home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

До заведения Ратнера было недалеко, но Шерри это расстояние показалось огромным, потому что в глазах у него потемнело от возмущения, и оно с каждым шагом нарастало.

Сомнений не оставалось — Фенни Слейд задумал убийство. Должно быть, решил показать свое превосходство над погонщиком скота, ставшим неожиданно знаменитым, чтобы укрепить свою репутацию.

Шерри буквально взбесила мысль, что этот бандит спокойно сидит в баре Ратнера, окруженный негодяями, и ждет, когда у него сдадут нервы. О чем, интересно, думает, к какому способу собирается прибегнуть?

Мимо него на коне трусцой проехал молодой человек, потом неожиданно его окликнул. Шерри оглянулся.

— Я из конторы шерифа! — крикнул юноша. — Шерифу Муну известно, что в городе появился Слейд. До него дошли слухи, что он угрожает вам.

— А ему-то что до этого? — бросил раздосадованный Малыш.

— Он послал меня предупредить, чтобы вы не приближались к Слейду. Шериф сам займется этим человеком и не хочет, чтобы в это дело вмешивался кто-то другой.

Изумившийся Шерри уставился на юношу, а тот продолжал:

— Шериф Мун ждет, когда Слейд выйдет из пивной Ратнера. Там его окружают негодяи и прихлебатели, и любой из них выстрелит человеку в спину так же нахально, как посмотрит ему в лицо. Но когда Слейд выйдет оттуда, шериф им займется. Он специально послал меня сказать вам это.

— Молодой человек, пусть шериф идет к черту! — огрызнулся Шерри. — Передайте ему это. А вы кто такой?

— Шериф Мун — мой дядя. Я — сын его сестры, — ответил юноша. — Зовут меня Чарльз Крендалл.

Малыш Лю редко встречал неиспорченных молодых людей, с таким откровенным и доверчивым взглядом, как у этого паренька.

— Не ожидал такого поступка от шерифа, — заявил он. — Я с ним обошелся не очень-то любезно. Но сейчас от всего сердца его благодарю за предупреждение, хотя уже слишком поздно. Я должен пойти туда и расквитаться со Слейдом.

Юноша двинулся дальше по улице.

Но тут Шерри почувствовал, что за ним кто-то идет. Он резко повернулся и увидел, что это тот же молодой человек, соскочив с лошади, спокойно шагает прямо за ним.

— И что вам надо еще? — разозлился и удивился Малыш.

— Дядя велел мне помешать вашей встрече со Слейдом.

— И вы будете мешать, следуя за мной по пятам?

— Нет, сэр, — ответил Чарльз Крендалл. — Но во всяком случае, постараюсь вам помочь, когда дело дойдет до крайности.

Здоровяк даже ахнул:

— Вы это серьезно?

— Да, мистер Шерри, конечно.

— И войдете вместе со мной в заведение Ратнера?

— Таков приказ.

— Послушайте! — воскликнул Малыш. — Что вообще вы делаете в этом городе?

— Провожу здесь школьные каникулы, — объяснил Чарльз Крендалл. — Приехал погостить к дяде.

— И теперь хотите сломать себе шею? Крендалл, вы мне очень по душе. Вы отважный парнишка, но я приказываю вам за мной не ходить.

Малыш Лю двинулся вперед, но оглянулся через плечо. Чарльз Крендалл остался стоять на месте.

Шерри пошел дальше, пытаясь понять плохо соображающей головой главную странность этого дня — добрую весть и любезную поддержку от Герберта Муна!

С большой горечью он подумал о том, о чем другие люди давно уже знали, что Герберт Мун олицетворяет собой честь, вежливость и человечность, однако в связи с этим дело Беатрис представилось ему в еще более темных тонах.

Но эта печаль, это внутреннее уныние усиливали его ярость, делали ее еще более бешеной, так что, когда он подошел к двери пивной Ратнера, его охватила дрожь.

