home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

ПОХИЩЕНИЕ

Дворец «короля», выполненный по последнему слову строительных технологий, являл собой ярчайший шедевр мирового современного архитектурного и дизайнерского искусства. Широкие зеркальные окна, витражи, которыми был огражден мощный бетонно-металлический каркас, придавали дворцу форму гигантского благородного кристалла, выросшего, словно по взмаху волшебной палочки, на пересечении самых главных проспектов города. Вдоль этого рукотворного кристалла беспрерывно сновали вверх и вниз, словно бусины горного хрусталя, одноместные и многоместные лифты, заполненные «белыми воротничками» мужского пола и «бизнес-ледями».

На постройку дворца король не пожалел своей казны и назвал его бизнес-центром «Евразия». В выставочных чертогах дворца регулярно проводились широкомасштабные форумы, международные выставки-ярмарки, автосалоны, а также презентации новомодных товаров, исполненных, вне всякого сомнения, на основе нанотехнологий. В конференц-залах, оснащенных ярчайшими, ослепляющими, оглушающими и ошеломляющими спецэффектами, проходили горячие дискуссии на злободневные темы дня и ночи. В тронном зале велись беседы с послами других «королевств» на предмет заключения выгодных договоров.

Здесь же имелся постоялый двор в виде отеля шести с половиной звезд и комплекса отдыха по полной программе с роскошной трапезной и баней. Для любителей русской экзотики в этой бане имелся бассейн с ледяной водой, где гости могли в полной мере ощутить на своей коже прелести зимнего плавания в любое время года. Бассейн этот назывался «Большая моржа».

Когда Коля вместе со своей «принцессой» подрулил на «Хаммере» ко входу во дворец, их встретил огромный плакат с надписью «С днем рождения, король!». А в темнеющем вечернем небе в разных концах города лазерные лучи начали чертить аналогичные тексты. Празднование юбилея начиналось на широкую ногу.

На высоком крыльце прибывающих гостей встречали дворецкие в камзолах и ливреях. Здесь же незаметно присутствовала бдительная стража в строгих серых костюмах. Под прицелами многочисленных фотокамер Коля вместе со Светланой прошли по красной ковровой дорожке, миновали предупредительно раскрытые дворецкими двери и очутились в просторном холле дворца, где звучала классическая музыка, журчали струи фонтанов с цветной подсветкой и неспешно прогуливались прибывшие гости. Здесь, вне всякого сомнения, собралось высшее общество.

Коля увидел среди гостей персону из администрации президента, знакомые лица из правительства, представителей творческой интеллигенции первой величины, а также зарубежного и отечественного шоу-бизнеса.

Узнавая Светлану, гости почтительно кивали ей и расступались. Широко раскрытыми глазами они рассматривали Колю, облаченного в черный фрак чудовищных размеров, пошитый специально для него по настоянию Светланы лучшим модельером города. Но вот незадача! Пока фрак шили, Коля успел еще больше нарастить мышечную массу. Это привело к необратимым последствиям. Гигантских размеров фрак от известного маэстро трещал по швам. Он был тесноват в бицепсах, поджимал в подмышках и расползался на широченной Колиной груди. Присутствовать же в ином облачении на балу у самого «короля» считалось дурным тоном, и Коля терпеливо сносил временные неудобства непривычной и тесной для него одежды.

В контрасте с черным фраком Коли, похожим со спины на крылья гигантского майского жука, длинное, облегающее фигуру и закрывающее грудь до самого подбородка платье Светланы, напротив, сверкало ослепительной белизной и стразами. Загорелая спина «принцессы» была открыта в нижней части до самого невозможного предела, приоткрывая взору любопытных одну из самых потрясающих частей ее великолепного тела. Впрочем, не у нее одной. В отличие от мужчин, облаченных в униформу черных фраков, присутствовавшие здесь представительницы так называемого слабого пола явно старались перещеголять одна другую своими откровенными и интригующими нарядами. На то он и королевский бал, чтобы на людей посмотреть и себя показать.

