home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

ПЛЕВОК ДРАКОНА

В отличие от колдуньи Геллахерны, зачастую переоценивающей свои силы, лорд Бэрлок всегда относился к реальности объективно. Он придерживался известного принципа, гласящего, что лучше перебдеть, чем недобдеть, и эта жизненная позиция никогда не подводила его. Когда Бэрлоку пришло известие, что некий огромный мужлан с Большой дороги раскидал одной левой его лучших тайных агентов, он интуитивно почувствовал жизненно важным задним органом своего тела надвигающуюся опасность. Без ведома и приказа колдуньи Бэрлок немедленно двинул всю Темную армию к ее замку.

Темная армия насчитывала в своих рядах более десяти тысяч воинов. Ядро армии составлял ударный гвардейский корпус численностью в три тысячи тяжеловооруженных бойцов под названием «Подлый Удар». Рыцари этого корпуса владели особой секретной техникой ведения боя и обычно нападали на своих противников со спины. Сами себя они гордо называли Подлецами. Не менее серьезную силу в Темной армии составляли три полка Мерзавцев, каждый в тысячу воинов. Эти были вооружены полегче, но имели в наличии жидкостные пистолеты, стреляющие на расстояние в несколько метров едкой перебродившей навозной жижей. При попадании жижи в лицо противнику тот мгновенно выходил из строя из-за мучительной рези в глазах и носу.

У лорда Бэрлока было и личное подразделение конной охраны под названием «Мразь», численностью в пятьсот всадников. Остальную часть армии составляли Подонки, вооруженные разносортным оружием.

Авангард войска перевалил через холмистую гряду и начал втягиваться в Парк Развлечений. Бэрлок восседал на вороном коне во главе колонны «Мрази». Его опасения были не напрасны. Длинные темные шлейфы дымов чертили небо. Навстречу войску выскочили несколько перепуганных бойцов из подразделения «Крепкий Дуб» и поведали Бэрлоку о страшном красном звере и чудовищах, выскочивших из него. Опасения Бэрлока подтвердились. В замке Геллахерны явно творилось неладное. На связь колдунья не выходила.


– По замку без меня не ходить! Кругом ловушки! – предупредил Петрысь после того, как ворота закрыли на крепкий засов.

– Они проломят ворота! – заныл сатир. – Куда бы убежать?!

– Некуда, – сказал, как отрезал, Петрысь. – За стенами замка отвесные скалы. Но мы отразим атаку врага!

– Как мы отразим? – снова заныл сатир.

– Я тебе сейчас рот заткну! – рявкнул на него Коля. – Паникер.

– Они приближаются! – послышался сверху голос мирцаира. – Уже пошли на подъем!

– Рыцарь! – Петрысь поманил Колю рукой. – Пошли на стену!

– Пошли! – согласился Коля и полез за Петрысем по крутым каменным ступеням. Взобравшись наверх, он увидел длинную черную колонну, змеей заползающую по подъему к замку.

– Что там?! – поинтересовалась Светлана. – Я тоже хочу посмотреть.

– Всем сидеть внизу! – приказал Коля. – И не шевелиться!

– Рыцарь! Поди сюда! – Петрысь снова поманил Колю рукой, на этот раз призывая его пройти в башню над воротами.

– Что это? – спросил Коля, увидев внутри башни толстую трубу, похожую на канализационную. Труба выходила из перекрытия башни над головой Коли, а затем, изогнувшись, под прямым углом углублялась в стену как раз в том месте, где снаружи над воротами скалила пасть каменная голова дракона с рубиновыми глазами.

– Оружие, – ухмыльнулся Петрысь. – Смотри. Вот по этой штуке надо будет хорошо ломом ударить, когда я скажу. Понял?

– Это заслонка, похоже? – спросил Коля. – Заржавела.

– Она самая, – кивнул Петрысь.

– А там что? – Коля ткнул пальцем наверх.

– Увидишь.

– И все же?

– Я же сказал, что это оружие. Все. Пошли на стену.

Они уже близко.

Коля вышел следом за Петрысем из башни и увидел, что передние ряды колонны приблизились к воротам уже менее чем на сотню метров. Во главе колонны на вороном коне двигался рыцарь в черных доспехах. Петрысь вытащил рогатку, вложил камень и выстрелил, не целясь. Судя по далекому возмущенному возгласу, Коля понял, что меткий глаз и верная рука Архитектора не подвели его. Колонна резко остановилась. Спустя несколько секунд от нее отделился всадник и, нерешительно посылая лошадь вперед, приблизился к воротам на расстояние полусотни метров. В поднятой правой руке он держал белую тряпку. Лошадь его беспокойно пританцовывала на месте. Похоже, что седок не решался продвинуться далее.

