home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

ЭСКАЛИБУР

Примерно через час гигантского слалома меж деревьев вездеход наконец выбрался из леса и выехал на узкую каменистую дорогу, пролегавшую по кромке глубокого сырого оврага.

– Туда, – махнул Петрысь рукой. За неполный час, пока вездеход продирался сквозь лес, подминая колесами низкий кустарник, Петрысь популярно объяснил Коле, что да как произошло.

Убедившись, что Коля помнит все, что было поведано ему во сне, Петрысь начал с того, что давно уже мечтал отомстить Геллахерне. Он чувствовал, что набрался достаточно сил для этого, но все боялся и потому не решался до того дня, пока не увидел ее на железнодорожном вокзале. Петрысь сразу понял, что колдунья задумала нечто недоброе, иначе зачем же ей надо было появляться в столь отдаленном уголке земли. Признаться, поначалу Петрысь сильно испугался, полагая, что колдунья вычислила его и прибыла в город по его душу. Но колдунья прошла мимо и не узнала его в образе дурака.

Тогда он своим идиотским умом сообразил, что колдунья прибыла в город с иными намерениями, несомненно гадкими, и попытался проследить за ней. Но шок, вызванный встречей с колдуньей, пробудил в нем резкий приступ крайнего идиотизма и помешал осуществить задуманное.

Без памяти он обнаружил себя где-то под забором уже за полночь. Испытывая почти полное потемнение рассудка, собрав остатки разума в кулак и преодолев помехи пространственно-временной субстанции, он вскоре вышел на след Геллахерны. Ему даже удалось восстановить картину событий, и, осознав, что произошло, он решился. Время действия пришло. Один, надо признать, он никогда бы не решился выступить против колдуньи. Но о лучшем союзнике, чем Коля Калин, Петрысь и не помышлял.

Прежде всего необходимо было пробить дорогу в земли Геллахерны. Это было трудно, но возможно.

Дело в том, что, скрываясь от погони, он так петлял, путал следы и перекрывал каналы пространств, что сам потом забыл, как ему вернуться назад по всем этим лабиринтам, а более того – переправить по ним еще и Колю. С большим трудом ему удалось вспомнить один из каналов, но он все же не был до конца уверен в нем. Для проверки результата перемещения Коли он настроил его мобильный телефон на один звонок через пространство и время.

Петрысь пытался предупредить Колю об отправке, но ему, как всегда, не хватило ума, чтобы все доходчиво объяснить. Впрочем, все прошло удачно. Коля прошел барьер, попутно разворотив своим ломом весь портал.

Позвонив по телефону и убедившись, что перемещение прошло удачно, Петрысь сам пошел вслед за Колей, но тот успел вместе с войском короля Ламудрака уйти довольно далеко. Петрысь смог догнать Колю за городом Ааллогом. От радости встречи он вспомнил еще кое-что из своей магической практики и ночью удачно переместил на Большую дорогу автомобиль «Хаммер». Но, будучи все же на тот момент полным дураком, он снова не смог вразумительно объяснить Коле, что да как. Вот такие дела.

Если бы Коля послушался Петрыся и свернул направо, то попал бы в Парк Развлечений под названием «Веселый Роджер», по которому можно пробраться в замок колдуньи. Это истинный путь. А то, что видел Коля, шуруя во весь опор по прямой дороге, не более чем хорошо подстроенная Геллахерной иллюзия и коварная ловушка. Если бы не старания Петрыся с его магической туалетной бумагой, то все бы они канули в колодцы вечности, откуда нет выхода. Но Петрысь вытащил вездеход удачно, в некий другой мир. До недавнего времени он сам не знал, куда их туалетной бумагой занесло, но, получив исчерпывающую информацию от мирцаира, догадался.

