home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Множество пишущих машинок яростно отстукивали все новые и новые странички. Телеграфные аппараты передавали из Клейрока сенсационные новости. Бесчисленные фотоаппараты и кинокамеры снова и снова запечатлевали и здание суда, и зал заседаний, и судью, и широко улыбающихся двенадцать присяжных заседателей. Снимки, опубликованные в газетах, сохранили и возбуждение публики, и округлившиеся глаза Беатрис Вилтон, когда она услышала о своем освобождении. Многие печатные издания поместили фотографии отважного Питера Ленга, некоторые — в черной рамке. Вездесущие фоторепортеры не упустили и момента, когда крепкие люди Клейрока повскакали со своих мест, подбежали к Льюису Шерри, взвалили его огромное тело себе на плечи и, несмотря на его протесты и сопротивление, вынесли из зала заседаний суда и торжественно пронесли по улицам города. Потом сообщили, что его избрали членом небольшого братства честных людей и героев, готовых сражаться за безнадежное дело без всякого вознаграждения.

Наконец шумиха улеглась.

Шерри остался в одиночестве в номере гостиницы и задумчиво смотрел из окна на улицу. Он чувствовал себя так, будто с головой погрузился в пучину смертельной опасности и трагедии. Кеппер, Эверетт Вилтон, Оливер Вилтон, Питер Ленг — все они погибли. А теперь, возможно, скоро настанет день окончательной расплаты и для доктора Леймана. И это ощущение душевной пустоты было у него не только от мрачных событий.

В дверь постучали. В номер вошел шериф. Они обменялись рукопожатиями и долго смотрели друг на друга.

— Я пришел сообщить вам, что ожидаемое совершилось, — объявил Герберт Мун.

— Он признался?

— Косвенно. Доктор мертв.

— Лишил себя жизни?

— Лейман оказался человеком решительным. Среди докторов встречаются люди, обладающие необычайным презрением к жизни. Этот парень нашел в своей тюремной камере острый осколок камня, вогнал его себе в башку и моментально умер. Не сомневаюсь, что так для него лучше. И все же глупо. Против него было лишь одно важное вещественное доказательство — то, что он купил вещи в Сан-Педро, которые потом оказались в матросском сундучке Феннела.

Шерри опять задумался.

— Теперь, когда этот узел распутали, скажите, почему вы даже не попытались арестовать меня после убийства Кеппера? — спросил он.

— Потому что знал, что вы не виноваты.

— Вы это знали?!

— Я покажу вам доказательство.

Герберт Мун повел Малыша Лю вниз, в ту комнату, куда их с Кеппером, находящихся без сознания, втащили в тот памятный вечер, с которого Шерри оказался втянутым в драматическую цепь событий. Там шериф показал на глубокую дырку в плинтусе.

— Если бы вы выстрелили в Кеппера во время борьбы и пуля пронзила его голову, то она врезалась бы в стену на уровне роста человека. Но факт остается фактом — пуля пробила плинтус.

— А Вилтон объяснил это иначе. Сказал, что я умышленно пристрелил спящего человека!

— Он преподнес это таким образом? Значит, хотел поставить вас в зависимость от себя. Ему нужен был такой человек, как вы! Но обратите внимание на наклон этой дырки! — Мун воткнул в нее карандаш. — В каком она идет направлении?

— К окну.

— Значит, стреляли через окно. Учтите хитрые уловки Вилтона! Он похитил ваш револьвер. Подождал за окном, пока вы не начнете приходить в себя. Вы крупный мужчина, и быстро пришли в себя после снадобья, которое Вилтон подсыпал в ваше спиртное, нежели Кеппер. Когда вы приподнялись на колени, он выстрелил через окно и убил Кеппера, а револьвер бросил к вашим ногам.

Великан уставился на шерифа:

— Но почему в таком случае вы не арестовали Вилтона?

— Потому что если бы я это сделал, то потерял бы возможность поглубже копнуть эту важную тайну. Я догадался, что Вилтон хочет избавиться от Кеппера. Потом стало ясно, что ему нужны телохранители на случай других опасностей. В чем заключались эти опасности? Что такого натворил Вилтон? Я шарил в потемках. А из-за моей медлительности пострадали люди, я это знаю. Но жалко мне только одного человека — Ленга. Его я никогда не забуду. Что же касается других… Эверетт Вилтон погиб еще до того, как у меня зародились подозрения относительно убийцы, Оливера Вилтона. Лейман-Феннел и Кеппер были, конечно, негодяи. Мне бы не хотелось так же резко отзываться и об Оливере Вилтоне. Но, в конце концов, и он убийца. Что же касается Ленга, то меня утешает лишь одна мысль — он умер, исполняя долг мужественного человека. Мы не очень грустим о людях, которые погибают на полях сражений, защищая свою страну, Шерри. И нам не следует относиться иначе к героям мирного времени, которые не маршируют— под звуки духовых оркестров и которых не награждают военными медалями.