«Переговорщик», – решил Коля.

– Эй, вы там, в замке! – надсадно завопил переговорщик. – Где наша госпожа?

– А нету! – прокричал в ответ Петрысь.

– Откройте ворота!

– Зачем?

– Затем! Откройте, и мы сохраним вам жизни!

Петрысь оглянулся на Колю.

– Как ты думаешь, я ему в глаз попаду? – спросил он, показывая рогатку.

– Ну, не знаю, – пожал плечами Коля. – По-моему, это жестоко – в глаз человеку.

– Тогда в лоб. Чтобы шишка была.

– Эй, вы там! – крикнул переговорщик. – Что молчите?!

– Не шевелись!

Петрысь натянул рогатку.

– Чего?! – не понял переговорщик.

– Держи!

– Ой, мама! – пронзительно вскрикнул переговорщик, хватаясь за лоб и отпуская поводья.

Конь испуганно вздыбился, сбрасывая с себя седока, и, лягнув копытами, бросился прочь от ворот. Следом за ним на четвереньках со скоростью не меньшей ринулся переговорщик.

– Попал, – удовлетворенно хмыкнул Петрысь. – Смотри ты, бревно тащат.

Коля понял, что переговоры закончились. Колонна всадников отодвинулась в сторону, пропуская вперед пехотинцев, несущих тяжелое бревно.

– Сейчас долбить ворота будут, – хихикнул Петрысь.

– Будут, – кивнул Коля. – Растравил ты их своей рогаткой.

– И еще буду травить!

Петрысь снова прицелился и выстрелил.

– Черт! Падай! – крикнул он и рванул Колю вниз за зубцы стены.

Вовремя. На замок залпом обрушились сотни стрел.

– Сидеть тихо! – крикнул Коля вниз осажденным.

Но они все и без того тесно прижались к стене, понимая, что только под ее защитой будут в безопасности. В этот момент послышался глухой удар. Враг начал долбить ворота. Коля выглянул из-за зубца стены. Несколько десятков пехотинцев в черных доспехах, раскачивая тяжелое бревно, размеренно направляли его удары на створы ворот. Не менее двух сотен бойцов, прикрывшись щитами, ожидали неподалеку, когда ворота не выдержат и можно будет ринуться вперед.

– Ну и что? – спросил Коля Петрыся.

– Ворота крепкие. Выдержат. Лично качество изготовления контролировал, – самодовольно произнес Петрысь. – Гномы ковали. Подождем.

– А засов? – спросил Коля, услышав треск дерева.

Петрысь настороженно прищурил глаза.

– Чертовы гоблины! – процедил он сквозь зубы. – Похоже, вместо дуба осину подсунули. Жулье! Подонки!

– Подонки, – согласился Коля, слыша уже явный треск и понимая: еще несколько ударов – и враг ворвется за ворота.

– Иди, ударь по заслонке, – приказал Петрысь.

– А что будет?

– Увидишь. Ты только покрепче садани.

– Да нет проблем!

Коля ползком пробрался в башню, крепко встал на ноги, вытащил лом из чехла и что было сил ударил по заслонке. Металл заржавел за сотни лет. Может быть, кто другой и не смог бы сбить заслонку, но только не Коля и не его лом. Коля все сделал как надо. В тот же миг в трубе что-то глухо загудело и раздался звук смывного бачка гигантского унитаза. Снаружи послышался шум, а затем дикие вопли и раскатистый хохот Петрыся.

Что там такое? Коля выбрался обратно на стену. Первым, что он увидел, была гигантская струя грязно-бурой жидкости, бьющая из пасти дракона. Струя эта накрыла вражеское войско более чем на сотню метров. Но этого мало. Среди мечущихся вражеских воинов Коля увидел скачущих свиней. Они пронзительно визжали, разбегаясь кто куда. Свиней становилось все больше. Откуда? И тут Коля начал замечать, что это вражеские воины превращаются в свиней.

– Кошмар, – прошептал он.

Уже на сотню метров перед воротами замка не осталось людей. Одни мечущиеся свиньи. А бурая жижа продолжала хлестать из пасти дракона. Коля учуял носом запах жижи и вынужден был надеть противогаз, Петрысь же от смеха катался по верху стены, схватившись за живот. Жижа потекла вниз, свиньи основной своей массой ринулись на передние ряды нападавших, оставшихся в человеческом облике. Те испуганно подались назад, сминая стоящих за спиной. Вскоре все вражеское войско обратилось в бегство.

