home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

ЗАДНИЙ ХОД

Коля подошел к автомобилю, положил руку на капот и задумался.

Назад? А ведь прав этот Прометей. Коля не мог вспомнить, когда он последний раз включал заднюю скорость. Попробовать? Не верится, что все так просто. Пошутил, наверное, Прометей. Поиздевался. А сам сейчас спрятался где-нибудь невдалеке за скалой и ждет, когда Коля будет задом наперед здесь кататься… И смеяться будет. Стоп. А зачем это ему надо?

Коля посмотрел на своих попутчиков. Петрысь, закончив насыщаться, свернул скатерку, засунул ее за пазуху и ковырялся в зубах. Нимфа и сатир сидели на камнях, словно статуи, и глупо смотрели на Колю. Мирцаир порхал в воздухе. Играла музыка.

– Ну что, волшебница, не вспомнила заклинание? – усмехнулся Коля, подойдя поближе.

– Нет, рыцарь, – вздохнула нимфа.

– А как ты, Педро? У тебя в запасе еще много рулонов волшебной бумаги? Как далеко ты сможешь нас затащить еще?

– Бумага все стерпит, – неожиданно здраво произнес Петрысь и в упор взглянул на Колю прояснившимся взглядом. – И если бы не она, то мы бы всмятку тогда же и размазались, когда во весь опор неслись в ловушку Геллахерны. Не стану я больше рвать ткань времени. У нее, у этой ткани, уже местами мездра, как и у руна, протерлась. Ничего хорошего это нам не сулит. Не послушал ты меня тогда, рыцарь. Как баран на новые ворота несся. Сам себя в петлю загнал. Только ты сможешь из нее нас вытащить. Так что одно могу сказать, рыцарь, – теперь твой черед настал. И только ты в силах разорвать петлю. Ты сможешь, я знаю. Я уже не вправе что-либо делать. Только хуже будет. А руно не поможет нам здесь.

– Гляди, как ты! – удивился Коля. – На нашего гения снова просветление нашло. С чего бы это? Свежий горный воздух исцелил, что ли?

– Может быть, а может, от чувства собственного бессилия. Или же от безысходности, – мрачно произнес Петрысь.

– Сказано более чем мрачно. А вы что скажете? – Коля взглянул на нимфу и сатира. – Вы же мне обещали. Получается, что я имел дело с шарлатанами?

– Кто же знал, что руно так подпортилось, – виновато произнес сатир. – Мы хотели как лучше.

– Понятно, – кивнул Коля. – А получилось как всегда. Знакомая фраза. Ладно. Садитесь все в машину.

– Куда поедем? – поинтересовалась нимфа. – Я домой хочу. К родному озеру.

– А я в лесок, – добавил сатир.

– Легко отделаться хотите, – ухмыльнулся Коля. У него мелькнула мысль, что в случае удачи затеянного им эксперимента нимфа и сатир будут ему там только обузой. Но оставлять их здесь среди голых скал было бы жестоко. – Будет тебе лесок, – многообещающе произнес Коля, вспомнив бескрайние зеленые дебри в краях Геллахерны. – Кыш в машину! – приказал он.

– Ты что затеял, рыцарь? – опасливо спросил сатир и не тронулся с места.

Нимфа тоже нерешительно топталась на месте. Петрысь же, прищурив глаза, с интересом смотрел на Колю.

– Я не тронусь с места, пока ты не скажешь, что задумал, – заблеял сатир и притопнул копытом в подтверждение своей решимости.

– Бунт на корабле? Как хотите, – пожал Коля плечами и сел за руль. – Оставайтесь здесь, коли желаете.

– Нет-нет, – забормотал сатир и, цокая копытами, побежал к автомобилю.

Нимфа тоже не заставила себя ждать. Петрысь занял свое место спереди.

– Пео! – крикнул Коля в небо. – Прыгай в машину!

– Зачем, рыцарь? Я летаю быстрее твоей повозки! – послышалось сверху.

– На этот раз, пожалуй, ты за нами не угонишься, – снова крикнул Коля. – Давай сюда, быстро!

– Как скажешь, рыцарь!

Мирцаир запорхнул в салон и устроился на спинке заднего сиденья.

Коля захлопнул дверь, завел двигатель, оглянулся и встретился с настороженными и одновременно испуганными глазами нимфы и сатира. Убедившись, что сзади автомобиля путь свободен, камней больших нет, рытвин и ухабов тоже, Коля включил заднюю передачу и решительно нажал на газ. Вездеход, выбросив из-под колес камни, рванул в обратном направлении.

Едва автомобиль тронулся назад, как все вокруг поплыло, словно отражение на мыльном пузыре, теряя реальность очертаний. Коля утопил педаль до отказа, двигатель возмущенно взревел, и автомобиль развил скорость, на какую был способен при движении задним ходом. Мыльная оболочка окружения за окном лопнула, уступая место непроглядной черноте.

