home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

ИНДЕЙСКОЕ УЩЕЛЬЕ

Двигаясь не спеша, они вернулись в Индейское ущелье. Теперь, как заметил Таг, им не было смысла оставаться поблизости от штаб-квартиры Мэлли. Банда вместе со своим предводителем, несомненно, переберется на новое место. И хотя Чемпион отчаянно хотел идти по следу и добраться до Мэлли, чтобы излить на него всю свою ненависть, он все же признал, что Эндерби прав, советуя отойти на некоторое расстояние, а новую попытку предпринять позднее.

— У него есть дюжина специалистов, чтобы послать их за нами, — заявил Таг. — Так что для нас самое лучшее — затеряться в городе, а затем снова нанести удар. Мы можем обратиться к закону, чтобы обыскать старую штаб-квартиру, пусть полиция сделает что-нибудь стоящее.

Чемпион подчинился новому плану Эндерби.

Добравшись до Индейского ущелья, они словно попали в центр урагана — такое там царило возбуждение. События ночи, когда Таг обманул полгорода и отпустил Такера, еще не были забыты. Но волнение поднялось еще больше, когда бандит Такер сдержал свое слово, пришел в город и сдался помощнику шерифа Локсли.

Это было невероятно! Событие показалось людям столь романтичным, что смягчило их сердца. Собираясь группками на улицах, горожане больше не говорили о повешении, а требовали снисхождения со стороны закона к человеку, оказавшемуся не таким плохим, как они думали раньше.

Новость, привезенная Тагом Эндерби и Реем Чемпионом, подняла всеобщее волнение до высшей точки. Потому что прибывшие отправились прямо к Локсли и рассказали ему, где находится убежище банды Мэлли.

— Это будет долгое преследование, которое закончится ничем, — заметил Локсли. — Конечно, я могу мобилизовать двадцать хороших всадников с отличными стволами, и мы поедем туда, где вы обнаружили этих бандитов, но, когда туда доберемся, ничего не получим, кроме неприятностей. Мэлли там уже не будет.

— Вот что я скажу тебе, — возразил Эндерби, — Банда похожа на армию. Ты заводишь их достаточно далеко, они падают духом. А если ты продолжишь преследование еще некоторое время, половина из них, вероятно, устанет удирать. Заставь их сцепиться — ты увидишь, что произойдет. Сможешь подобрать одного или двух, но даже один или два будут достаточно увесистым вознаграждением за преследование, Локсли.

Наконец помощник шерифа согласился. Пригласил лучших людей из города и окрестностей присоединиться к нему, и через два часа хорошо оснащенный отряд примерно в тридцать всадников галопом вылетел из Индейского ущелья.

Таг наблюдал за их отъездом, широко ухмыляясь.

— Старина Мэлли поблагодарит нас за это. Ты знаешь, Рей, он спокойно лежал там, в горах, достаточно долго, чтобы совершенно забыть о существовании такой вещи, как закон. Никто его не беспокоил. А он любит комфорт почти так же сильно, как деньги.

Они сидели на террасе гостиницы, наблюдая, как пыль висит в воздухе, растворяясь в вышине и оставляя легкую дымку между домами на улице. Двое или трое постояльцев устроились неподалеку, согреваясь в лучах славы двух новых знаменитостей. Неожиданно в конце улицы появилась запыленная фигура на маленьком рыжеватом мустанге.

Когда всадник подъехал достаточно близко, так, что из-под опустившихся полей его шляпы стало видно часть лица, они узнали Генри Бентона. И он, узнав их в то же мгновение, махнул рукой и остановил свою лошадь. Генри спешился, привязал мустанга и стал медленно подниматься по ступеням.

— У него на уме что-то серьезное, — предположил Таг.

— У него вообще нет ума, — презрительно парировал Чемпион. — Проклятый старый обманщик! Почему ты решил, что у него что-то на уме?

— Потому что он так безучастен. Видишь, засунул большие пальцы в проймы жилета, упорно жует зубочистку. Если бы с ним не случилось что-то важное, он торопился бы больше. Он ведет себя так, словно получил разрешение от президента быть первоклассным дураком!

Мистер Бентон подошел ближе, не подозревая о нелестных замечаниях, вполголоса высказанных в его адрес. Он весело поприветствовал Эндерби и Чемпиона, пожал им руки, затем сел на ближайший стул.

— Выпьете? — поинтересовался Таг.

— Ну, — проговорил Бентон, — не думаю, что буду пить.

Рей издал приглушенное восклицание и яростно заерзал на месте, впервые услышав отказ выпить из уст старика.