Петрысь еще раз успокоил Колю, уверив, что теперь спешить особо нет смысла. Ведь пространственно-временная петля, куда они попали, устроена так, что при выходе из нее попадаешь в исходную точку за минусом одной минуты. Но есть одна проблема. Чтобы выскочить из петли, надо бодро шуровать через осколки миров. А вот сколько этих миров и каковы они будут, это еще предстоит узнать.

Коля все схватывал на лету. Из объяснений Петрыся о пространстве и времени он понял, что здесь чем тише едешь – тем дальше будешь. Больше всего его беспокоил на данный момент остаток топлива в баке. Километров на пятьдесят только хватит, не больше.

– Долго еще ехать? – спросил он Гениального Архитектора, покосившись на показания горючего.

– Скоро, – кивнул Петрысь. – Видишь, людей на дороге все больше попадается. Селение уже близко.

– Да уж, – ухмыльнулся Коля. Он и вправду видел людей на дороге, но они почему-то, завидев вездеход, все как один резко шарахались в сторону, исчезая в лесной чаще.

Меж тем лес поредел, а вскоре по сторонам дороги потянулись возделанные поля. Вездеход заехал на пригорок, откуда открылся вид на долину реки. На ее излучине приютилось небольшое поселение. Чуть в стороне от поселения, на холме высились стены крепости. В нескольких сотнях метров впереди дорога раздваивалась. Левая развилка вела к поселению, а правая – к воротам крепости, туда, где через глубокий ров перекинулся подъемный мост. Коля видел издалека, как в селении суетился народ. Да и мост через ров начали поднимать. Кого так испугались?

– Близко к стенам не подъезжай, – нахмурился Петрысь. – Еще, чего доброго, шарахнут из катапульты. Перепугались тут они, и не на шутку. Автомобиль у тебя слишком страшный. Все, тормози.

Коля остановил машину у развилки и осмотрелся. Он пытался прежде всего отыскать глазами автозаправочную станцию, для чего даже вышел из автомобиля. Но бензином здесь не пахло. Ветерок доносил со стороны селения стойкий запах навоза, прокисшей капусты и чего-то еще неприятного. А на развилке дорог перед автомобилем высился огромный серый бугор. Будто кто-то давно на самосвале бетонный раствор не довез по назначению и вывалил здесь. На самом верху бугра Коля увидел, как ему показалось поначалу, крест. Но, подойдя поближе, он разглядел меч, чуть ли не по самую рукоять в этот бугор погруженный. Коля осторожно притронулся носком ботинка к бугру. Твердо, как камень. Кто-то зачем-то загнал качественно выполненное оружие в бетонный раствор, застывший со временем в монолит.

Коля решил, что нехорошо так с оружием обращаться. Не место здесь этому клинку. Он, недолго думая, забрался на бугор, ухватился за рукоять меча обеими ладонями, благо та двуручная была, и потянул всей своей богатырской силой. Нечто подобное Коля делал в спортзале со штангой, и называлось это становой тягой, когда в упражнении участвуют мышцы ног, спины, плеч и рук. А у Коли становая тяга будь здоров какая! Потянул он меч обеими руками. Дело привычное. И вырвал клинок из монолита.

Меч на солнце засверкал. Лезвие острое. Коля решил, что это легированная сталь, и залюбовался мастерски выполненным изделием. Он и не заметил, как от крепостных ворот опустился мост, а когда, заслышав шум за спиной, оглянулся, то увидел неподалеку от себя с десяток всадников в доспехах и под сотню пехотинцев. Весь этот люд настороженно смотрел на Колю, но особой враждебности не выказывал. В глазах у многих из них читалось неподдельное восхищение.

– Кто так с оружием балуется? – спросил Коля, помахав мечом в воздухе.

Вооруженная толпа отпрянула назад. Кони под всадниками шарахнулись в стороны.

«Испугались, что ли? – подумал Коля. – Это я неосторожно мечом махнул».

Он воткнул клинок в землю в знак мирных намерений и широко развел руки в стороны. Вот я весь тут, дескать, безоружный. Толпа продолжала насторожено взирать на Колю. Все облачены в кольчуги, латы да панцири. На всадниках доспехи покрепче. Снова рыцари какие-то.

