home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

ЛЕВ ДАВИДОВИЧ

Коля никогда раньше не метал копье, но по телевизору видел не раз и с интересом наблюдал, как это проделывают спортсмены на соревнованиях. Используя особую технику броска, они разгоняются, заводят руку с копьем далеко за спину, а потом, извернувшись, с диким воплем метают его. Коля так не умел.

«Буду бросать как получится», – подумал он и принял, как всегда, правильное решение.

Трибуны затихли, когда на исходную линию вышел первый участник. Это был высокий чернокожий атлет из Эфиопии. Он разогнался и метнул копье. Коля отметил, что техника броска за тысячелетия ничуть не изменилась. А вот дальность полета у современников Коли оставляла желать лучшего. Этот длиннорукий африканец запустил копье, как прикинул Коля, метров под сто, не менее. А что с него взять? Пожалуй, они там, в своей Африке, только тем и занимаются, что бросают копья друг в друга, едва ходить научившись. Тренируются с детства.

Судя по одобрительному гулу на трибунах, африканец закинул копье неплохо.

Следом бросал индеец из Мачу-Пикчу. Этот закинул еще дальше. Трибуны взревели.

Представитель греческих Салоник бросок запорол. Он споткнулся, и копье, пролетев метров под пятьдесят, обессиленно упало на землю. На трибунах засвистели.

Атлеты выходили на исходную один за другим, но результат Мачу-Пикчу никто не мог превзойти. Настала очередь Коли. Он взял в руки копье, подбросил на ладони. Трибуны затихли. Коля разогнался и бросил. Он, как уже было сказано, никогда не бросал копье. Технику его метания не изучал. Наблюдая за атлетами, он понимал, что те бросают снаряд силой всего корпуса, как скрученной пружиной. Коля так не умел и метнул копье, как смог. Он бросил его, используя лишь силу своей руки. Но этого было достаточно, чтобы копье, засвистев в воздухе, очертило широкую дугу и воткнулось в землю, едва не достигнув результата индейца. Лидеры определились. На трибунах взвыли. Коля сплюнул с досады.

– Черт!

Атлетам давалось по три попытки. Со второго раза индеец запустил копье еще дальше. Коля собрался, сконцентрировался, представил, что он взрывающийся кусок динамита, и превзошел представителя американского континента. Трибуны взорвались.

– Россия! Россия! – послышались крики. Колю поддерживало местное население. Для них он был свой, родной сосед, не то что краснокожий воин из заокеанских земель.

Настало время третьего броска, и тогда Коля решил сбросить со своих плеч спортивную одежду. Под мешковатой тканью его гигантские мышцы не просматривались, и он выделялся среди общей массы атлетов разве что шириной плеч да высоким ростом. По ширине плеч с ним здесь никто сравниться не мог, но ростом кое-кто превосходил.

Несколько десятков атлетов, принимающих участие в состязаниях по метанию копья, уже свыклись с мыслью, что им не достичь результата индейца, а более того, достижения Коли. Они метали копье абы как. Но приближалась очередь заокеанского гостя. Коля видел, что тот полон решимости стать лидером. Его взгляд метал молнии в сторону Коли, и без того красное лицо его побагровело, как свекла, от злости. И тогда Коля сделал вид, что ему жарко, и решительным движением разоблачился до пояса. Все на трибунах увидели его торс, рельефный пресс, бицепсы, трицепсы широчайшие спины, мощную грудь и трапециевидные мышцы, растущие от затылка к плечам. На трибунах восхищенно охнули, как один большой человек. Ведь в древней Элладе ценилась красота и мощь человеческого тела, как, пожалуй, нигде в мире во все времена. Индеец, увидев гигантские мышцы российского богатыря, выпучил глаза и раззявил рот. Все атлеты сделали то же самое. А Коля широко улыбнулся и ободряюще кивнул заокеанскому гостю. Давай, дескать, покажи, на что ты способен.