— Выпивка, — рассудительно продолжал Генри, — хороша, когда у человека есть для нее свободное время. Но когда он занят по горло, то не может тратить на это время. Вы знаете, как это бывает.

— А вы заняты по горло, сэр? — полюбопытствовал Эндерби.

— Да, очень занят.

— Чем же?

— Скачкой, тревогой, волнением и беспокойством, — вот чем я занят. — Бентон покачал головой.

— Скачка, тревога, волнение и беспокойство, — повторил Таг. — Вполне достаточно, чтобы занять по горло кого угодно. Только что же заставило вас проделать весь этот путь до Индейского ущелья?

— Сказать по правде, сынок, — ответил Генри, — мы услышали несколько странных историй, долетевших до Грув-Сити, будто вы здесь открыли Индейское ущелье шире, чем банку помидоров в хижине бродяги. Много всяких слухов, один интереснее другого. Сами знаете, как это бывает.

— Я знаю, как легко сделать слух из ничего, — кивнул Эндерби.

— И наконец, я пришел сюда, чтобы найти вас, — заявил Бентон.

— Ты хороший следопыт, — похвалил Таг.

— Было время, — сообщил Генри, важно покачивая седой головой, — когда я мог идти по следу как индеец. Даже славился этим. Когда собирали отряд для розыска в холмах грабителей или конокрадов, меня всегда приглашали. Там были наездники лучше меня и стрелки лучше меня. Но когда дело доходило до поиска следов, никто не мог меня превзойти.

— Приятно вспомнить, — согласился Эндерби, а затем милосердно солгал: — По-моему, я что-то слышал о ваших удивительных способностях находить следы.

— Правда? — переспросил старик с явным удивлением в голосе. — Что ж, факты есть факты, от них никуда не уйдешь. Хотя было совсем не трудно найти вас тут, не сложнее, чем теленка, мычащего в коррале.

Эндерби улыбнулся.

— Итак, теперь мы вместе, — выжидательно начал он. — Почему вы хотели встретиться с нами, мистер Бентон? Простое любопытство?

— У меня письмо для вас, — сообщил Бентон. — И хотя оно не очень толстое, что-то заставило меня подумать, что, возможно, вам хочется получить его побыстрее. Тем более, если учесть все то, что произошло, прежде чем его доставили нам.

— Я хотел бы взглянуть на него, — произнес Таг, протягивая руку.

Старик достал из кармана конверт, но не передал его сразу. Сначала договорил:

— Его доставил не почтальон. И принесли его не днем. Прямо среди ночи подсунули под дверь. Обдумав происшедшее, я решил, что вы наверняка захотите его увидеть.

Бентон постучал конвертом по ногтю большого пальца, словно пытаясь найти еще какие-то обстоятельства, нуждающиеся в упоминании, но, ничего не придумав, наконец передал письмо Эндерби со вздохом сожаления.

Таг вскрыл конверт и обнаружил внутри сложенный лист бумаги с одним-единственным словом, нацарапанным на нем: «Извини!»

Обратный адрес и подпись отсутствовали. Но и от этого единственного слова по спине Эндерби пробежал холодок. Он узнал почерк Дэна Мэлли.

Таг скомкал письмо, потом снова его разгладил, уставился на единственное слово и наконец, наглядевшись, убрал листок в карман.

Бентон радостно наблюдал за его действиями.

— Ты был рад получить его, верно, сынок?

— Рад получить его, потому что оно должно было быть написано, — отозвался Эндерби. — Однако скажу вам, Бентон, что-то заставляет меня думать, будто вы утаиваете от меня кое-какие вещи.

— Я? Я никогда бы не поступил так!

— Ничего у вас в Грув-Сити не случилось такого, что могло бы меня заинтересовать?

— Тебя? Заинтересовать тебя? — задумчиво пробормотал старик и покачал головой. — Нет, ничего особенного.

— Вы уверены?

— На сто процентов. Я сказал бы, что это больше заинтересует Рея, чем тебя.

— Что меня заинтересует? — вмешался Чемпион, заговоривший в первый раз.

— Кое-что, сынок, — начал Бентон, — о чем мне нелегко говорить. Кое-что, о чем нам с тобой лучше поговорить где-нибудь в сторонке, наедине, если уж на то пошло.

— Можете говорить в присутствии Эндерби, — заявил Рей. — У меня нет от него никаких секретов. — И быстро спросил: — Это касается Молли?

— Да, — вздохнул старик. — Молли больше нет…

Оба молодых человека одновременно вскочили со стульев.

— Она мертва? — воскликнул Таг.

Бентон угрюмо кивнул:

— Вероятно, мертва. Может, мертва, а может, нет. Почему бы и нет? Но я вначале просто имел в виду, что Молли больше нет дома.