Темнело.

– Чем так воняет? – закричала снизу нимфа. – Кто так обгадился?

– Я сейчас задохнусь! – простонал сатир.

Светлана ничего не могла сказать, потому что зажимала нос и рот ладонью, а мирцаир попросту отлетел подальше к потокам свежего воздуха.

– Придется потерпеть, господа! – радостно воскликнул Петрысь. – Секретное оружие Геллахерны под названием «Плевок Дракона» поразило врагов, и они теперь, хрюкая, бегут без оглядки.

– Что это за дрянь? – спросил Петрыся Коля.

– О, это еще та дрянь, – загадочно произнес Петрысь. – В свое время, когда я строил замок, колдунья попросила меня самолично соорудить всю эту систему. Я, признаться, поначалу сам не понимал, для чего она нужна, пытался угадать, что и для чего да как все сделать, а сегодня впервые все проверил и окончательно убедился, что был прав. Я чрезвычайно сообразителен, более того, я один из тех, кто обладает секретными знаниями. Господа! – крикнул Петрысь, широко раскинув руки. – Позвольте вам объяснить действие секретного оружия. Видите ту самую высокую башню? На этой башне расположен зловонный котел колдуньи. Пар уже не идет из него. Котел остывает, потому что погас огонь, который поддерживался Геллахерной. Но не в этом суть. Дело в том, что по истечении определенного времени, насколько мне известно, зелье котла теряло свою силу и не могло подавать полноценный зловонный пар, способный творить зло в мире. Необходимо было заваривать новую качественную суспензию. А прежнее содержимое котла сливалось в специальную воронку и по трубе через акведук переправлялось в большую емкость, спрятанную в башне над воротами. Видите акведук?

Петрысь показал рукой на высокое арочное сооружение, соединяющее две башни замка.

– Так называемые отходы производства зелья поступали в емкость над воротами, – вдохновенно продолжал Петрысь. – Сами понимаете, что за долгие годы этой гадости накопилось там более чем достаточно. Отработанное зелье обладало страшной силой. Испарения его потеряли былую мощь, но сама жидкость при попадании на кожу человека превращает его в свинью. Причем мгновенно. В чем вы можете убедиться, поднявшись на стену. Прошу! Вон они, свиньи! Разбегаются кто куда!

– Нет уж! Нет уж! – замахала руками нимфа. – Там сильно воняет.

– Что я, свиней не видела? – пожала плечами Светлана.

– А я хочу взглянуть! – злорадно захихикал сатир, забрался на стену и стал смотреть вниз на десяток свиней, метавшихся перед воротами. Остальные животные успели сбежать вместе с войском лорда Бэрлока.

Сатир дробно затопал копытами и расхохотался.

– Они убегают. Пошли к вездеходу! – Коля решительно шагнул на ступени лестницы, намереваясь сбежать вниз и открыть ворота.

– Подожди! – остановил его Петрысь. – Рано еще. Хочешь в свинью превратиться? Пусть зелье просохнет. Да и надо убедиться, что войска ушли. Они могут спрятаться в лесу, и мы нарвемся на засаду.

– Я их ломом раскидаю! – самоуверенно заявил Коля.

– Не спеши. Не надо рисковать!

– Я тоже боюсь, – произнес сатир. – Надо подождать.

– Пео! – Петрысь подозвал мирцаира. – Проследи за войском.

– Нет проблем! – отозвался тот и пулей метнулся вслед отступающим войскам лорда Бэрлока.


Геллахерна, шатаясь и цепляясь за стволы деревьев, брела наугад через лес. Она чувствовала в себе чужой яд. Левый глаз заплыл. При падении она сломала свой волшебный ноготь и потеряла колдовскую мощь. Мокрый костюм супермена не согревал. Холодно. Сыро. Гадко.

Колдунья скрипела зубами от бессильной ярости.

– Что за дрянь меня укусила? Вот тварь! Какая же я беспечная! Получить удар от маленькой ничтожной твари! Вот уж точно не знаешь, где сила. Тысячу лет живи – тысячу лет учись. Маленькая гнусная тварь, а как кусается! Куда я иду? Где я? Места незнакомые. Куда меня занесло?

Колдунья при падении в воду потеряла метлу. Всегда передвигаясь с комфортом по воздуху, она отвыкла ходить пешком на большие расстояния. Геллахерна устала. Но после того как она сжевала несколько мухоморов и горсть волчьих ягод, сил немного прибавилось.

