home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

ПЕДРО ГОНСАЛЕС ДЕ МУНЬЕС

Вот ведь как бывает! Кажется, что цель уже близка. Протяни руку, дотронься, схвати. Ан нет! У Джека Лондона есть хороший рассказ на эту тему. Один горе-предприниматель вез через весь север большую партию куриных яиц с заветной мечтой продать их и разбогатеть. Все свои деньги он вложил в закупку партии этих яиц, считал всю долгую дорогу, сколько выручит от продажи, и мечтал при этом, как он разбогатеет. Довез удачно. Сам не ел. Ни одного не разбил. Как приехал, начал продавать. А яйца-то оказались тухлыми. Испортились в дороге или еще раньше. Вот так. Повесился с горя этот предприниматель. Много таких случаев. Насмешка жизни.

Коля мгновенно оценил ситуацию после остановки автомобиля на краю обрыва и понял, что его снова занесло куда-то, а заветная цель в виде замка Геллахерны, как сон, растаяла в далеком тумане. Но вешаться с горя он не собирался. Отчетливо осознав, что орешек оказался не так прост, каким показался на первый взгляд, Коля тем не менее в силу склада своего упорного и упрямого характера лишь еще горячее воспылал праведным гневом и преисполнился сокрушающей решимости пробить все стены пространства и времени ради дамы своего сердца.

Он выскочил из машины и начал озираться по сторонам, изучая местность. Мирцаир выпорхнул наружу и взлетел к небу. Петрысь, затолкав свое барахло под телогрейку, не спеша выбрался из машины через место водителя.

– Чертова ведьма! – Коля сплюнул. – Похоже, она нас закинула куда подальше. Но куда?

– Да она это вот чертовы кулички вот, – подал голос Петрысь.

– Ты бы помолчал, – отмахнулся Коля. – Мешал только, за руль цеплялся. Я из-за тебя скорость снизил. А так бы сразу проскочил.

– Направо надо было там вот, – пробубнил Петрысь.

Коля только рукой махнул. Тем временем мирцаир, очертив широкий круг в небе, снизился и присел на плечо Коли.

– Далеко за лесом поселение, – доложил он. – Рядом с поселением небольшая крепость. Замка Геллахерны не видно. Похоже, это иные земли.

– Оно и видно, что иные, – пробурчал Коля. – Поехали к этому поселению. Выясним, что за место.

– Смеркается уже. По темноте бы не советовал туда соваться, – предупредил мирцаир. – Мало ли что там.

– А мне по фиг, – самоуверенно заявил Коля, вернулся к машине, сел за руль и повернул ключ зажигания.

Что за черт! Полная тишина. Машина не заводилась. Коля попробовал еще раз. Бесполезно. Он выскочил из машины, открыл капот и тупо уставился на мотор. Коля в импортной технике не очень-то соображал, а тут еще темнота начала густеть. Не видно ничего под капотом.

– Пешком пойдем, – решительно заявил Коля.

– Далековато будет, – начал отговаривать мирцаир. – Мне-то что? У меня крылья. Кстати, я могу на разведку слетать. Одно крыло здесь, другое там. Нам по ночи самый раз летать. Никто не увидит.

– И то верно, – согласился Коля. – Узнай. Может, туда и смысла нет тащиться. А мы пока костерок разведем, к ночи подготовимся.

– Пожрем, – подал голос Петрысь.

– Иди дрова собирай. – Прихватив Петрыся за плечи, Коля развернул его и подтолкнул в сторону леса. Затем проводил взглядом исчезающего в сумраке мирцаира.

Петрысь оказался способным заготовителем дров. Он приволок объемистую охапку сухих ветвей, и вскоре под разлапистыми кронами деревьев разгорелся ночной костер.

– Молодец! – похвалил его Коля. – Иди мешок принеси.

Но Петрысь только растянул рот в довольной улыбке и присел возле костра.

– Ты чего не слушаешься? Не получишь жрать, – пригрозил ему Коля.

