home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

ТАИНСТВЕННЫЙ ВСАДНИК

Они тщательно обшарили ущелье в надежде найти проход через каменные завалы, но удача им так и не улыбнулась. Шериф громко сетовал, что если бы им удалось догнать стадо, то, без сомнения, у них было бы полно доказательств.

Стадо быстро уходило. Даже если бы они вернулись назад и зашли в каньон Чимни с другой стороны, шансов догнать его не было. К тому же можно было легко запутаться в этой сетке ущелий. Скорее всего, стадо угнали безнадежно далеко, а может, и разделили его, разведя по разным направлениям.

Гарри предложил заехать на ранчо Дэвона — оно было им почти по пути, И кто знает, может, враги побывали там еще раз?

Никто не возразил. Дэвон, шериф и Джим были слишком подавлены провалом их ночного рейда, чтобы обсуждать какие-то предложения. Они двинулись назад, к узкому входу в каньон Чимни, и снова выбрались на мертвенно-белый свет луны.

На краю обрыва старая лошадь шерифа вдруг оступилась и, страшно испугавшись, когда скала раскрошилась и осыпалась под ее железными копытами, начала сползать по крутому склону. Джим мгновенно набросил ей на шею лассо, которое всегда было при нем, вытянул ее на безопасное место.

Шериф отреагировал на все это с притворным раздражением, хотя, случалось, попадал со своим мустангом и не в такие переделки.

— Этот старый дьявол чувствует себя лучше, когда немного разомнется, — проворчал он. — Гарри, я с удовольствием подарил бы тебе эту клячу, если бы не любил ее так сильно. Первый раз за все время пригрозила, будто хочет сбросить меня в бездну. Конечно, в следующий раз, может, так и сделает. Ты только посмотри на нее — выглядит совершенно счастливой, будь проклята ее старая шкура!

Его лошадь трусила, настороженно подняв уши, но, казалось, была всем довольна. Трое ветеранов принялись всерьез обсуждать хорошие и плохие свойства мустанга. Дэвон в их разговоре не участвовал, он держался немного позади. Глядя на скачущих впереди стариков и шерифа, он думал о том, что у них самые острые глаза и проницательные умы во всей округе и если кто-то может помочь ему разгадать его тайну, то это только они.

Вскоре все четверо спустились на широкие холмы его ранчо и еще издали увидели темную кучу пепла на том месте, где раньше стояла старая хижина.

— Давайте поедем на то место, где Чарли Уэй прятал лошадь в ту самую ночь, — предложил Гарри.

— И только затопчем следы, — возразил Джим. — Невозможно при таком лунном свете увидеть то, что не скроется от нас, когда засияет солнце.

— Если ты промахнулся из револьвера в первый раз, то что же, бросишь все и не попытаешься снова? — возразил Гарри. — Между прочим, многие люди были застрелены в темноте, а сейчас такая яркая луна!

— Нет хуже дурака, чем старый дурак, — пробормотал Джим. — Ему просто стыдно возвращаться в Уэст-Лондон с пустыми руками. Но надо ехать, иначе он заговорит нас до смерти.

Во время всей этой семейной перебранки шериф тактично помалкивал.

Они повернули и несколько минут скакали рысью, пока Нэксон, ехавший впереди, вдруг не поднял руку, осадив лошадь. Остальные тоже остановились. Шериф вернулся к ним.

— А Гарри был прав, — сказал он. — Там, на краю резервуара, на коленях стоит человек и будто молится.

— Тогда давайте разъедемся пошире и захватим его, — предложил Дэвон.

Они разъехались: шериф начал объезжать справа, Дэвон — слева, а старики направились напрямик, через холм. Как только они достигли его вершины, Дэвон услышал их крик. Сильно пришпорив бурую кобылу, он пустил ее к ним.

Но когда поднялся на холм, увидел, что Гарри и Джим, стегая коней, быстро спускаются вниз. Откуда-то справа загремели выстрелы из винтовки шерифа, а поперек низины, спасая свою жизнь, мчится всадник-беглец!

Дэвон бросился за ним, словно ястреб за жертвой. Стройный всадник на тонконогой лошади несся прямо перед ним.

Несмотря на пришпоривание, кобыла осторожно преодолевала крутой спуск. Тогда Дэвон выхватил кольт, чтобы выстрелить не целясь. Но тут почувствовал, что бурая набирает ход. Она была крупная, ей требовалось время, чтобы разойтись, но теперь уже просто летела. Постепенно Дэвон стал догонять беглеца.

Все его ранчо лежало на открытой, словно ладонь, местности. Укрытие можно было найти только в окружающих холмах, но беглец направлялся к лесу, который раскинулся на западе.

В густом лесу брала начало целая путаница ущелий, ведущих в глубокие каньоны. Не было сомнений, если беглец сможет добраться до этой скалистой местности, он уйдет. Дэвон пристально смотрел вперед, стараясь оценить ситуацию.