– Ничего, ничего, – злобно бормотала она. – Отлежусь, сил наберусь, ноготь отрастет, и я покажу еще, на что способна. Вы еще узнаете, кто такая Геллахерна! Волки позорные!

Так она брела по лесу, ругаясь, запинаясь о корни, срывая ногтями седой лишайник со стволов деревьев, пока не услышала впереди нарастающий шум.

– Что там такое?

Колдунья спряталась на всякий случай за толстый ствол дерева и настороженно прислушалась. Из глубины леса слышался уже явно треск ветвей, будто стадо ломилось. Колдунья хотела было залезть на дерево, подумав, что через чащу ломятся какие-нибудь ужасные пришельцы из других земель, но, к своему удовольствию, увидела знакомые силуэты всадников своей армии. Всадники двигались через лес колонной, возглавляемой лордом Бэрлоком. Колдунья выскочила из-за дерева прямо перед его лошадью. Та испуганно вздыбилась, едва не сбросив седока.

– Ты что это, грязная кикимора, под лошадь кидаешься! – гневно завопил Бэрлок. – Жить надоело? Ты кто?!

– Лошадь в пальто! – завизжала от ярости Геллахерна. Она не привыкла к такому обращению. – Где тебя носит, бездельник? Меня здесь чуть не убили!

Бэрлок выпучил глаза и разинул рот.

– Закрой рот! Последние мозги выпадут! Кретин!

Бэрлок обрел дар речи.

– Извините, ваша подлость! Не признал! Но как?! Что с вами?! Кто вас так?!

– Мудак! – завопила Геллахерна. – Это был мудак! Я ему, бля… В какой стороне мой замок?!

– Там! – Бэрлок махнул рукой назад.

– Там? А почему вы скачете оттуда?

– Ваше злорадство, там поселился страшный волшебник! Он превращает моих воинов в свиней! Я потерял почти триста Подлецов!

– В свиней?! – Геллахерна прищурила правый глаз, ее внешность приобрела несомненное сходство с представительницами народностей Крайнего Севера. – В свиней, – повторила она. – Это же мое секретное оружие.

– Ваше оружие? – Бэрлок удивленно поднял брови. – Струя вонючей жидкости из пасти дракона – это ваше оружие? Но почему я об этом не знал?

– Еще чего! – усмехнулась колдунья. – Много знать захотел. На то оно и секретное, чтобы никто не знал о нем. И потом, ты об этом не спрашивал.

– Но я потерял триста воинов! – возмутился Бэрлок. – Они превратились в свиней!

– Невелика потеря, – отмахнулась Геллахерна. – Твои воины мало отличаются от свиней. Поворачивай войско обратно.

– Но, ваша подлость! Нас снова будут превращать в свиней!

– Не будут. Это одноразовое оружие. Но кто мог о нем узнать?

Геллахерна задумалась. О секретах ее обители могло, кроме нее, знать только одно существо в мире, и колдунья поняла, кто прячется за стенами ее замка. Все разом прояснилось в ее голове. Она поняла, кто руководит всей боевой операцией со стороны ее противников.

– Педро, – процедила она сквозь зубы.

– Что? – переспросил Бэрлок.

– Поворачивай армию, – приказала Геллахерна. – Немедленно. Пока они не ускользнули. Поворачивай и снова веди армию на штурм замка! Немедленно!

– Но, ваше злорадство! Уже темнеет!

– И что? Что с того? Темноты испугался?

– Да, но в темноте очень страшно идти на штурм! Мои воины и без того напуганы!

– Что я слышу! Темные воины боятся темноты!

– Мы не боимся темноты. Но в ней могут скрываться страшные чудовища!

– Запомни хорошенько, – процедила Геллахерна, – страшнее меня нет чудовища. Немедленно на штурм! Зажечь факелы и вперед! И коня мне подай.

– Коня? – удивленно переспросил Бэрлок. – А ваша метла где?

– У тебя на бороде. Коня мне, быстро!

Бэрлок суетливо спрыгнул с коня, уступая его колдунье.

– За мной! – крикнула Геллахерна, вскочив в седло, рванула поводья и устремила коня в сторону своего замка.


Сумерки сгущались. Над лесом стелились дымы догорающего лесного пожара, угнанного ветром в сторону гнилых болот и там потерявшего свою силу. «Плевок Дракона», разлившись по всему спуску перед воротами замка, постепенно подсыхал и бил по ноздрям своим зловонием уже не так невыносимо, как ранее.