Тотчас перед глазами Коли калейдоскопом замелькали обрывки разных изображений, радужные картинки событий недавних дней. Он услышал, как испуганно взвизгнула нимфа и козлом заблеял сатир.

Автомобиль ощутимо затрясло, как самолет при касании посадочной полосы, и Коля неожиданно увидел впереди, в сотне метров от себя красный «Хаммер», уносящийся на бешеной скорости за поворот.

«Это ж моя машина!» – мелькнуло в голове у Коли. В тот же миг он услышал позади хруст ломаемых веток и машинально нажал на тормоз. Вовремя. Автомобиль въехал задним ходом в придорожные кусты и замер. Коля еще не верил своим глазам, но внутренне уже понимал, что у него получилось. Раздался ликующий вопль Петрыся:

– Да! Получилось! Вперед! Быстрее!

– Где мы? – испуганно завизжала нимфа.

– Ой, сколько густого леса! – радостно заорал сатир. – Выпустите меня!

– Вперед и направо! – уже не радостно, а в приказном тоне, жестко произнес Петрысь. – Быстрее, пока я умный.

Коля и сам уже знал, куда надо держать путь, и послал машину вперед. Впереди долгожданная развилка дорог. Прямо по курсу Коля видел замок и саму колдунью, стоящую за призрачным экраном магической защиты. Несколько секунд назад в эту защиту нырнул красный «Хаммер» и попал в петлю времени. И вот этот же «Хаммер» снова здесь. Но на этот раз он не поедет прямо, потому что Коля повернет руль направо. Что там кроется за поворотом? А не все ли равно?! Коля больше не хотел попадать в петлю. Он повернул руль, и машина покатила по узкой, поросшей травой каменистой дороге.

– Кто это?! – завопил сатир, и Коля вновь увидел колдунью. Она пикировала навстречу автомобилю.

– А-а-а-а-а-а! – завизжала нимфа, порываясь выскочить наружу. Бесполезно. Коля заблаговременно заблокировал все двери, дабы они случайно не раскрылись и не помешали его эксперименту.

Навстречу автомобилю метнулся огненный шар и взорвался на дороге перед капотом. Ощутимо тряхнуло.

– Тварь, – процедил Коля и прибавил скорость.

– Педро! Куда мы рулим?

– В магический круг! Уже скоро!

– Ох, и надоела мне вся эта магия!

Снова вспышка, но на это раз позади автомобиля. Коля затылком почувствовал жар и нехотя для себя отметил, что при прямом попадании такой заряд в секунды испепелит машину вместе со всеми пассажирами. А пассажиры за его спиной продолжали вопить.

– Заткнитесь! – рявкнул Коля, наблюдая, как колдунья заходит на очередное огнеметание. Пристрелялась, тварь. Третьим залпом точно накроет. Ну уж нет! Коля не дурак. Ведьма рассчитывает на постоянную скорость движения. Дура. Лети, лети. А мы вот так сделаем.

Коля резко нажал на тормоз, когда колдунья, выходя из пике, метнула свой огонь. Естественно, она метнула с поправкой на скорость и никак не ожидала маневра Коли. Заряд разорвался метрах в десяти впереди.

– Дура! – радостно заорал Коля и тут же вновь послал машину вперед. Но что делать дальше? Колдунья снова сделала крутой разворот и заходила для атаки. Что делать? Тормозить или нет? Кто кого обманет?

Тем временем дорога вывела автомобиль на взгорок, и Коля увидел слева вдалеке силуэт замка Геллахерны.

«Какого лешего я рулю неизвестно куда? Опять меня этот сумасшедший гений уводит в сторону. Нас же тут накроет всех сейчас прямым попаданием», – подумал Коля и мгновенно принял решение. Он резко затормозил, разблокировал двери, выскочил из автомобиля и схватил лом вместе с топором.

– Все из машины! – крикнул он и ринулся в лесную чащу к замку колдуньи.

– Стой! – завопил Петрысь.

Но Коля уже не услышал его. Опустив забрало, он ломился напрямую через кусты и ветви, будто медведь.

Колдунья на бреющем полете выпустила заряд по стоящему автомобилю, но тот резко рванул с места. То Петрысь сел за руль. Он умел водить машины. Гениальный Архитектор умел многое, когда бывал в здравом состоянии. Колдунья промахнулась. Она снова взмыла вверх и погналась за тем, кто приближался к ее обители и представлял для нее наибольшую, по ее мнению, опасность. Она ринулась следом за Колей, высматривая его сверху среди деревьев.


Из окна башни Светлана, не отрываясь, напряженно всматривалась вдаль, куда улетел мирцаир. Она и предположить не могла, что ее рыцарь уже успел вернуться из далекого путешествия по мирам. Всем своим существом она чувствовала: за дальней кромкой леса что-то происходит. Но что? Одно она понимала: несомненно, ее рыцарь вступил в бой с этой страшной, злой колдуньей. И уже через секунду, как бы в подтверждение ее мыслей, Светлана увидела огненную вспышку, затем еще одну и еще. Она зажмурила глаза, но затем вновь их распахнула. По небосклону расползалось багровое зарево. То загорелся лес.