— Вы многое сделали, распутывая это дело, — заметил Шерри.

— Я напоминал человека, который бредет во тьме и ждет рассвета, — отозвался шериф. — Осветили все это мне вы, старина, когда отправили эту пару моряков в Сан-Педро. А знаете, мисс Вилтон так хорошо им заплатила, что они теперь не протрезвеют до конца своих дней. Но если все-таки потратятся, смогут опять обратиться к ней и получить дополнительную сумму! Ах, какая она женщина, Шерри! Какое у нее сердце и какая душа!

— Она пришла в себя?

— Она тверда как кремень и хочет вас увидеть.

— Я отправляюсь опять в прерии, — торопливо сказал Шерри.

— Почему?

— Там достаточно свежего воздуха, чтобы проветрить мозги от всех этих неприятностей.

— И вы хотите пуститься в дорогу немедленно?

— Да.

— Даже не повидавшись с ней?

— Я пошлю ей записку.

— Вам не потребуется делать этого.

— Вот как?

— Вот так, — улыбнулся шериф. — Я предвидел, что вы поступите как глупец, поэтому посоветовал ей самой прийти в гостиницу и повидаться с вами.

Шерри вздрогнул.

— Черт возьми! Неужели вы это сделали? — воскликнул он.

И в этот момент раздался очень тихий, еле слышный стук в дверь.

Шериф отворил ее.

— Я оказался прав! — заявил он. — Молодой глупец собирался удрать. Может быть, вы пробудите в нем немного здравого смысла? А я пока спущусь в ресторан чего-нибудь выпить. Думаю, мне это необходимо.

— Но… подождите немного… шериф!.. — заикаясь, выговорила Беатрис Вилтон.

— Я скоро вернусь, — пообещал Мун и решительно захлопнул за собой дверь.

Раздался щелчок запираемого снаружи замка.

Шерри подошел к двери, покрутил круглую ручку.

— Вот обормот! — возмутился он. — Шериф запер нас на ключ!

Беатрис торопливо подошла к окну и с беспокойством выглянула наружу, как будто собиралась спасаться в этом направлении.

Потом они повернулись друг к другу и обменялись взглядами.

— Вы хотите уехать из Клейрока? — спросила она с какой-то холодной вежливостью.

— Да, — прямо признался Шерри.

— Даже не повидавшись со мной?

— Да, — сказал Шерри. — Понятно, вы хотите поблагодарить меня. — Но… сказать по правде, мне не нужна ваша благодарность!

Он не смог произнести этого без волнения. Застыдившись не сдержанных чувств, даже прикусил себе губу.

— Но нам нужно уладить дела, — проговорила девушка, стараясь не показать, что замечает его смущение.

— Какие же?

— Я хочу сказать, что мой дядя обещал платить вам по тысяче долларов в день. За десять дней. Теперь у вас нет никаких оснований не принять этих денег.

— Деньги? — произнес Шерри, чуть не задохнувшись. — Деньги? Мне?

Она взглянула на него чуть ли не с испугом, а он добавил:

— Не забывайте о Ленге. У него где-то живет брат инвалид. Можете послать эти деньги ему.

— О, я, конечно, сделаю это! И вообще позабочусь о несчастном. Бедняга Питер Ленг! Но неужели ничего нет такого, что я могла бы сделать для вас?

— Для меня? Я ни в чем не нуждаюсь. Мне ничего не нужно, — ответил Шерри. — Я теперь же отправляюсь обратно в прерии, на пастбища. Там мое место. Понимаете, городская жизнь не для меня.

Она посмотрела на него с отчаянием:

— Думаю, по отношению ко мне это несправедливо и нелюбезно с вашей стороны. Вы уезжаете и оставляете меня в страшном долгу перед вами!

— Я не хочу беспокоить вас. Понимаете, мне ничего не нужно.

— Совершенно ничего?

— Совершенно.

Она опустила глаза, но потом заставила себя опять посмотреть на него.

— Я согласилась бы на все, о чем бы вы меня ни попросили, — многообещающе прошептала Беатрис.

— На все? — вскричал он.

— На все, — подтвердила она.

Шерри вдруг поднял над нею дрожащие руки и, запинаясь, признался:

— Клянусь Небесами, я ничего не понимаю!

— Думаю, действительно не понимаете! — упрекнула она.

Значительно позже, хотя им показалось, что пролетело всего лишь мгновение, вернулся шериф и осторожно постучал в дверь.

— Я потратил целый час, чтобы разделаться с бокалом спиртного, — сообщил он. — Разрешите мне войти?

— Неужели целый час? — воскликнула девушка.

Шериф отпер замок и вошел, слегка улыбаясь.

— Неужели пролетел целый час с тех пор, как шериф вышел? — удивился и Шерри, не отрывая глаз от любимой.

Беатрис вдруг улыбнулась и, притронувшись к его руке, заметила:

— Это не так уж и долго. Всего один час из целой жизни!


Глава 36 | Чужак |