Коля стоял неподвижно на стене замка, крепко обхватив гигантской рукой «принцессу» и устремив свой взгляд вдаль. Слева от него, чуть поодаль, топтались сатир с нимфой. Справа, опираясь ладонями о зубцы стены, застыл Петрысь.

– Пошли, – нетерпеливо произнес Коля. – Подсохло уже, и дорога свободна. А если что, так я их ломом раскидаю.

– Подождем мирцаира, – помотал Петрысь головой. – Вдруг там засада!

– Сразу надо было за ними следом бежать. И ломом их, ломом, пока они не опомнились, – проворчал Коля.

– И превратиться в свинью, – усмехнулся Петрысь. – Даже маленькая капля «Плевка Дракона» способна сотворить с тобой необратимое. Это сейчас можно выйти за ворота, когда подсохло.

– Надоело мне это волшебство! – прорычал Коля.

– А мне нравится, – прошептала Светлана. – Сказочно так все и романтично.

– Ага, воняет романтично, – кивнул Коля.

– Рядом с тобой, мой рыцарь, все становится романтичным, – проворковала Светлана.

– Мирцаир летит! – вскрикнул сатир, и все увидели приближающийся в сумерках огонек.

– Они не уходят! – послышался сверху голос маленького летуна. – Они снова идут в наступление, – доложил мирцаир, садясь на плечо Коле.

– Зря я тебя послушал, Педро! – нахмурившись, произнес Коля. – Сейчас бы уже в машине обратно ехали.

– Может быть, ты бы и пробился к машине. Может быть. А о принцессе ты подумал? Одна шальная стрела могла бы перечеркнуть жизнь той, ради которой ты шел сюда! Да и ты сам не бессмертен. Ты, как всегда, прямолинеен, рыцарь! – резко ответил Петрысь. – Я лично давно мог бы исчезнуть отсюда. Но я хочу вывести вас всех наверняка и без жертв.

– А Геллахерна-то жива, – невесело сказал мирцаир. – Мой яд действительно оказался слаб для этой твари. Глаз у нее только заплыл. Она едва держится на ногах, к тому же потеряла свою магическую силу, но, несмотря на это, еще достаточно сильна и сама ведет войска Бэрлока в наступление.

– Я не сомневался в том, что Геллахерна жива, – мрачно произнес Петрысь. – Ты, маленький воин, победил ее, но не убил. Смерть Геллахерны не здесь. По правде говоря, я и не надеялся убить колдунью. Я желал лишь разрушить содеянное мной зло.

– Я убью ее! – зарычал Коля.

– И не надейся, рыцарь. Нам бы самим благополучно вернуться в свои края.

– Но как мы это сделаем? – дрожащим голосом спросил сатир.

– У нас есть время. Замок им будет трудно взять, – уверенно произнес Петрысь. – Что-нибудь придумаем. У меня есть рулон волшебной бумаги.

– И Золотое руно, – добавил сатир. – Да, мы что-нибудь придумаем.

– А чего тут думать! – опять зарычал Коля. – Надо на прорыв идти!

– И попадем в самое пекло, – невесело усмехнулся Петрысь.

– Я не хочу в пекло, – проблеял сатир.

– А я тем более не хочу, – добавила нимфа. – Я хочу в прохладную воду.

– А мне и так хорошо, – пожала плечами «принцесса». – Лишь бы мой рыцарь был рядом. Я могу и здесь остаться.

– Как хотите! – махнул рукой Коля. – Но моя интуиция подсказывает мне, что лучшая защита – это нападение.

– Не всегда, – возразил Петрысь. – Мой многолетний опыт учит, что лучшее нападение – это хорошая защита. Мы должны убедить противника в его бессилии. А об этом позабочусь я. Уж поверьте. Все же я строил этот замок и знаю его возможности.

– Засов на воротах треснет с трех ударов. Вот и все возможности, – пробормотал сатир.

– Надо к воротам камней навалить, – предложил Коля.

– Не надо, – ухмыльнулся Петрысь. – У нас есть еще резервы для отражения атаки.

– Опять что-нибудь невыносимо вонючее? – поморщилась нимфа.

– Нет, на этот раз будем дышать свежим воздухом, – успокоил ее Гениальный Архитектор.

– Идут, – прошептал сатир, и глаза его в сгустившейся темноте засветились от страха.

– Идите, идите, – ухмыльнулся Петрысь, наблюдая, как длинная огненная змея из тысяч факелов медленно выползает из леса и продвигается к замку.