Будучи девушкой активной, целеустремленной и успевшей в свои неполные двадцать лет не раз столкнуться с жестокими реалиями современного мира, она не желала оставаться в стороне и пассивно наблюдать за боем своего рыцаря, словно слабая сказочная принцесса. Но башня, где она находилась, была очень высока, а двери слишком крепки. Что ей еще оставалось делать? Только ждать? Нет, она не могла сидеть сложа руки, когда эта тварь кидала свои огненные шары в ее любимого человека, в ее рыцаря. Светлана сгорала от негодования и нетерпения. Ей необходимо было быть сейчас там, с Колей. Она хотела быть с ним в трудную минуту.

Светлана вновь высунулась из окна и еще раз на глаз прикинула расстояние до земли. Далеко. Но в башне ниже есть бойницы. Хорошо, если на них нет решеток. Можно сорвать занавеси с окон, разорвать их на полосы и скрутить из них веревки, а потом по ним спуститься до ближайшей бойницы, забраться снова в башню, а там уже попробовать найти выход. Недолго думая, Светлана начала срывать занавески и осуществлять задуманное. Вскоре она держала в руках некое подобие достаточно прочной веревки. Один конец своего изделия Светлана крепко привязала к спинке кровати, другой же выбросила в окно. Убедившись в том, что веревка достигла бойницы, она перекинулась через подоконник и начала спуск. Систематическое посещение тренажерного зала и подтягивание на турнике пригодилось ей.

Все складывалось удачно. Решетки на бойнице не оказалось, и Светлана, не раздумывая, проскользнула внутрь башни. Она замерла на ступенях сумрачной лестницы, прислушиваясь. Откуда-то снизу до ее ушей доносился шум водного потока. Понимая, что путь свободен, она побежала вниз по ступеням. В своем устремлении она совершенно забыла сказки, которые ей читали в детстве. А ведь в них не раз говорилось о том, что в замках злых колдуний всегда припасены опасные ловушки, и Светлана вспомнила об этом, лишь когда одна нога ее вместо ступени почувствовала пустоту. Светлана потеряла равновесие. Взмахнув руками, она отчаянно попыталась удержаться на ногах, но не устояла и провалилась под лестницу, больно ударившись головой. Сверху что-то лязгнуло, и на глаза навалилась непроглядная темнота.


Проехав несколько поворотов, Петрысь на автомобиле благополучно добрался до места, куда стремился. Отвлеченная стремительным броском Коли, колдунья металась в стороне над лесом, бросая огненные шары в гущу деревьев. Место, куда доехал Петрысь, представляло собой широкое круглое пространство среди леса, вымощенное по всей площади плоским каменным плитняком. Посреди этого пространства высилось некое странное, полуразрушенное от времени и поросшее мхом сооружение.

Петрысь, сделав полный круг вдоль кромки леса, свернул направо и остановил автомобиль возле сооружения.

– Всё, приехали, – произнес он.

– Куда? – испуганно спросил сатир.

– В Развлекательный Парк темных сил под названием «Веселый Роджер», – ответил Петрысь, разведя руками, после чего показал на развалины: – А это фонтан был. Самый большой фонтан в мире. Геллахерна – любительница всего большого. Ей казалось, что она возвеличивает сама себя. Ошибочное мнение. Размер не имеет значения. Правда, Дафна?

– Да-да, – согласно закивала нимфа, продолжая испуганно озираться по сторонам.

– А там, за лесом, – продолжил Петрысь свой экскурс на скорую руку, – зверинец должен быть. Она туда зверей со всего мира понагнать хотела. Ну, и еще пальмы там всякие гавайские посадить в кадушках, туи разные, настурции, соплодия соцветий всяких и плодов кустарников южных. А среди них статуй понаставить полуголых и памятников полуодетых. Цветные гирлянды навесить. Короче, хотела переплюнуть всех в мировом масштабе. К сожалению, я ей в этом во всем помогал. Это все я понастроил. Мне тут знакома каждая дорожка и камешек.

– А для кого вся эта роскошь? – спросил сатир. – Зачем ей одной так много всего?

– Колдунья возжелала сюда королей согнать, царевичей, олигархов разных, – охотно продолжил свой рассказ Петрысь. – Она хотела поражать великолепием и роскошью. Но я-то сразу смекнул, что это бесполезная затея. Там, где обитает нечисть и в небо поднимаются зловонные новообразования, не может звучать песня жизни, а праздными развлечениями не заполнить пустоту бытия. Как видите, я оказался прав. Все пошло прахом и пришло в упадок. Ну да ладно. Нам все равно. Мы круг очертили мягким рулоном, да еще вдобавок Золотым руном, и теперь невидимы для зла. Развлекаться будем. Можете из машины выйти.

– Я боюсь, – прошептала нимфа. – Ведьма вернется и нас сожжет.

