home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

На следующий день при огромном стечении зрителей, до отказа заполнивших зал заседаний, в Клейроке начался суд. Но Шерри не захотел там присутствовать. Вместо этого он отправился бродить по городским улицам, вступая в разговор с прохожими. Он припомнил, как накануне вечером Беатрис сказала ему, что по милости шерифа против нее сложилось предубеждение, и будет невозможно отобрать таких присяжных, которые ее не засудили бы. Ему не хотелось верить, что люди на Диком Западе столь несправедливы, поэтому он решил сам убедиться в правоте девушки.

Несколько раз Малыш Лю пытался завязать разговор на эту тему, и в конце концов один мужчина прямо ему заявил: «Зачем вы спрашиваете меня, Шерри,

что я думаю? Ведь все знают, что вы горой стоите за Беатрис Вилтон. Так какой смысл спорить об этом?» Только после полудня ему удалось найти собеседника — пожилого горца с суровыми чертами лица, который посмотрел на него неузнающим взглядом. Обрадованный Шерри вступил в разговор:

— Как по-вашему, что ждет Беатрис Вилтон?

— Я скажу вам, что с ней должно произойти, — отозвался старик.

— Ну так скажите!

— Ее надо вздернуть!

Малыш потупил взор и скрутил цигарку, чтобы скрыть охватившее его волнение.

— Я слышал такое же и от других, — заметил он. — Но не понимаю, почему вы так считаете?

— Не понимаете? А мне все куда как ясно!

— Так объясните! Почему убийство не мог совершить, например, Феннел?

— Тот пропойца-моряк, что ли? Да если бы он имел к этому делу хоть какое-то отношение, шериф, несомненно, давно бы его достал.

— Не уверен в этом…

— А разве Герберт Мун когда-нибудь промахивался? — агрессивно спросил горец.

Шерри промолчал. Конечно, у шерифа должны были быть неудачи, но он не мог припомнить ни одной. Похоже, в глазах местного населения Мун давно превратился в своего рода универсальную палочку-выручалочку. И поэтому не мог поступить неправильно.

— Не знаю, — наконец признался Шерри. — Но думаю, каждый иногда допускает ошибки.

— Только не Герберт Мун! — уверенно возразил старик. — Он посвятил свою жизнь правому делу, и всегда поступает справедливо. Других целей в его жизни нет!

— Но предположим, в этом единичном случае он ошибается. Как по-вашему, девушку повесят?

— Так ей и надо! — отчеканил собеседник. — Все эти богачи — мошенники. Никогда не встречал такого, который не был бы прохвостом! А кто она такая? И почему женщина должна получить снисхождение по сравнению с мужчиной? Убийство есть убийство, разве не так?

— Полагаю, так, но это не доказывает ее вины.

— Молодой человек! — воскликнул горец, вспыхнув от злости. — Не старайтесь быть лучше и умнее Герберта Муна. Другие уже пытались, но все проиграли.

— А я и не стремлюсь быть лучше и умнее. Просто считаю, что с девушкой надо поступить справедливо.

— С ней поступят настолько справедливо, насколько она того заслуживает. Но посмотрите, как она себя ведет. Наняла громилу, чтобы тот выгнал из города ее врагов, добивалась, чтобы среди присяжных не было таких, кто проголосует против нее!

— Кого вы имеете в виду?

— Прежде всего этого знаменитого бандита Шерри. Если она наняла такого убийцу, то что ее может остановить? Убийство? Убийство — пустяк для богачей!

— Не думаю, что Шерри наняли для того, чтобы выгнать из города ее врагов.

— Разве он не на ее стороне?

— Слышал, что на ее.

— И он бандит?

— Я так не думаю.

— Вы так не думаете! Молодой человек, у вас что-то не в порядке с мозгами! Разве Шерри не пошел на решительную стычку с Фенни Слейдом и не заставил его смыться? Разве смог бы это сделать менее ловкий человек, я вас спрашиваю?

— И девушка виновна, потому что Шерри ее друг? — с горечью спросил великан.

— Шериф настроен против нее, не так ли?

— Да, думаю, так. Он лишил ее прав, которые положены ей по закону.

— К черту законы! — с жаром выкрикнул собеседник. — То, что правильно в глазах шерифа, достаточно правильно вообще, и меня устраивает. Я готов признать виновным того, кого он считает виновным. Если он ошибается, значит, ошибусь и я! Нет на свете более умного и замечательного человека, чем Герберт Мун. Вот что я могу вам сказать!

Старик распсиховался чуть ли не до бешенства, но в этот момент какой-то зевака взял его за руку и отвел в сторону. А когда что-то шепнул ему, о чем легко догадаться, пожилой горец, ахнув, заторопился прочь, часто оглядываясь, будто опасаясь, что Шерри, как кошмарный призрак, начнет его преследовать.

Однако великан и не помышлял об этом. Он просто лишний раз убедился в правоте Беатрис Вилтон. Влияние шерифа было настолько сильным, что вряд ли здесь могли отобрать беспристрастных присяжных.

Беатрис Вилтон пропала!