Взгляд индейца потух. Он сник, потому что был сломлен психологически, чего и добивался Коля. Краснокожий метнул копье, но оно, лениво очертив низкую дугу, воткнулось в землю, не долетев до результата Коли.

– Блин! – произнес уроженец Мачу-Пикчу столь знакомое всем слово, лишний раз убедив Колю в происхождении всех языков народов мира из единого источника.

Трибуны взревели, приветствуя победителя. Коля понял, что он одержал верх, и помахал рукой зрителям. А они скандировали.

– Россия! Россия! – неслось над древним стадионом Олимпии, и тогда Коля решил пошутить.

Он имел право на третий бросок, но решил на этот раз метнуть копье по-своему, как ему это удобно было. Он схватил копье за оконечность древка и метнул его, как городошную биту, с широкого замаха. Тут уж Коля смог приложиться в полной мере. Копье засвистело, уносясь вдаль по высокой дуге, и воткнулось глубоко в землю далеко за пределами сектора состязаний, там, где не было прочерчено мерных линий. Этим броском Коля превзошел все мыслимые и немыслимые пределы человеческих возможностей.

На трибунах дико завопили. Откуда-то из народа на поле, приплясывая, выскочил сатир, а следом за ним к Коле спешили нимфа и Петрысь. Стража преградила им путь.

– Пропустите! Это мои тренеры, – произнес Коля властно, и стражники расступились.

– Поздравляю, рыцарь! – радостно воскликнул сатир. – Первый шаг сделан. Правда, мирцаир поведал мне о происках императора. Трудно тебе будет. Но ничего нет невозможного для такого мачо, как ты, Коля. Народ Эллады императора ненавидит. Его поддерживают только местные олигархи и бюрократы. Ты же должен завоевать любовь народа. Тогда ты победишь императора. Публика уже восхищена тобой.

– Мы более чем восхищены тобой, рыцарь! – добавила нимфа. – Иди. Народ требует сделать круг почета, после чего тебе на голову возложат лавровый венок победителя.

– Круг почета? Нет проблем!

Торжественно забили барабаны, и Коля пошел по кругу. Да не просто пошел. Для начала он согнул руки, демонстрируя бицепсы. Вскоре остановился и расправил мышцы спины. Вновь пошел, на ходу играя брюшным прессом.

– Рыцарь! Бедра покажи народу! – завизжала нимфа, и Коля сбросил штаны, оставшись в одних трусах. На трибунах забушевал ураган.

«Это я зря сделал», – подумал Коля, увидев, как сотни особ женского пола рванулись с трибун на поле. Надо отдать должное стражникам – они среагировали мгновенно, встав цепью и не допустив непредсказуемого развития событий. Коля вытер холодный пот со лба и подумал в этот ужасный миг, что в более древние, нежели сейчас, времена правы были организаторы состязаний, не допуская женщин на игры. Нет, вполне возможно, что когда-то очень давно их пускали. Но, похоже, не раз случалось так, что иные победители соревнований становились беззащитными жертвами в руках восторженных, осатаневших поклонниц. После чего здравые умы решили не допускать столь опасную и непредсказуемую в своем поведении половину человечества на Олимпийские игры. Такие выводы сделал для себя Коля и подумал, что все же крайне неосмотрительно забыли эту старую и добрую традицию.

На всякий случай он вновь запрыгнул в штаны, после чего началась церемония награждения. Коля взошел на пьедестал почета. Здесь к нему танцующей походкой подошла фотомодель в короткой прозрачной тунике, возложила ему на голову венок и сунула за резинку штанов клочок пергамента.

– Улица Афины Паллады, дом двадцать четыре, квартира два. Мое имя Вирсавия, – перевела надпись на пергаменте нимфа, когда Коля показал ей бумажку.

– Это может быть ловушка императора. Он сделает все, чтобы ты не победил. Не советую туда ходить, рыцарь, – предостерегла она Колю.

– Да я и не собирался!

– Надо быть крайне осторожным, – добавил сатир. – Мы ступили на тропу войны.

– Ведьмы кругом это, – пробормотал молчавший все это время Петрысь.