Гости разгуливали по холлу в одиночку, парами и небольшими группами, изредка перебрасываясь фразами, с напускным равнодушием бросали короткие взгляды друг на друга, иногда вежливо кивали, приветливо растягивая рот в улыбке, но сохраняя, однако, в глазах непроницаемый холод. Близилось начало мероприятия, и гости неспешно начали заполнять банкетный зал, рассаживаясь за круглые столы, уставленные всевозможной снедью и напитками, причем размещались они по строгой иерархии согласно пригласительным билетам.

Коля со Светланой устроились в непосредственной близости от стола виновника торжества, накрытого для двух персон – самого «короля» и его «королевы». Этот стол пустовал. Королю вместе с супругой предстояло открыть торжество. Они, как и подобает венценосным особам, ждали своей минуты где-то в глубине чертогов дворца, чтобы в назначенное время появиться перед гостями под их приветственные рукоплескания.

Усевшись за стол, Коля с удовольствием оценил все разнообразие и количество еды перед собой. Он не знал наименований блюд, но отметил наличие большого количества мяса и рыбопродуктов, богатых белковым содержанием, что весьма важно для восполнения энергии, затраченной на тренировку, и последующего роста мышечной массы. Коля специально не стал ужинать дома, ограничившись стаканом энергетического коктейля, дабы не портить аппетит и в полной мере вкусить с королевского стола. Ожидания его не обманули, и рука Коли сама потянулась к одному из блюд. Светлана же, увидев его преждевременные поползновения, зашипела по-змеиному. Рано еще, дескать. Не положено. Коля послушно отдернул руку. Он не хотел перечить «принцессе», и ему оставалось лишь глазами пожирать снедь на столе, сглатывая голодную слюну, и нетерпеливо ожидать того момента, когда можно будет приступить к трапезе. Время для Коли тянулось мучительно медленно.

Наконец свет в зале начал меркнуть, музыка смолкла, и вместе с наступившей темнотой все погрузилось в тишину. Это продолжалось недолго. Спустя некоторое время тихим пением скрипки музыка зазвучала вновь. Вслед за этим по колоннам, поддерживающим высокий сводчатый потолок, струями падающей воды побежали сполохи холодного света. Музыка зазвучала громче. К мелодии скрипки присоединились другие инструменты. Над головами гостей, созданное спецэффектами техники, раскрылось звездное небо, а широкая сцена озарилась яркими пурпурными вспышками. Ударил барабан, и от сцены вдоль прохода меж столов легла дорожка золотого огня, высветив распахнувшийся широкий дверной проем в стене.

– Его величество король «Евразии» и ее величество королева! – громко объявил герольд, и гости вскочили с мест, приветствуя виновника торжества. А Иван Романов, облаченный в черный фрак с широкими красными лацканами, вместе с супругой Екатериной, войдя через дверь в зал, степенно шествовали в луче золотого света к сцене. Торжество началось.

Усадив «королеву» за стол, «король» взошел на сцену. Музыка смолкла, затихли аплодисменты, и хозяин чертогов обратился к гостям с приветственной речью. Он начал со слов благодарности в адрес гостей, любезно согласившихся принять его приглашение по случаю юбилейных торжеств. После этого он перешел непосредственно к перечислению достижений в «королевстве» за прошедший период, далее с радостью поделился дальнейшими грандиозными планами, которые позволят его «королевству» и впредь не только процветать, но и набирать еще большие обороты в деле расширения не только вширь, но и вглубь.

Эта часть выступления заняла у Ивана Романова не менее получаса. Затем он начал снова благодарить по отдельности губернатора, представителя президента, мэра города и прочих высокопоставленных персон.

– Когда же кончится это издевательство над организмом? – невольно бормотал Коля, истекая слюной. – Так и похудеть можно безвозвратно.

Издевательство затянулось еще минут на двадцать. Наконец «король» произнес завершающую фразу:

– Все это не только непременно станет залогом нашего основополагающего успеха в деле завоевания еще больших позиций внутри самого «королевства», но и, несомненно, раскроет огромные перспективы в деле конкурентоспособного освоения дополнительных возможностей и за его пределами, и вообще! – с пафосом закончил он свое выступление.

Зал взорвался аплодисментами. «Король» спустился к гостям, поднял бокал со своего стола, и все стоя выпили за здравие юбиляра. Похоже, что не один Коля слюну глотал в ожидании. После возлияния гости в спешном порядке уселись за столы, и в трапезной раздался бодрый стук вилок и ложек о тарелки.