Направляясь в гостиницу пообедать, Шерри заметил, что люди бросают на него мрачные косые взгляды. Он мог понять, почему его считают наемным защитником проигравшей стороны, и чем могущественнее он казался, тем более непопулярным становился! Но, уже сидя за обеденным столом, вдруг услышал, что присяжных отобрали еще утром, а во второй половине дня уже начнут вызывать свидетелей.

Отобедав, он побрел к зданию суда опустив голову, полную тревожных мыслей. Малыш уже много дней назад продумал план действий, а теперь ему хотелось проверить одну вещь.

Возле тюрьмы находилось другое здание, да так близко, что по тропинке между ними едва мог пройти человек. Это здание пустовало, и если в нем окажется какой-нибудь подвал, то через него можно сделать подкоп в тюрьме. Правда, потом предстоит еще пробиться через пол тюрьмы, а без шума тут обойтись будет невозможно. Но Шерри решил, что разворотит пол взрывом динамита. Затем, оказавшись в тюрьме, другим взрывом взломает запоры на камере девушки. Если она будет упрямо отказываться бежать с ним, заберет ее насильно. Ленг с тремя лучшими лошадьми будет дожидаться их за пустующим домом на пустыре. А как только они окажутся в седлах, то пусть Небо пошлет им удачу, а шерифу Герберту Муну — несчастье!

Малыш ни в коем случае не преуменьшал трудностей такой задачи. Он прекрасно сознавал, что тюремщик с мрачным лицом непременно вступит с ним в смертельную схватку. Более того, народ в Клейроке тоже отличается твердостью. Как только он возьмется за это дело, ему придется сразу же пустить в ход свои кольты. Однако, уныло подумав о последствиях перестрелки, Шерри все-таки решил осуществить свою затею.

Он отклонился от прямой дороги к суду, чтобы пройти мимо тюрьмы и заодно еще раз взглянуть на пустующий дом.

И вот он уже перед ним — обветшалый, полуразвалившийся, с вывеской на фасаде: «Сдается в аренду». Но, подойдя ближе, Шерри вдруг увидел, что в широко раскрытой двери сидит мужчина, прислонив рядом с собой к косяку ружье.

— Привет! — крикнул Малыш Лю. — Что, дом наконец-то сдали в аренду?

— В аренду не сдали, но заняли! — ответил мужчина и нежно похлопал рукой по ружью, многозначительно ухмыльнувшись великану.

Шерри пошел дальше, замедлив шаг. Только что он получил яркое доказательство прозорливости шерифа, так как не сомневался — Герберт Мун занял дом, чтобы отрезать последний подход к тюрьме.

Проходя мимо тюремной стены, Малыш еще раз отметил ее крепость и толщину, о чем говорили глубокие простенки темных окон. Тюрьма выглядела настоящей крепостью. И все-таки он не хотел отказаться от попытки в одиночку проникнуть в нее.

Он знал, Ленг пойдет далеко, чтобы его поддержать. Но также сознавал и другое: погонщик скота никогда не отважится на отчаянный шаг ради женщины, которую считает причастной к убийству. Поэтому понимал, что в основном действовать ему придется самому лично.

Поэтому, проходя мимо центрального входа в тюрьму, принялся внимательно его рассматривать. Тут была установлена тяжелая дверь, с железными скобами и железными засовами изнутри, в чем Шерри убедился накануне. И все же мощным пороховым взрывом ее можно вышибить, а оказавшись в помещении…

Конечно, эта затея будет более отчаянной, чем нападение через подкоп. Но в конце концов, именно самые отчаянные действия иногда приводят к наибольшим успехам!

В этот момент из тюрьмы по ступенькам спустился Герберт Мун и приветливо кивнул Малышу.

— Вы побеседовали с ней? — поинтересовался он.

— Да, — с грустью подтвердил великан,

— У этой девушки крепкий дух, — заметил шериф. — Конечно, не совсем здоровый. Я уважаю ее за это, но в то же время законы надо соблюдать. Надеюсь, Шерри, дело не дойдет до веревки, а десять или пятнадцать лет примерного поведения в тюрьме дадут ей шанс получить помилование от губернатора. Вы ведь знаете, как мужчины Дикого Запада справедливо относятся к женщинам!

— За исключением вас, Мун! — гневно перебил его Шерри. — За исключением вас! Вы ненавидите Беатрис, точно она злодейка! Можете ли вы сказать, что я не прав?

— Если она убила Вилтона, то разве заслуживает чего-либо другого, кроме ненависти? — проговорил шериф. Потом спокойно добавил: — Если вы захотите опять повидаться со мной на этих днях, то всегда найдете меня здесь, в тюрьме.

— Вы что, переселились сюда?

— Почти что. Нахожусь тут днем и ночью. Когда арестована такая красавица, как Беатрис Вилтон… Ну, понятно, что я хочу особо о ней позаботиться! Вы должны бы и сами сообразить это, молодой человек!

Шерри в отчаянии повернул к зданию суда. Он лишился последней надежды освободить девушку, так как знал, что ему ни за что не удастся пробиться в тюрьму, если ее охраняет сам шериф.


Глава 31 | Чужак | Глава 33