home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Как только Джексон оказался за дверью, маршал с двумя револьверами на изготовку бросился за ним следом в коридор, затем к лестничной площадке, всполошив криками весь отель. Там он успел заметить гибкий силуэт, спускающийся вниз по ступенькам уже в самом низу лестницы.

Арнольд выстрелил и мог почти поклясться, что его пуля задела ногу Джексона, хотя полной уверенности конечно же не было. Но по крайней мере, это вселило надежду, и он поспешил вдогонку.

Пока люди из отряда шерифа выбегали из своих номеров, маршал успел добежать до парадной двери здания, но, подергав дверную ручку, убедился, что она заперта. И тут услышал на улице удаляющийся стук копыт.

Тексу Арнольду не раз случалось терпеть фиаско при встречах с преступниками, но это довело его до белого каления. Он обрушился с ругательствами на отель, на дверь, на замок и, разумеется, на Джексона, умудрившегося запереть его снаружи без ключа.

Однако маршал не стал продолжать преследование. Только внимательно осмотрел лестницу в поисках следов крови и пришел в ярость, убедившись, что их нет и в помине.

Он приказал своим людям вернуться в их номера, предварительно высказавшись, что ловить Джексона во мраке ночи — это все равно что пытаться поймать дьявола в его родном доме — аду.

Никто ему не возразил. Уныло волоча ноги, помощники маршала разбрелись по своим углам в отеле. Так что в эту ночь Джексону ничего не угрожало.

А он прямиком поскакал к тюрьме.

Это было единственное в Нииринге новое здание и единственное добротное сооружение, потому что в городе только оно было построено из камня. Внешне тюрьма походила на башню, так как углы ее были закруглены. На фасаде ее находилось всего одно небольшое окошко, словно глаз во лбу огромного монстра.

Одноэтажное здание выглядело внушительно. Его стены, толщиной в три фута, были возведены каменщиками-мексиканцами, которые по праву считались одними из лучших строителей в мире. Внутри вдоль них выстроились ряды камер, сделанных из особо прочной стали, почти не поддающейся обработке обычными инструментами. Это были тесные каморки с решетчатыми дверьми, благодаря чему один охранник, находящийся в центре помещения, мог видеть сразу всех заключенных.

Город Нииринг не доверял замкам и всякого рода запорам, больше полагаясь на бдительные очи сторожей. Их в тюрьме было всего двое. Они несли свою вахту в точности как моряки на корабле, ровно по двадцать четыре часа каждый. И с тех пор как в Нииринге была выстроена новая тюрьма, из нее еще не сбежал ни один узник. Возведение ее влетело округу в копеечку, но ранчеро Охотно раскошелились. Для них это было своего рода страховкой против угона скота и кражи лошадей. И действительно, с момента появления тюрьмы количество преступлений в городе резко пошло на убыль. Обычно в ней содержались от одного до двух заключенных, ожидающих суда или отбывающих короткие сроки наказания.

В эту ночь в ней томилось четверо, трое из которых были брошены за решетку по приказу маршала.

Джексон спешился, бросил поводья позаимствованного около отеля мустанга и поднялся по ступенькам, ведущим к входной двери. Затем громко забарабанил в нее кулаком.

— Эй, кто там? — отозвался изнутри недремлющий страж.

— Давай открывай побыстрей! — приказал Джесси.

— Открывать для кого? — поинтересовался тюремщик.

— Для Джексона, — последовал ответ.

— Дьявольщина! — воскликнул надзиратель. — Неужели ты заполучил самого Джексона?

— Да, здесь Джексон собственной персоной, — подтвердил тот, о ком шла речь.

— Ну, если так, то Ниирингу светит попасть во все атласы мира! — донесся веселый голос изнутри.

Тюремщик с лязгом отодвинул засовы, повернул ключ в замке и с силой навалился на массивную дверь, чтобы ее открыть. Затем с фонарем в руке предстал прямо перед дулом револьвера Джексона.

Он не был дураком, этот страж. Пристально глянув в лицо незваного посетителя и узнав его, тюремщик просто поднял выше лампу и попятился назад. Джексон шагнул вперед.

В глубине тюремных камер, еле различимые за решетками, зашевелились силуэты — мужчины повскакали со своих коек. Свет от лампы отразился на рыжей шевелюре одного из них. Вне всяких сомнений, это мог быть только Пит.

Джексон подогнал тюремщика к ближайшей пустой камере, открыл ее дверь своей отмычкой, затем втолкнул охранника вовнутрь и запер за ним дверь снова. До этого он уже успел обыскать надзирателя и отобрать у него два кольта.

— Огорчен за тебя, — посочувствовал ему Джесси.

Тюремщик уселся на койку и, пожав плечами, спокойно проговорил:

— Не стоит из-за меня огорчаться. Ты же знаешь, как это воспримут. Я бы стал всеобщим посмешищем, если бы меня так одурачил кто-нибудь другой. Но коли речь будет идти о тебе, никому и в голову не придет даже усмехнуться.

Джексон повернулся к другим камерам и услышал, как заговорил Пит:

— Ну вот он и здесь, мальчики! Я же говорил, что Джексон придет. Он же маг! Джесси, как делишки?

Джексон освободил его самым первым. А затем и остальных двоих. Четвертый обитатель тюрьмы принялся сотрясать решетки своей камеры, греметь висячим замком.

— Поспеши! — крикнул он, запыхавшись. — Теперь моя очередь. Я встречал тебя прежде, Джексон. Помоги мне выбраться отсюда!

Это был высокий мужчина, желтолицый, слегка сутулый.

Джексон подошел к нему ближе.

— За что тебя упекли, братец? — полюбопытствовал он.