Потом слово взял представитель администрации президента, и Коле вновь, по настоянию «принцессы», пришлось прервать поглощение пищи. Дескать, неудобно жевать, когда выступает столь высокопоставленное лицо. Коля хотел возразить – дескать, чего тут неудобного? Я же не чавкаю! Но спорить не стал. Жевать перестал. Так сидел.

Представитель администрации президента говорил много о заслугах «короля» перед родиной, передал личное поздравление президента, снова говорил о заслугах, опять рассыпался в благодарностях и прочее, прочее, прочее. В заключение он выразил пожелание развивать еще более тесное сотрудничество всех градообразующих и формообразующих сторон между всеми ветвями и ответвлениями всех ветвей.

Наконец-то! Коля опять смог приложиться к тарелке. После представителя администрации на сцену выскочили полуголые танцовщицы, а в зале, после второго возлияния, началось настоящее оживление!

Когда на сцену вышел сам губернатор, то значительная часть присутствующих слушала его уже без отрыва от еды. Не дослушав губернатора, выпили по третьей. Далее наступила очередь мэра. Его встретили на ура.

– У нас самый лучший город, – говорил мэр. – Наш город – это самый лучший город. Здесь много чего строится. Тут много фонтанов и зеленых мест. Этнографический зверинец тут с млекопитающимися и пресмыкающими. Пушка в полдень громко стреляет с горы. Мы все любим наш любимый город. Наш город знают везде и повсеместно, и наши горожане гордятся нашим гордым городом. Наш город с гидростанцией на воде – это самый любимый город из всех городов среди горожан.

– Ур-р-ра-а-а! – завопил кто-то из зала.

Гости повскакали с мест, подняв бокалы.

– За город! – пронесся дружный клич.

Коля и Светлана не пили. Пить вредно. Коля поглощал еду один за пятерых и был очень доволен. «Принцесса» же, наоборот, вела себя сдержанно, как подобает дочери короля.

– Не чавкай, – нежно шептала она своему рыцарю.

– Вкусно, – мычал тот, отправляя в рот огромный кусок отварной говядины.

Коля любил говядину. Он знал, что в ней содержится много протеинов. Но протеины плохо усваиваются, если вместе с говядиной не потреблять углеводов, и Коля вслед за мясом поглощал большими порциями картофель. Не забывал он при этом о фруктах и овощах. Клетчатка, содержащаяся в них, благотворно влияет на пищеварение и способствует лучшему усвоению пищи, что, в свою очередь, обеспечивает быстрый рост мышечной массы. Коля был очень доволен.

Чествование юбиляра тем временем разворачивалось в полную силу и постепенно перерастало в бурное, непрекращающееся веселье. На сцену вышел оркестр в полном составе. Поздравления чередовались с выступлениями местных талантов разных жанров. Гости весело хлопали, а некоторые из них плясали меж столов. Места под столами пока были вакантны.

– Пошли танцевать! – Светлана потянула Колю за рукав.

Тот оторвался от бараньей ноги, зная, что возражать «принцессе» бесполезно, вытер руки салфеткой и поднялся из-за стола. Оркестр заиграл танго. Коля умел танцевать и мог грациозно передвигать всю свою массу, а его партнерша была, вне всякого сомнения, самим изяществом и грацией.

– Принцесса танцует! – разнесся над залом голос ведущего герольда, и все восторженно захлопали.

Светлана направилась к сцене. Вслед за собой на вытянутой руке она тянула Колю.

– Похищение Европы быком! – закричал кто-то восторженно из зала. – Нет, это Европа похищает быка!

Раздались пронзительные выкрики женщин и возбужденные возгласы мужской половины человечества. Выйдя на сцену, Светлана изогнулась змеей и скользнула под руку партнера. Коля в ответном движении подхватил Светлану рукой и прижал ее к своей широкой груди. Зал неистовствовал. Тряхнув головой, Светлана волной вырвалась из объятий гиганта, на секунду замерла и закрутилась волчком, разметав длинные золотые пряди. В зале не прекращались восторженные мужские крики. Тут Коля пошел по сцене шагом Майкла Джексона. На этот раз завизжали в экстазе дамы, после чего партнеры слились в едином страстном порыве. По обеим сторонам сцены фейерверком ударил и забился огонь. Гости повыскакивали из-за столов и начали неистово плясать кто во что горазд. Коля посадил партнершу на плечи и пошел по кругу вприсядку.