– Что ты собрался делать? – спросил его Коля.

– Прежде всего рекомендую дамам спуститься вниз, – жестко сказал Петрысь.

– Да я и сама знаю, – гордо заявила нимфа, схватила Светлану за руку и повлекла ее к лестнице.

– Я тоже пойду, – пробормотал сатир и бойко застучал копытами по ступеням.

– Они опять бревно тащат, – доложил мирцаир, успевший снова слетать на разведку.

– Да ты что! Страшно как! – В притворном испуге Петрысь выпучил глаза. А Коля начал ломом выковыривать из стены камни, готовясь к обороне.

Факельное шествие меж тем медленно заползло на подъем и остановилось примерно в сотне метров от ворот.

– Педро! – послышался хриплый голос. – Педро! Это ты там! Я знаю!

– Привет, ведьма! – отозвался Петрысь. – Что, уже не надеялась меня найти? А я вот сам пришел и занял твое логово!

– Рада тебя слышать, Педро! Как твое здоровье?

– Стул нормальный! А ты, как ты там? Я слышал, тебе неудачно вкололи ботокс, так сказать, сделали пластическую операцию!

– Ничего! Все поправимо. А ты бы открыл ворота, Педро!

– Обойдешься! – встрял в беседу Коля. – Проваливай, очисти дорогу!

– Грубияны! – каркнула вороной Геллахерна.

– Стой тихо! – крикнул Петрысь и вытащил из телогрейки очки ночного видения, напялил их себе на физиономию и натянул рогатку.

– Откуда это у тебя? – удивленно воскликнул Коля, а Петрысь выстрелил. По пронзительному воплю из темноты Коля понял, что меткий глаз архитектора не подвел его и на этот раз.

– Черт! – Петрысь недовольно сплюнул. – Жаль. Хотел во второй глаз попасть. Промахнулся. В лоб закатил.

– Твари! Подонки! Мерзавцы! – понеслись из темноты гневные вопли. – Ну, я вам сейчас!

– Что там у тебя еще есть, кроме этого? – спросил Коля, показав на очки. – Случайно пулемета не найдется? Пригодился бы сейчас.

– Есть, – кивнул Петрысь и показал обалдевшему от удивления Коле из-под полы ствол. – Но здесь техника бессильна. Стрелять не будет. Здесь власть другой силы. У меня и гранаты есть, но они тоже здесь бесполезны. Уж поверь мне.

– Дай, погляжу. – Коля протянул руку к очкам.

– Мне очки нужны будут, а тебе некогда смотреть! Они сейчас в атаку пойдут с бревном! Ты в них можешь камешки покидать. А я пока кое-что сделаю.

Петрысь, пригнувшись, резво метнулся к входу в башню, ту самую, над воротами, где труба к голове дракона проложена, и пропал в кромешной темноте. Коля, оставшись один, подбросил в ладони увесистый камень и посмотрел за зубцы стены, пытаясь за светом факелов разглядеть, что происходит в рядах врагов. А оттуда слышались гневные возгласы и перебранка. Похоже, воины Бэрлока не горели особым желанием идти в атаку.

– Вперед, скоты! – слышались хриплые крики Геллахерны.

– Доброшу или нет? – сам спросил себя Коля и запустил тяжелый камень в темноту наугад. По отрывистому вскрику понял, что добросил. Взвесил на ладони еще один. Хотел повторить. Но на стены обрушился град стрел. Коля пригнулся, а в это время началась атака на ворота.

Несколько десятков черных воинов ринулись вперед, волоча за обрубки веток толстый ствол дерева. Сопровождаемые нетерпеливыми понуканиями Геллахерны, они приподняли ствол и, раскачав его, нанесли удар в створы. Коля услышал треск, понял, что засов ворот просуществует еще недолго, и ринулся вниз, намереваясь во всеоружии встретить нападающих, но едва его ноги коснулись ступеней лестницы, как послышался нарастающий гул. Земля содрогнулась, после чего за воротами раздался оглушительный грохот. Пронзительно взвизгнула нимфа. Испуганно заорал сатир. Коля резко развернулся и посмотрел за стены. Он не увидел там атакующих с бревном. Перед воротами зиял чернотой глубокий провал шириной в несколько десятков метров. Грохот поутих. За провалом слышались испуганные вопли и мельтешили огни факелов. Черная армия отступала.

– Получила!!! – раздался радостный вопль Петрыся, успевшего вынырнуть из башни. – Проваливай!

