home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 36

Это был удар! Все, как один, присутствующие в зале поднялись с мест. И они увидели, как рядом с Эустасом Лейманом выросла фигура шерифа Герберта Муна и что к ребрам доктора он прижал свой крупнокалиберный револьвер.

— Лейман? Неужели Лейман?! — воскликнул пораженный судья. Но потом, приложив огромное усилие, восстановил достоинство и спокойствие официального лица, нарушать которые конечно же ни при каких обстоятельствах не полагается.

Доктор Лейман сохранял полнейшее спокойствие.

— Правильно ли я понимаю, что меня вызывают в качестве свидетеля для дачи показаний? — поинтересовался он.

— Вы правильно понимаете, — ответил ему шериф. — Разрешите, ваша честь, сначала обыскать этого джентльмена?

— По какому праву вы намереваетесь меня обыскивать? — поинтересовался доктор таким же спокойным голосом, как и прежде.

— По праву, вытекающему из вашего ареста, — пояснил шериф столь же вежливо, но твердо.

— А за какие преступления вы намерены меня арестовать?

— За убийство Оливера Вилтона и Питера Ленга, — сказал шериф.

И тут Шерри, терзавшийся догадками, не сдержал гортанного возгласа:

— Это — Феннел! Это и есть Феннел!

Потому что в этот момент каким-то внутренним зрением он вдруг увидел, что странной формы голова Феннела вполне могла быть головой доктора, прикрытой париком со спутанными волосами.

Он увидел это, но понять, каким образом доктор ухитрился сыграть две роли, ему оказалось не по силам. И он стал ждать, что будет дальше, оставаясь в сильнейшем напряжении, пытаясь обо всем догадаться самостоятельно.

Шерри обшарил Леймана и вытащил из его набедренного кармана короткоствольный револьвер, а из-под левой подмышки небольшой револьвер 22-го калибра с глушителем! Зал просто ахнул, когда люди увидели его, ведь именно из оружия такого калибра были убиты Оливер Вилтон и Питер Ленг. Даже судья весь напрягся в своем кресле, а Эустас Лейман побледнел, лицо его застыло.

Бада Артура отпустили с места для свидетелей и привели туда Леймана.

Окружной прокурор быстро осмотрелся по сторонам, потом тяжело опустился на стул. Несомненно, он был ошеломлен.

Быстро покончили с формальностями уточнения личности.

— Доктор Лейман, — обратился к нему Кравен, — ездили ли вы пятнадцать дней назад в магазин Венделла в Сан-Педро и покупали ли там набор вещей, который позже оказался в этом городе в собственности у так называемого Феннела?

Доктор сжался, поколебался несколько мгновений и наконец заявил:

— Я не стану отвечать без консультации с моим адвокатом.

— А не разговаривали ли вы несколько месяцев назад с поваром-китайцем, — прогремел, видимо пришедший в ярость, Кравен, — когда однажды вечером встретились с ним в лесу за домом Вилтонов, и не сообщил ли он вам в тот раз, что видел, как Оливер Вилтон столкнул своего брата, Эверетта Вилтона, с края обрыва в бурлящую воду?

— Полагаю, — отозвался доктор в своей обычной хладнокровной манере, — вы пытаетесь вложить в мои уста какое-то заявление? Я отказываюсь отвечать.

— Разве это неправда, — настойчиво продолжал задавать вопросы молодой адвокат, — что вы использовали полученные сведения, чтобы шантажировать Оливера Вилтона, заставили его пустить вас к себе в дом, постоянно сводить с племянницей, поощрять вашу с ней помолвку?

Доктор не проронил ни слова. Все в зале суда подались вперед, за исключением Беатрис Вилтон, которая сидела ошарашенная и беспомощная.

— Ваша честь, — опять обратился к судье Кравен. — Мы собираемся доказать все наши обвинения. С самого начала шериф Мун догадался об истинном положении вещей в этом деле, но предпринял все возможное, чтобы не выдать своих подозрений и не позволить этой птице улететь из клетки. Собирая улики, он ждал до самого последнего момента, когда Бад Артур и его друг вернутся из Сан-Педро.

Думаю, что мы уже привели достаточно доказательств, чтобы вернуться к рассмотрению дела об убийстве Оливера Вилтона, в ходе которого вы убедитесь, что подозрения шерифа оказались абсолютно правильными. Я покажу с помощью свидетелей, что доктор Эустас Лейман — авантюрист. Продемонстрирую вам, что в прошлом он совершал и другие преступления, хотя и не такие гнусные, как эти. Вы увидите, что вначале он втерся в доверие к мисс Вилтон, стал ей кое в чем полезным после смерти отца и таким образом добился ее согласия на помолвку с ним. Он довольствовался такой перспективой потому, что надеялся стать наследником состояния Эверетта Вилтона. Но когда узнал, что контроль над богатством может перейти в руки Оливера Вилтона, решил убрать этого человека и добился своего. Только Шерри и Ленг, два мужественных и преданных человека…

При этих словах в зале поднялся, стал нарастать, а потом прокатился, как порыв штормового ветра, гул голосов. Раздавшиеся вслед за ним громкие аплодисменты просто оглушили великана. Он недоуменно огляделся. На него смотрели десятки сияющих глаз. К его широкой спине притрагивались руки. Его приветствовали возгласами одобрения и приветствия!

Кравена аплодисменты вдохновили еще больше. Судья, так же ошарашенный, как и все присутствующие на этом суде, мог только глазеть по сторонам, не прерывая потока слов молодого адвоката. Даже окружной прокурор оказался беспомощным.