Петрысь же, запустив руку за пазуху, вытащил уже знакомый Коле кусок грязной ткани.

– Опять фокусы будешь показывать? – недовольно спросил Коля.

– Ага, гы-ы-ы-ы-ы, – произнес дурак и ловким движением расстелил тряпку.

Коля не удивился бы на этот раз при виде бутылки водки и двух стаканов, но ему снова пришлось невольно раскрыть рот от изумления. На тряпке не осталось свободного места. Коля видел еду, много еды, разнообразной, издающей вкусные запахи. Тут же стояла бутылка водки.

Петрысь ловко распечатал бутылку.

– Я не буду! – Коля накрыл ладонью стакан.

– Спортсмен, га-га, – насмешливо произнес Петрысь и проглотил свою порцию алкоголя.

– Ты кто такой, дядя? – нахмурившись, спросил Коля. – Странно у тебя все получается как-то. Вроде дурак, но более чем странный дурак. Вроде как мне помогаешь, но и мешаешь одновременно. Ты кто? Сумасшедший волшебник?

– Ага, да-а-а-а! Я, да-а-а-а! – закивал Петрысь. – Ты это вот угощайся тут.

– Само собой. – Коля намазал на половинку батона толстый слой черной икры и в упор посмотрел на Петрыся.

– Так кто же ты такой? – спросил он снова.

– Сам забыл немного, – ответил Петрысь.

– Амнезия, что ли?

– А?

– Потеря памяти, говорю? – крикнул Коля в ухо Петрысю.

– Это тоже тут, – кивнул Петрысь и засунул себе в рот целиком соленый огурец.

– А это что у тебя? – Коля показал на кусок тряпки.

– Скатерть-самобранка. Вот, – гордо произнес Петрысь.

– Откуда она у тебя?

– Украл это я.

– Украл? У кого?

– Не помню я того этого.

– Не помню, не помню, – недовольно пробурчал Коля.

– Но я умный бываю, – самоуверенно заявил Петрысь.

– Когда?

– Редко. А еще когда сплю тогда иногда. Но не всегда.

– Да, тяжелый случай, – помотал головой Коля.

– А он разведчик? – спросил Петрысь.

– Кто?

– Этот. – Петрысь растопырил руки и помахал ими.

Коля понял, что речь идет о мирцаире.

– Ага, диверсант он, – кивнул Коля. – Кстати, пора бы уже ему вернуться.

– Ага, пора скоро быть, то тут, то там, – бестолково произнес Петрысь.

Общение с дураком, его бессвязная речь, идиотская улыбка и мутные глаза утомили Колю. Веки его начали тяжелеть. Сон наваливался неотвратимо.

– Я посплю немного, – сказал Коля, укладываясь на мягкой траве. – А ты сиди, карауль. Как мирцаир прилетит, ты меня разбудишь. Понял?

– Понял, – кивнул Петрысь. – Как он прилетит, ты меня разбудишь, да. А ты спи это. А я тебе опять тут сказку расскажу вот.

– Только не надо этого. Помолчи, – взмолился Коля и начал проваливаться в страну сновидений. Коля всегда засыпал быстро. У него было отменное здоровье и крепкая психика.

Гениальный архитектор. Гениальный архитектор, – послышалось ему в шепоте листьев.


У Гениального Архитектора тоже когда-то была крепкая психика. Но случилось то, что кардинально изменило всю его жизнь.

Однажды к нему явилась дама. Она пришла к нему глубокой ночью, незваной гостьей, открыв без ключа дверь комнаты постоялого двора на окраине Санкт-Петербурга, где проездом остановился инкогнито Гениальный Архитектор. Под видом одинокого путника он собирался проконтролировать ход строительства города на Неве.

Шел дождь. Сверкала молния. Грохотал гром. Незваная гостья предстала перед Архитектором во всем черном. Он понял, что к нему явилась могущественная колдунья. Гениальный Архитектор был не робкого десятка и сам владел магией, потому встретил гостью достойно, предложив угощение со своего стола, и вежливо поинтересовался: в чем же состоит цель ее визита?

