home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Пусть преступность нарастает, а глупых поступков становится все больше, пресса все равно должна остаться свободной. Когда до Шерри, наконец, дошел смысл этого лозунга и он понял, что изменить ничего невозможно, заскрежетал зубами и не стал больше протестовать. Но однажды, когда кинооператор направил на него камеру со слишком близкого расстояния, схватил этот тяжелый и дорогостоящий аппарат и швырнул им в него. Человек и камера покатились в пыли, а Малыш стоял и смотрел на них.

— В следующий раз отхлещу вас арапником! — пригрозил он неудачливому киношнику. — А если и это не поможет, пущу в ход кулаки.

Кинооператор испугался до смерти, но это происшествие не помешало другим фотографам с такой же поспешностью, как и прежде, делать его снимки. Более того, оно лишь подлило масла в огонь. «Мне придется пустить в ход кулаки!» — стояла подпись под очередной фотографией, запечатлевшей огромные ручищи Малыша.

Шерри стал проявлять большую осторожность, когда увидел, какой поток гласности несется на него день за днем.

— Это закончится неприятностью, — заверил он своего друга Ленга. — Если молодые ослы заявятся сюда, чтобы очередной раз очернить мое доброе имя, я позабочусь о коротком заголовке для каждого, кто захочет меня приложить! Да и пуля вдогонку тоже не помешает!

— Точно, — согласился Ленг. — Теперь всякий раз, когда ты пойдешь в город, я буду тебя сопровождать. Позабочусь, чтобы на тебя не напали из-за спины. Я думаю так же, как и ты. Чем больше говорят о человеке, тем скорее он приближается к своему последнему снимку! По-моему, газеты просто несносны. Ты видел статейку, которую они напечатали обо мне? О моем разбитом сердце из-за давно бросившей меня возлюбленной и о другой чепухе, от чтения которой поползут мурашки по спине?

Здоровяк широко ухмыльнулся.

— Я почти поверил в то, что ты отправил их по верному следу, — проворчал Пит. — Ладно, пошли! Сегодня мы должны закончить осмотр дома.

Они обшарили его сверху донизу, естественно, больше всего внимания уделив комнате Оливера Вилтона.

— Конечно, он превратил ее в своего рода сейф, напихав туда таких вещей, которые стоят того, чтобы ими поживиться! — заметил Шерри.

И они два дня прокопались там, обследуя каждую трещину, простукивая каждый дюйм на стенах.

Но ничего не нашли.

Потом спустились ниже, осматривая другие комнаты дома. Им никто не мешал. Прислугу отпустили в соответствии с пожеланием Леймана. Сам доктор изредка появлялся в доме на холме, чтобы взять книги или бумаги для Беатрис. Кроме него, больше никто туда не поднимался. Сначала доктора разбирало любопытство, зачем бывшие охранники задержались в доме. Но когда они недвусмысленно уклонились от его расспросов, не стал настаивать на ответах. Только один раз он заметил Шерри:

— Не думаете ли вы, мой друг, что оказываете Беатрис добрую услугу, пытаясь связать ее имя со всеми вашими прежними приключениями?

— Неужели я вываливаю ее в грязи? — резко парировал Малыш.

— Ладно, ладно! — успокаивающе и вполне добродушно произнес доктор. — Вы, конечно, понимаете, что я имею в виду. Знаю, что вы, ребята, не сделаете для нее ничего плохого, но дело в том, что вы порождаете массу толков, а чем больше болтовни, тем хуже для Беатрис. Ведь открыто говорят, что я нанял вас; чтобы в крайнем случае нарушить закон. Конечно, это отрицательно скажется на настроении адвокатов, которые будут ее защищать.

— Вы хотите, чтобы я убрался отсюда? — прямо задал вопрос Шерри.

— Вот именно, — подтвердил Лейман, который отличался откровенностью.

— Если бы я смог это сделать, то так бы и поступил, — признался Малыш. — Но дело в том, что я должен остаться. Не могу оторваться отсюда. Пытался уже, но это противно моей натуре.

Доктор не стал больше продолжать эту тему. Питу он казался агрессивным человеком. А Шерри, наоборот, нравилась хладнокровность его рассуждений, которая так тревожила Ленга. Каким бы ни оказался Лейман — человек он был стоящий.

В тот день никто их не потревожил, даже он. Они еще раз осмотрели все, начиная с верхней части дома, оставив напоследок подвал. С ним Пит и Малыш связывали самые большие надежды после того, как разочаровались в комнате Вилтона, поэтому приступили к его обследованию с особой тщательностью. Под домом построили большое помещение из дерева, два огромных хранилища для продуктовых припасов, а в передней части дома, где склон позволял вставить окна, — две небольшие комнатки, несомненно предназначенные для слуг, но так и оставшиеся необжитыми. Окна никогда не открывались, о чем говорила засохшая в пазах краска.

Они методически обследовали комнаты и связывавшие их коридоры, шарили, рылись, простукивали.

— Совсем не нужен бочонок, чтобы спрятать жемчуг на полмиллиона долларов! — не уставал предостерегать друга Пит Ленг.

Но когда в подвале стало темно и они закончили осмотр деревянной комнаты, перетаскав там, по крайней мере, целый штабель бревен, Ленг сам был вынужден признать, что они ошибались. Жемчуг хранился не в доме!

