь. Он приготовил лом, чтобы встретить его достойно.

Странно. Коля ожидал следующего удара. Но его не последовало. За воротами по-прежнему слышались яростные вопли врага, но атаки прекратились. Что там происходит? Враг между тем продолжал яростно вопить, но в этой ярости прорывались ноты некоторого смятения и даже удивления. Там, за стеной, явно что-то происходило. Но что?

Коля взбежал на стену и выглянул из-за зубца стены. Он увидел лежащее перед воротами бревно. Бросившие его геллахерники, как и вся масса воинов, скопившаяся на длинном подъеме к замку, повернулись спиной к воротам. Похоже, их что-то отвлекло от штурма. Далеко внизу вся основная колонна темной армии, не уместившаяся на подъеме и ожидавшая своей очереди на пути к воротам, беспокойно бурлила и расползалась в стороны. Было ясно, что противник чем-то обеспокоен. Но чем?

И тут Коля увидел войска. Они выходили из леса в Парк Развлечений со стороны Большой дороги. Выходили прямо на Площадь Всевластия в тылу у Темной армии. Кто такие? Резерв Темников? Коля прищурил глаза, напряженно всматриваясь вдаль.

Нет. Непохоже на резерв, судя по беспокойству Темной армии. Ее воины суетливо перегруппировывались в длинные многорядные шеренги. По всему видно, готовились к бою. Вышедшие из леса тоже перестраивались. Да кто же они такие? Откуда? И тут Коля увидел над шеренгами вышедшей из леса армии белое знамя и надпись на нем. Острое зрение Коли различило буквы.

– МЧС, – удивленно выдохнул Коля. – Да это же… это же войско мудриков! Но как же они решились?!

Коля видел, что армия мудриков чуть ли не в два раза меньше войска геллахерников. Но отступать она не собиралась. Более того, построившись в боевые порядки, она первая решительно двинулась вперед.


Геллахерна лично руководила атакой на ворота замка, когда почувствовала неладное. Оглянувшись, колдунья первой заметила с высоты Длинной Змеи неизвестное войско, выходящее из леса. Удивлению ее и негодованию не было предела. Как такое возможно?! Она отказывалась верить своим глазам. За всю историю Темноземелья ни одна иноземная армия не только не осмеливалась входить в пределы ее края, но даже помыслить о таком не могла.

«Может, по ошибке забрели? – Это было первое, что подумала колдунья. – Заблудились?»

Нет. Не по ошибке. Заблудившиеся не станут строиться для боя, да еще так решительно, как эта армия.

«Кто такие? Почему не знаю? Кто так обнаглел, что посмел бросить вызов непобедимой Темной Силе?» – лихорадочно закрутились мысли в голове Геллахерны.

Она видела, как ее войска, оставшиеся внизу, тоже изготавливаются к бою под командованием Бэрлока. Они растянули фронт и построились в две линии. С удовлетворением колдунья отметила, что армия пришельцев не столь большая, как войско геллахерников, и, скорее всего, будет опрокинута первым же ударом. Не понадобится даже вводить в бой силы, толпящиеся на Длинной Змее.

«Это хорошо, – подумала Геллахерна. – Можно будет продолжить атаку на ворота. Зачем время терять?»

– Что встали?! Остолопы! – громко крикнула она застывшим в оцепенении воинам. – Там и без вас справятся. Вперед! На замок!

В распоряжении колдуньи на Длинной Змее осталось около тысячи воинов. Но этого количества было более чем достаточно, чтобы нанести последние удары по воротам и ворваться в свою обитель. Геллахерна отчетливо понимала, что счет времени пошел на минуты и уже скоро она схватит победу за хвост. Вместе со своими воинами колдунья пошла на последний приступ. Когда вновь подхваченное бревно с глухим стуком врезалось в створы ворот, она услышала далеко за своей спиной яростный рев, треск ломаемых копий и звон клинков.


Коля за короткое время оценил обстановку и понял, что мудрики настроены решительно. Но не менее решительно настроены были и геллахерники, подогретые Дурьмом. К тому же их было значительно больше. Они растянули фронт, чтобы своими флангами стиснуть армию наглых пришельцев, окружить и уничтожить. Коля не стал ждать и как истинный спасатель решил идти на помощь. Поначалу он понадеялся, что темные воины бросят все свои силы на незваных гостей, но понял, что ошибся, когда увидел, что часть их войска на Длинной Змее снова ринулась на ворота замка.

– Что там? Что там такое? – наперебой начали спрашивать нимфа и Светлана, заметив, как напряженно Коля всматривается с высоты стены вдаль.