– Дочь ты моя! Дочь ты моя родная! – радостно восклицал «король».

– Да здравствует принцесса! – метались эхом в стенах зала голоса сильной половины человечества.

– Слава лучшему спасателю! – слышались не менее дружные преимущественно женские возгласы.

Под оглушительные овации разгоряченные танцоры спустились со сцены и вернулись за стол, а разбушевавшихся гостей уже невозможно было унять. Часть их, пляшущих, выскочила на сцену, где совершал попытку выступить с силовым номером заезжий столичный силач. Он подбрасывал гири, зубами поднимал тяжести и даже согнул на плечах железный лом. Публика недовольно засвистела.

– Ко-оля! – завопили гости, вызывая лучшего спасателя на сцену.

– Иди, – подтолкнула его Светлана, отрывая от куска буженины. – Иди. Народ тебя требует.

– Ко-оля, давай! – продолжали нетерпеливо вопить гости.

Гигант неохотно вновь поднялся из-за стола и вышел на сцену. Окинул оценивающим взглядом слегка согнутый лом и взял его в руки.

– Гляди-ка ты, – усмехнулся он, – настоящий.

– Настоящий, – самодовольно кивнул заезжий силач, настороженно глядя на Колю.

Недолго думая, Коля взял лом за концы двумя руками и поднял его над головой. Зал замер.

– Ха, – выдохнул Коля и резким движением согнул лом петлей.

Зал охнул, а Коля, продолжая скручивать железяку, перехлестнул и переплел ее в узел. Зрители восторженно завопили.

– Держи! – Коля протянул завязанный в узел лом силачу. – На память. Тренируйся еще.

У силача глаза чуть не выскочили на лоб.

– Как это получилось у тебя? – ошарашенно спросил он.

– Плохой лом, – пояснил Коля. – У меня лом лучше. Мой лом не гнется.

Под восторженные крики Коля вернулся к столику и продолжил трапезу. «Принцесса» была довольна своим «рыцарем».

– Ты их всех сделал! – сказала она. – Тебе нет равных! Ты знаешь об этом?

– Знаю, – ответил Коля, впиваясь крепкими зубами в баранью ногу.

А веселье между тем продолжалось. Гости плясали. На сцену выходили желающие выразить почтение «королю» и «королеве», артисты пели, музыканты играли.

Коля утолил первый голод и удовлетворенно откинулся на спинку стула, потягивая через соломинку пепси.

– Вы меня поразили, уважаемый, – послышался голос слева.

Коля скосил глаза и увидел заезжего силача, стоявшего рядом с ним.

– Вы позволите? – спросил тот, пододвигая свободный стул от соседнего столика, и, не дожидаясь разрешения, присел.

– Что надо-то? – спросил Коля, продолжая невозмутимо потягивать пепси.

– Скажите, а вас кто тренирует? – осторожно спросил силач.

– Вот эта прекрасная дама. – Коля благоговейно погладил по плечу «принцессу», а та ослепительно улыбнулась.

– Ну да?! – недоверчиво хмыкнул силач. – А впрочем, почему бы и нет. Я бы тоже не отказался от такого обворожительного тренера.

– Обойдешься, – нахмурил брови Коля.

– Точно, – кивнула Светлана. – Обойдешься.

– Шутка, – расплылся в заискивающей улыбке силач. – Это шутка, уважаемый. У меня к вам конкретное предложение. Я готов вам устроить турне по стране и за рубежом за большие деньги. За очень большие деньги! С вашими возможностями и моими связями вам будет обеспечен потрясающий успех.

– Обойдешься, – отмахнулся Коля.

– Точно, – кивнула Светлана. – Обойдешься. У тебя бицепс какой?

– В напряженном состоянии шестьдесят два сантиметра, а что? – насторожился силач.

– А у моего рыцаря в расслабленном за восемьдесят! Прикинь! Тренируйся еще!