Для них это стало большим разочарованием. Как сказал Пит, логически из этого можно было сделать только один вывод: если жемчуга нет в доме, то где он может находиться? Ясно, что Вилтон не выходил из своей комнаты, чтобы взять на встречу с Феннелом пригоршню жемчужин.

— Ты помнишь, — сказал Шерри, — что рассказывала Беатрис о подслушанном ею в лесу разговоре между ее дядей и каким-то мужчиной, чей голос напомнил ей голос Леймана? Вилтон утверждал, что у него «их» нет. Он разволновался и рассердился из-за этого. Что он имел в виду, произнося это слово «их», если не жемчужины?

— Ты, Малыш, говоришь как по книжке читаешь, — похвалил Ленг. — Выходит, Вилтон потерял их? Потерял весь жемчуг, за исключением пригоршни, которую хранил при себе вроде сувенира. Так, что ли?

— Похоже на то.

— А как Лейман мог узнать об этом?

— Он старый друг семьи.

— Насколько старый?

— По крайней мере, на протяжении нескольких лет. Лечил обоих Вилтонов. Но ведь голос мог принадлежать вовсе не ему, — произнес Шерри. — Если бы это был его голос, Беатрис узнала бы сразу. А когда человек только думает, будто узнал что-то, это частенько далеко отстоит от истины. Если уверен — сомнений не возникает!

Ленг согласился с ним, что разговаривать в лесу с Вилтоном мог совсем другой человек.

Конечно, представлялось очевидным, что у Вилтона было — до того, как он, возможно, лишился их — некоторое количество жемчуга или других ценных вещей, на которые претендовал кто-то еще. По крайней мере, на часть богатства. Например, странное поведение Гарри Кеппера можно было бы объяснить именно этим обстоятельством, как и необычные требования Феннела, пьяницы и самозванца.

— Если бы нам удалось узнать, что на самом деле произошло с «Принцессой Марией»! — размечтался Ленг. — Тогда мы гораздо ближе подошли бы к цели. Но для этого надо подумать, как достать средства. Не можем же мы выпрашивать их у Беатрис!

Шерри покраснел от одной такой мысли.

— У нас есть жемчужины, которые предназначались для Феннела, — напомнил он.

— По закону это теперь государственная собственность, — возразил Пит.

— Мы можем взять хотя бы одну из них. Сколько их там всего?

— Пять приличной величины, одиннадцать поменьше и восемнадцать совсем маленьких.

— Ты все аккуратно пересчитал, Пит?

— Я некоторое время разглядывал их, Малыш. Они заслуживают того.

— Я возьму одну из самых крупных и заложу ее. Ты не знаешь, на сколько она может потянуть?

Они вместе отобрали большую жемчужину.

— Не знаю, — отозвался Ленг. — Припоминаю, что у Сэма Халмена была заколка для шарфа с жемчугом такого же размера. Он говорил, что заплатил за нее сто пятьдесят долларов. Думаю, что за эту ты должен получить примерно сотню.

— Пусть будет сотня, — согласился Шерри. — Это все равно что украсть что-то у кого-то, но не совсем у Вилтона. Поэтому я поехал!

Сказав это, он отправился в Клейрок и вошел в магазин, над дверью которого красовалась вывеска: «Три луны». Находившийся на главной улице магазин был завален привычным набором дешевых и хороших часов, кричащей бижутерией и настоящими дорогими драгоценными камнями. Лесорубы и шахтеры оставляли в этом сумрачном заведении предметы, купленные ими в дни резкого подъема их деловой активности. Здесь лежали даже револьверы, украшенные драгоценными металлами и камнями, заложенные в конце концов проголодавшимися щеголями из прифронтовой полосы!

Заведением управлял живой молодой человек с открытым, честным взглядом и бесстрашной, спокойной манерой поведения. Он приветствовал Малыша Лю широкой улыбкой:

— Добрый вечер, мистер Шерри. Не ждал, что вы зайдете, но мне никогда неизвестно, кто из больших людей города вдруг ко мне заглянет. Вы покупаете или продаете, мистер Шерри?

Малыш Лю посмотрел на него с некоторой нерешительностью. Ему хотелось бы найти такую скупку, где его имя не было бы так хорошо известно. Но, поразмыслив немного, понял, что снимки и статьи в газетах сделали свое дело, в Клейроке ему не удастся остаться в тени.

— Я пришел, чтобы продать, — объявил он и положил на прилавок жемчужину.

— И сколько вы хотите за нее?

— Предположим, цену определите вы.

Скупщик взял жемчужину, положил ее под увеличительное стекло и быстро оглядел. Потом опять вернул на прилавок со словами:

— Неплохой экземпляр. Скажем, я предложу вам сто долларов.

Цена оказалась как раз такой, какую называл Ленг. Точность его догадки заставила Малыша воскликнуть с широкой улыбкой:

— Ну, будь я проклят!

Скупщик вздрогнул.

— Подождите, — попросил он, слегка покраснев, и засуетился. — Может быть, в ней и нет того изъяна, о котором я подумал…

Он снова осмотрел жемчужину. И на этот раз тщательно взвесил ее на аптекарских весах.

— Если хотите знать, я ошибся, — признался он. — Могу заплатить вам двести пятьдесят.

Шерри нахмурился.

— Ни на цент дешевле пятисот, — произнес он.

Юноша вздохнул, открыл выдвижной ящик кассы и отсчитал ему пачку банкнотов.

— Не могу долго торговаться с вами, мистер Шерри.


Глава 22 | Чужак | Глава 24