home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

ЛОВУШКА ДЛЯ СЧАСТЛИВЧИКА ДЖЕКА

Вскоре сорок человек выехали из Уэст-Лондона во главе с Лью Нэксоном, Гарри и Джим показывали им дорогу. Однако им почти нечего было делать, потому что все держали направление на дым. Они быстро отыскали место, где были остановлены лошади, но там ничего не оказалось, кроме четырех лошадиных туш, валявшихся среди горящего кустарника.

Огонь так опалил мертвых животных, что исключалась всякая возможность их опознать. Маленькие клочки шкуры, которые остались необожженными, позволяли только узнать масть погибших лошадей, но разбойники сделали все, чтобы не удалось определить их владельцев.

Теперь вдвойне было важно что-то узнать о бурой кобыле, которую взял себе Дэвон. Через жителя города, у которого ее украли, пусть совсем недавно, можно выйти на какой-нибудь след.

Они оставили убитых лошадей и направились дальше, к высокому столбу дыма.

Оказалось, что это как раз то, чего опасался Дэвон. Хижина, загон и навес для лошадей того лесного обитателя оказались объяты ревущим пламенем. Когда они подъехали, обрушилась стена жилища, и горящие бревна раскатились далеко, к окружающим деревьям.

Многие из отряда спешились, чтобы откатить их обратно, на менее опасное место, а другие, включая шерифа и Гарри, в это время разведывали местность вокруг. Они не нашли ничего интересного, следы быстро затерялись на местах, покрытых толстым слоем сосновых иголок. Шериф Лью Нэксон не стал продолжать поиски, заявив:

— Какой смысл гнаться за ястребом, если у тебя нет крыльев? Мы ничего не знаем о тех джентльменах. Может, некоторые из них тут с нами и помогают нам?!

С этими невеселыми мыслями отряд вернулся в Уэст-Лондон, и шериф тут же поехал трусцой в направлении ранчо Дэвона, чтобы посмотреть, не найдется ли там каких-то улик.

Весь Уэст-Лондон, и без того возбужденный, теперь был еще более поражен пожаром на ранчо Дэвона и нападением на него в лесу. Все понимали, что он стал жертвой людей, стоящих вне закона, только самый тупой мог думать иначе. И Дэвон немедленно сделался знаменитостью.

Он скоро узнал, что значит быть известным в таком городе. Один из парикмахеров предложил ему свои бесплатные услуги, при условии, что великий человек будет садиться в его кресло каждый день. Гостиница Ливингстона предложила ему лучшую комнату, в расчете, что остальные немедленно заполнят любопытствующие. Салун «Фри Майсон» был рад бесплатно предоставить ему любые напитки, какие он пожелает, и постоянный стол в комнате для игры в карты, если он согласится проводить время только в этом месте. И куда бы Уолтер ни пошел, за ним следовала толпа любопытных, желающих лично увидеть человека, которого вот-вот могут убить.

В то, что он может спасти свою жизнь как-то иначе, нежели немедленным бегством, не верили даже самые оптимистично настроенные. А когда стало ясно, что Дэвон не собирается бежать, жители города начали потирать руки с отвратительным удовольствием. Это не означало, что в Уэст-Лондоне обитали более кровожадные люди, чем в других городах Запада, просто им нравилось пребывать в возбуждении, особенно когда оно достигалось за чужой счет.

Все это не доставляло Дэвону никакого удовольствия, хотя и могло принести деньги в его карман. Но зато теперь не было никаких затруднений в подборе богатых партнеров для игры в покер. Каждый с большой охотой стремился посидеть за столом с почти мертвым человеком, потому что не было ничего, что в те дни крови и перестрелок Запад любил бы больше, чем поиграть со знаменитыми бойцами.

То, что на рукоятке кольта Дэвона не было ни одной зарубки, не имело особого значения. Всем теперь стало известно, что он справился с Грирсоном и вышел без вреда для себя из нескольких покушений на его жизнь. По этой причине он считался настоящим бойцом и стрелком.

Справедливости ради надо сказать, горожане нашли другие причины им восхищаться. Уолтер был молод, из известной семьи, хорош собою и, сверх того, вел честную игру в покер, когда с ним за столом сидели достойные люди. Последнее поднимало его очень высоко, потому что большинство игроков в покер были простыми золотоискателями.

Как-то в один из вечеров три человека обыграли его за зеленым столом на четыре тысячи долларов. На следующее утро Дэвон все отыграл, но проигрыши запоминаются, в то время как выигрыши забываются, потому что известно, что секреты картежной профессии скрыты в кончиках пальцев игрока, те трое выигравших были просто временными баловнями судьбы.

Когда люди сочувствовали Уолтеру, что его так методично преследуют тайные враги, он принимал благодушный вид и заявлял, что интересуется только картами. Когда его спрашивали, что он собирается делать, дабы расквитаться с бандитами, он отвечал, что дело находится в руках шерифа.

Но на самом деле старики Гарри и Джим все это время постоянно работали, стремясь разгадать тайну.

И здесь возникла новая трудность.

Перед почтовым отделением стоял большой щит, на котором вывешивались объявления. Иногда тут помещали официальные описания преступников с указанием цены, назначенной за их головы. Иногда — просьбы о возврате утерянной или украденной собственности. Часто здесь появлялись объявления о продаже самых разных вещей, начиная от булавок с бриллиантами, кончая оружием. Уэст-Лондону остро не хватало газеты, и это было ее простейшей заменой.