– Я же серьезно, – обиделся силач.

– И мы серьезно, – важно произнес Коля. – Я чту традиции предков. Во мне их сила. И я не променяю свою работу на какую-то там клоунаду на потребу толпе.

– А что же вы делали сейчас? – задал провокационный вопрос силач. – Вы же на потребу толпе сейчас выступали.

– Но-но! – снова нахмурился Коля. – Ты это не путай. Ты за бабло тут скачешь, а я просто оттягивался. Мы так оттягиваемся. Правда же, принцесса моя?

– Истинная правда, мой рыцарь. Мы так оттягиваемся, – согласно кивнула Светлана.

– Хорошо живете, – с завистью в голосе произнес силач. – Вопросов больше не имею. Разрешите откланяться.

– Само собой, – кивнул Коля и, не обращая более внимания на силача, заинтересованно посмотрел на сцену, где неожиданно наступило затишье.

Музыка смолкла, а яркие, пульсирующие вспышками лучи сменил мягкий струящийся свет. В зале народ тоже невольно стих, словно ожидая чего-то.

– Внимание, дамы и господа! – прозвучал долгим эхом голос герольда. – Наступает кульминация нашего торжества. Феерию истинной магии представит вам очаровательная волшебница, ведунья в седьмом поколении, потомственная великая колдунья, владычица Темноземелья и прилегающих окрестностей, хозяйка черной башни и всемогущего золотого котла, великая чародейка Гелла!!!

В зале послышались ленивые хлопки.

– Итак, дамы и господа, встречайте! Гел-ла-а!!! – завопил герольд так, будто представлял на ринге абсолютного чемпиона мира по боксу в тяжелом весе.

Дробно забили барабаны. Нервные всплески холодного синего света заплясали по сцене, извергая из себя темную женскую фигуру в облегающей черной одежде. Она будто из воздуха возникла. Но никто не удивился, посчитав столь эффектное появление одним из фокусов. В зале послышались ленивые хлопки и пьяные мужские возгласы, характеризующие весьма яркий облик той, что стояла на сцене и сверлила присутствующих в зале своими огромными черными глазами.

– Крутая телка! – неслось из зала.

– Раздевайся, покажи свой фокус!

– Овладей мной, владычица!

– Давно я не была в этих краях, – свистящим шепотом произнесла гостья. Но ее услышал каждый, и зал затих.

– Признаться, я не узнала ваш город, и он мне понравился, – продолжила она в полной тишине. – Я вижу, что мой каждодневный труд не пропадает даром. Здесь много интересного и познавательного. Особенно интересен зверинец. Очень большой, разнообразный зверинец, и это радует. И еще меня радует ваше веселье. Хорошее веселье, искреннее. Я бы сама не прочь остаться здесь на пару дней, чтобы повеселиться над вами вволю. Но время не ждет. Не буду злоупотреблять более вашим терпением и начну веселье.

– Давай, не томи! – раздался выкрик из зала.

– Кто там такой нетерпеливый? – усмехнулась Гелла. – Это ты предлагал мне раздеться?

– Да, я! – Лысый, толстый, круглый, как колобок, человек подскочил с места. – Зелеными плачу. Сколько?

– Деловой разговор, – кивнула Гелла. – А сколько не жалко?

– Тысячу.

– Маловато, – поморщилась темная гостья. – Жадный ты. Кто больше даст? Для того разденусь, на колени к тому сяду и фокус покажу.

– Две! – завопил «колобок».

– Три! – донеслось с другого конца зала.

– Пять!

– Восемь!

– Десять!

– Пятнадцать! – снова завопил «колобок». В зале воцарилась тишина.

– Пятнадцать раз, пятнадцать два, пятнадцать три, – четко произнесла Гелла. – Деньги вперед.

«Колобок» засеменил на сцену, доставая из карманов три пачки американских долларов.

– Держи, чародейка!

Гелла приняла деньги, распечатала пачки.

– Мусор, – произнесла она и подбросила банкноты.

Зал ахнул. Банкноты на глазах у зрителей превратились в сотни черных бабочек. Через секунды от них не осталось и следа. Поднявшись вверх к потолку, они словно растаяли в темноте.