— Меня? Да ни за что! Подставили и пихнули сюда. У них на меня ничего такого нет. Эй, Джексон, что тебе стоит, только дотронься до замка, и я буду на свободе.

Джесси пригляделся к узнику, крепко вцепившемуся длинными пальцами в прутья решетки, и увидел, что тот дрожит с головы до пят. Рот его кривился, глаза часто-часто моргали от нетерпения.

— Эй, приятель! — обратился Джексон через плечо к тюремщику. — За что здесь этот парень?

— Дожидается суда, — пояснил охранник. — Его сцапали с поличным, когда он пытался продать под видом консервов две банки с опиумом.

— Опиумом? — переспросил Джесси.

— Всего лишь две паршивые банки, совсем небольшие, — пробормотал узник. — Но меня из-за них вывернули наизнанку. А что здесь такого? Наркоманы все равно всегда достанут себе допинг, иначе дойдут до сумасшествия. Помимо меня, тысяча других ребят занимаются его доставкой. Ты не хуже меня знаешь об этом!

— Знаю, — подтвердил Джексон. — И от души желаю, чтобы всю эту тысячу упекли сюда вместе с тобою. Тогда эта тюрьма будет похожа на клетку с крысами, жрущими друг друга, зато в округе воздух станет чище. — И, резко развернувшись на каблуках, обратился к бродягам: — Пошли отсюда, ребята!

— Обожди! — взмолился поставщик опиума. — Это невозможно, Джексон! Немыслимо, чтобы ты оставил меня в беде! Такого быть не может!

— Я бы не протянул тебе руки, даже если бы речь шла просто о том, чтобы помочь тебе выбраться из грязной лужи, — бросил Джесси через плечо уже на ходу. — Такие, как ты, незнакомец, люди только с виду, на самом же деле вы — исчадие ада. Это то место, откуда вас извергли и которое уготовано вам в конце пути!

— Джексон, да у тебя и впрямь бездна здравого смысла, — одобрительно воскликнул тюремщик. — Этот тип — настоящая крыса, и ничего больше!

Вопль ужаса и злобы вырвался из глотки оставленного в камере контрабандиста.

Боб выхватил у Джексона один кольт и резко повернулся.

— Заткни пасть! — процедил он сквозь зубы. — Заткни пасть, или я дух из тебя выбью, клянусь Господом! Целый день мне хотелось только одного, понимаешь, весь этот чертовски длинный день я мечтал добраться до твоей шеи и свернуть ее, как цыпленку! Если ты еще хоть раз пикнешь, я вернусь и прикончу тебя, даже если потом меня за это повесят сушиться на солнышке.

Долговязый сразу же умолк, и вся троица двинулась дальше к двери. Джексон шел последним, прикрывая отход остальным. Шествуя в таком порядке, они беспрепятственно покинули тюрьму.

Едва раздался скрип и лязг закрываемой массивной двери, как в глубине здания поднялся невообразимый крик, производимый дуэтом, слышимый даже за толстыми стенами тюрьмы. Один голос принадлежал тюремщику, вспомнившему, что он находится на работе, а посему начавшему громко взывать о помощи. Другой, злобный и пронзительный, — поставщику опиума, оставшемуся досиживать свой срок.

Джексон, как пастух, ведя лошадь в поводу, погнал своих людей прямо по главной улице вниз к одному из переулков. По пути они слышали, как открываются окна и хлопают двери, — Нииринг проснулся, разбуженный шумом, доносящимся из тюрьмы. Но нашего героя это уже мало беспокоило.

Через несколько секунд беглецы оказались на окраине города и затерялись в зарослях густого кустарника. Здесь Джесси сделал короткую остановку.

— Вот это работа, что называется, без сучка и задоринки! Ничего подобного никогда не видел, — признался Боб. Его голос дрожал от возбуждения и восторга. — Не то что видеть, слышать о таком не доводилось. Чистенькое дельце! Надо же так заявить: «Да, здесь Джексон собственной персоной!» Этот олух открыл дверь, а за ней действительно сам Джексон, без туфты! Дурак своими глазами смог убедиться, что его не обманули. Ловко же, Джесси, ты его облапошил, ничего не скажешь!

Троица от души расхохоталась. Бродяги надрывали от смеха животы и потирали руки, словно хотели их согреть. Это была нервная реакция на чудесное освобождение от всех «прелестей» тюрьмы, о которых они не могли вспоминать без содрогания.

Джексон положил конец потоку полившихся на него благодарностей и сообщил:

— Здесь каждому из вас по триста долларов. Две сотни — плата за то, что вы помогли мне тогда там, в отеле. Еще сотня каждому на покупку лошади. Пойдете прямо вон по той дороге и придете к небольшому домику. Разбудите хозяина. Он живет там один, и у него есть лошади — хорошие, хотя и мустанги. Продаст вам каждую за сотню и не задаст никаких вопросов. От него же получите седла и упряжь. Они подержанные, но он подберет вам хорошие. Затем завтра вы цепочкой съедете с дороги и проложите для меня тропу. Куда и зачем, расскажу позже. Но сначала я хочу услышать от вас, желаете ли вы все еще на меня работать. Если нет, забирайте свои деньги и сматывайтесь. С моей стороны не будет никаких возражений.

Боб высказался за всех:

— Если кто-нибудь из них попробует слинять от тебя, Джексон, или надуть тебя, я своими руками сверну ему шею. Это я твердо обещаю. Но никто из них даже не попытается так поступить. Они с тобой и для тебя ничуть не меньше, чем я сам. Джексон, ты теперь не сможешь нас от себя отодрать ничем. Даже фомкой. Отныне мы твоя шайка!


Глава 14 | Тропа Джексона | Глава 16