– Она нас не увидит, – уверенно произнес Петрысь. – Мы в магическом круге. А впрочем, как хотите. Сидите в машине. Только за пределы круга не ходите. А мне надо незаметно проникнуть в замок, пока колдунья рыцарем занимается.

– Посмотрите! Там уже все горит! Он погибнет! – горестно воскликнула нимфа, показывая рукой туда, где из леса вырывались языки пламени.

– Я не уверен в этом, – загадочно произнес Петрысь.

– И что? Ты хочешь идти один? Что ты там сделаешь один? Ты тоже погибнешь! Педро! Я с тобой! – решительно воскликнула нимфа.

– А я здесь боюсь один оставаться! – заблеял сатир. – И с вами тоже боюсь!

– Вы останетесь здесь, – жестко произнес Петрысь и вышел из машины, затем оглянулся. – А где мирцаир? – спросил он. – Эй, Пео! Ты где?

– Нет его тут, – ответил сатир. – Смылся. Незаметно. Как бы я сейчас тоже хотел стать незаметным!

– Еще раз повторяю, для особо тупых и рогатых. Злые силы не могут проникнуть в магический круг, очерченный рулоном мягкой бумаги и Золотым руном. Сидите тут! – приказным тоном произнес Петрысь, повернул на голове свою шапку-ушанку задом наперед и пропал из виду. Лишь только затихающий звук его невидимых шагов говорил о том, что Гениальный Архитектор направился к обители темных сил.

– Какой он смелый! – восхищенно произнесла нимфа. – Смелый, умный и решительный, когда не дурак. Только бы он снова не сошел с ума.

– На этот раз он более чем сошел с ума. Причем окончательно и бесповоротно, – убежденно заявил сатир. – А скоро сойду и я.

– Тебе это не грозит, – пренебрежительно сказала нимфа.

– Почему?

– А ты догадайся с трех раз.

– Сама дура, – пробурчал себе под нос сатир.

Но нимфа его не услышала. Она расширившимися от ужаса глазами смотрела на гигантский столб густого черного дыма, поднимающийся над лесом. Там вел свой жестокий бой со злой колдуньей рыцарь лома и топора.


Коля, не разбирая дороги, ломился сквозь густые заросли, а колдунья остервенело швыряла в него сверху огненные заряды. Густые кроны деревьев задерживали пламя, вспыхивая яркими сполохами. Несколько раз все же Коля испытал на себе прямое попадание оружия Геллахерны. Он это чувствовал по ослепительному свету, бьющему в глаза. Но вот что странно – жара Коля не ощущал. Будто что-то защищало его от огня. Он мог, конечно, предположить, что его защищает огнеупорное облачение, но как профессионал-огнеборец Коля знал, что оно не было рассчитано на многократное и прямое воздействие столь высоких температур. Коля начал теряться в догадках после четвертого или пятого прямого попадания. Он еще не знал тогда, что его огнеупорная одежда, сверх обычных физических свойств, за время многократного тушения пожаров в ней приобрела некие магические качества. Он не раз ходил в ней через огонь. Именно посредством одной из первородных стихий одежда огнеборца и приобрела бесценную силу против воздействия магического огня колдуньи. Коля не знал этого, а Гениальный Архитектор знал. Не зря же он выбрал Колю своим союзником.

Но даже Гениальный Архитектор не догадывался о том, что облачение Коли получило небывалую мощь после встречи с титаном-огненосцем. В благодарность за спасение себя и своей печени освобожденный Прометей наделил одежду Коли небывалой способностью противостоять воздействию огненной стихии.

Несмотря на яростные атаки злой колдуньи, Коля оставался непробиваемым. Рыцарь лома и топора продолжал упорно идти вперед, и тогда Геллахерна, видя бесплодность своих попыток, решила преградить ему путь сплошной стеной огня. Она зажгла лес впереди Коли. Огненная стена взметнулась до небес у него на пути. Но Коля даже не остановился. Ведь там, впереди, его ждала «принцесса», ради которой он был готов на все. И Коля шагнул в огонь, предварительно надев противогаз, потому что удушающий дым заползал под забрало.

Геллахерна сверху увидела, как ее настырный противник, этот ничтожный представитель рода человеческого, простой смертный, исчез в сплошной стене пламени. Она радостно захохотала, взметнулась к небесам, сделала мертвую петлю и на низком полете пронеслась над верхушками деревьев. Но уже в следующий миг ее злорадный смех сменился возгласом удивления и более того – испуга. Колдунья увидела, как этот простой смертный выходит из огня целым и невредимым, а на лице у него под прозрачным забралом красуется страшная маска с выпученными глазами.

Колдунья дико взвизгнула, поняв, что огонь не властен над ее противником, вырвала из метлы пруток и метнула его вниз. В ту же секунду перед Колей встала стена непролазного леса и колючего кустарника. Другой бы на его месте навсегда застрял в этом буреломе, но только не рыцарь лома и топора. Ведь у Коли был пудовый топор. Он вытащил его из чехла, взмахнул им – и полетели щепки в стороны. Мелкие деревья словно сами ему дорогу уступали, падая мгновенно. Деревья побольше, как бы поразмыслив, также штабелями ложились к его ногам. Вскоре Коля прорубился сквозь непроходимую чащу.