Было трудно сказать, выиграет он гонку или проиграет. Обернувшись назад, увидел, что трое ветеранов сильно отстали, расстояние до них все увеличивалось. Тогда Уолтер переменил положение в седле — перенес вес вперед и наклонился к шее лошади, чтобы уменьшить сопротивление ветра. Как всякая чистопородная лошадь, бурая сразу же ускорила бег.

Теперь ее ход был просто изумительным. С каждым скачком она нагоняла беглеца, и тот уже почувствовал у себя за спиной угрозу. Он повернулся в седле, его револьвер выбросил пламя, послышался звук выстрела, и пуля просвистела прямо над головой Дэвона.

Этот маневр обошелся беглецу по меньшей мере в два лошадиных корпуса. Но он снова повернулся, чтобы выстрелить. На этот раз Дэвон даже не слышал звука от полета пули, так как постарался от нее уклониться.

Перед ним замаячили первые редкие деревья леса, и вот они уже углубились в него. При этом хвост лошади беглеца был уже чуть ли не в одном ярде от носа кобылы Дэвона.

Теперь-то беглецу настало самое время снова воспользоваться оружием. Уолтер ожидал этого, готовый к тому, что тот вот-вот повернется снова. Однако беглец, достигнув густого леса, стал прилагать все усилия, чтобы уйти. Он завертелся на своей резвой лошади между деревьями и… угодил прямо в руки Дэвона!

Дело в том, что Уолтер разгадал маневр всадника и принял влево, как раз чтобы встретиться с ним лицом к лицу. Он вполне мог застрелить беглеца, когда его маленькая лошадка выскочила на него и тут же остановилась. Но шанс был настолько верен, что он сделал лучше — выпустил револьвер и правой рукой схватил его за туловище.

Сначала Дэвон почувствовал сильную боль в руке и даже испугался, не вывернет ли ее из плечевого сустава, но тело беглеца вдруг осело под его хваткой, стало гибким и легким, странно мягким и неожиданно податливым для такого лихого наездника.

Теперь, когда он схватил беглеца, бурая кобыла с трудом остановилась. Плененный всадник в отчаянии вцепился в левую руку Уолтера, тогда он освободил правую и с силой ею ударил. Широкая шляпа слетела с его головы, и Дэвон увидел лицо Пруденс Мэйнард!

Ошеломленный, он чуть ее не выпустил. А она тут же взмолилась:

— Отпустите меня, прежде чем они подъедут! Отпустите меня! Отпустите меня! Вы не понимаете…

И он ее отпустил. Его руки вдруг стали бессильными, он не мог ее больше удерживать, а она тут же нагнулась к шее своей лошади.

Но было поздно. Трое друзей Дэвона, словно голодные гончие собаки, ворвались в лес. Шериф мгновенно заехал ей за спину. Старик Гарри, осадив лошадь, наставил дуло винтовки ей в грудь, и только предостерегающий крик Дэвона его удержал.

— Эй! — закричал Гарри. — Что это такое? Что за рыбку мы тут ночью выловили? Посмотрите-ка сюда, Лью! Подъезжай сюда, Джим, и ты, посмотри на это!

Они плотно окружили девушку. Луна ярко освещала ее лицо. Пруденс, как-то сразу обессилев и сникнув, легла на корпус своей запыхавшейся лошади и стала перебирать ее гриву, будто надеялась этим себя поддержать. Дэвон увидел, что по ее лицу текут слезы.

— Ну-ну! — произнес Джим. — Вы пока еще не повешены. И не убиты. Если мы напугали вас, то простите. Гарри, помоги ей слезть с лошади, будь добр. Но в следующий раз, мэм, может, вы не станете переодеваться в мужскую одежду и использовать оружие против такого джентльмена, как Уолтер Дэвон! Эй, Уолт, подойди и поговори с ней. Она плохо себя чувствует, так напугана, что меня совсем не понимает.

Дэвон слез с лошади и подошел поближе. Глянув в лицо Пруденс, он с горечью подумал: зачем Бог создал такую красоту, если она используется во зло? Он понимал — от нее нельзя ждать ничего хорошего, и все-таки сердцем чувствовал, что должен ее отпустить. Для этого надо было найти веский повод, однако в голову ничего не приходило.

— Нэксон, — обратился Уолтер к шерифу, — разрешите представить вам мою знакомую.

— Как, сынок, ты ее знаешь? — удивился тот.

Она сразу приободрилась, протянула руки к Дэвону и, задыхаясь, сказала:

— Вы могли бы дать мне шанс! А если он заберет меня в тюрьму, я убью себя! Я убью себя!

— Уолт, — осторожно вмешался Джим, — черт возьми, разве ты не видишь, что она напугана до смерти?

— У нее есть для этого причина, — ответил Дэвон. — Не бойся, Джим, она не убьет себя. Гарри, это та девушка, что послала нас в лес искать Счастливчика Джека. Вспоминаешь ее? Пруденс Мэйнард. В целой округе нет такого человека, который заслуживает виселицы так, как она!


Глава 31 ИСЧЕЗНУВШЕЕ СТАДО | След в ущелье Тимбэл | Глава 33 ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС ПРУДЕНС