Пригубив кубок с вином, гостья поведала Архитектору, что долго искала его во тьме столетий, и даже спела ему известную песню под названием «Я искала тебя». Каким таким способом она в самом начале девятнадцатого века узнала слова песни, впервые прозвучавшей в конце двадцатого столетия, остается тайной за семью печатями. Тем не менее это неоспоримый факт, не поддающийся опровержению. После исполнения песни гостья поведала Гениальному Архитектору, что ее образ запечатлен на портрете, сотворенном одним из лучших его учеников. Портрет тот известен под названием «Мона Лиза. Джоконда». Вместе с тем, заметив недоверчивый взгляд архитектора, она уточнила, что это изображение одной из ее ипостасей, в коей она явилась во сне художнику. Ведь она великая колдунья и может менять свой облик по своему усмотрению, маскируясь, как ей заблагорассудится.

Она поведала еще, что, увидев этот портрет, была поражена мастерством исполнителя. Уже давно она искала того, кому бы могла доверить строительство своего замка и оформление его внутреннего убранства. Она желала, чтобы этот замок был лучшим творением в мире, готова была заплатить за это любую цену и была крайне огорчена, когда узнала, что создатель портрета давно ушел в мир иной. Вместе с тем она бесконечно обрадовалась, узнав, что жив его учитель. И этот учитель не кто иной, как сам Гениальный Архитектор.

Незамедлительно она занялась его поисками, и, к великой радости ее, поиски наконец-то увенчались успехом. Теперь она имела возможность самолично лицезреть облик Гениального Архитектора!

– Хочу самый красивый замок в мире. Я вижу его в виде огромной короны на высокой скале, – заявила гостья. – Хочу, чтобы учитель ученика, воплотившего мой величественный образ на полотне, которым будут восторгаться в веках, построил для меня достойный замок. А за ценой я не постою.

Гениального Архитектора заинтересовала не столько цена, сколько сама идея замка в виде короны. Такого он еще не создавал и, недолго думая, согласился.

В тот же вечер он перенесся вместе с колдуньей в ее земли.

Замок на скале в виде короны был построен быстро – через год.

В этом замке Гениальный Архитектор создал систему защиты и сеть секретных коридоров. Он был мастером ловушек и тайников. Колдунья была чрезвычайно довольна результатом и обещала Гениальному Архитектору щедрое вознаграждение. Но не следует верить обещаниям колдуний.

Обещая вознаграждение, колдунья лукавила. Уже тогда она вынашивала свой коварный план.

Дело в том, что она не могла позволить, чтобы тайну защиты замка, его систему ловушек и секретных проходов знал кто-либо еще, кроме нее, и она вознамерилась уничтожить создателя замка сразу же по окончании строительства.

Но Гениальный Архитектор сам был не промах. Он не раскрывал тайну системы защиты своего творения до самого окончания строительства. Более того, он поставил условие, что раскроет эту тайну лишь после полной оплаты его труда золотыми пиастрами, причем заранее доставленными в один из европейских банков с открытием счета на его имя. Там же, в этом банке, после полного расчета за проделанную работу, колдунья получит письменную инструкцию с детальным планом пожарно-охранно-ловушечной системы дворца, подробным описанием ее возможностей, каталогом вспомогательных принадлежностей и адресами сервисных служб. Причем эта инструкция была написана на известном лишь Гениальному Архитектору языке. Мелким шрифтом в конце инструкции было указано, что ее перевод на язык пользователя осуществляется за дополнительную плату и по договорной цене. Хитер же он, однако, этот Гениальный Архитектор! А что делать? Опыт общения с сильными мира сего научил его многому. Среди них не раз попадались отъявленные мерзавцы, изощренные подлецы и законченные негодяи.