Геллахерна швырнула вниз еще два прутка. Еще гуще, еще выше встала стена леса перед Колей. Но он прорвался и через это препятствие. Геллахерна же не рискнула более выдергивать и швырять прутики из метлы, опасаясь, что ее летательный аппарат потеряет свои несущие способности. Сдернула она с пальца перстень с черным камнем и бросила его вниз. В тот же миг Колю со всех сторон обступила каменная стена высотой в несколько метров. Но Коля, недолго думая, ударил по стене ломом. Камни полетели в стороны. Рыцарь начал методично ломать стену. Камень не дерево, и работа продвигалась медленно. Но колдунья видела, что рано или поздно ее противник проломит и это препятствие, и тогда она решилась на переговоры. Спикировав с высоты, она уселась на верху стены. Коля же, не обращая на колдунью внимания, продолжал ломиться вперед. Ведь там его ждала «принцесса».

– Эй, рыцарь! – каркнула колдунья.

– Чего надо, тварь?! – прорычал Коля, не прекращая ломать стену.

– Ты зря тратишь силы.

– Я ничего не делаю зря! Я освобожу Светку, разрушу твой замок и помассирую тебе спину своим ломом.

– Ты будешь драться с женщиной?! – удивленно воскликнула Геллахерна.

– Ты не женщина, ты ведьма!

– Все женщины рано или поздно становятся ведьмами, живя рядом с мужчинами, – хихикнула Геллахерна. – И Светка твоя тоже в ведьму превратится когда-нибудь.

– Пошла вон, тварь! – Коля нагнулся, подобрал здоровенный камень и швырнул его в колдунью. Та увернулась. Коля вернулся к разрушению стены.

– Рыцарь! – снова позвала его Геллахерна. – Мы можем договориться.

– Переговоров не будет, – решительно произнес Коля и саданул ломом по стене, выворотив пару здоровенных камней. – Переговоров не будет! Только полная и безоговорочная капитуляция!

– Какой же ты упрямый. А я могла бы тебе предложить пост командующего всеми моими вооруженными силами вместо лорда Бэрлока.

– Отстань! Мне сам император Рима пост главнокомандующего объединенными легионами предлагал. Я и его послал куда подальше. А потом он убегал от меня в розовых трусах на глазах тысяч зрителей. Ты тоже будешь убегать.

– Ты очень неумен, рыцарь, – усмехнулась Геллахерна.

– А сила есть – ума не надо. Еще с пяток ударов – и я проломлю эту стену.

– И что дальше?

– А дальше я уже сказал, что будет с тобой и твоим гнездилищем.

– А с твоей принцессой?

– Что с «принцессой»? – Коля прервал свою работу и удостоил взглядом Геллахерну.

– Да так, ничего. – Колдунья пожала плечами. – Ты ломай, ломай. Что остановился? Пока ты тут будешь ломом махать, я полечу в замок и превращу твою принцессу в жабу. Я не буду ее убивать, ведь я очень гуманна и добра. Мне всегда жалко живых тварей. Вот я и превращу твою Светку в бородавчатую скользкую жабу, и никто никогда не сможет ее расколдовать.

– Ах вот, значит, ты как! – прорычал Коля. – Послушай, тварь! Я знаю, что у тебя есть единственный сынок. Если ты превратишь Светку в жабу, то я найду твоего сынка и превращу его вот этим ломом в кучу навоза. А тебя утоплю в этой куче. Иного не дано.

– Кишка у тебя тонка со мной тягаться! – злобно завизжала Геллахерна. – Кто ты такой? Защитил себя волшебной хламидой и возгордился! Моего сына ты никогда не найдешь! А твою девку я сейчас сюда притащу и на твоих глазах в жабу превращу! Посмотрим, как ты запоешь!

– Убью! – прорычал Коля и с удвоенной силой начал долбить стену.

– Дурачок, – презрительно процедила сквозь зубы Геллахерна, взмыла вверх, сделала широкий вираж над головой Коли и полетела к своему замку.


Петрысь спешил. Он опасался, что скоро вновь сдуреет и не сможет осуществить задуманное. А у него был план. Глядя, как Геллахерна вот уже с полчаса бестолково металась слева от него, примерно в полукилометре, безуспешно пуская в ход все свои магические средства, Петрысь окончательно убедился, что не ошибся в выборе своего союзника. Магия была бессильна против рыцаря лома и топора. Пока рыцарь отвлекал на себя огонь и все силы колдуньи, Петрысь вознамерился незаметно проникнуть в ее замок и вывести оттуда «принцессу». Ведь не мог же он, как представитель добрых и созидательных сил, приступить к последнему этапу своего плана, подвергая при этом опасности жизнь той, ради которой его героический союзник ведет жестокий бой со злой колдуньей. Это было бы по меньшей мере несправедливо. А Петрысь вознамерился разрушить замок Геллахерны до основания. Каким образом он собирался это сделать? О, это очень просто для Гениального Архитектора. О возможности полного разрушения замка он и сообщил в свое время Гелла-херне, за что и поплатился своим умом. Нет, он вовсе не блефовал. Он или же кто-то другой, посвященный в тайну конструкции замка, мог уничтожить его в одиночку. Для этого достаточно было вытащить один-единственный камень из стены замка, но только в строго определенном месте. И тогда вслед за этим с виду незаметным камешком небольшой величины, довольно простой формы, падал другой, потом следующий, после чего начинала рушиться стена, затем другая, словно костяшки домино, поставленные на ребро и тронутые неосторожной рукой.