– Мусор, – повторила Гелла. – Всего лишь мусор! Но какая власть в нем! Ступай на место, скотина, – приказала она «колобку». – Прижми свою толстую задницу к стулу и жди.

– Слушаюсь, моя чародейка, – пробормотал «колобок» и засеменил обратно, суетливо перебирая коротенькими отростками ног, торчащими из непомерно толстой нижней части его туловища, а Гелла взмахнула руками, и заиграла музыка из кинофильма «От заката до рассвета».

Народ, движимый первобытными инстинктами, всколыхнулся и подался вперед, а Гелла, пританцовывая, медленно пошла меж столов. Извиваясь змеей, она попутно выпила рюмку водки и закусила грибочком. А по залу пронесся вздох удивления. Понять публику можно. На черной гостье сам собой как бы растворился коротенький облегающий жакет. Чудо, да и только. Теперь только узенький лифчик прикрывал крутую грудь таинственной гостьи от похотливых взоров мужской половины публики. А она продолжала свой гипнотизирующий танец.

Когда Гелла приблизилась к столу, где, выпучив глаза, сидел «колобок», ее тонкие, облегающие брюки будто волной смыло. Оставшись в лифчике и стрингах, она взвилась штопором к потолку и медленно опустилась на стол. И тут зал прорвало. Раздались дикие вопли и нетерпеливый топот ног.

– Давай! Давай! – заблажили исступленно мужские голоса.

– Давай! Снимай! – выдохнул потный от нетерпения «колобок».

– Я тоже хочу танцевать! – завизжала молодящаяся дама из гостей. Она вскочила на соседний стол и начала сбрасывать с себя одежду.

– Безобразие! – взвизгнула размалеванная престарелая особа за соседним столиком и ткнула развилкой артритных пальцев в глаза своему молодому кавалеру.

– Дура! – выкрикнул тот и плеснул в ее разинутый рот водкой. Особа закашлялась и начала истошно вопить. Но ее возмущенные возгласы утонули в исступленном реве зала.

– Давай, детка! Продолжай! Малышка, покажи свою мышку!

Продолжая извиваться на столе, Гелла медленно подняла руки. Щелкнула застежка лифчика, и он, слетев с груди, упал на голову «колобку», накрыв его уши. Зал завопил, ожидая апофеоза со стрингами, а Гелла не медля плюхнулась на колени к «колобку». Тот охнул радостно, обхватил черную гостью своими коротенькими ручками, и в ту же секунду его испуганный вопль резанул по ушам присутствующих. От этого вопля сидевшие близко попадали под столы, а дальние, наоборот, на столы вскочили. Что случилось? Зарезали кого?

Случилось. На коленях у «колобка» устроилась вместо красавицы-чародейки жирная свинья в узких стрингах, украшенных яркими стразами.

– Брат и сестра! – пьяно заорал сосед «колобка» по столику и дико захохотал. Испуганное животное задергалось, истошно завизжало, обгадилось на брюки «колобка» и, свалившись с его колен, заметалось меж столиков под злорадный хохот, раздавшийся со сцены. То хохотала во весь свой раскрытый рот сама Гелла, облаченная, как и прежде, в черный кожаный костюм.

Зал тоже разразился хохотом. Свинья же, визжа, продолжала бегать меж столов. «Колобок» вскочил под хохот присутствующих, злобно затряс обгаженными руками и побежал к сцене.

– Чем ты недоволен, скотина? – удивленно подняла брови Гелла. – Я все исполнила, как ты желал. Разделась, станцевала, села тебе на колени и показала фокус. Чем ты недоволен? Что-то не так? Неужели тем, что не до конца разделась? Так еще не поздно. Вон она меж столов бегает. Ты догони и сними сам. Все. Иди гуляй. Переходим к следующему номеру.

Зал же долго не мог успокоиться. Под злорадный хохот публики «колобок», растопырив пальцы, направился к выходу. Публика на его пути, во избежание нежелательного контакта, предусмотрительно шарахалась в стороны.

– Продолжим! – воскликнула Гелла. – Будем пускать мыльные пузыри. Очень большие пузыри.