– Что произошло? – спросил его Коля. – Ты что там сделал?

– Камешек вытащил, – усмехнулся Петрысь.

– Какой камешек?

– Один из краеугольных. Это не магия, это наука. Вот и обвалилась скала. Враг бежит!

– Ну ты даешь! Гениальный каменщик! – уважительно произнес Коля, наблюдая, как огненная змея врага быстро уползает в темноту.

– Они больше не сунутся сегодня, – уверенно произнес Петрысь. – Можно отдыхать. А завтра мы что-нибудь еще придумаем. Я ведь Гениальный Каменщик, как ты успел заметить.

– Что там случилось? – послышался снизу голос Светланы. – Почему так тихо стало?

– Поднимайтесь все сюда! – самодовольно произнес Петрысь. – Сами поглядите.


Темная армия спасалась бегством. Но Геллахерна вновь остановила воинов.

– Мадам, вы же утверждали, что волшебства не будет более! – возмущенно восклицал Бэрлок.

– Это не волшебство, кретин! Это обыкновенные уловки Педро!

– Все равно было очень страшно! Я чуть не провалился!

– Страшно, говоришь? – Геллахерна задумалась и прищурила правый глаз. – Страшно, – повторила она. – Не будет страшно. Прикажи развести большой костер, поставить на него большой походный котел и налить в него болотной воды.

– Что вы задумали, ваша смелость?

– Разбивай лагерь в папке и разводи костер. Я дам вам смелость. И еще. Пусть нарубят деревьев. Завтра поутру мы пойдем в атаку, завалим провал и ворвемся в замок. Выполняй!

– Слушаюсь, ваша мрачность! – восторженно завопил Бэрлок и кинулся выполнять приказания.


– Какой кошмар, – прошептала нимфа, всматриваясь со стены в темноту провала. – Как же мы отсюда выберемся?

– А мне нравится, – радостно захлопал в ладоши сатир. – Враги не пройдут.

– Это уж точно, – ухмыльнулся Петрысь. – Рекомендую всем отдыхать. Кто желает провести ночь в чертогах Геллахерны? Я могу сопроводить.

– Нет уж, – отказался сатир. – Я здесь останусь, на свежем воздухе. Мне в Золотом руне тепло.

– Я тоже тут пережду, – отказалась нимфа от предложения Петрыся. – Я привыкла к прохладе.

– А я обратно в башенку хочу, – произнесла Светлана и многозначительно посмотрела на Колю.

– Ты чего там забыла? – тупо спросил тот.

– Пошли, – настойчиво произнесла Светлана и потянула Колю за рукав.

– Вас проводить? – ухмыльнувшись, спросил Петрысь.

– Не надо, – улыбнулась Светлана. – Я запомнила все ловушки на пути в башню.

– Я ловушки в башне заблокировал, – успокоил Петрысь.

– Скатерку дай, – попросил Коля.

– Жрать будете? – спросил Петрысь нимфу и сатира.

Те отказались. Страх заглушил у них чувство голода, и Петрысь отдал скатерку Коле, предварительно вытащив оттуда бутылку водки и спрятав в карман телогрейки.

– Ночь может быть холодная, – объяснил он. – Ступайте же.

Светлана повлекла Колю по стене к соседней башне. Очутившись внутри нее и начав подъем по лестнице, он обратил внимание на слабый серебристый свет, излучаемый отдельными камнями, и решил обязательно поинтересоваться завтра у Петрыся об устройстве местной системы освещения. Ведь Коля был чрезвычайно любознателен. К тому же его как профессионала интересовала система пожаротушения объекта в случае чего.

Он удивился, когда, войдя в просторное помещение на вершине башни, Светлана прикоснулась рукой к стене – и все вокруг озарилось серебристым светом, излучаемым камнями.

– Мне Петрысь объяснил, как включать свет, – поспешила объяснить Светлана, заметив бесконечное удивление в глазах Коли.

– А ты тут вполне освоилась и очень даже неплохо устроилась! – воскликнул Коля, окинув взглядом обстановку. – Какой шикарный обзор! Настоящий номер люкс! Мрачноват несколько. А кровать-то на двоих!

Коля тяжелым подозрительным взглядом уставился на «принцессу».

– Мой рыцарь! – Светлана присела на кровать и призывно раскинула руки в стороны. – Как ты мог подумать, что я променяю своего самого лучшего в мире тренера на кого-нибудь другого!

– Да я и не думал вовсе, – пожал плечами Коля, подошел к «принцессе» и положил тяжелые ладони ей на плечи.