– Ты включил меня в соревнования по картам? – спросил Коля сатира.

– Ты наивный человек, рыцарь, – усмехнулся тот. – В этот список не допускаются посторонние. Кстати, ты слышишь шум и неодобрительный свист на трибунах?

– Да, а что такое?

– Народу сообщили, что появился еще один победитель в играх. Это император. Он только что выиграл у своих противников в бильярд.

– А где играли? Почему никто не видел? – возмущенно спросил Коля.

Сатир недобро усмехнулся.

– Игра проходила в закрытом помещении. Туда даже наблюдателей не пускали от участников игр, не то что широкую публику.

– Идиотизм!

– Еще какой, рыцарь! Но это идиотизм императора, не шутка. Да ничего, Зевс нам поможет. Тебе надо отдохнуть, рыцарь, выпить прохладительных напитков. Пошли в тень. Через час снова соревнования. Будешь камни кидать.

– В башку императора. Гы-гы-гы, – замычал Петрысь.


Камни откидали быстро. Коля был вне конкуренции. Огромный булыжник весом за три пуда он швырял одной рукой намного дальше, чем его противники, посылавшие снаряд с натужными воплями обеими руками. Многие из участников отказались от своих попыток после первого же броска Коли и, смеясь, наблюдали, как оставшиеся смельчаки надрывали животы в безуспешных попытках приблизиться к результату лидера. Трибуны тоже взрывались хохотом, когда кто-либо из атлетов в очередной попытке брал в руки тяжелый камень. Кидали кто как мог и в силу своих способностей. Кто из-за головы, а иной – раскрутившись волчком. Один из атлетов даже пытался бросить камень, раскачав его обеими руками меж своих расставленных ног, но во время броска у него лопнули штаны на самом видном месте. На трибунах легли от смеха.

Итак, Коля стал победителем второго вида состязаний. Трибуны приветствовали его овациями стоя. Несколько сотен женщин вновь безуспешно попытались прорваться на поле. При возложении венка на голову уже другая фотомодель сунула ему в штаны клочок пергамента.

– Проспект Аполлона Бельведерского, дом семнадцать, квартира четыре. Твоя Алопа, – прочитала на этот раз нимфа. – Ты пользуешься бешеным спросом, рыцарь. Еще бы. Всего одна победа разделяет тебя и Золотое руно.

– Императора тоже, – невесело произнес сатир. – Только что он выиграл состязания в карты. Оставил в дураках всех своих соперников. Не стоит даже сомневаться, что он одержит завтра победу в «Чапаева».

– Но я тоже одержу победу! – возразил Коля. – Что у нас там завтра? Бои без правил? Мне не будет равных.

– Правила игр гласят, что если двое или более участников игр одержат по три победы каждый, то они будут соревноваться меж собой, – пояснила нимфа.

– А вид состязания выбирает судейская коллегия, – дополнил сатир.

– А если я до этого одержу четвертую победу? – спросил Коля.

– Четвертая победа не в счет, – ответил сатир.

– Да, интересные дела тут творятся, – задумчиво произнес Коля и посмотрел на трибуны.

Состязания на сегодняшний день закончились, и народ начал расходиться. Над трибунами ветер колыхал на шесте Золотое руно. На какой-то миг в голове Коли созрела шальная мысль подбежать к шесту, раскидать стражу и сорвать приз с веревки. А там добежать до автомобиля – и только его и видели. Но Коля был честным человеком и не мог позволить себе подобные действия.

– Пошли отдыхать, – произнес он решительно и направился к главным воротам, но сатир потянул его за руку в противоположную сторону, объяснив, что Коле не следует ходить туда, где его уже поджидают тысячи фанатов и фанаток, лучше воспользоваться служебным выходом. Нимфа же с Петрысем не пожелали петлять окольными путями в лабиринтах под трибунами и пошли прямым путем в общей массе народа.