Рей наклонился вперед. Его голос звучал низко и хрипло, когда он заговорил:

— Вы расскажете нам в точности, что произошло?

Старик поднял вверх обе руки в знак капитуляции.

— Что происходит, когда соль растворяется в воде? Вначале вы ее видите, а потом нет, — начал он издалека. — То же самое и с Молли. Темнело. Мы слышали, как она поет в гостиной, а затем перестали слышать. Пришли к ней, а ее голос исчез, и Молли тоже исчезла. Растаяла в ночи.

— Это все, что вы знаете? — поинтересовался Эндерби.

— Это не много, — согласился Бентон. — Но это все, что я знаю. Это стало таким потрясением для меня, что я…

— Как ваша жена перенесла это? — спросил Таг.

— Тяжело. Тяжело. Молчит. Сидит вся бледная, — сообщил Генри. — Вот как она переносит это.

— Вы великий следопыт, Бентон! Нашли вы хоть какой-нибудь знак возле дома, который заставил бы вас задуматься?

— Нет, сэр, я не нашел никакого знака возле дома, который заставил бы меня задуматься, хотя и искал.

— Вы обратились к шерифу?

— Конечно, я сказал ему. Сразу поехал в город и рассказал все, начиная с пения и наступления тишины.

Эндерби бросил письмо Чемпиону. Пока Рей вглядывался в единственное написанное в нем слово, Таг объяснил:

— Это Мэлли. Я думал, что опасности больше нет. Но как он мог узнать, что мне можно причинить вред с этой стороны? Вот загадка! Но он догадался и оказался прав! Это Мэлли!

— Хочешь сказать, — начал Чемпион, — чтобы нанести нам удар, он причинил вред…

— Не убийство, приятель! Нет, не убийство. Пока нет. Просто поднял руку и предупреждает нас, чтобы мы отступили. Если же будем упорствовать, доведет дело до конца…

— Мэлли? — отрывисто спросил Бентон. — Какое отношение Мэлли имеет ко всему этому?

Эндерби повернулся к отцу девушки:

— Скажите мне, Бентон, как вы думаете, в чем причина исчезновения Молли?

Старик улыбнулся и немного самодовольно подергал себя за ус.

— Девушки бывают разные, — пустился он в рассуждения. — Есть такие, которые ничего не имеют против тяжелой работы и рабского труда. А есть такие, которые делают это и ничего не говорят, но внутри у них накапливается горечь. И Молли из них. Она была рабыней всю свою жизнь. Я не богат. У нее не было возможности жить хорошо. И ее мать всегда ворчала, заставляя ее работать. Ладно, я ничего не скажу… Я бы не хотел оскорбить чувства Рея… Только… На днях к нам пришел молодой Мэй, сын банкира. Он был просто очарован красивым лицом Молли, как бывало и раньше. Так вот, на следующее утро Мэй снова уехал из города… И в ту же ночь Молли исчезла. Я ничего не говорю… Только я не слишком удивлюсь, если услышу, что они обвенчались и уехали в Париж, Сент-Луис или любое другое место.

Бентон не мог удержаться от улыбки, хотя на его лбу все еще сохранялась горестная морщинка.

Чемпион с отвращением посмотрел на Эндерби, но, к своему изумлению, не заметил во взгляде товарища ни гнева, ни нетерпения. Таг глядел на старика с нежной симпатией, и в то же время было ясно, что он изучает Бентона, как ученый мог бы исследовать странный экземпляр.

— Может, вы и правы, — заявил Эндерби, обращаясь к старику. — Возможно, это Мэй. Тогда она станет женой банкира!

— Да не станет она! — воскликнул Генри, ударяя себя по колену. — Разве у нее есть задатки, чтобы стать хорошей женой банкира, спрашиваю я вас? — Старик с виноватым видом повернулся к Чемпиону и проговорил: — Я не хотел бы, чтобы ты разрушил это, Рей.

Чемпион, лицо которого будто окаменело, не произнес ни слова.

— В экипаже, запряженном парой превосходных лошадей… С лисьим мехом вокруг шейки… Я полагаю, Молли выглядела бы очень хорошенькой. Не так ли, Бентон? — настаивал Таг.

— Еще бы! — воскликнул просиявший Генри. — Ах, в ней всегда был свет. Я видел его сияние, но стекло закоптилось из-за проклятой бедности. Другие люди не могли разглядеть в ней то, что замечал я.

— Мне надо сказать несколько слов Чемпиону, — извинился Эндерби, отводя Рея в сторону.

— Старый дурак! — пробормотал сквозь зубы Чемпион.