Вот и на этот раз Гениальный Архитектор решил подстраховаться. Но это не входило в планы колдуньи. Она не могла оставить в живых того, кто знает тайну ее замка. Деньги она заплатила, в том числе и за перевод инструкции. Но, ознакомившись с ней как следует, она направила к Гениальному Архитектору своих наемных убийц. Колдунья знала, как уничтожить того, кто обладал даром вечной жизни. Но Архитектор ушел от опасности. Он сам был умен, хитер и коварен, настолько коварен, что не раскрыл колдунье подлинных секретов охраны замка, о чем не преминул ей злорадно сообщить в тайном письме. Тут он, надо признать, слегка переоценил свои возможности. Колдунья начала преследовать Гениального Архитектора по всему миру, не давая ему покоя, высасывая из него магические и творческие силы.

Шли годы. Гениальный Архитектор, скрываясь от погони, не мог более творить. Скитаясь по мирам, он старался уйти от преследования, запутать следы, но колдунья находила его. И тогда он превратился в дурака, идиота, сумасшедшего, и это принесло результат. Колдунья потеряла его из виду.

Поначалу Гениальный Архитектор мог по своей воле возвращать себе ум, но спустя некоторое время в мозгу у него что-то переключилось – и он совсем свихнулся. Иногда на него снисходило просветление, но ненадолго. Будучи дураком, Архитектор понимал, что он дурак, и его охватывало неудержимое желание отомстить той, из-за кого он дошел до жизни такой. Но, даже будучи дураком, он отчетливо понимал, что сил для мести у него нет, и постоянно находился в поисках путей осуществления своего желания. Он долго скитался по белому свету, и вот однажды ветер странствий занес его в небольшой провинциальный городок на берегу широкой полноводной реки. На взгляд Гениального Архитектора, создавшего лучшие архитектурные творения на земле, этот городок был сер, невзрачен и непримечателен. Но здесь, как нигде, он почувствовал силу, исходящую из самой земли. А сила ему была ох как нужна, и Гениальный Архитектор остался в этом городе надолго, став местным дураком.

Он видел побывавшего здесь проездом будущего царя России, чуть позднее повстречал Ленина и даже участвовал в местной тайной сходке, где пытался отговорить будущего вождя мирового пролетариата от его намерений совершить революцию. Но кто будет слушать дурака? Здесь же он мельком видел Сталина. Многие известные личности посещали этот город, причем неоднократно. Но самой великой личностью, удостоившей своим вниманием сей отдаленный уголок земли, был, вне всякого сомнения, Гениальный Архитектор. Впрочем, люди, к сожалению, не узнавали его, многие смеялись над ним, а мальчишки, те и вовсе бросались в него палками и стреляли в зад из рогатки. Неоднократно он попадал в сумасшедший дом, но когда там поняли, что он неизлечим и безобиден, то оставили его в покое.

Шли годы. Город строился и рос. Он перекинулся на другой берег реки и через несколько десятков лет начал расползаться своей застройкой в стороны. Власти города в меру своих сил и возможностей старались украсить город и привнести в него все лучшее, что имелось в мировой архитектурной практике. Особенно понравилась Гениальному Архитектору идея украсить местную городскую ратушу башней с часами. Сооружение это своей формой явно копировало башню в Лондоне, известную всему миру как Биг-Бен, построенную в свое время одним из талантливых учеников Гениального Архитектора.

– Это мое вот это! Моим построено. Похожее тут вот! – гордо говорил Гениальный Архитектор, вышагивая на площади перед зданием городских властей и показывая на башню рукой. – Мое это вот тут вам не тут.

Но местные власти не соглашались с ним и при помощи милиции удаляли с площади.

Когда в городе поставили арку в виде стилизованных старинных ворот, архитектор пришел в восторг. Изящество форм, простота конструкций из металла и толстого картона, быстрота возведения поразили даже гения мировой архитектуры. Он никогда и нигде не видел ничего подобного.

Гениальному Архитектору нравились фонтаны. Очень много фонтанов строилось в городе. Таких фонтанов он тоже не видел нигде и никогда. Но особенно ему нравилось, как на высокой горе над городом стреляет в полдень пушка. Она стреляла громче, чем в Санкт-Петербурге, потому что стояла высоко. Она грохотала так, что у торговцев на рынке лопались яйца. Автомобили при этом визжали сигнализацией, а собаки начинали лаять и долго не могли успокоиться.