«Опять к каким-то мудракам попал», – подумал Коля.

– Вы кто такие? – спросил он. – Парле ву Франсе? Шпрехен зи дойч? Ду ю спик инглиш?

С последней фразой среди вооруженной толпы наметилось некоторое оживление, а один из всадников направил своего коня вперед и, приблизившись к Коле шагов на десять, начал что-то говорить. Хотя Коля упорно и долго изучал английский с французским, он ничего не понимал. Вроде слова английские, но какие-то не такие. А всадник продолжал эмоционально так, взахлеб стегать на своем непонятном языке.

– Тебя благодарят за то, что ты вытащил этот меч, – послышался голос за спиной Коли.

Он оглянулся и увидел Петрыся. Коля не заметил, когда тот вылез из машины.

– Еще он говорит, что если ты отдашь ему меч, то Камелот обретет настоящего короля, – продолжил Петрысь. – Уже много лет этот символ власти покоился в твердом камне. Настал день освобождения. И еще он спрашивает твое имя, чтобы увековечить его в памяти потомков.

– Скажи ему, что меня не нужно увековечивать, – с достоинством произнес Коля. – А зовут меня Коля Калин. Я рыцарь лома и топора, спасатель и орденоносец. Я отдам ему меч, если он расскажет мне, как этот клинок попал в столь недостойное место, в эту огромную застывшую кучу.

Петрысь перевел. Коля ничуть не удивился его языкознанию. Ведь Петрысь был Гениальным Архитектором.

Всадник тем временем начал снова что-то говорить. Речь его на этот раз была длинной. Но вот она закончилась, и Петрысь начал объяснять Коле, что очень давно король Камелота выжил к старости из ума и в припадке необузданной ярости, осерчав на своих подданных и наследников, заказал в Риме повозку цемента. Когда цемент доставили на землю Бретани, сумасшедший король лично замесил раствор, навалил огромную кучу и загнал туда лезвие королевского меча. После чего во всеуслышание завещал своим потомкам, что истинным королем из его наследников станет тот, кто будет держать в руках освобожденный из плена затверделой кучи этот самый меч.

Цементный раствор застыл и стал прочнее любого камня. А вскоре король умер. Но его наследники не могли носить корону. Ведь королевское слово – закон, пусть даже оно и произнесено устами сумасшедшего. Они сидели, сменяя друг друга, на троне и носили, согласно завещанию, титул исполняющего обязанности короля.

Лучшие силачи со всех сторон света приезжали сюда, дабы освободить меч за большое вознаграждение. Но римский цемент был неумолим и крепко держал клинок. И кто только изобрел его, этот римский цемент?!

При этих словах Коля успел заметить, как легкая усмешка тронула губы Петрыся. Коля понял, кто изобрел этот адский раствор. Как пожарный он немного изучал строительные материалы на предмет их прочности и устойчивости к огню. Он знал, что технология изготовления римского цемента не разгадана по сей день, а его прочность не может превысить ни один цемент современного мира.

Между тем Петрысь продолжал разъяснять Коле, что перед ним не кто иной, как исполняющий обязанности короля по имени Артур. Этот исполняющий обязанности, как и все его предшественники, неоднократно пытался завладеть мечом, но безрезультатно. И вот свершилось. Неделю назад к нему пришел один бродяга, заявил, что он великий маг Мэрлин, и сказал, чтобы Артур бросил клич силачам всех миров, пообещав тому, кто вытащит меч, половину своего королевства. Артур сначала пожадничал, но потом решил, что половина короны на голове лучше, чем ничего, и согласился. Он очень рад, что великий силач пришел, вернее, приехал на сказочной повозке, вытащил меч, и готов взамен за оказанную услугу отдать ему обещанное.

