home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



15

Синтия несколько ошибалась, утверждая, что включение сверхаварийной системы самоликвидации никем не может быть зафиксировано. Сделать это действительно было сложно: требовалось постоянно следить по линии особого допуска за системой дополнительного контроля. Так как выход на нее имел обычно тот же человек, который и включал систему самоликвидации, никто больше об этом так и не узнавал. Но нет правил без исключений… С того самого момента, как Винди доложил о своем открытии, Бишоп, казалось, забыл о всех остальных своих обязанностях и все время просиживал над системой контроля. Под глазами у него появились синяки, медик вычитывал ему за нерегулярное питание — но Бишоп не прерывал своего занятия ни на миг. Он лично проводил все переговоры с Варковски и наземными службами, он фактически перехватил у капитана управление станцией, и он же первый заметил, что на главном экране поползла строка, сообщающая о близкой самоликвидации.

Поначалу Главный Конструктор не поверил собственным глазам. Эту программу в свое время разработал он лично, и теперь ему понадобилось время, чтобы понять причину появления упомянутой надписи. Раз приказ отдал не он, то…

«Эдвард, сволочь! — пришел он к закономерному выводу. — Он поступил логично, не спорю, но ведь можно же было предупредить меня!» Как ни странно, мысль о том, что ему самому придется погибнуть вместе с кораблем, нисколько не обеспокоила Бишопа. Гораздо меньше ему понравилось, например, то, что в этом случае результаты эксперимента могли попросту пропасть.

— Винди! — завопил он в динамик внутренней связи. — Где Винди?

— Что случилось? — вырос за его спиной встревоженный криком биохимик.

— Срочно пакуй объекты в контейнеры и закладывай в капсулу… Нет — лучше в катапульту. Туда же заложишь кристаллы с памятью. Приказ ясен?

Судя по тому, что ответом послужило молчание, приказ ясен не был. С недовольным видом Бишоп оторвал взгляд от экрана и повернулся к Винди.

Тот стоял, опустив руки, его лицо вытянулось и побледнело.

— Да не стой ты истуканом! — взревел Бишоп. — Не пройдет и пяти минут, как мы взорвемся! Надо срочно спасать объекты!

— Но, шеф, — голос Винди тихо прошелестел, как ветер по траве. — Ведь электронный мозг не прижился еще ни у одного из них!

— Мне некогда. Делай то, что я сказал, и тогда, быть может, ты сам успеешь выпрыгнуть в капсуле…

— Но ведь там — люди!

— Здесь все свои, так что об утечке информации можешь не беспокоиться. Никто из врагов не знал, что мы делаем посадку тут, зато служба безопасности — в курсе, — по-своему истолковал его опасения Бишоп.

— Но ведь эти существа опасны для окружающих! Это безумие — выбрасывать их так!

— Делай, что я сказал. И быстро!

Винди показалось вдруг, что он разговаривает не с человеком — с роботом одноименной марки. Нет, ни один робот не смог бы смотреть с такой яростью.

Винди невольно вытянулся по струнке и бегом бросился исполнять поручение.

«И все же Варковски сработал оперативно, — отрешенно подумал Бишоп. — Чтобы завершить эксперимент, особой квалификации не требуется. Теперь должен идти чисто технологический процесс».

О том, что «объекты» можно считать живыми существами, наделенными собственной волей, робототехник как-то совершенно забыл. Впрочем, не исключено, что у него попросту сработала привычка, ведь недоделанного робота-андроида всегда можно было дособирать, не ожидая со стороны последнего никаких фокусов…

Через несколько секунд корабль превратился в огненный шар. Наземные локаторные системы зафиксировали, как от него отделилась сперва одна небольшая точка, рассыпавшаяся затем в отдельные пылинки — летающие объекты менее пятидесяти сантиметров в диаметре, а затем еще одна, идентифицированная как аварийная капсула. Последней так и не удалось достигнуть поверхности планеты: взрывная волна настигла ее на небольшом расстоянии от корабля — и к большому взрыву присоединился маленький…


предыдущая глава | Безумие | cледующая глава