Архитектор восторгался высотной застройкой в центре города, возводимой на месте старых деревянных зданий с удобствами во дворе.

– Очень высоко и гордо! – приговаривал он. – Очень гордо! Туалеты высокие. Большие.

Ему нравились пальмы, выставляемые летом в бочках на городских улицах.

– Тепло уже будет тут вот, – бормотал он, проходя мимо. – Всемирное потепление здесь уже. Обезьяны, бегемоты. Вот. И зеленый попугай.

Архитектор днем восторгался памятниками известным людям, поставленными в городе на видных местах, а ночью, проходя мимо, в испуге шарахался от них, принимая за притаившихся грабителей и насильников.

Ему нравился размах строительства в городе, и он сам был не прочь поучаствовать в этом творческом процессе, но не мог проявить себя на архитектурном поприще. Колдунья сразу бы нашла его. Вместе с тем он искренне, в меру своих возможностей, конечно, старался помочь городским властям сделать город еще краше и величественнее. Он неоднократно пытался прорваться на архитектурно-градостроительные советы в городской ратуше, но его поспешно удаляли оттуда и даже упрятывали в психушку.

И тогда он стал просто патриотом города. Он начал пропагандировать его достоинства на железнодорожном вокзале, где встречал приезжих пламенными речами и песнями о любимом городе. А город рос, и в нем все меньше оставалось мест, напоминавших о его прошлом. Но Гениальный Архитектор знал прошлое этой земли, далекое, ушедшее в глубину веков. Он погружался в него и черпал оттуда новые силы. Он желал отомстить и ждал своего часа. И вот однажды время пришло.


Коля почувствовал, как сквозь его веки пробивается свет. Он открыл глаза, окончательно сбрасывая призрачное покрывало сна, и увидел над собой белые облака в синеве неба. Легкий ветерок колыхал ветви деревьев, до слуха доносилось веселое щебетание птиц, мягкий шелест листьев и еще какой-то монотонный, назойливый, очень знакомый звук. Коля лежал на спине, уставившись в высокое небо. Он начинал помаленьку соображать, что проспал всю ночь, при этом потеряв уйму времени.

– Дьявол, – пробормотал Коля и резко вскочил на ноги. – Петрысь! Ты где? Почему не разбудил? Мирцаир! Пео!

Никого вокруг. Костер под деревом догорел давно. Зола успела остыть.

– Смылись. Ну и черт с вами! – махнул Коля рукой. – Баба с возу – кобыле легче. Кстати, как там мой конь? Может, заведется?

Коля направился было к стоявшему неподалеку вездеходу и тут же резко остановился. Монотонный звук исходил со стороны автомобиля. Это работал двигатель. А через стекло боковой двери Коля увидел одутловатую физиономию дурака, сидящего за рулем. Петрысь улыбался. Тут же над автомобилем весело порхал Пео.

– Вылезай! – завопил Коля, опасаясь, что дурак направит автомобиль в пропасть.

А тот распахнул дверцу и вальяжно ступил на росистую траву. Коля подбежал к автомобилю и заглушил мотор.

– В карман залез? Ключи спер? Ты бы сейчас с этой машиной вместе в пропасть спланировал. Мне тебя не жалко. Машину жалко. Вот этого не хочешь? – Коля сунул под нос Петрысю свой кулачище.

Тот гордо отстранился, холодно блеснул глазом и надменно улыбнулся.

– Педро Гонсалес де Муньес не вор, – гордо произнес Петрысь. – Педро Гонсалес завел твою повозку и вернул ее к жизни силой своей гигантской мысли после опасного блуждания в пространственно-временной петле. Не каждый автомобиль выдержит подобное.

– Какой еще Педро? – удивился Коля.

