home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

В ТЮРЬМЕ

Через час Эндерби покинул гостиницу. Перед этим он поужинал в компании Бентона и Чемпиона. Подавленный и отрешенный, старик сидел между молодыми людьми и молчал. У Рея тоже был отсутствующий вид, и Эндерби ничего не оставалось, как рассматривать набившихся в столовую людей, большинство из которых постарались сесть так, чтобы оказаться лицом к Тагу.

В последнее время о нем было столько разговоров, что посетители разглядывали молодого человека с жадным интересом. Хозяин топтался поблизости, не переставая улыбаться. Он радовался присутствию Эндерби, так как повышенное внимание к нему сулило заведению увеличение прибыли.

Таг чувствовал себя несчастным.

То, чем он занимался в жизни, требовало, чтобы его как можно меньше узнавали. Но множество глаз, уставившихся на него сейчас, никогда не забудут его черты, Эндерби ненавидел людей, сидящих вокруг, ненавидел так, словно все они были рыжими, каждый из них.

И в то же время при нем находилось двести тысяч долларов. Золото и серебро были обменяны на несколько увесистых пачек купюр. Все деньги он постарался разместить под одеждой так, чтобы они нигде не выпирали.

Двести тысяч долларов, названные Чемпионом воровским золотом, находились на нем. А это все равно что нести на себе дюжину фляжек с нитроглицерином. Таг знал, что рано или поздно это сокровище принесет ему смерть.

Размышляя об этом во время ужина, Эндерби вдруг подумал, что, возможно, Мэлли был бы рад обменять девушку на деньги. Эта мысль засела в его мозгу крепко и не покинула его даже тогда, когда он вышел из гостиницы и отправился по главной улице к маленькому приземистому строению, служившему тюрьмой.

Свою серую лошадь, а также лошадь Мэлли, на которой прискакал в город Чемпион, Таг оставил в зарослях, в пятидесяти ярдах от тюрьмы. Такеру придется пробежать всего две секунды, чтобы сесть в седло. Затем, если потребуется, Эндерби поскачет с ним, чтобы прикрыть беглеца. Он надеялся, что сумеет организовать этот побег.

Пробравшись к двум освещенным окнам, Таг увидел в одном из них надзирателя Питерса. Вероятно, тот сидел в кабинете Локсли. Сосредоточенно покусывая губы, старик листал страницы журнала. Куртку он снял. Рукава рубашки были закатаны, выставив напоказ большие, красные, волосатые предплечья, на одном из которых красовалась татуировка — голубой корабль под парусами. И где только Питерс не побывал в этом полном приключений мире!

Эндерби крадучись отошел от окна. Местонахождение тюремного надзирателя его вполне устроило, Он бросился к задней стене строения и пустил в ход отмычку. Как Таг и ожидал, задача оказалась несложной. Замок открылся почти мгновенно. Осторожно толкнув дверь, он в конце концов широко распахнул ее без единого звука. Затем подкрался к клетке Такера.

Бандит стоял в самом дальнем ее углу. Он не пошевелился и ничего не сказал, увидев Эндерби. На мгновение Тагу даже показалось, что пленник безжизненно свисает с потолка. Однако Такер держал голову совершенно прямо.

Опустившись на колени, Эндерби занялся замком камеры. Эта задача отличалась от предыдущей, потому что замок был новой сложной конструкции и сопротивлялся любым движениям отмычки. Проработав над ним несколько минут, Таг даже взмок.

Неожиданно дверь в коридор открылась, и широкий луч света залил пространство между клетками.

Таг едва не застонал, ведь заднюю дверь тюрьмы он оставил открытой.

Ступая словно кошка, Эндерби отступил к дверному проему, зиявшему как открытый рот, потянулся, схватил край двери и тихонько закрыл ее.

С раскачивающимся фонарем в руке Питерс совершал обход и, естественно, первым делом направился прямо к клетке единственного узника. Там он поднял фонарь над головой и позвал:

— Эй, Такер!

— Что? — отозвался заключенный.

— Как дела?

— Нормально.

— Наверное, Эндерби взбодрил тебя, верно?

— Черт с ним, с Эндерби! — буркнул бандит.

— Ты говоришь так, будто это он запихнул тебя сюда. Но Эндерби хороший парень.

— Он — это моя виселица. Вот и все.

— Да, никогда ничего нельзя предвидеть, — принялся рассуждать тюремщик. — Хотели повесить за одного, а вон как вышло, повесят за двоих. Тебе крупно не повезло, хотя, может, ты и не зря прострелил рыжую голову шведа. Помню, я как-то поссорился с этим шведом на руднике в Аризоне. Врезал ему ломом по голове. Правда, ударил плашмя, но решил, что парень мертв. А он не умер. Дотянулся, двинул меня ногами и схватил. Явно собирался проглотить живьем. Но меня тогда было не так-то просто сожрать. Я оказался из того же теста, что и он. Но если бы его череп не был сверхпрочным шведским черепом, меня бы точно повесили. Именно так, как теперь поступят с тобой!

— Приятно слышать, — огрызнулся Такер.

— Избавишься от суеты, сынок, — утешил Питерс. — Ладно, пожалуй, пойду. Но откуда здесь сквозняк?

Он еще выше поднял фонарь и огляделся по сторонам.

— Не знаю, — произнес Такер. — По-моему, дует через крышу. Мне так кажется. Я давно чувствую сквозняк над головой.

— Ладно, посмотрю утром, — пообещал надзиратель. — На всякий случай пойду посвечу у задней двери, а потом вернусь.