Неведомо откуда в руках темной гостьи появилась длинная трубка. Гелла приложила конец трубки к губам, и с противоположной ее стороны начал выдуваться пузырь. Он вспухал, переливался всеми цветами радуги и, достигнув размера в диаметре под два метра, плавно оторвался от трубки и поплыл над сценой. Гелла взмахнула рукой, и в радужных размывах пузыря появилось некое изображение человеческого лица. В зале ахнули. С мыльной поверхности на публику смотрел сам губернатор. Лицо его переливалось всеми красками радуги, а потом начало искажаться. Правый глаз заплыл, левый же, наоборот, выпучился, челюсть отвисла. В зале раздались смешки, а когда вместо носа у изображения появился свиной пятак, публика закатилась истерическим хохотом. Гелла ткнула в пузырь трубкой, и тот лопнул, рассыпавшись мелкими брызгами. Темная гостья под смешки зрителей надула новый огромный пузырь, на этот раз в нем все узнали мэра города. Изображение важно надувало щеки, гордо выпучивало глаза, скалило в идиотской ухмылке рот и в конце концов превратилось в толстую свиную харю. Публика снова зашлась в истерике.

Когда раздулся еще один пузырь, все сразу узнали в нем самого «короля». Публика покатилась под столы, когда у того неожиданно выросли рога и отросла козлиная борода. Народ будто с ума сошел. Сам «король» хохотал как безумный, показывая пальцем на свое изображение, а «королева» начала икать.

Коля не смеялся. Происходящее ему не нравилось. Светлана хмурила брови, изредка настороженно переглядываясь со своим «рыцарем». Немудрено. Все происходящее начинало принимать масштабы массового психоза. Кто-то катался под столом, другие же ползали на карачках промеж стульев, дамы визжали в истерике. Тем временем Гелла надула еще несколько пузырей с изображениями известных личностей, под истеричный смех зала проткнула их по очереди трубкой и, окинув взглядом присутствующих, сама стала дико хохотать.

– С ума сошли все, – пробормотал Коля. Его услышала Светлана.

– Точно, – согласилась она. – Рехнулись, однозначно! Даже у папы крышу сорвало! Посмотри на него. Он же так никогда не ржал. А мама! Как кобыла прямо. Не больше и не меньше. Надо что-то делать!

– Тихо! – разнесся над залом громкий возглас Геллы. Публика мгновенно затихла, но кто-то продолжал икать от смеха.

– Тихо, скоты, – ухмыльнулась Гелла. – Наступило время последнего номера! Сейчас будет апофеоз! Вы рады?

– О, я-я! – раздался голос какого-то иностранного гостя. – Ми есть отшень рад, я-я!

– Дас ист великолепно! Глюклищ! – добавила его спутница.

– Вот именно, глюки это все, слышишь, Коля? – прошептала Светлана.

– Она нас скотами назвала, и это не глюки! – процедил сквозь зубы Коля. – Вот тварь! А эти все будто и не слышат. Будто так и надо.

– Наступило время последнего номера, – вновь повторила Гелла. – Я приглашаю на сцену самую красивую девушку в этом зале. Кто у нас самая красивая девушка? А?

– Света-а-а! – дружно завопили все. – Све-е-ета!

– Света, – кивнула Гелла и устремила свой темный взгляд на «принцессу». – Выходи, Света, поближе к свету! Давай, Света, не бойся света.

– Я не хочу! – решительно замотала головой Светлана.

– Света, я тебя жду, – настойчиво произнесла темная гостья.

– Света, иди! – завопила толпа. – Слава принцессе! Ура!

– Иди, Светочка, – гордо произнес «король».

– Иди, дочка, – решительно потребовала мать-«королева». – Ты должна.

– Да не хочу я, – уже менее решительно произнесла Светлана, уступая требованию родителей.

«Не ходи», – хотел было потребовать Коля, пытаясь схватить «принцессу» за руку, но его словно парализовало. Он не мог даже пальцем пошевелить, а Светлана, будто не по своей воле, медленно поднялась из-за стола, направилась к сцене, поднялась по ступеням и подошла к темной гостье. И тут Коля увидел вместо молодой брюнетки с фигурой фотомодели какую-то тетку неопределенного возраста, облаченную в длинный темно-синий плащ. Тетка бросила в сторону Коли недобрый, холодный, как зимняя ночь, взгляд, вытащила из складок плаща большой черный платок, накинула его на Светлану, закрыв ее с ног до головы, выпучила глаза и начала что-то каркать вороной. Коля часто заморгал, полагая, что это какой-то обман зрения, но тетка, появившаяся невесть откуда, не исчезла и продолжала свое странное действо. Коля почуял недоброе, рванулся вперед, но лишь дернулся и упал на пол, стащив на себя со стола скатерть вместе с посудой.