– Не надо мне обещанного, – отмахнулся Коля, заметив, что исполняющий обязанности короля по имени Артур опять что-то начал говорить. Он выдернул меч из земли, залез на бугор и вновь загнал меч в цементный камень, но ровно настолько, чтобы его мог вытащить человек, обладающий средними физическими способностями.

– В общем, так, Артур, – решительно произнес Коля. – Я эту легенду о тебе слыхал. В ней говорится, что ты сам вытащил меч из камня. Так вот, чтобы эту легенду не искажать и все достоверно донести до потомков, будь добр, слезь с коня и сам вытащи этот клинок. Действуй!

Петрысь перевел речь Коли. Кандидат в короли беспрекословно спрыгнул с коня, забрался на бугор и легким движением руки выдернул меч из тверди. Вся толпа разразилась одобрительными выкриками. Новоявленный король гордо поднял меч и что-то стал радостно говорить.

– Он приглашает нас в свой замок, – объяснил Петрысь. – Хочет нас щедро вознаградить золотом.

– Поблагодари его и объясни, что мы спешим, – отказался Коля от приглашения. – Нам не золото надо. Бензин у нас на исходе.

– Бензина у них явно нет. Километров сорок еще проедем? – спросил Петрысь.

– Сорок? – Коля задумался. – Пожалуй, проедем.

– Я знаю, где тут можно заправиться. За Камелотом, примерно километрах в сорока, есть заправка, – пояснил Петрысь. – Там мы остановимся, и я прикину, как нам выбираться из этих мест и сколько еще миров остается до обители Геллахерны. Только быстрее едем, пока я опять не сдурел. Если опять рехнусь, что уже скоро может случиться, то могу занести нас черт знает куда.

– Тогда поехали. – Коля помахал рукой королю Артуру, стоявшему все это время гордо на бугре. – Пока, король!

– Эскалибур! – воскликнул король, взмахнув мечом.

– Эскалибур! – подхватила толпа воинов.

– Эскалибур! – неслось вслед отъезжающему вездеходу.

– Все же увековечили, – усмехнулся Петрысь, когда автомобиль перед воротами замка свернул с дороги и покатил по бездорожью в объезд крепостных стен.

– Ты это о чем? – Коля покосился на Петрыся, опасаясь, что тот начнет дуреть.

– Фамилию твою увековечили, – пояснил Петрысь. – Эскалибур.

– А что это значит? – поинтересовался Коля.

– На языке древних атлантов это означает «Калин – меч», – не моргнув глазом, заявил Петрысь.

– Ну да? – недоверчиво хмыкнул Коля. – А ты знаешь язык атлантов?

– Я родился в Атлантиде, – ответил Петрысь.

– Да иди ты! – отмахнулся Коля. – По-моему, мне надо скорость прибавить. У тебя начинает крыша ехать.

– Хочешь верь, а хочешь нет, рыцарь. – Петрысь пожал плечами.

– Не верю, – хохотнул Коля и спохватился: – А где мирцаир? Мы тут про него совсем забыли. Он же маленький совсем. Вдруг его хищная птица склевала?

– Не беспокойся за него, – успокоительно махнул рукой Петрысь. – Он здесь поблизости. Этот летун передвигается по воздуху быстрее сокола и виртуознее стремительного стрижа. Кроме того, у него есть шпага. Он ей так может ужалить, что мало не покажется. Она у него ядовитая.

– Да ты что?! – удивился Коля. – Ядовитая? Опасная тварь!

– Да уж, – кивнул Петрысь. – Опасная. Размер не имеет значения. Кстати, вон он.

Коля едва успел словить взглядом нечто маленькое, перечертившее впереди на низком полете курс автомобиля.

– А что будешь делать ты, такой огромный и неповоротливый, когда на тебя нападут десятки подобных? – спросил Петрысь.

– Буду ломом отмахиваться, – отшутился Коля.