На мгновение он остановился, посмотрел в одну и в другую сторону улицы. И там и тут люди высыпали из домов, загораживая дорогу, но продолжали прибывать, как вытекает вода из каждой расщелины, когда большая волна уже откатится в море.

По крайней мере он умрет на глазах множества зрителей!

Малыш Лю кулаком ударил по двери и распахнул ее. И в момент, когда это сделал, вдруг понял, что за его спиной опять кто-то находится. Молниеносно оглянувшись, он увидел красивое лицо юного Чарльза Крендалла!

Теперь было поздно отсылать назад храброго паренька! Поэтому Шерри шагнул в зал и первым, кого он заметил, был сам Фенни Слейд. В какую-то сотую долю секунды он с потрясающей отчетливостью увидел его лицо — незабываемое лицо с яркими серебристыми пучками волос на висках, глубоко посаженными глазами, отдававшими металлическим блеском из-под нахмуренного лба, и в то же время полными иронии, боли и дикости.

При появлении Шерри это лицо конвульсивно перекосилось от злобы, но глаза расширились и стали пустыми. Фенни Слейд явно столкнулся с самым большим сюрпризом за всю свою жизнь, и это потрясшее его зрелище ему не понравилось.

Частенько случается, что слава разрастается до непомерных размеров. Пьедестал возносят так, что статуе угрожает свалиться. Поэтому и Слейд глазел на пришельца, не веря, что он осмелился вторгнуться в его логово.

— Ты готов, Слейд? — крикнул Шерри.

Фенни Слейд слегка подался вперед, держась левой рукой за стойку бара. Правую он опустил к бедру, накрыв ею рукоятку револьвера, но пока что не выхватывая его.

— Все вы, не смейте соваться! — раздался спокойный голос юноши за спиной Малыша. — Я пристрелю любого, кто попытается вмешаться!

Это говорил племянник шерифа. «Настоящий мужчина, хоть и молод еще», — подумал Шерри.

Пустота во взгляде Слейда начала пропадать, но следы ее еще оставались. Малыш Лю неожиданно шагнул вперед. Он не мог себе позволить стоять и ждать выпада бандита.

— Ты передал, Слейд, что идешь на меня, — бросил Шерри. — Я не мог заставить ждать себя такого знаменитого человека. Поэтому я здесь.

Он остановился совсем близко около убийцы, глядя прямо на него.

Взгляд Слейда молнией метнулся в сторону, но тут же опять возвратился к Малышу. А тому все стало понятно, как при ярком свете.

— Ну и ну! — продолжил он. — Я думал, ты нормальный человек, не ожидал, что увижу в тебе подлого и трусливого убийцу! — И влепил Слейду левой рукой не очень сильную пощечину.

Тот побледнел, но его знаменитая правая рука убийцы будто окаменела на рукоятке револьвера.

Шерри повернулся и увидел вдоль стойки бара ряд болезненных лиц.

— Представление получилось мерзкое, ребята, — заявил он. — Советую вам отправить из города вашего приятеля. Я слышал, им хочет заняться шериф! — И тут же вышел из пивного заведения, где воцарилось гробовое молчание.

За спиной Малыша шагал Чарльз Крендалл, прикрывая отход великана, его револьвер все еще был поднят на изготовку. Когда они вышли на улицу, юноша забежал вперед него и с энтузиазмом пожал ему руку.

— Это было потрясающе! — воскликнул Чарльз Крендалл. — Ничего более прекрасного я никогда не видел и не слышал. Даже у дяди Герберта не случалось ничего лучшего за всю его жизнь!

— А теперь идите к своему дяде, — посоветовал Шерри, — и дословно передайте ему мое послание. Согласны это сделать?

— Да, сэр, — отчеканил почти с солдатской готовностью Крендалл.

— Скажите ему, чтобы он не выпускал вас из дома. Потому что если вы будете повсюду соваться, то в один прекрасный день вас не станет.