– Перебрал наш богатырь! – услышал он возглас «короля». – Ничего, бывает!

«Сам ты перебрал», – хотел было выкрикнуть Коля, но не смог двинуть языком, и ему невольно вспомнилась «Муму» Тургенева. Лежа на полу, он увидел, как странная тетка, закончив каркать, сдернула свое черное покрывало и… О нет! Коля отказывался верить в происходящее, но понимал, что произошло нечто, не укладывающееся в рамки обычных представлений. При этом он точно знал, что это не фокус и не иллюзия. Это реальность, и она ужасна. На месте «принцессы» на сцене стояла коза. Обыкновенная белая коза с короткими рожками и хвостом.

– Ме-э-э-э, – издала коза гнусный звук и посыпала на сцену мелкими катышками.

– Браво! – завопила публика. – Бис!

Зал взорвался аплодисментами.

«Они что, не видят ничего? Не понимают?» – мелькало в голове у Коли. И тут он почувствовал, что его отпустило, он снова мог двигаться. Коля тут же вскочил на ноги и бросился на сцену. Но таинственной тетки и след простыл. На сцене испуганно топталась коза. А публика бесновалась в восторге.

– «Принцессу» похитили! – крикнул Коля со сцены.

Его никто не хотел слышать. Все словно взбесились и скакали под песню «Куда уехал цирк, он был еще вчера». Коля бросился к «королю».

– Перекройте все выходы!

– Зачем? – спросил непонимающе «король».

– Светку похитили!

– Да ты что! Пить надо меньше! – сквозь смех сказал король.

Коля заозирался по сторонам. Где эта ведьма? Куда эта тварь могла сбежать? Со сцены нет прямого выхода наружу.

– Где! – завопил он яростно. – Где?! Вы, козлы, вы что, не понимаете, что произошло?! «Принцессу» похитили! Ну, вы точно скоты!

– Перебрал малость, – усмехнулся «король». – Спать пора.

– Это вы перебрали. Я-то не пил!

Тут Колю как молнией жахнуло. Он понял, почему все словно рехнулись.

– Вино! Водка! Рехнулись те, кто пил! За чужой счет как не выпить?! А я не пил! Светка тоже не пила!

Коля подбежал к «королю» и схватил его за лацканы фрака.

– Да это вы перебрали! Это вы все спите! Прикажи выходы перекрыть! Ты, болван! Сам свою дочь на сцену послал! Украли ее! Твою дочь украли!

– Охрана! – завопил кто-то в зале. Коля почувствовал на плечах чьи-то цепкие руки. Стряхнул. Какие-то маленькие людишки начали цеплять его с боков. Коля отмахнулся. Зазвенела посуда, затрещала сломанная мебель.

– Милиция! – раздался чей-то истошный вопль, а Коля раскидывал в стороны стражу «короля», как лев шакалов.

Рушились столы. Гремела посуда, кричали дамы. Гости тупым, безмозглым стадом рванули к выходу. Коля сам не понимал, что творил, но все его нутро подсказывало ему, что бездействовать нельзя, надо что-то делать. Интуиция вела его в нужном направлении, на улицу, туда, где за потерявшей память «принцессой» захлопнулась дверь черного такси и молодой водила с остекленевшими глазами медленно начал выруливать со стоянки. Коля мог бы успеть, но эти мелкие твари из охраны «короля» цеплялись за него своими отростками. К тому же вскоре милиция подоспела. Коля почувствовал жесткий удар в бок, а в голове будто молния взорвалась.

«Электрошокером бьют», – успел подумать он, почувствовал еще один удар, затем еще – и погрузился в темное небытие.


Глава 1 РЫЦАРЬ И ПРИНЦЕССА | Рыцарь лома и топора | Глава 3 ПОЖАР