home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

В этот момент Малышу Лю показалось, что бедная девушка полностью доказала свою невиновность. Он немного подался вперед, чтобы, повернувшись, посмотреть на лицо шерифа, рассчитывая увидеть в его глазах такую же убежденность. Но блюститель порядка наклонил голову и скороговоркой строго произнес:

— Мертвеца, конечно, видеть неприятно. Очень неприятно. Это подействовало вам на нервы, заставило броситься в кусты. Полагаю, у вас помутился разум, потемнело в глазах, верно? Бедняжка!

— Да, да! — пробормотала она, не открывая глаз.

Конечно, слова шерифа не могли успокоить девушку, они, безусловно, ярко вызвали в ее памяти ужасную картину увиденного. К тому же произнесены они были отнюдь не любезным тоном, а как-то слишком торопливо, с пылом, что не поддавалось пониманию Шерри.

Про себя он подумал: «Все-таки в этом маленьком мужчине есть что-то ядовитое. Все коротышки такие!» Он давно заметил, что чем меньше человек ростом, тем язвительнее его характер. Что же касается самого Малыша Лю, то его постепенно начала охватывать злость. Он мог вынести много насмешек и даже оскорблений — протест медленно рождался в нем. Но когда страсть охватывала голову, Шерри был уже не способен этого выносить и вступал в борьбу. В тот момент он решил, что шериф необоснованно позволил себе сделать выпад против беспомощной девушки.

Опять раскрыв глаза, Беатрис остановила их на Малыше, но он понял, что она его не видит.

Шериф поднялся.

— Не стану вас больше беспокоить, — проговорил он. — Полагаю, вы сообщили мне все, что знаете.

— Ничего другого не могу припомнить, — отозвалась она.

— Я ухожу, — продолжал шериф, — а Шерри останется на тот случай, если вам что-нибудь понадобится или вдруг станет плохо. Мистер Шерри позаботится о вас.

Он проворно покинул комнату, а Беатрис сразу же вышла из состояния транса, вскочила и подбежала к Малышу Лю. Она была очень маленькой, ее голова не доходила до его плеча. Девушка ухватилась за его руки, твердые, как стальные канаты.

— Он не поверил мне! — выпалила Беатрис.

— В таком случае Мун — глупец! — искренне высказался Шерри. — Но он не говорил, что не поверил вам. Знаете ли, защитники правопорядка ухитряются ловко уходить от прямых ответов.

— Он мне не поверил! — повторила она, качая головой, как бы отмахиваясь от неуверенного возражения Шерри. — Скажите, он ведь действительно не поверил тому, что я рассказала?

— Они чудные… все эти охотники за людьми! — отозвался Малыш. — Впрочем, не важно, что думает шериф. Он не судья. И уж тем более не может заменить двенадцать присяжных заседателей.

Казалось, она немного отошла от страха, но как-то ослабела. Опустилась в кресло возле стола, сцепила руки и поверх них уставилась на Шерри.

А он был просто зачарован, потому что уже очень давно не видел таких изящных и нежных белых рук. Даже почти забыл, что бывают такие — не утолщенные, не огрубевшие от натягивания поводьев и размахивания топором, не покрасневшие от мойки посуды, бесконечной, стирки или работы тяжелой метлой.

Беатрис была из другого мира — утонченного и элегантного, поэтому Шерри глазел на кисти ее рук, которые с такой силой сжимали одна другую, что дрожали. Запястья походили на них — никакая жилка не вздулась! Малыш мог легко одной своей ладонью обхватить их оба. Но чем больше он осознавал свое физическое превосходство над девушкой, тем сильнее ее жалел и благоговел перед природой, создавшей такое чудо.

Когда она снова заговорила, ее голос изменился. Он стал хриплым, будто она долго кричала на ветру или горько рыдала.

— Вы считаете, что он будет настраивать на судебном разбирательстве? Вы так считаете, мистер Шерри?

— Это решает не он, — объяснил здоровяк. — Это зависит от следователя по делам об убийствах.

Беатрис протянула к нему обе руки ладонями вверх и полузакрыла глаза. Он испугался, что она вот-вот зарыдает.

— Неужели вы не понимаете? Здесь все поступают так, как того пожелает шериф Мун. Он тут все решает за весь Клейрок. Если он только нахмурился, меня тут же обвинят и не подумают о… о… — Не закончив фразы, она расцепила руки и одной из них провела вокруг шеи.

Он заметил тонкую голубую жилку на правой ее стороне и удивился, что видит через просвечивающуюся белую кожу — ведь вены скрыты так глубоко!

— О Боже! — воскликнул Шерри. — О чем вы говорите?! Неужели полагаете, что люди позволят случиться такому? Неужели считаете, что существуют такие тюремные двери, которые невозможно открыть и не найдется человека, чтобы вызволить вас из-за решетки?