Сатир, потащив за собой Колю под трибуны в поисках окружных путей, вскоре заблудился. Коля это понял, когда тот остановился в одном из пустых полутемных коридоров и начал озираться по сторонам. Затем он повлек Колю обратно, снова остановился, развел руками и начал топтаться на месте, выстукивая копытами чечетку по камням.

– Сейчас, сейчас, – бормотал он, напряженно наморщив лоб. – Сейчас вспомню. Ой!

Коля терпеливо ждал, но ему здесь не нравилось. Мрачно и сыро. Он слышал, как где-то далеко капала вода, а потом зазвучали множественные шаги. «Сейчас спросим», – подумал Коля и увидел приближающихся людей.

Это были гвардейцы императора. Они приблизились и остановились. Их было пятеро. Один из них, главный, судя по широкой бляхе на груди, вскинул руку перед собой в приветственном жесте и что-то громко пролаял.

Сатир испуганно вжал голову в плечи.

– Привет, – кивнул Коля.

Главный продолжал что-то говорить. Коля ничего не понимал и вопросительно посмотрел на сатира.

– Тебя приглашает император, – испуганно проблеял тот.

– Это еще зачем? – нахмурился Коля. – Спроси его.

– Этот вопрос нельзя задавать, когда приглашает император, – пролепетал сатир.

– Тогда я никуда не пойду, – отмахнулся Коля. – Нужен мне какой-то император. Надо ему – пусть сам ко мне идет. Я с самим президентом России за руку здоровался, когда он в наш город приезжал, а тут какой-то император. Чемпион карточной игры. Шулер. Ты лучше спроси, как тут к выходу пройти.

– Не буду я это говорить, – завыл сатир.

– Тогда я сам выход найду, – махнул рукой Коля, развернулся и пошел в обратную сторону, но ему преградили путь еще пятеро гвардейцев, появившиеся из сумрака коридоров.

– Ну, чего еще? – недовольно спросил Коля и тут же почувствовал, как его подхватили сзади под руки.

Неосмотрительно. Коля слегка присел, обхватил каждого из смельчаков руками, а затем резко свел их примерно так, как он это делал с гантелями на разводке лежа. Нападавшие столкнулись лбами, подогнули ноги и осели на пол. Не давая остальным гвардейцам опомниться, Коля подхватил одного из поверженных и швырнул его перед собой. В результате еще трое нахалов, посмевших преградить Коле дорогу, мешками повалились на пол. Остальные решили не искушать судьбу и быстро ретировались, оставив своих соратников на милость Коли. А он усмехнулся.

– Гвардейцы, блин!

Подняв одного из них за шиворот и приведя его в чувство хорошей встряской, Коля рявкнул:

– Выход где?!

Тот все понял без перевода и махнул рукой в сторону.

Коля отпустил горе-гвардейца, и он медленно побрел по коридору, шатаясь и хватаясь за стены. Тем временем его братья по оружию постепенно приходили в себя и расползались по-пластунски кто куда. Сатир, потеряв от страха дар речи, что-то нечленораздельно блеял.

Коля махнул ему рукой.

– Пошли!

– Ты это, зря ты так, рыцарь, – пролепетал сатир.

Коля только махнул на него рукой и ничего не сказал. А что говорить с тем, кто от страха готов копытами к полу прирасти? Только время терять. Он шел следом за гвардейцем. Тот свернул в боковое ответвление коридора, поднялся по лестнице и вскоре вывел Колю на белый свет.

– Я так и думал, – мрачно усмехнулся Коля.

На белом свете, за проемом выхода он увидел несколько десятков неприветливых физиономий, принадлежавших воинам императорской гвардии. По всему видно было, что они поджидали не иначе как его – Колю. А кого же еще? Коля оглянулся. Сатира и след простыл.

– Вот козлище, – пробормотал Коля. – Кто мне будет переводчиком блеять?

Гвардейцы разом обнажили клинки. Решительные, однако!

«Переводчик не потребуется, – предположил Коля. – А вот лом и друг топор сейчас бы кстати были. Жаль, в машине остались. Назад поворачивать? Не, не пристало Рыцарю лома и топора на попятный идти».