Надо отметить, что Гениальный Архитектор во всех своих строениях применял подобную уловку. Хотите верьте, хотите нет, но он мог бы разрушить даже египетские пирамиды, не говоря уже о таких сложных архитектурных творениях, как Зимний дворец в Петербурге или же стены Московского Кремля. Надо было только вытащить нужный камень или же кирпич. Но эту тайну знал только Гениальный Архитектор, а он никогда и никому не открывал своих тайн. Вот и теперь он спешил осуществить свою затею, быстро шагая под прикрытием шапки-невидимки по заброшенному Развлекательному Парку темных сил. Петрысь знал здесь каждый камень, пусть заросший и потрескавшийся от времени. Сам парк создавался по замыслу колдуньи, и Гениальному Архитектору здесь не оставалось широкого простора для фантазии.

Поначалу Геллахерна намеревалась в этом парке принимать знатных гостей со всего мира и не более того. Но во время строительства парка с ней случился приступ болезни, свойственной многим представителям темных сил. Колдунья страстно возжелала всенародной любви и, для того чтобы завоевать признание народов мира, решила разместить в парке самые лучшие аттракционы для развлечений, зверинец с экзотическими животными и дендропарк.

Но ей и этого показалось мало. Колдунья страстно озаботилась здоровьем народов всего мира и повелела разместить в парке широкую беговую дорожку, где хотела проводить забеги под названием «Все на старт». Она вознамерилась лично руководить забегами. Но и это еще не все. Колдунья лично нарисовала на плане парка огромную площадь, где, по ее замыслу, должны были проводиться массовые занятия по аэробике и фитнесу, естественно, под ее личным руководством. Здесь же, на этой площади, названной опять же самой колдуньей не иначе как Площадь Всевластия, предполагалось проводить массовые народные гуляния и празднества.

Парк был построен, но народ опасался ехать в столь жуткие места, несмотря на широкую рекламу. Колдунья пару раз провела массовую физическую зарядку на площади. Для этого мероприятия она согнала всех гоблинов и орков из окрестных лесов. После зарядки Геллахерна лично встала во главе забега «Все на старт». В забеге участвовали не только орки и гоблины, но даже гномы из подземелий и болотные кикиморы. Естественно, что в забеге победила сама Геллахерна.

На радостях колдунья решила провести массовые гулянья в парке. Всеобщее веселье закончилось купанием гоблинов и орков в Мировом фонтане, разбиванием скульптур и скамеек, скачками кикимор верхом на жирафах в зверинце и поджогом экзотического дендрария, после чего Геллахерна резко пошла на поправку и навсегда вылечилась от желания всенародной любви.

Прошли годы, и в парке воцарилось запустение. Здесь выросли толстые корявые деревья. Экзотические животные в зверинце в результате мутации превратились в мерзких уродливых тварей и разбрелись по окрестным лесам, а уцелевшие в пожаре растения дендропарка попросту сгнили от сырого климата.

Петрысь приближался к замку. Справа от него возвышалось самое высокое в мире колесо обозрения, слева же, словно скелеты гигантских чудовищ, высились русские горки, а за спиной в кустах оставалась Умопомрачительная Карусель. До подъема к замку оставалось несколько сотен метров.


Геллахерна решила, не теряя времени, влететь прямо в окно башни. На подлете она заметила длинную тряпку, свисающую из окна, и это ее насторожило. Неужели красавица рискнула покинуть столь гостеприимное место? Смелая она, однако! Геллахерна с широкого виража влетела в открытое окно, бегло окинула взглядом пустое помещение и хищно втянула ноздрями воздух.

– Далеко не уйдешь! – злобно прошипела она и вылетела обратно.

Облетев башню по кругу, она быстро напала на след беглянки. Влетев в бойницу, колдунья замерла на ступенях лестницы, прислушалась, снова втянула воздух ноздрями и начала медленно спускаться вниз, изредка посмеиваясь. Она уже поняла, что Светлане не удалось миновать ловушку на ступенях. А ловушка та действовала очень просто. Три ступени при надавливании на них сверху переворачивались, и человек проваливался под лестницу в маленькое тесное помещение, откуда выбраться сам не мог. Ступени закрывали его крепко-накрепко. Все ловушки в этом замке были придуманы Гениальным Архитектором, и срабатывали они гениально просто.