– Что там? – как всегда со страхом в голосе, спросил сатир.

Коля не ответил. Он ринулся вниз по лестнице к воротам.

– Войско королевства Мудрон пришло нам на помощь. Оно вторглось в Темноземелье и сошлось в битве с геллахерниками! – торжественно возгласил с высоты небес мирцаир.

– На помощь? Войско?! – восторженно воскликнула Светлана. – А отсюда видно?

– Как на ладони! – прокричал мирцаир. – Они уже сошлись!

– Как здорово! Я никогда не видела настоящей битвы! Только в кино! – захлопала в ладоши «принцесса». – Я хочу посмотреть!

– И я! – радостно завизжала нимфа.

– Я тоже! – закивал козлиной бородой сатир, и вся троица полезла на стену.

– Назад! – зарычал Коля. – Там опасно! Геллахерна снова повела войска на приступ!

Он уже стоял возле ворот, приготовившись встретить врага во всеоружии, и не мог остановить любопытствующих. А Светлана только отмахнулась в ответ на гневный возглас Коли, забралась на стену, и глаза ее невольно расширились от восторга.

– Ой, как круто! Как мощно! – прошептала она.

– Жутко! – произнесла нимфа.

– Страшно! – пробормотал сатир.

– Город Мудрон – это самый лучший город! – важно заявил Петрысь.

– Слазьте оттуда! – прокричал Коля и начал разбирать завал перед воротами, чтобы самому контратаковать врага.

Это может показаться безрассудным – один против тысячи. Но Коля на самом деле был далеко не безрассуден. Он здраво оценил обстановку. Дело в том, что насыпь, возведенная геллахерниками через провал, была настолько узка, что могла уместить в ряд не более четырех человек. А что такое четыре человека для Коли? Да ничего! Коля рассчитывал внезапным ударом оттеснить врагов от ворот на эту насыпь, жестким напором деморализовать их и повернуть вспять. Это было, конечно, рискованно. Но Коля не собирался ждать. Характер у него был такой. Кроме того, окинув взглядом колонну войск на Длинной Змее, он убедился, что среди них нет лучников. Все стрелки остались внизу. Значит, враг не сможет поразить Колю на расстоянии стрелами, а вынужден будет сойтись с ним в тесной рукопашной схватке, причем не более чем по четыре бойца одновременно. Но против лома нет приема. На это и рассчитывал Коля.

Враги уже успели снова нанести три удара в створы ворот, когда он начал разбирать завал из камней, чтобы самому выскочить наружу. Это увидел сатир и с ужасом понял, что Коля собирается контратаковать. Но это же полное безрассудство!

– Что ты делаешь! – завопил он. – Надо переждать! Ты не сможешь сдержать врага! Он ворвется в замок! И тогда…

Коля, не обращая внимания на завывания сатира, продолжал свою работу. Он знал, что делает.

Сатир, вытаращив глаза, посмотрел на тысячную колонну геллахерников, толпящуюся перед воротами. В его воспаленном страхом воображении возникали картины одна страшнее другой. Он представил, как враг врывается в замок, и закрыл глаза.

– Нет, это дурной сон, – пролепетал сатир. – Я не хочу! Я не могу! Я не выдержу больше!

– Чем здесь воняет? – брезгливо наморщила нос нимфа.

– Гы-гы-гы. – Петрысь показал пальцем на сатира.

– Ты что, обгадился? – Нимфа отшатнулась от обладателя копыт и рогов.

– Обгадился он это, – закивал Петрысь.

– Гадость какая! Позор! Совсем уже голову потерял от страха! Иди отсюда! – гневно крикнула нимфа, топнула ногой и плюнула в сатира.

– Я не хочу! Не надо! Стой! – в ужасе завопил тот и ринулся вниз по лестнице, намереваясь остановить Колю. На середине пути он споткнулся, лягнул копытами в воздухе и полетел вниз, крепко приложившись головой о камни.

– Он убился! – испуганно вскрикнула Светлана.

– Ничего с ним не будет, – отмахнулась нимфа. – Лоб крепче, чем у барана. Полежит, отдохнет, успокоится. А мы посмотрим, что происходит на поле битвы. Такое редко увидишь. Смотри, как жестко сошлись! По-моему, эти пришельцы начали разрывать центр врага. Они давят!

– У геллахерников еще не задействована вторая линия войск! – возразила Светлана. – По-моему, зря пришельцы так давят по центру. У них ослаблены фланги. Существует угроза окружения.