– И топором, – усмехнулся Петрысь. – А если без шуток, то против стаи мирцаиров только магия устоять сможет. Радует то, что они не агрессивны и применяют свое оружие только при крайней необходимости. Их жизнь окутана покровом тайны, а сами они крайне редко показываются простым смертным. Похоже, твоя принцесса понравилась ему, и он искренне возжелал помочь ей.

– Понравилась? – Коля удивленно поднял брови. – Этому клопу понравилась Светка? А впрочем, почему бы и нет? Ты прав. Моя Светка не может не нравиться. Кстати, я тебе все вопрос хочу задать по поводу магии. Я ведь до недавнего времени, можно сказать, не верил во всякие эдакие чародейства. Нет, я теоретически допускал, что где-то, как-то это возможно, почему бы и нет? Но все же мой здравый ум не мог представить, что такое может быть. И вот тебе, пожалуйста. Мою «принцессу» похитила колдунья. Впереди машины летает сказочное существо. Мы же путешествуем по различным мирам, а рядом со мной сидит волшебник.

– Я не волшебник, – произнес Петрысь. – Вперед смотри!

– Черт! – Коля резко рванул руль в сторону, объезжая крупный валун.

Стены Камелота давно скрылись позади за холмами, и путь автомобиля пролегал по унылой равнине, покрытой кустарником и редкой россыпью больших камней. На один из подобных камней Коля едва не заехал правым колесом, заговорившись с Петрысем. Подвеска у «Хаммера» крепкая, но мало ли что… Надо внимательнее быть.

– Далеко еще? – спросил Коля, бросив взгляд на показания топлива в баке.

– За теми холмами, – ответил Петрысь.

– А ты откуда тут все знаешь?

– Бывал я тут.

– Давно?

– Понятие времени относительно, – загадочно ответил Петрысь.

– Что ты здесь делал?

– В прятки играл.

– Шутишь все, – насупился Коля. – Умный сильно стал. Ты мне вот скажи, великий маг, как вы все это делаете?

– Что именно? – спросил Петрысь.

– Ну, это все. Перемещения во времени и прочую жуть. Заклинания какие применяете или как? С рождения это у вас такое или приобретенное? Ты вот откуда поднабрался?

– Зачем тебе знать про магию? У тебя же лом есть и топор, – засмеялся Петрысь.

– Отшучиваешься все, – нахмурился Коля.

– Ага, – кивнул Петрысь.

Коля понял, что ничего не добьется толком от своего соседа, и не стал более задавать вопросов. Он молча крутил руль, объезжая валуны, и время от времени беспокойно косил глазом на показания топлива. Автомобиль продолжал наматывать на колеса километр за километром.

– У меня горючее на исходе. Где твоя заправка? – нетерпеливо спросил Коля, не увидев ничего впереди, кроме голой и унылой степи, после того как вездеход миновал вершину очередного холма.

– Вот оно! – Петрысь показал рукой вперед, и Коля, обладая острым зрением, разглядел вдалеке какое-то сооружение среди голой равнины.

Вскоре, подъехав поближе, он остановил автомобиль примерно в полусотне метров от странной конструкции, выполненной из огромных продолговатых камней, часть которых вертикально вырывалась из земли, будто зубья гигантской короны, и служила опорой для горизонтальных каменных блоков, возлежащих на них замкнутым кольцом. За зубьями короны внутри круга Коля различил еще более крупные камни. Коле показалось, что он где-то видел это сооружение. Но где заправка?

– Где? – спросил Коля возмущенно. – Я последнее топливо истратил.

– Вот оно это! – воскликнул Петрысь, показывая на сооружение, затем выхватил из-под полы телогрейки веревку, выскочил из машины и резво побежал к камням.

«Все, опять сдурел», – решил Коля, а Петрысь, добежав до странной конструкции, начал разматывать веревку.

– Иди сюда это! – крикнул он, призывно махнув рукой.

– Черт! – выругался Коля, выбираясь из автомобиля. Только сейчас он почувствовал, что не держал во рту со вчерашнего вечера маковой росинки. А солнце уже к зениту подбирается.