— Не знаю, что вы хотите этим сказать, — запротестовал паренек.

— Думаю, действительно не знаете, — кивнул Шерри. — Но дядя знает. А пока что хочу сказать вам, что я ваш друг. Мне не удалось бы выйти живым из заведения Райнера, если бы вы не прикрывали мою спину. Рассказывать шерифу об этом необязательно. Я наведаюсь к нему и сам все расскажу.

Лицо Чарльза Крендалла покрылось радостным румянцем.

Расставшись с ним, Шерри не торопясь пошел по улице к гостинице. Однако подошел туда не первым. Кое-кто поторопился выбежать из пивной сразу после его ухода и уже успел вкратце сообщить любопытным о случившемся. Поэтому здоровяка встретил гул восторженных голосов. Но он направился прямо к парню с подбитым глазом и в разорванном пиджаке.

— Молодой человек, — обратился к нему Малыш, — я думал, что смогу достать для вас новый пиджак в толпе посетителей у Ратнера. Но они отказались играть. Пойдемте со мной в магазин. Там я куплю вам новый пиджак!

На побитом лице посыльного заиграла широкая улыбка.

— Сэр, теперь я не поменяю этот пиджак на обновку даже из тонкого черного сукна, даже если она будет с фалдами! — отозвался тот в сильном волнении. И в приливе энтузиазма добавил: — Просто невероятно, что вы окунули Слейда! Ну и ну! Фенни Слейда! Убийцу! Теперь каждый фокстерьер в городе будет стараться ухватить его за пятки!

— Если догонит, — улыбнулся Шерри. — Думаю, он уже слинял.

И действительно, Слейд на резвой лошади уже умчался из Клейрока, и никто из окружавших его негодяев не проводил убийцу. Но когда Шерри опять появился на улице, он обнаружил, что его положение в городе значительно изменилось. Раньше мужчины и женщины взирали на него с благоговейным ужасом, как смотрят на огромную дикую собаку. Теперь же они глазели на него более благосклонно. Из ворот высыпали дети и увязались за ним. Мимо него пробежал какой-то смелый мальчишка и шлепнул по его большой, сильной, размахивающей руке. Шерри подхватил его на бегу, подбросил в воздух. Мальчик вскрикнул от страха… и вдруг оказался на широком плече, но его тут же осторожно опустили на землю. Детский смех раскатился по улице, малыши завертелись вокруг ног великана и не отставали от него всю дорогу до дома шерифа.

Это было самое маленькое и неказистое во всем Клейроке жилище, но в его дворике был разбит цветник, на который шериф тратил немало сил в свободное от ловли преступников время. Как раз в этот момент, встав на колени и весело насвистывая, он обрабатывал корни старого куста роз.

— Эй! — звонко выкрикнул малыш из ватаги. — Шериф Мун, посмотрите, кого мы привели к вам на обед!

И дети с восторгом завопили, когда Шерри гордо вошел в ворота.

Герберт Мун с таким трудом и так медленно поднялся с колен, что Малыш Лю понял — герой теряет былую гибкость.

— Ну, ну, ну! — произнес шериф. — Рад видеть вас здесь. Я с сожалением узнал от Чарльза, что вы так глупо рисковали. Но конечно, мне приятно, что дело приняло такой оборот. Сам я никогда бы не отважился пойти за ним в заведение Ратнера! Заходите в дом, Шерри, и присядьте!

Так, не заботясь о собственной репутации, говорил шериф, зная, что его похвалу Малышу Лю слышат двадцать пар молодых ушей.

Потом он проводил великана в свой маленькой домик. Чтобы войти в дверь, Шерри пришлось нагнуться, но и внутри он не отважился встать во весь рост, потому что сильно прогнулись стропила. Из глубины комнаты появился Чарльз Крендалл.

— Иди погуляй, — велел ему шериф. — Ты слишком молод, чтобы слушать наш разговор!


Глава 27 | Чужак | Глава 29