– Странно. – Нимфа уважительно посмотрела на Светлану. – Ты рассуждаешь, будто зрелый полководец. Откуда такие мысли?

– Я играла на компьютере в стратегические игры! – гордо заявила Светлана. – Начинала с «Крестоносцев», потом освоила «Казаков», ну, и так далее по мере совершенствования игр. Сражалась по сети и часто выигрывала! Знаю, что к чему! Готова спорить, что, если пришельцы не сменят прямолинейную тактику боя, они попадут в окружение, и тогда только мой рыцарь сможет им помочь!

– Пожалуй, ты права, – кивнула нимфа. – Геллахерники разделили вторую линию и сосредоточили силы на флангах. Теперь вся надежда на неожиданный удар с тыла. Ты слышишь шум внизу? По-моему, распахнулись ворота замка и твой рыцарь сошелся лицом к лицу с врагом.

Нимфа не ошиблась.


Три тысячи меченосцев, поставленные в центре войска мудриков, сошлись в битве с полками Мерзавцев и начали их теснить. Мерзавцы обстреливали меченосцев струями едкой навозной жижи, но зачастую безрезультатно. Забрала меченосцев служили хорошей защитой от прямого попадания ядовитой жидкости в рот и глаза, и потому Мерзавцы вынуждены были применить боевые палицы и топоры. Но, как все мерзавцы, они слабо владели этим видом оружия и потому отступали под яростным напором меченосцев.

На флангах же легкая пехота мудриков сошлась с Подонками. Здесь силы оказались равными, и линия битвы затопталась на месте. Тем временем лорд Бэрлок разделил вторую линию своей армии и переместил три тысячи воинов ударного корпуса под названием «Подлый Удар» на левый фланг, изготовившись зайти в тыл пришельцам. Одновременно с этим он переместил конницу Мрази на правое крыло войск и терпеливо выжидал, когда армия пришельцев окончательно завязнет в битве и станет беспомощной перед ударами с флангов и тыла.

Предположения Светланы оправдались. Геллахерники готовили окружение. С вершины стены она вместе с нимфой и Петрысем пристально следила за битвой, но вскоре ее внимание привлекло иное действо. Рыцарь лома и топора вырвался за ворота. Эффект неожиданности сыграл свою роль. Нападавшие не ожидали такой наглости со стороны обороняющихся и тем более подобного звериного напора с их стороны. К тому же ни один из них еще никогда не сталкивался лицом к лицу с воином столь огромных габаритов и ни разу не испытал на себе действие его страшного оружия.

Как только распахнулись створы ворот под ударом тарана, Коля несколькими взмахами лома успокоил на месте воинов, несущих бревно, после чего схлестнулся с теми, кто шел следом, и мгновенно потеснил их с ровной площадки за воротами на узкую насыпь. Первый этап плана удался на славу, но не более того. Напугать и заставить отступить противника не получилось. Нападавшие все еще находились под воздействием Дурьма. Чувство страха у них притупилось. Под ударами лома и топора темные воины один за другим срывались и катились вниз по камням, но на их место вставали новые. Прикрываясь щитами и выставив вперед клинки, они напирали на Колю. Никто не хотел уступать.

– Рогатку! Дай мне рогатку! – решительно воскликнула Светлана в искреннем и непреодолимом желании помочь своему рыцарю.

– И мне! – голосом, не терпящим возражений, произнесла нимфа.

Петрысь кивнул и сунул руку за телогрейку.


Сатир поднимался в небо. С удивлением он смотрел как бы со стороны на себя самого, лежащего неподвижно возле стены замка, после чего его взор переключился на Колю Калина, стойко отражающего атаки врагов на подходе к воротам. Сатир понял, что доблестный рыцарь все же осуществил свои рискованные намерения и в одиночестве контратаковал многочисленного противника. Также он успел заметить, как со стены ведут стрельбу из рогаток по врагам Петрысь, Светлана и нимфа. А еще сатир увидел сверху панораму битвы, где в яростной схватке сошлись Темные Силы и неведомые для него войска.

Постоянно преследовавший его страх куда-то улетучился. Осталось лишь бесконечное удивление.

– Что это? Куда? Зачем? – спрашивал себя сатир, поднимаясь все выше и выше.

А земля внизу, медленно заволакиваясь туманной дымкой, все отдалялась и вот уже совсем скрылась из глаз. Вокруг ничего не осталось, кроме серого густеющего тумана. Сам сатир тоже начал как бы растворяться в нем. Он перестал ощущать руки, копыта и тело. Вокруг стемнело. Оставалось только чувство стремительного полета. Но вскоре и полет прекратился, началось медленное погружение в темноту. Потом что-то подхватило его под руки и поволокло куда-то сквозь редкие вспышки холодного света. Сатир вновь ощутил в себе нарастающий страх. Попробовал вырваться, но безрезультатно.