Коля наклонился, подобрал с земли увесистый камень и, многозначительно глянув на своих противников, подбросил его на ладони.

– Мы уже видели, как ты камни бросал. Достаточно, – послышалось из-за спины воинов.

Их строй раздвинулся, и Коля увидел неподалеку от себя невысокого, крепко скроенного индивида, облаченного в пурпурную с золочеными узорами римскую тогу. Индивид властно повел рукой, и гвардейцы мгновенно спрятали мечи в ножны. Незнакомец, шелестя тогой, медленно приблизился к Коле и взглянул исподлобья бесцветными, холодными, как горный лед, глазами. Тень надменной улыбки скользнула по его губам.

– Я император Нерон, – представился индивид на чисто русском языке.

– Нерон? – недоверчиво переспросил Коля. – Я видел Нерона на трибунах.

– Там был мой двойник. Кстати, камень можешь выбросить. Он пока тебе не понадобится.

– Двойник? Да иди ты! Он же не похож на тебя! – воскликнул Коля, возвращая камень на землю.

– Какая разница? Народ верит – и ладно. Народ многому верит. Народ – это всего лишь стадо, а император – его пастух. У меня хорошее, племенное стадо. Пошли. Надо поговорить.

Нерон показал рукой направление, и Коля заметил чуть поодаль среди деревьев небольшую ротонду. Подойдя вместе с императором к парковому сооружению, он увидел там столик с двумя кубками и блюдо с фруктами. Тут же стояли два кресла с золочеными подлокотниками в виде львов.

– Присаживайся. – Нерон показал на одно из кресел, сам тоже сел и поднял кубок.

– За знакомство.

– Спасибо, нет, – отказался Коля.

Нерон криво ухмыльнулся.

– Думаешь, отравлю? Может быть. Но не сейчас.

– Я не пью.

– Спортсмен? Это хорошо. Уважаю.

– Ты где так по-русски научился чесать?

– С детства.

– А кто научил?

– Он. – Нерон ткнул пальцем в небо.

– А если серьезно?

– Я серьезно.

– Короче, я пошел. Мне некогда сказки слушать. – Коля поднялся из-за стола.

– Не спеши. – Нерон многозначительно повел глазами по сторонам. – Здесь я решаю.

– Ты уверен? Я ж не из твоей отары.

– Мне нравится твоя самонадеянность, воин. Ты сядь. Куда спешишь?

– У меня режим. Завтра соревнования.

Нерон скривился в подобии улыбки.

– Ты все равно их не выиграешь. Не спеши.

– Это почему же?

– Сядь. Из какого года тебя, воин, сюда закинуло?

Этот вопрос заставил Колю задуматься. Мало того что этот Нерон разговаривает по-русски, так он еще знает, что Коля из далекого будущего сюда прибыл.

– Ты кто такой? – спросил Коля, возвращаясь на место.

– А сам не знаю, – усмехнулся Нерон.

– Как это?

– Так. В раннем детстве в чистом поле меня по голове приложила молния с неба. Когда очнулся, то во мне уже жили два человека. Я частично вспомнил, кем был в иной жизни. Ты веришь в перевоплощение душ, воин?

– Я уже во все готов поверить, – ответил Коля. – И кем же ты был в иной жизни?

От этого вопроса взгляд Нерона потемнел.

– С того самого дня, как Юпитер приложил меня огненной стрелой с небес, я страдаю раздвоением личности. С детства меня нарекли Луцием Домицием Агенобарбом. Сейчас же меня величают не иначе как император Нерон Клавдий Цезарь Август Германский, Великий Понтифик. Но я-то знаю, знаю я… – Нерон оглянулся, словно боясь, что его подслушают, и прошептал: – В иной жизни я был Львом Давидовичем.

«Этого мне еще тут не хватало, – подумал Коля. – Гениальный дурак Петрысь меня уже достал, теперь еще этот сумасшедший император».