– Красавица! – громко крикнула Геллахерна. – Я здесь!

Она приблизилась к ловушке, постучала по ступеням и прислушалась.

– Тут она, – злорадно ухмыльнулась колдунья и хотела было надавить рукой на тайный камень в стене, чтобы открыть ловушку, вытащить Светлану и совершить то, что она обещала своему врагу, но едва она притронулась к камню, как увидела перед своим лицом в воздухе что-то маленькое, с крыльями, напоминающее стрекозу.

– Что за дрянь! – удивленно воскликнула колдунья и тут же почувствовала сначала ослепляющий удар под левый глаз, а потом пронизывающую от головы до кончиков пальцев ног жгучую боль.

– Блин! – только и успела прохрипеть она, выронив метлу из рук. Колени ее подкосились.

Потеряв равновесие, Геллахерна полетела с лестницы вниз головой и плюхнулась в холодную воду быстрого подземного притока речки Дурь, протекающего под замком. Поток стремительно протащил колдунью по темноте подземелья, выбросил вскоре на белый свет и поволок далее меж берегов, покрытых густым лесом. Геллахерна, отчаянно трепыхалась, стараясь выбраться из воды. Ее старания увенчались успехом. Течение прибило ее к берегу, где она с трудом выбралась на скользкие камни.

А в то же самое время Коля проломил стену и устремился вперед к замку.


По крутому подъему Длинной Змеи Петрысь добрался до входа в твердыню колдуньи, но, приблизившись к воротам, не стал ломиться в них напрямую. Создатель замка знал потайные окольные пути. Он вытащил из своей необъятной телогрейки рогатку, поискал глазами подходящий камень, вложил его в резинку, прицелился и выстрелил, попав прямо в левый рубиновый глаз дракона, чья каменная голова скалила зубы над воротами. В тот же миг часть каменной кладки стены справа от ворот отошла в сторону, открывая темный лаз в потайные коридоры, коими были пронизаны все толстые стены обители Геллахерны. По этим тайным проходам можно было проникнуть в любую часть замка. Петрысь помнил их все наизусть. Он шустро нырнул в темноту. Кладка стены вновь вернулась на место, и Петрысь погрузился в непроглядный мрак. Но и на этот мрак в телогрейке у Петрыся имелось кое-что. Гениальный Архитектор достал фонарик, зажег его и начал уверенно продвигаться по узкому коридору. Поворот за поворотом, подъем за спуском, крутая тесная лестница наверх, и вот уже Петрысь добрался до нужного места и пнул ногой один из камней. Часть стены отошла в сторону. Петрысь снова нырнул в узкий проем и начал озираться по сторонам.

Где? Где она?

Вне всякого сомнения, Петрысь добрался до места заточения Светланы. Мирцаир ошибиться не мог, да и сам Петрысь знал, что это место подходит лучше всего для заточения так называемых «гостей» хотя бы уже потому, что именно это место изобиловало коварными ловушками. Но «принцессы» здесь не было.

«Опоздал», – мелькнула нехорошая мысль. Но в глаза тут же бросилась длинная скрученная в некое подобие веревки тряпка, тянувшаяся от кровати к окну. Петрысь посмотрел наружу и все понял. Он понял, что надо спешить. Даже если Светлана благополучно спустилась до бойницы, она все равно не минует коварных ловушек. Петрысь, не раздумывая, перекинулся через окно, спустился вниз, проскользнул в бойницу и прислушался. Только шум подземного потока снизу доносился до его ушей.

«Скорее всего, принцесса попала в первую ловушку», – решил он и начал спускаться по лестнице.

– Привет! Не стучи ногами! Тебя слышно, невидимка!

– Мирцаир?! – Петрысь остановился и посмотрел по сторонам. В сумраке башни он не сразу различил маленького летуна, пристроившегося на одном из камней стены.

– Поверни шапку! Больше нечего бояться! Я победил колдунью! – гордо пропищал маленький воин.

– Как победил?! – недоверчиво спросил Петрысь.

– А вот так! Раз и в глаз! А она вниз, бултыхнулась и утонула.

– Не может быть, – с сомнением помотал головой Петрысь. – Эта тварь так просто не утонет.

– Тогда сдохнет от моего яда, – самоуверенно заявил мирцаир.

– Тоже сомневаюсь, – произнес Петрысь.

– Не сомневайся и шапку переверни, а то я как-то не привык с пустотой разговаривать. Ты за принцессой? Она здесь, в ловушке. Ты сможешь ее открыть?

– Само собой! – важно заявил Петрысь, перевернул шапку и продолжил спуск по лестнице.