– Ты его слушай, рыцарь, – пропищало за спиной.

Коля оглянулся и увидел мирцаира, сидящего на крыше автомобиля.

– Да он же опять рехнулся! – возмущенно воскликнул Коля. – Что его слушать? Завез черт знает куда! Дурак!

– Даже будучи дураком, он умнее любого из нас, – возразил мирцаир. – На него теперь вся надежда.

– Рыцарь! – послышался голос Петрыся.

– Чего тебе? – спросил Коля, подойдя вплотную к камням и окинув хмурым взглядом странное сооружение.

– Держи тут вот. – Петрысь приложил волосатый растрепанный конец веревки к одному из камней.

– Зачем?

– Тебе какой бензин надо это?

– Ты издеваешься?

– Девяносто шестой устроит тут?

– Точно издеваешься.

– Держи тогда.

– Ну, держу. И что? – Коля брезгливо прижал грязную веревку к камню. Только сейчас он заметил, что на ней через разные промежутки завязано множество узлов.

– Держи крепко тут, – предупредил Петрысь и начал разматывать веревку, что-то бормоча себе под нос. Было похоже на то, что он считал узлы. Отсчитав где-то за пару десятков, он потянул веревку за собой, исчезая за камнями.

– Рыцарь, иди сюда! – послышался вскоре его голос.

Коля отпустил веревку и, обойдя камни, подошел к Петрысю.

– Вот тут, – уверенно произнес тот, показывая на одну из каменных глыб. – Подгоняй машину.

– Все, отстань, – отмахнулся Коля.

– Трансформер! – выкрикнул Петрысь и приложил свою ладонь к камню.

Коля в очередной раз немного удивился, но совсем немного. А что тут удивляться-то? Ну, стоял себе камень. Большой такой, грубо отесанный. Теперь вместо него бензоколонка образовалась. Все как надо. Шланг. Показатель расхода топлива. Бензин, судя по цифре на колонке, девяносто шестой. Чему тут удивляться-то особо? Хватит уже удивляться. Все в порядке.

Коля подогнал автомобиль, залил полные баки. Более того, наполнил про запас канистру. После пополнения запасов топлива колонка вновь превратилась в камень. Коля, для проверки качества горючего, в течение нескольких минут чертил по равнине на автомобиле широкие круги и остался вполне доволен. Вскоре довольный Коля восседал вместе с Петрысем возле скатерти-самобранки и жадно поглощал еду, не преминув поинтересоваться, что же это за сооружение такое посреди равнины голой.

Петрысь охотно поведал, что очень давно он по заказу могущественного энергетического магната Атлантиды построил сеть универсальных топливных заправок. Суть их заключалась в том, что заправки эти могли подключаться к любому энергетическому ресурсу всех времен и народов Вселенной независимо от его расположения в пространстве и времени, а проще говоря – воровать топливо. Воровство топлива сопровождалось бесконтрольным ростом его цен. Узнав, в чем причина роста цен, мировое энергетическое сообщество возмутилось и потребовало от властей Атлантиды прекратить беспредел, наказать магната по заслугам, а сеть незаконных заправок уничтожить. Но правительство Атлантиды было подкуплено магнатом, имело свои дивиденды от этих заправок и наотрез отказалось выполнить требования международного энергетического сообщества. Началась война, в результате которой Атлантида погибла, так сказать, ушла на дно. Большинство заправок было уничтожено. Остались считаные единицы. На одной из них, именуемой в современном мире Стонхендж, и заправился сейчас Коля. Еще несколько аналогичных заправок сохранилось в России в степях Хакасии. Функционируют они и по сей день. Петрысь как их создатель знает, как ими пользоваться, и потому имеет бесплатный доступ к этим заправкам. Здесь, при желании, можно получить любое топливо, от сена для лошадей до энергии, перемещающей фотонные звездолеты. Важно только найти правильную колонку, а для этого служит веревка с узлами. Надо отсчитать по веревке узлы и отмерить нужное расстояние от изначального камня.