– Ты мне не веришь? Не веришь, – ухмыльнулся Нерон. – Тогда откуда я знаю русский язык? Да и не только русский. Это я помню. Я, как сейчас, помню, что делал революцию в России, искренне желая счастья всем народам мира. А еще я помню, как меня называли политической проституткой. В моей памяти сохранился ледоруб. Это странно. Не помню, чтобы я был альпинистом.

– Ты Ленина видел? – спросил Коля.

– Видел! – незамедлительно ответил Нерон.

– А Сталина?

– Видел.

– И Чапаева видел?

– Видел, и даже в шашки с ним играл.

– В «Чапаева»?

– Конечно!

– Понятно.

– Что тебе понятно? Ты знаешь, кто я?

– Ты же сам сказал, что тебя называли политической проституткой. Скорее всего, что это правильно.

– Я так и думал, – огорченно произнес Нерон. – Но я желал счастья людям!

– Само собой, – кивнул Коля. – А от меня тебе чего надо, Лев Давидович?

– А просто поговорить на родном языке.

– На родном?

– Ну, не совсем на родном, но все же. Как он там – Третий Рим?

– Кто?

– Третий Рим. Россия?

– Россия-то? Стоит Россия. А тебя это волнует?

– А как же! Я же боролся за процветание этой страны. А ты зачем сюда приехал, воин? Тебе руно Золотое зачем нужно?

– Человека спасти.

– И все?

– А этого мало?

– Ну, не знаю. Жизнь человека – это песчинка по сравнению с великим делом революции. Видишь ли, земляк ты мой, весь мир катится к черту на рога, и кто, как не мы, истинные патриоты, понимающие роль мирового пролетариата в историческом процессе мироздания, должны показать всем путь в светлое будущее? А на этом пути неизбежны жертвы, много жертв, миллионы жертв. А ты говоришь о какой-то одной жизни. Ты, такой большой и сильный, можешь помочь многим. У меня есть к тебе предложение.

– Какое еще предложение?

– Зачем тебе Золотое руно? Оставайся здесь. По всему видно, что ты великий воин. Мне такие очень нужны. Более того, ты мой земляк по иной жизни. Такому можно доверять. Я тебя сделаю командующим объединенными силами империи. Вместе мы горы свернем. Да и поговорить мне будет с кем.

– Спасибо. – Коля вежливо склонил голову. – У меня иной путь.

– Хочешь Золотое руно выиграть? – Нерон снисходительно усмехнулся. – Ты наивный человек. Руно выиграю я. А почему? Да потому, что сила в правде, а правда на моей стороне. В чем твоя цель? Ты хочешь спасти только одного человека. Только одного. А я хочу спасти всех, и в этом мне поможет Золотое руно. Я бы мог волей императора просто забрать его, но я этого не сделаю. Я никогда не нарушу закон. Весь мир должен узнать, что император Рима сильнейший атлет в мире. И тогда Золотое руно, следуя букве закона, станет достоянием всей Российской, пардон, Римской империи, а не только каких-то там эллинов!

Нерон вскочил и в порыве ораторского воодушевления начал быстро метаться по ротонде, размахивая руками.

– Обладание руном поднимет национальное самосознание нашего народа, боевой дух легионов! – запальчиво продолжал он. – Это нужно для того, чтобы расширять наши границы. Римская империя несет истину и процветание всему миру. Но многие, к сожалению, этого не понимают. Со всех сторон нас окружают враги. Они наращивают свою мощь. Гонка вооружений вышла на новый виток. Враги изобрели новый вид катапульт и развивают биологическое оружие, способное метать заряды коровьего и лошадиного навоза, зараженного дизентерией, холерой – этой чумой тысячелетия, – на огромные расстояния. Военный объединенный варварский блок навис над нашими границами. Более того, враги разъедают нас изнутри.

Нерон устал бегать по ротонде, запыхался, вернулся за стол и наклонился к Коле.