— Когда эти два доблестных человека, — продолжил Кравен, — взялись помочь мисс Вилтон после убийства ее дяди, то поначалу доктору Лейману их содействие даже понравилось. Но потом он понял, что мистер Шерри не успокоится, пока не найдет того Феннела, начал его опасаться и в конце концов решил устранить. Мы покажем это свидетельскими показаниями Фенни Слейда, которой сейчас находится под стражей у шерифа Муна. Лейман посулил Слейду немалые деньги за убийство мистера Шерри. Все мы знаем, что этот заговор провалился только благодаря необычайной отваге самого Шерри…

Опять раздались аплодисменты, радостные возгласы.

— Вы увидите, что мистер Шерри стал постоянно препятствовать осуществлению неплохо продуманных замыслов доктора. Первым это сообразил шериф, хотя сначала не очень уверенно. Тогда Герберт Мун стал всячески демонстрировать виновность мисс Вилтон, что послужило своего рода приманкой для этого омерзительного убийцы Леймана, заставило его остаться в Клейроке.

Кравен сделал паузу. В зале воцарилась могильная тишина. Присутствующие бросали на доктора зловещие взгляды, но он, хоть его лицо и побледнело, не шевельнул ни одним мускулом.

— Потом наступил момент, — продолжил выступление Кравен, — когда Питер Ленг узнал, что Феннел и Лейман — один и тот же человек! У него появилась на этот счет очень определенная догадка. Он посоветовался с шерифом. А шериф убедительно попросил Ленга никому ничего не говорить, подождать более подходящего момента. Таким образом, к большому горю шерифа и всех честных людей, бедный Ленг пострадал за справедливость, которой он добивался вместе со своим другом для этой беспомощной девушки.

Беатрис, стойко выдержавшая наскоки всех своих мнимых недругов, вдруг почувствовала к. себе симпатию публики. Закрыв лицо руками, она разрыдалась.

Это тронуло даже самого судью.

— И все же, — не остановился Кравен, — казалось, что у доктора сохранялись неплохие шансы на успех. Он не знал, что творится в голове шерифа. Не знал о поездке двух моряков в Сан-Педро. Не знает и теперь, что и Венделл, вызванный телеграммой, уже выехал из Сан-Педро и в любой момент может появиться здесь, в зале суда, чтобы подтвердить, что Эустас Лейман — это и есть оборотень Феннел. Этот мастер маскарада, этот убийца, этот омерзительный негодяй, чтобы оградить себя в случае надобности, даже посоветовал мисс Вилтон тренироваться в стрельбе, якобы для собственной защиты. Ему удалось убедить девушку, что ее жизнь, возможно, подвергается большой опасности.

Не исключено, что Эустас Лейман осуществил бы свой коварный замысел, если бы не совместные усилия нашего шерифа и Льюиса Шерри. Женщина, на которой он собирался жениться, должна была принять на себя все обвинения в убийстве. Чтобы защищать ее, нужны были деньги. Лейман рассчитывал получить от мисс Вилтон доверенность на право распоряжаться всеми ее средствами. Но тут ему пришлось убить Ленга, чтобы тот не мог сообщить Шерри свои подозрения о том, кто является настоящим убийцей Вилтона. И даже тогда он сам лично попытался уговорить Шерри оставить у себя жемчуг, о чем несколько позже вам будет рассказано более подробно. Лейман мотивировал это тем, что, продав этот жемчуг, можно будет нанять более опытных адвокатов для защиты мисс Вилтон.

Потому что к этому времени он уже начал понимать, что ему вряд ли удастся прибрать к рукам состояние Вилтонов. Шериф блокировал к нему все подходы. Он с самого начала с показной жестокостью сумел запретить мисс Вилтон видеться с доктором и передавать на волю что-либо в письменной форме. Ведь если бы Лейман получил право подписывать от ее имени банковские чеки, то, можете не сомневаться, этот замечательный доктор вскоре загреб бы все состояние и отбыл в неизвестном направлении!

Адвокат помолчал, чтобы перевести дух, потом продолжил:

— Вот, ваша честь, то, что мы теперь стараемся доказать. Что же касается неуклюжей защиты мисс Вилтон, которую мы с моим коллегой намеренно демонстрировали до сих пор, то прошу нас простить. У нас были связаны руки. Ужасные волнения, которые пришлось перенести мисс Вилтон, если можно так сказать, не пропали даром — в результате схвачен и, надеюсь, будет по заслугам осужден опасный преступник. Мисс Вилтон пережила настолько тяжелое потрясение, что даже пыталась покончить с собой, совсем отчаявшись. Теперь, конечно, первым делом надо просить присяжных заседателей пересмотреть их вердикт и объявить ее невиновной. А затем совершить правосудие в отношении этого убийцы с хладнокровным лицом!

Я раскрою перед вами также и судьбу несчастного Оливера Вилтона… в принципе незлого человека, предпринявшего однажды разбойничье нападение на жемчужный промысел на далеких островах Сулу. Одно преступление потянуло за собой другие. Он был вынужден лишить жизни своего брата, до которого начала доходить правда о гибели «Принцессы Марии». Он должен был построить для себя железную клетку вместо нормального жилья, потому что сознавал, что опасность гонится за ним по пятам. И все же он совершил один мудрый поступок — нанял человека, который хотя и не смог спасти его исковерканную жизнь, но сумел добиться справедливого суда над самым отъявленным преступником!


Глава 35 | Чужак | Глава 37