Он протянул к ней руку, но не для того, чтобы привлечь к себе внимание, а потому что его вдруг охватило горячее чувство, которое придало ему силы, подобно тому, как сильный ветер раздувает мощное пламя. Льюис Шерри был прекрасным человеком, совершенно не похожим на людей в белых сорочках и черных обеденных фраках, умеющих искусно произносить жалящие слова. А сейчас он походил на могучего зверя, пылающего готовностью к действию.

Беатрис осмотрела его с ног до головы и неожиданно улыбнулась.

— Уж не вы ли распахнете для меня эти двери! — поинтересовалась она тем же хриплым голосом.

Потом, как бы набравшись от его вида сил, поднялась с кресла и, все еще улыбаясь, подошла к нему. Она была значительно ниже его, поэтому ей пришлось слегка запрокинуть голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Шерри охватило сладостное чувство печали, подобно аромату последних роз в конце года. Ему хотелось попросить ее не улыбаться. От красоты и близости девушки его сердце переполнялось сознанием того, что она так глубоко верит ему потому, что стоит на краю гибели.

— Я больше никогда так не упаду духом, — пообещала Беатрис. — И вижу, что вы верите в меня.

— Это точно, — подтвердил Малыш Лю. — Я верю в вас.

Он произнес очень простые слова, но не сумел проконтролировать тональность голоса, прозвучавшего как колокол, как декларация веры. Если бы Шерри признался ей в любви, сказал бы, что боготворит ее, Что будет служить ей, как только сможет, то, пожалуй, не выразил бы свои чувства яснее. Усталость и беспокойство мгновенно слетели с лица Беатрис, на нем появилось радостное выражение, которое так красит девушек.

— Если вы хотите помочь мне, свяжитесь с доктором Лейманом, — посоветовала она. — Он лучше других знает, что можно для меня сделать. Сообщите ему, что это я направила вас к нему. И если вы действительно желаете мне помочь, то непременно последуйте его совету! Потому что он мудрее всех остальных. Он даже умнее самого шерифа… и гораздо добрее его!

Малыш Лю почувствовал, что готов произнести какие-то безумные слова, потому что вдруг устыдился своего высказывания, а также потому, что Беатрис упомянула другого мужчину, что подействовало на него отрезвляюще. Все это заставило его тут же покинуть ее и, спотыкаясь, выйти в сад.

Здесь Шерри ослепил яркий свет. За то короткое время, что он находился в комнате девушки, ветер переменился, и темная масса облаков теперь не мчалась на юг, а плыла на северо-восток, разбившись на отдельные кучки, похожие на стены и башни, между которыми просвечивало голубое небо. Солнце клонилось к закату, свет его приобрел золотистый оттенок, опять вселив надежду всему миру и наполнив сердце Льюиса радостью.

Шериф уехал в город. Шерри нашел Леймана, который ходил взад и вперед по саду, иногда останавливаясь, чтобы пнуть ногой камень.

— Беатрис Вилтон посоветовала мне встретиться с вами, — объявил он. — Она считает, что вы подскажете мне, что надо делать.

Доктор не сразу взглянул на него. Руки он заложил за спину, отчего его худощавая фигура стала выглядеть еще более тонкой. В тот момент он показался Малышу истинным представителем интеллектуалов.

— Она направила вас ко мне? — переспросил доктор.

— Да.

— Черт ее дернул! — пробормотал доктор, продолжая идти дальше и сбивая с дороги мелкие камешки.

Однако Шерри не обратил внимания на его грубость, ибо подумал, что доктор поступает так потому, что сильно расстроен.

Остановившись на краю тропинки, Лейман наконец повернулся к нему и медленно произнес:

— Она послала вас ко мне. Но объяснила ли, какое вы имеете право разговаривать со мной о ней?

— Она сказала, вы подскажете мне, что я мог бы сделать, чтобы ей помочь.

— Помочь ей? Разве она нуждается в помощи? — так же резко спросил доктор.

Шерри почувствовал некоторое раздражение.

— После разговора с шерифом, пожалуй, нуждается.

— Шериф — упрямец, не так ли? — буркнул Лейман. — Похоже, он снискал себе такую репутацию. Но разве она не могла как-то на него повлиять?

— Она только рассказала ему, как было дело, — пояснил Шерри.

— И это не помогло?

— Нет, насколько я могу судить. — Шерри помолчал, затем поинтересовался: — Положим, я спрошу вас, зачем она отправила меня к вам за указаниями?

Доктор с сомнением посмотрел на него. Потом пожал плечами:

— Предположим, я сообщу вам, что мы помолвлены. Нужны ли вам теперь дополнительные объяснения?


Глава 17 | Чужак | Глава 19