— Это крыша, — заверил бандит. — Ребята, которые теперь кроют крыши, только называют себя плотниками…

— Да, это преступление, — поддержал Питерс. — Будь я моложе, шкуру бы с них содрал за такую работу.

Питерс двинулся по коридору. Эндерби напряженно ждал. Он не осмеливался подтянуть заднюю дверь настолько, чтобы щелкнул замок. А если бы старик подошел ближе, не рискнул бы выдать себя. Он спокойно оглушил бы более молодого человека, но знал, что не сможет поднять руку на старого добродушного инвалида.

Поэтому Таг испытал огромное облегчение, когда увидел, что Питерс свернул в проход между клетками. А вскоре услышал, как захлопнулась дверь в контору. Комнату с клетками теперь освещал только тусклый свет единственной лампы.

Таг вернулся к замку, над которым тщетно трудился. На этот раз, словно первая попытка была уже достаточным испытанием, замок мгновенно открылся, и решетчатая дверца бесшумно подалась под рукой Эндерби.

Такер скользнул в нее, но вместо того, чтобы тут же отправиться за своим освободителем, остановился и ухватился за крепкий прут. Озадаченный Таг вернулся к нему.

— Поторопись, приятель! — прошептал он и тут заметил, что Такер дрожит, словно в приступе лихорадки.

Эндерби уже видел такое прежде. И слышал о подобном. Бродяги и преступники называют это тюремной лихорадкой. Такова реакция организма на ужасное напряжение нервов в течение длительного времени. Когда человеку неожиданно позволяют расслабиться, он становится беспомощным, неспособным двигаться.

Эндерби, скрипя зубами от ужаса, ярости, отвращения и жалости, схватил бандита за плечи и потянул, но Такер по-прежнему конвульсивно хватался за стальной прут и не двигался с места. По его безумному лицу было видно, что он изо всех сил пытается справиться с собой, старается сдвинуться с места, но не может этого сделать. Бандит попробовал что-то сказать. Однако его зубы лишь громко застучали друг о друга, словно кастаньеты. Он только и смог, что покачать головой, глядя на Тага молящими о помощи глазами.

Но спустя какое-то время приступ прекратился, измученный Такер с трудом выбрался из тюрьмы, опираясь одной рукой на плечо Эндерби.

Они вышли на улицу. Таг закрыл и запер дверь, и через секунду беглец и его спаситель были уже в зарослях рядом с лошадьми.

Тут Такер мрачно и угрюмо проговорил:

— Видишь, в каком я положении, Таг? Я не в порядке. Со мной все кончено.

— Это временное явление, — отозвался Эндерби. — Ты будешь в два раза сильнее, чем думаешь. Я не сомневаюсь в тебе. Слышишь?

— Ты не знаешь, потому что ты вечный везунчик, но когда парень страдает тюремной лихорадкой…

— Послушай, — стоял на своем Таг. — Ты выполнишь для меня одну серьезную работу. У меня есть твое обещание, и я хочу, чтобы ты сдержал его. Я знаю, ты можешь сделать эту работу, если за нее возьмешься.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — пробормотал Такер. — Один Господь ведает, как я хочу попробовать.

— У меня есть пара сотен тысяч долларов, — сообщил Эндерби. — Я забрал их у Мэлли. А ты пойдешь к нему и скажешь, что я хочу совершить сделку — двести тысяч в обмен на девушку. Он где-то держит Молли Бентон.

— Это настоящий дьявол! — нахмурился Такер. — Но он не может так поступить. Члены банды не позволят ему совершить такое!

— О, я полагаю, он обращается с ней достаточно хорошо, — сказал Таг. — Когда доберешься до лагеря, вероятно, увидишь, что они обходятся с ней как с королевой. Так или иначе, придешь к Мэлли и скажешь ему, что я отпустил тебя. А причина, по которой я это сделал, заключается в моем желании совершить обмен. Слышишь?

— Двести тысяч! — произнес бандит с новым всплеском эмоций в голосе. — Это куча денег!

— Столько накопил Мэлли, — пояснил Эндерби. — Отнял у парней. Его доля всегда очень солидная, ты же знаешь.

— Знаю, — проворчал Такер. — Двести тысяч долларов! — Он внезапно застонал. — Мы были дураками! Он обобрал нас до нитки!

— Не волнуйся, — посоветовал Таг. — Понимаешь, Такер, от твоей поездки будет зависеть многое. Ты найдешь банду. Но если мы с Реем Чемпионом попытаемся пойти по ее следу, будет очень много стрельбы. Скажи боссу, что я предлагаю ему обмен.

— А если он не захочет меняться? — предположил Такер.

— Я думал об этом. Тогда мне придется отправиться к нему самому. Если он не захочет в обмен на деньги освободить девушку, ты должен будешь вернуться в город и сообщить мне, где я могу встретиться с Мэлли.

— Это трудное задание, — пробормотал бандит.

— Да, нелегкое, — признал Эндерби. — Как только Мэлли узнает, что я помог тебе, сразу же начнет тебя подозревать. Но что остается делать?

— Знаю, — тихо откликнулся Такер. — Или так, или никак. — Он протянул руку, нашел ладонь Тага, крепко ее пожал и заявил: — Послушай, я был собакой. Не спорь! Сейчас постараюсь поступить по-другому. Постараюсь вернуть тебе долг. Возможно, я не очень храбр, возможно, мои нервы не выдержат, но я постараюсь!


Глава 32 РАЗГОВОР С ТАКЕРОМ | Смертельная погоня | Глава 34 ТЯЖЕЛАЯ ДОРОГА