— Отчасти старый дурак, а отчасти старый отец, — возразил Таг. — Он не так уж плох. Даже, пожалуй, нравится мне. Однако сейчас нам нужно подумать о Мэлли.

— Нам следовало покончить с Мэлли, когда он был у нас в руках, там, в хижине, — заявил Рей, выдвигая вперед челюсть. — Мы должны были убить этого дьявола и положиться на удачу в ночном побеге, как ты и предлагал.

— Нам бы никогда не удалось ускользнуть, — признался Эндерби. — Это был чистый блеф с моей стороны. Эти ребята похожи на диких котов. Они видят в темноте.

— Я не тебя обвиняю, а себя, — объяснил Чемпион. — Что же будет дальше? И будет ли это «дальше»?

— Нам придется сунуть головы в пасть льва, — ответил Таг. — Он ясно предлагает нам убраться. Или идти прямо в капкан, приготовленный для нас. А именно это нам и придется сделать.

— С равным успехом мы могли бы спрыгнуть со скалы, — заметил Рей. — Он будет ждать нас, старая лиса!

— Да, будет ждать, — признал Эндерби, — но нужно рискнуть. Так или иначе, всегда есть шанс. Задержи Бентона здесь, пока я осуществлю одну задумку.

— Удержать Бентона здесь?

— Да.

— Я предпочел бы разговаривать с ветром.

— Возможно, и все-таки задержи его здесь. Или отправь в Грув-Сити, если сможешь. У меня есть кое-какая работа.

— Какая?

— Скажу тебе потом, если получится.

Чемпион нехотя согласился, и Таг, покинув гостиницу, поспешил в тюрьму. Так как помощник шерифа в городе отсутствовал, высшей властью там был на это время надзиратель. Им оказался старик старатель. Деревянная нога удерживала его от продолжения изысканий в отдаленных горных районах. Его настроение оказалось еще в худшем состоянии, чем нога. Надзиратель мрачно уставился на Эндерби.

Одной рукой старик сжимал ручку тюремной двери, распахнутой им всего на несколько дюймов.

— Что тебе нужно? — осведомился надзиратель, окинув Тага недружелюбным взглядом.

— Я хочу видеть Такера, — объяснил Эндерби.

— Это невозможно. — Старик закрыл дверь.

Таг снова постучал. На сей раз изнутри донесся голос:

— Ты не можешь видеть его без ордера, а помощника шерифа, который может выдать ордер, сейчас нет. Не беспокой меня!

— Я хочу видеть Такера, — повторил Эндерби.

— Слушай, кто ты такой? — заревел разъяренный надзиратель.

— Меня зовут Таг Эндерби.

Дверь распахнулась.

— Тот, что взял Такера в гостинице? Ты лжешь! — заявил бывший старатель.

— Именно я взял Такера.

— Ты Таг Эндерби, да?

— Да.

— Не похож, — усомнился тюремный надзиратель.

— В конце концов, смотреть не на что, — согласился Таг.

Внезапно тюремщик ухмыльнулся.

— Ладно, — проговорил он. — Думаю, что ты — это он. Заходи.

Надзиратель распахнул дверь, даже пожал Эндерби руку и снова ухмыльнулся.

— Меня зовут Питерс.

Таг сказал, что он рад познакомиться.

— Зачем ты хочешь видеть Такера? — поинтересовался тюремщик.

— Хочу провести с ним некоторое время, — сообщил Эндерби. — И задать ему несколько вопросов.

— О чем? Мне нужно знать. Это моя обязанность.

— Я понимаю. Можешь пойти со мной и слушать. Такер сейчас в жутком настроении. Его превратили в плохого человека. Но я знал его, когда у него было все в порядке, и мы дружили. Хочу сказать ему доброе слово, вот и все.

— Да? — удивился Питерс. — О, у тебя есть сердце, приятель. Тогда иди туда и поговори с ним, если хочешь. Мне нужно еще кое-что сделать в конторе. Думаю, поймав его, ты не станешь теперь отпускать его на свободу?

— Да вряд ли! — отмахнулся Таг. — Хотя никогда нельзя поручиться.

Тюремщик хихикнул:

— Это верно. Никогда нельзя поручиться. Лучшие становятся худшими, а худшие в один прекрасный день превращаются в лучших. Ладно, иди. Я полагаю, его стоит немного подбодрить. Его повесят завтра, а оно наступит для бедняги очень скоро. И это совсем не так весело, как Рождество!

Итак, Эндерби остался один, его самое большое желание исполнилось — он мог поговорить с Такером.


Глава 30 ОТЪЕЗД ИЗ ЛАГЕРЯ | Смертельная погоня | Глава 32 РАЗГОВОР С ТАКЕРОМ