home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

У ДЭВОНА ПОЯВЛЯЕТСЯ ШАНС

Неожиданный поворот в разговоре подействовал на Уилсона точно так же, как чуть раньше его измена парализовала Счастливчика Джека. Он всем корпусом повернулся на стуле и посмотрел на своих приспешников, чтобы узнать, если удастся, как они восприняли слова Дэвона.

Взгляды тех в этот момент были направлены на Уолтера.

Уилсон заскрипел зубами. Он понял, что должен что-то сказать этим двум гордецам, иначе проиграет. Но, не найдя слов, он с проклятиями вскочил на ноги, подбежал к Дэвону, жестоко ударил его по лицу, обозвал хитрой крысой и прорычал:

— И мы утопим всех крыс! Ребята, не слушайте писк этого почти мертвеца. Он хочет оскорбить нас, если только сможет, но, похоже, шансов у него маловато. Забирайте их и тащите за мной. Мы их прибережем кое для чего. Они нам еще пригодятся, особенно Дэвон!

И он вышел из комнаты, а остальные схватили беззащитных пленников и потащили их вслед за ним вверх по крутым, зыбким ступеням лестницы.

На втором этаже их бросили на жесткий пол, и большой Уилсон сказал:

— Вот вы, Льюис и Грирсон. У вас свои счеты с Дэвоном, как я понимаю. Оставайтесь здесь и стерегите его для меня. И друг за другом наблюдайте тоже. Надо бы вставить ему кляп, но когда вы с ним, это не обязательно! Все, что мне нужно, так это заставить его потом заговорить. Имейте в виду, вы стережете его, а я стерегу вас.

Он закрыл дверь, и его тяжелые шаги затихли вдали.

— Да будь он проклят! — неожиданно произнес Боксер Льюис.

— У него разума, как у свиньи, — поддержал его Грирсон. — Только и думает, что о жирном куске.

— Дэвон прав, — вдруг признал Льюис. — Что он мне дал, кроме разве лошади, одежды, патронов да время от времени небольших денег. Только и делает, что обещает. И все!

— А может, хватит ему считать нас дурачками и простофилями? — спросил Грирсон. — Да будь проклята его шкура, теперь я знаю о нем всю правду!

— А что мы будем делать с этой правдой? Насколько я понимаю, такого рынка нет, чтобы ее продать.

— Может, и нет. Погоди, Боксер, погоди, надо подумать. Спросим Дэвона и Счастливчика Джека. Они толковые ребята.

Бандиты сели поближе к пленникам. Тусклый свет фонаря еле освещал комнату. Были видны только очертания их голов и плеч, а движения лишь угадывались.

— Эй, ты, Дэвон, — прошептал Грирсон. — Ты хитрый малый. Тебя захватил этот вонючка Уилсон, но ты долго и нас водил за нос. Что ты нам дашь, если мы уйдем от этого Уилсона и прихватим тебя? Можешь сказать начистоту?

У Дэвона блеснул луч надежды.

— Вы знаете, что произошло на ранчо? — поинтересовался он.

— Ты имеешь в виду золото?

— Да.

— Конечно. У тебя там богатая добыча, но как ты ее заберешь?

— С вооруженными людьми, Грирсон. И вы можете быть среди них. Других я достану. И мне поможет шериф.

— Этот шериф — старый дурак.

— Ты так думаешь?

— Ты только посмотри, что они делали с ним все это время. Ездили кругами вокруг него. Черт возьми, парень, если бы он открыл свои глаза чуть пошире, они просто бы убрали его и продолжили свою игру, но теперь-то какая им разница? Им удобнее иметь дело с честным дураком, чем с бесчестным шерифом, которого надо было бы еще и подкупать. Им лучше иметь такую старую дубину, как Нэксон, который бодрствует только утром и вечером и не может никого поймать, кроме маленького комара, а всем жирным жукам позволяет пролетать у него под носом! — Грирсон рассмеялся.

— Заткнись, Пит! — велел Боксер. — Давай послушаем, что скажет Дэвон.

— Освободите нас отсюда, и я гарантирую вам двадцать процентов от дохода с того месторождения, Боксер и Грирсон!

— Что ты хочешь сказать этим «нас»? Ты что, говоришь и за Счастливчика Джека?

— Да.

— А какое он имеет к этому отношение? Из этой чертовой дыры трудно выручить и одного, а тут двое!

— Позаботьтесь о себе, Дэвон, — вмешался Джек. — Я во всем виноват. Я втянул вас в эту неприятность. Если вам удастся выбраться отсюда живым, вы будете счастливым человеком!

Дэвон отрицательно замотал головой:

— Оба или никто.

— В этом нет никакого смысла, — проворчал Грирсон.

Боксер Льюис тихо выругался:

— Видишь, как это бывает, Пит? После того, что нам сказал этот пес, этот хитрый притворщик Уилсон, я хотел бы, чтобы он оказался здесь и послушал, что говорит этот джентльмен!