– Сектанты ложных богов подрывают нашу веру, – снизил он голос до шепота. – Особенно секты этого, того, кто называл себя Спасителем. Эти секты очень опасны. Я же, в отличие от них, искренне желаю блага своему народу и потому выиграю Золотое руно, не глядя ни на кого. Я люблю свой народ и не могу позволить кому-либо, в том числе и тебе, моему соотечественнику, завладеть главным призом Олимпийских игр. Ради своего любимого народа я могу пойти даже на крайние меры.

– Да люби ты свой народ, сколько тебе влезет и как тебе захочется! – прервал Коля затянувшийся монолог Нерона. – Но при чем здесь соревнования? На соревнованиях должен побеждать сильнейший в справедливой и честной борьбе. Это главный закон, и никто не имеет права его нарушить, даже власть имущий ради блага своего народа. Один раз нарушишь – и пойдет свистопляска. Вседозволенность начнется! И тогда только одно сможет помочь – либо лом, либо топор. Понял? Короче, я пошел. Счастливо оставаться.

– Говоришь, либо лом, либо топор? А может, ледоруб?

– Может, и ледоруб. Стоп! Вспомнил я, кто ты, Лев Давидович! Троцкий ты. Был один такой революционный деятель в нашей истории.

– Троцкий? – Нерон задумчиво почесал затылок. – Точно Троцкий?

– Точно!

– Не помню, – огорченно помотал головой Нерон. – Врешь ты все. И не вздумай кому-нибудь рассказать. Иначе не жди от меня пощады.

– А я и не жду. Что от тебя ждать-то? – Коля махнул рукой. – Ты же политическая проститутка.

– Это я помню, – согласно кивнул Нерон и скривил рот в усмешке. – Брезгуешь, значит. Не принимаешь предложение от проститутки. Не желаешь стать главнокомандующим объединенными силами Рима?

– Нет. Я уже сказал.

– Ты ничего не понял, воин.

– Что я должен понять?

– То, что тебе не надо продолжать соревнования. Руно выиграю я.

– В шахматы и в шашки, – презрительно усмехнулся Коля. – Народ уже смеется над тобой.

– Народ? – Нерон нахмурил брови. – К сожалению, народ зачастую не понимает, что для него есть благо, а что скверна. Но я люблю народ и докажу ему, что готов на все ради него. А кто не поймет этого, тот будет уничтожен как враг народа! Ты меня понимаешь, воин?

– Нет, – мотнул головой Коля. – И не хочу понимать.

– Какой непонятливый! – всплеснул руками Нерон. – Не понимаешь, что простой воин никогда не сможет выиграть у императора Рима. Потому что я несу благо народу, а что несешь ты? Кто ты такой? Кто ты есть? Кто? Да ты же враг народа!

Коля медленно поднялся во весь свой богатырский рост. Его терпение кончилось. Он понял, что уже в течение получаса этот сумасшедший вначале пытался подкупить его, а когда это не получилось, начал запугивать. Кого запугивать? Его? Колю Калина – лучшего спасателя города?

– Я рыцарь лома и топора, – произнес он, чеканя каждое слово. – А против лома нет приема. Завтра ты в этом убедишься, Лев Давидович.

– При чем здесь лом? – пожал плечами император. – Я лом не помню. Ледоруб помню. Но альпинистом не был. Странно как-то все. А впрочем, это неважно. Ты это, давай ступай, воин. Несговорчивый ты оказался. Да и ладно. Все, иди, устал я от тебя. Отсталый ты человек. Непросветленный. Темный. Только о себе думаешь. Счастье народа тебя не волнует. Судьба всего мира тоже не интересует. С такими, как ты, будущее не построишь. Не по пути нам с тобой. Ты рудимент на теле человечества.

Коля ничего не это не ответил. Зачем? Только время терять. Он шагнул из ротонды, прошел мимо прятавшихся в кустах гвардейцев и направился в сторону Олимпийской деревни. Светило солнце. По небу плыли облака. На ветвях деревьев щебетали птицы. Жизнь продолжалась.


А в это время где-то далеко кого-то били ледорубом по голове.


Глава 15 ОЛИМПИЯ | Рыцарь лома и топора | Глава 17 ИДИОТИЗМ