«Продолжает издеваться, – думал Коля, слушая Петрыся. – Придуривается. Самое место в сумасшедшем доме с такими рассказами. Дурак-то дурак, а сам себе на уме. Похоже, правды от него не добьешься».

Тот же мирцаир, сидевший на плече Петрыся, поддакивал рассказчику, дескать, слышал от своих предков нечто подобное и теперь рад узнать истинный ход событий, услышать правду о гибели великой цивилизации из уст того, кто ее знает.

– Что, не веришь, рыцарь? – спросил Петрысь, ухмыляясь. – Не веришь. Людям свойственно не воспринимать правду, но они готовы поверить в самую наглую ложь.

– Точно-точно! – пискляво подтвердил мирцаир. – Дело в том, что ложь всегда приукрашена, а правда зачастую горька, неприятна, уродлива, потому и не нужна она никому.

– Достаточно, – устало произнес Коля. – Я утомился от ваших речей. Не пора ли куда-нибудь двигаться? Мне тут кто-то говорил, что мы попали в какую-то временную петлю. Может, пора из нее выбираться? Меня Светка заждалась. А спина злой колдуньи соскучилась по моему тяжелому лому.

– Пора! – спохватился Петрысь, подскочил и начал сворачивать скатерку. – По моим соображениям, настало время перемещения. Нам надо это там! Быстрее!

– Куда? Что там? – настороженно спросил Коля.

– Там это! Мы должны! Ты должен! Иначе по кругу пойдем! – завопил Петрысь и потянул Колю за рукав.

– Слушайся его, рыцарь! – заверещал мирцаир и полетел к машине.

Когда Коля уселся за руль, Петрысь вытащил из-за пазухи рулон туалетной бумаги, закатил глаза и начал что-то шептать. Затем оторвал клочок бумаги и выбросил его за дверь.

– Трогай, – произнес он.

– Куда? – спросил Коля.

– Туда. – Петрысь махнул в сторону от Стонхенджа. – Давай быстрее. Не медли!

– Странная эта штука – магия, – пробормотал Коля и послал машину вперед.

– А теперь разворачивайся! – приказал Петрысь. Коля послушно крутанул руль.

– Куда? – спросил он, когда машина вновь направилась к Стонхенджу.

– Прямо, – прозвучал ответ.

– Куда прямо?

– Туда. – Петрысь махнул рукой на камни.

Автомобиль меж тем развил приличную скорость. Во избежание столкновения Коля повернул руль направо. Автомобиль не послушался и продолжал катиться по прямой. Коля нажал на тормоз. Машина же только ускорила бег.

– Не сворачивай это туда! – заблажил Петрысь. – Прямо вот туда!

– Куда туда?! Там же камни!

– Туда! Прямо!

– Черт! Сейчас в лепешку размажемся!

Коля в последней надежде надавил на педаль тормоза. Бесполезно! Скорость нарастала.

«Ручной! Точно, ручной!» – подобная спасительной соломинке на бурной волне, пронзила Колю мысль.

Он рванул ручной тормоз. Сработало! На полной скорости автомобиль пошел юзом, заваливаясь направо и уходя от камней в сторону.

– Прямо! – продолжал вопить Петрысь. – Дурак! Ты дурак!

– Сам дурак! – огрызнулся Коля, отчетливо понимая, что машина все же зацепит камни на скорости достаточной, чтобы это запомнилось надолго. Зацепит левым боком.

«Идиотизм», – подумал Коля и невольно зажмурил глаза в ожидании жесткого удара о камни. Но удара не последовало.


Глава 12 ПЕДРО ГОНСАЛЕС ДЕ МУНЬЕС | Рыцарь лома и топора | Глава 14 КЕНТАВРЫ, САТИРЫ И ПРОЧИЕ