– Ты лом-то свой вытащи из чехла, – прошептала она.

– Нет проблем, – улыбнулся Коля.

А за окнами обители зла воцарилась черная ночь. В ней горели сотни костров, зажженных темными воинами. Они не отступали.


Поздней темной ночью Петрысь снова сдурел. Трудно сказать, что послужило причиной столь резкого изменения в его мозговой деятельности. Может быть, все те же испарения от «Плевка Дракона» или же бутылка водки, а может, что-то иное. Истошный вопль Гениального Архитектора ворвался в тишину ночи.

– В любимом городе, родимом городе, с гидростанцией на воде! – заметалось раскатистым эхом меж башен замка.

Колю этот вопль вырвал из глубин крепкого сна.

– Что? Кто? Нападение? – Коля вскочил с постели и ринулся к окну.

– Наш город – это самый лучший город! А-а-а-а-а-а! Да-а-а-а-а!

– Что такое? – испуганно спросила Светлана, протирая спросонья глаза.

– Сдурел, кажется, опять. – Коля досадливо плюнул из окна. – Да еще напился как свинья.

– Эй, Геллахерна! Где ты! – разносилось со стены замка. – Гы-ы-ы-ы-ы! Где ты там это! Иди сюда! Здесь есть много поесть и пожрать! Дура!

– Замолчи! – послышался испуганный голос сатира.

– Я Ленина видел!

– Заткнись!

– И Сталина! Под знаменем марксизма-ленинизма вперед к победе над геллахернизмом! Да я сейчас тебе! Вот только ворота открою и через провал перепрыгну!

– Не надо! Ты куда?! – завопил сатир.

Взвизгнула нимфа.

– Черт! Надо успокаивать, пока он там не натворил чего. Похоже, собирается ворота открывать. Ты спи. Я сейчас вернусь.

Коля оделся и быстро сбежал вниз к воротам. Вовремя. Петрысь отбивался от сатира и нимфы и пытался в одиночку отодвинуть тяжелый засов. Коля сграбастал дебошира. Петрысь извернулся, лязгнул зубами, едва не укусив Колю за руку.

– Пустите! Убью эту тварь! Она мне всю жизнь, это того, поломала. Я из-за нее видел кого только нет! И в городе этом жил. Ненавижу этот город! Дурак совсем стал я там! А вы там все козлы! Нанюхались! Пустите меня, я ее замок этот поломаю вот уже!

– Тихо, тихо! – Коля попытался закрыть Петрысю рот, но едва не лишился пальца. А дебошир неожиданно успокоился и мерзко захихикал.

– С гидростанцией на воде, – бормотал он. – А я что-то знаю! Знаю и не скажу. Вот.

– Понял, понял, – закивал Коля.

– Знаю, – глаз Петрыся нехорошо сверкнул. – Ля-ля-ля. Там гидростанция стоит на воде. Вот. Гы-ы-ы-ы-ы! А я это знаю. Камешек там есть такой. Я этот камешек вытащу. Плотина бубух! И город смоет весь. Но пока я добрый это. Да я и не только это знаю. Я могу такой камешек вытащить, что весь мир бубух! Ведь это я Гениальный Архитектор. Но не буду. Потому что добрый пока. Геллахерна с вами. Живите, пока я добрый и пьяный. Вот.

– Что он несет? – в ужасе спросил сатир.

– Бредит, – пояснил Коля.

– Я так не думаю, – помотал головой сатир.

А Петрысь сник. Он уронил голову на себе на грудь и закрыл помутившиеся глаза. Коля аккуратно положил его на землю.

– Все. Отрубился, – произнес он. – Похоже, что надолго. Придется мне здесь, на стене остаться. Мало ли что.

– Иди отдыхай, рыцарь, – послышался из темноты голос мирцаира. – Я покараулю. В лагере врага затевается что-то. Завтра будет день трудный. Тебе отдыхать надо. Иди. А я разбужу, если что.

– И то верно, – согласился Коля. Он доверял маленькому воину. – Только не шпагой буди, – пошутил он и направился обратно в башню.

– Что там случилось? – сонно произнесла Светлана.

– Перепились, – ответил Коля, уронил голову на подушку и мгновенно уснул, как психически уравновешенный, здоровый и уверенный в себе человек.


А где-то далеко кого-то в сумасшедшем доме пристегивали ремнями к кровати. Все в мире относительно.


Глава 20 ЗАДНИЙ ХОД | Рыцарь лома и топора | Глава 22 БИТВА