Облик Петрыся поразил его. Взгляд дурака стал жестким и пронизывающим, осанка – прямой, жесты приобрели утонченность, а речь стала связной и отточенной, как у диктора телевидения.

– Педро Гонсалес де Муньес перед тобой, рыцарь лома и топора, собственной персоной, – произнес преобразившийся Петрысь и, сдернув со своей головы шапку-ушанку, отвесил низкий изящный поклон. Коля недоверчиво и удивленно взирал на все эти пассы.

– Гениальный Архитектор перед тобой, рыцарь, – продолжал Петрысь. – Мою историю ты уже услышал в своих снах. Сейчас я поумнел. Но это ненадолго. Не будем же терять время. Садись за руль. Мы должны торопиться. Пео поведал мне кое-что, пока ты почивал в тени деревьев, славный рыцарь. По пути мы обсудим наши дальнейшие планы. А сейчас вперед, рыцарь лома и топора, вперед! Знай же, что совершенно неожиданно, без всякого о том предупрежденья, я памяти могу лишиться и вновь сдуреть. И потому во время разговора прошу меня не прерывать. Поехали скорей же. Нет ни минуты на раздумья.

«Совсем рехнулся, – подумал Коля, – однозначно».

Между тем соображал он недолго. Его молниеносно анализирующий любую ситуацию мозг спасателя и на этот раз сделал правильные выводы.

– Так это ты, выходит, грузил меня тут своей проблемой аж две ночи подряд, пока я в тени деревьев почивал? – поинтересовался Коля у преображенного.

– Конечно! – прозвучал ответ. – Я же говорил, что во сне иногда бываю умный.

– Я так понимаю, что та колдунья, которую ты кинул с охранной системой, и есть Геллахерна?

– Ты догадлив, рыцарь.

– И у тебя на нее зуб вырос?

– Само собой, рыцарь!

– Ты строил защиту замка?

– Я!

– И ты знаешь, как туда проникнуть?

– Знаю. Более того, я хотел было направить тебя по правильному пути. Но, к сожалению, меня ты не послушал. Проехал мимо поворота, указанного мной.

– А по-твоему, я должен был слушать круглого дурака?

– Иногда полезно слушать и шута.

– И куда нас теперь занесло?

– Садись. – Петрысь показал на автомобиль. – Поедем. По пути расскажу все и уточним наши дальнейшие планы.

– Слушай, это, как тебя там? Педро это? – спросил Коля, садясь за руль. Наморщив лоб, он пытался вспомнить полное имя новоявленного.

– Педро Гонсалес де Муньес! – напыщенно произнес бывший дурак. – За всю мою жизнь у меня было много имен, но это мне больше всех нравится. Самое звучное.

– Педро. Петрысь. Какая разница? – усмехнулся Коля. – Я тебя буду звать по-прежнему Петрысь. Не возражаешь? Молчание – знак согласия. Эй, Пео! Прыгай в машину!

– Я рядом полечу, рыцарь! – отозвался порхавший все это время над автомобилем мирцаир. – Мне с лихвой хватило вчерашней прогулки в твоей повозке.

– Как знаешь. – Коля завел мотор, отвернул от опасного обрыва и притормозил, позволяя Гениальному Архитектору занять свое место. После чего направил машину к лесу.

– Туда, – показал Петрысь правее, и Коля поспешил в указанном направлении, лавируя меж стволов деревьев.

Лес был негустой. Деревья росли редко, не то что в сибирской тайге, где Коля неоднократно принимал участие в тушении пожаров.

– Ты не торопись так сильно, – произнес Петрысь. – Все равно рано или поздно, но мы вернемся к замку Геллахерны, в исходную точку времени. Если вернемся, конечно.

– Понятно, что ничего не понятно. Давай рассказывай все подробно, – потребовал Коля. – И быстрее, пока опять не сдурел.

– И то верно, – согласился Петрысь и начал говорить.


Глава 11 НЕЧИСТАЯ СИЛА | Рыцарь лома и топора | Глава 13 ЭСКАЛИБУР