— И я тоже хотел бы, — согласился Грирсон, — но и в этом тоже нет смысла. Нам никогда не вытащить отсюда двоих.

— А почему бы не через это окно? — нашел выход Боксер.

— А можно это сделать?

— Почему нет? Здесь полно веревок.

— Но снаружи везде охрана. Ты же слышал, как Уилсон отдавал приказы.

— Мы можем пойти на прорыв. Если объединимся с этими двумя, то нас будет уже четверо бойцов. А они оба прекрасно стреляют, как я случайно узнал, если тебе это неизвестно.

— И потом — на лошадей?

— Конечно!

— Не знаю, как все это проделать. Наверное, придется много пороха сжечь, да и пули посвистят.

— Ничто не дается просто, так уж устроено в этом мире, приятель.

— Видит Бог, ты совершенно прав. Ну-ка, посмотри в окно, что там?

Грирсон подошел к окну и выглянул наружу.

— Луна скрылась за деревьями, — сообщил он, — ничего не могу толком рассмотреть.

— Подождем немного. Когда будет лучше видно, пойдем на прорыв. Дэвон, мы можем быть уверены, что вы нам заплатите?

— Мое слово твердое, — ответил Дэвон.

Бандиты тихо посовещались; Потом Боксер громко заявил:

— Попробуем воспользоваться этим случаем. Мы знаем, как ты честно отнесся к Счастливчику Джеку. Почему бы тебе не повести себя также честно и с нами? Ты, похоже, всегда выигрываешь в жизни. И на этот раз выиграешь. И кроме того, что мы можем придумать лучше?

И в этот момент на небе появилась бледная луна. Грирсон прошел в угол комнаты, где валялись спутанные веревки, принялся отбирать куски нужной длины, пробуя их на крепость, и тут вдруг дверь с лестницы отворилась.

— Вот мы и пришли, красавица, — произнес голос Чарли Уэя. — Сейчас вы встретитесь здесь кое с кем из ваших друзей.

И Уэй вошел в комнату, а за ним другой вооруженный мужчина, толкающий перед собой кого-то, кто ростом и хрупкой фигурой напоминал мальчика.

— Убирайтесь отсюда, вы оба! — бросил Уэй Грирсону и Боксеру. — Здесь вам нечего больше болтаться. Там, внизу, вас ждет другая работа. Ну, что мнетесь? Быстро отсюда! — При этом Уэй посветил лучом своего фонаря им в лица. — Что это вы затеяли здесь с веревками? — резко спросил он. — Может, старый Грегори и дурак, но только местами. Но вот сегодня, скажу вам, придумал хорошую вещь. Убирайтесь же отсюда, оба!

Боксер и Грирсон медленно и угрюмо потянулись из комнаты, бросив последний мрачный взгляд на пленников. Дэвон, увидев всю безысходность положения после таких надежд, закрыл глаза.

Но тут же услышал, как Счастливчик Джек закричал дрожащим голосом:

— Пру! Пру! Бог мой, это же Пру!

А в ответ радостный голос девушки.

Но Чарли Уэй оборвал ее:

— Сядьте вот тут, красавица. Сожалею, что не могу освободить вас, чтобы вы могли его обнять. Но можете отдохнуть вот здесь и поговорить. Мне все равно. Болтовня — самая дешевая вещь в этом мире, но она — утешение для многих глупых людей.

Дэвон выпрямился, привалился спиной к стене и увидел Пруденс Мэйнард со связанными сзади руками. Она привалилась головой к плечу Счастливчика Джека и тихо плакала, стараясь сдержать порыв горя.

— Успокойся, — принялся уговаривать ее Счастливчик Джек. — Может, нам не придется долго беседовать. Давай используем это время как-нибудь получше.

Она тут же взяла себя в руки.

— Какая трогательная картина! — причмокнул Чарли Уэй. — Верно, Бэн?

Бэн, в котором Дэвон узнал толстяка из хижины, тихо захихикал:

— И вправду, как грустно! Это прямо какое-то воссоединение, сказал бы я.

— Воссоединение сосунков, — уточнил Чарли Уэй. — Слушай их! — Он подождал секунду. — И сторожи хорошенько, Бэн. У тебя ружье. Если испортишь все дело, дядя Грегори сам займется тобой. У меня есть занятие поважнее, чем сидеть здесь. — Он наклонился над Дэвоном. — Ты! Сейчас я развяжу тебе ноги, отведу вниз и дам тебе шанс спасти твою паршивую жизнь. Но только в том случае, если не будешь валять дурака по пути вниз. Для меня нет ничего приятнее, чем пристрелить тебя, крыса!


Глава 39 МЕЧЕНЫЕ КАРТЫ | След в ущелье Тимбэл | Глава 41 НЕЧЕСТИВАЯ ТРОИЦА