Коля добрался до ворот и начал с ходу долбить их ломом. Золотые листы на створах гнулись и дырявились, но сами ворота были сделаны на совесть. Коля упорно продолжал пробиваться вперед. Вне всякого сомнения, его сила и тяжелый лом рано или поздно пробили бы и это очередное препятствие на пути к «принцессе», но за воротами раздался глухой скрежет, и створы их начали медленно расходиться в стороны. Коля отпрянул чуть назад, перехватил лом на изготовку, готовый увидеть за воротами огромное чудовище и достойно сразиться с ним. Ворота разошлись, и за ними Коля увидел ту, ради которой он шел через миры и пространства, не жалея себя. Поначалу он не поверил своим глазам, подумав, что это козни злой колдуньи. Но рядом со Светланой стоял широко улыбающийся Петрысь, а над ее головой порхал мирцаир.

– Моя принцесса! – воскликнул Коля, отбрасывая лом и раскидывая руки в стороны.

– Мой рыцарь! – выдохнула Светлана, радостно взвизгнула и бросилась в объятья Коли.

– Минуточку, минуточку! – засуетился Петрысь. – На память потомкам!

Он выхватил из телогрейки шикарный цифровой фотоаппарат и начал, как заправский фоторепортер, с разных ракурсов щелкать обнимающихся.

– Очень хорошо! – приговаривал он. – На фоне ворот. Очень хорошо. Так. Теперь на фоне главной башни. Прекрасно! Оторвитесь друг от друга на секунду! Улыбочку! Очень хорошо! А теперь возьми ее на руки, рыцарь! Превосходно! Отлично! Все! А теперь все за ворота и подальше от замка! Я буду разрушать свое творение, как это ни прискорбно. Но я должен сделать это! Все за ворота!

– А ты как здесь оказался? – спросил Петрыся Коля. – » И что произошло? Как тут все без меня решилось?

– Не совсем без тебя. Ты колдунью отвлек. Потом все объясню. Пошли быстрее к автомобилю! – заторопился Петрысь.

– Кто это? – удивленным шепотом спросила Колю Светлана, показывая на Петрыся. – Я его помню как нашего местного дурачка. А сейчас он и не похож на дурака вовсе! Но одет все равно как дурак. И вообще, как же все удивительно и странно. Как в сказке! Я не верю, что так может быть. Кстати, тебе передали, что я не позволила себя изнасиловать?

– Конечно! – кивнул Коля и хохотнул. – Передали, что не позволила. Ты изнасиловала сама!

– Дурак! – Светлана ударила Колю в грудь.

– Поспешим, поспешим. – Петрысь повлек счастливую пару за ворота.

– Постой! – зарычал Коля и рванулся обратно. – А где Геллахерна! Убью!

– Она утонула! – пропищал мирцаир.

– Как?!

– Я ей в глаз засветил.

– А сынок?

– Пропал. Я его не видел.

– Черт! Хотелось бы с ним поквитаться!

– Сначала надо разрушить их обитель. Это отнимет силы у зла, – пояснил Петрысь. – Спускайтесь от ворот вниз.

– А ты? – спросил Коля.

– А я скоро буду за вами. Идите.

– Пошли. – Коля повлек Светлану за собой, не забыв подобрать свой драгоценный лом и пристроить его за спиной. Но, сделав несколько шагов, он услышал громкие вопли и увидел, как к воротам замка бегут что есть мочи сатир и нимфа.

– Войска! – послышался испуганный крик сатира.

– Тысячи! – пронзительно вскрикнула нимфа.

– Войска! – выдохнул, подбегая ближе, сатир. – Много.

– Ой, кто это? – взвизгнула Светлана, показывая на сатира. – Это же черт с копытами!

– Ой, кажись, принцесса! – воскликнул сатир, прикрылся золотым руном, гордо им встряхнул и, переведя дыхание, произнес: – Вот, едва успел прихватить сокровище.

– Это наши, – успокоил Светлану Коля. – Познакомься с представителями лесной и водной фауны древней Эллады: сатиром по имени Боря и нимфой озера Дафной. Я не знал, что они умеют так быстро бегать. Что случилось?

– Войска вышли на нас прямо из леса, – пояснил сатир.

– Да, прямо на нас сзади, – кивнула нимфа. – Все в черном. Нам ничего не оставалось, как убегать к замку.

– Было очень страшно, – снова заговорил сатир. – Мы едва успели сбежать. К замку бежать было страшно, но там на месте оставаться тоже страшно.

– Зря сбежали, – послышался голос Петрыся.

– Коля обернулся. Гениальный Архитектор смотрел туда, где простирался Парк Развлечений. Коля тоже обратил свой взгляд в ту сторону и увидел, как через парк к замку продвигается черная людская колонна.

– Это геллахерники. Воины зла, – пояснил Петрысь. – Они бы не заметили вас в круге. Зря сбежали.

– Но было очень страшно! – воскликнул сатир.

– Тебе все время страшно, – насмешливо произнес Петрысь. – Все назад, в замок. Закрываем ворота и будем держать оборону. Иного не дано. Сам лорд Бэрлок пожаловал в гости.


Глава 19 ЗА ТЕМНЫМ УЩЕЛЬЕМ | Рыцарь лома и топора | Глава 21 ПЛЕВОК ДРАКОНА