– Не дергайся, скотина, – послышался хриплый, утробный голос, и сатир почувствовал, как у него от ужаса зашевелились волосы во всех местах. Он понял, что с ним произошло и куда его тащат.

– Я не хочу! – завыл он.

– Замолчи, – приказал все тот же голос. – Иначе рот зашьем.

– Отпустите меня! – продолжал выть сатир. – Я больше не буду!

Он еще хотел добавить, что попал сюда по ошибке, но изо рта вырвался лишь слабый хрип. Движение вперед меж тем прекратилось. Сатир увидел перед собой призрачный свет, а в нем огромный шевелящийся сгусток темноты.

– Кто такой?! – послышался громоподобный возглас. – Как сюда попал?!

– Тварь лесная, – прозвучало в ответ. – Пересчитал головой ступени с нашей помощью. Мы не могли стерпеть того, что он вытворял, и столкнули его с лестницы! Совсем уже обнаглел, скотина!

– Что он сотворил?! – вновь прогремел голос.

– Ты не поверишь, господин! Он обгадил Золотое руно!

– Как?! – В громоподобном возгласе звучало неподдельное удивление.

– Он обернул драгоценной шкурой, ради которой сражались и умирали герои, свою грязную задницу, после чего неоднократно испускал на нее свое зловоние. Но этого мало! Он ее загадил!

– Какое кощунство! – Темнота заколебалась и хлынула навстречу сатиру. – Как ты посмел?! Ничтожество! Что ты можешь сказать в свое оправдание?! Но как к тебе попал столь драгоценный предмет?! Ты его украл? Говори!

Сатир почувствовал, что его отпустило. К нему вновь вернулся дар речи, и он понял, что, кроме него самого, здесь ему никто не поможет. Он попал в Тартар, а перед ним не кто иной, как сам Аид – бог царства мертвых.

– О великий повелитель теней, – произнес сатир дрожащим голосом. – Я бесконечно виноват. Но я не виноват. Да, я не виноват! Я не крал. Золотое руно мне отдал тот, кто по закону обладает им. Это великий рыцарь лома и топора, трижды выигравший состязания в Олимпии и по праву забравший столь драгоценное сокровище из рук недостойных. Я не крал руно. Признаю, что нашел ему не самое лучшее применение, но не мог же я предстать перед прекрасными дамами в голом виде.

– Что он несет? – нетерпеливо спросила темнота. – Какие дамы? Какой рыцарь лома и топора?

– Это правда, мой повелитель, – ответил один из державших сатира под руки. – Могучий рыцарь лома и топора выиграл Золотое руно в Олимпии, а теперь он ведет неравный бой с силами известной тебе Геллахерны на узком подходе к замку. Один против тысячи.

– Геллахерны?! – прогремел голос. – Что же вы до сих пор молчали! Геллахерна! Я бы очень хотел видеть эту мерзавку здесь! Но, к сожалению, она бессмертна. И этот рыцарь ведет бой с ее силами?!

– Да, о великий! – закивал сатир. – Но ему помогают Гениальный Архитектор Петрысь, принцесса Светлана, нимфа Дафна и я. Помогал я, а сейчас уже нет. Верни меня обратно, о великий! Он без меня не сможет сдержать врага. Я ему очень хорошо помогал!

– Так помогал, что обгадил Золотое руно! – Темнота заколыхалась, послышался раскатистый хохот.

– Там очень страшно! – воскликнул сатир. – Геллахерна очень страшная! И места там страшные! У меня скрутило живот. Я не смог удержаться, ну, и сам понимаешь… с кем не бывает?!

– Мерзость какая! Все, замолчи! – прервал восклицания сатира Аид. – Убирайся отсюда, вонючка! Я не хочу тебя видеть здесь. Не пришло еще твое время. Говоришь, что рыцарь на узком проходе оборону держит?!

– Да, на узком. Один против тысячи, – закивал сатир.

– Все, иди. Отпустите его! – приказал Аид.

Сатир почувствовал резкую боль в голове, холодный камень под спиной, услышал яростный звук битвы, ворвавшийся в уши, и открыл глаза.

– Привидится же, – пробормотал он, приподнявшись, приложил ладонь к голове, нащупал огромную шишку на затылке и понял, что легко отделался.


Глава 22 БИТВА | Рыцарь лома и топора | Глава 24 ТРИСТА