На этом щите однажды утром появился большой лист бумаги, на котором отчетливым почерком было написано:

«Дорогой Дэвон!

Какова ваша цена за бурую кобылу? Мне она могла бы пригодиться.

Всегда ваш

Счастливчик Джек».

Весь Уэст-Лондон собрался около щита, люди читали и хохотали. За эту дерзкую выходку Счастливчика Джека чуть ли не полюбили. Это была сенсация! И Дэвон, при всем честном народе, написал на той бумаге прямо под подписью Джека:

«Для бурой кобылы не может быть цены, пока я не найду ее владельца.

Наилучшие пожелания от

Уолтера Дэвона».

В ту же ночь бумага исчезла, а на ее месте появилось новое объявление, приколотое самим Джеком или кем-то из его друзей:

«Дорогой Дэвон!

Пять сотен будет хорошей ценой и еще немного сверху, чтобы успокоить вашу совесть. А что касается другого парня, то мертвые никогда не ездят верхом.

Ваш

Счастливчик Джек».

На что Дэвон отозвался очень просто:

«Кобыла не продается».

Но Счастливчик Джек не отставал. Его новое послание было составлено жестко:

«Я всегда беру то, что мне нужно, а мне нужна лучшая лошадь в Уэст-Лондоне».

Город насторожился, предвкушая интересное дело. До сих пор Дэвон особенно не беспокоился, но неожиданно на его голову свалилась новая забота — дуэль за владение кобылой. Никто в Уэст-Лондоне не сомневался, что Счастливчик Джек сделает попытку завладеть ею в самое ближайшее время. И было любопытно, что предпримет Дэвон, чтобы сохранить кобылу, находящуюся в небольшой конюшне за домом миссис Пэрли, в неприкосновенности?

Действия Дэвона были очень просты. В магазинах, которые снабжают прииски всем необходимым для подрыва зарядов, он купил пару сухих батарей, моток хорошей медной проволоки в резиновой изоляции и маленькую лампочку.

Бурой кобыле, отдавая дань ее качествам, в конюшне миссис Пэрли выделили отдельное стойло, и примерно за час или чуть больше Дэвон провел провод от щеколды на двери этого стойла до своей спальни. Теперь, если щеколду отодвинут, мигнет лампочка, которую он повесил в изголовье кровати. Уолтер спал чутко и был уверен в результате.

Прошло два дня. Было отмечено, что он не установил около кобылы охраны, да и сам, определенно, ее не караулил. Уэст-Лондон пришел к заключению, что Дэвон смирился с неизбежной потерей.

— А почему бы и нет? — высказалась миссис Пэрли, которая по каждому поводу имела собственное мнение. — Станет ли столь разумный и уважающий себя человек, как Дэвон, связываться с таким отребьем и драчуном, как этот Счастливчик Джек?

Все произошло на следующую ночь.

Дэвон проснулся оттого, что ему показалось, будто что-то сверкнуло перед его глазами, и он увидел, как медленно затухает красный волосок лампочки. Он вскочил с кровати и сунул ноги в легкие кожаные домашние тапочки, в которых мог ходить бесшумно, как кошка. Потом, выскользнув в окно с кольтом в руке, спрыгнул на землю и обежал дом кругом, что заняло у него всего десять секунд после того, как вспыхнула сигнальная лампочка.

Обогнув дом, он задержался у последнего угла, осторожно выглянув за него, и увидел всадника, почти незаметного в тени от стены конюшни, из которой он выезжал. Рядом стояла другая, неоседланная лошадь. Дэвон догадался, что Счастливчик Джек был очень быстр в своих действиях и успел за несколько секунд надеть седло со своей лошади на бурую кобылу.

— Добрый вечер, Счастливчик! — поздоровался Дэвон и, выйдя на открытое место, выстрелил, целясь ему в голову.

Но сразу понял, что промахнулся. Счастливчик Джек, пригнувшись и сжимая в руке револьвер, во весь опор направил бурую кобылу прямо на Дэвона. Уолтер снова выстрелил и опять промахнулся.

В то же мгновение, жужжа, будто шершень, мимо его уха пролетела пуля. Счастливчик Джек, с развевающимися длинными волосами, навис над ним, и тут курок револьвера Дэвона щелкнул по уже отстреленному капсюлю. Ему было некогда повернуть барабан револьвера и выстрелить еще раз. Тогда он отвел руку назад и бросил тяжелое оружие прямо в него, как раз в тот момент, когда кольт Джека выплюнул в лицо ему самому красную вспышку пламени.

Обожженный, ослепленный горящим порохом, почти оглушенный звуком выстрела, Дэвон, пошатываясь, сделал несколько шагов, словно в черном тумане, и неожиданно споткнулся о мягкое тело.

Потом, придя в себя, увидел мужчину, лежавшего лицом вверх, с раскинутыми руками. Между глаз, в том месте, куда ему угодил брошенный револьвер, виднелась красная ссадина.

Сперва Уолтер ничего не мог понять, но потом постепенно начал узнавать в этом человеке знаменитого Счастливчика Джека!


Глава 24 УКРАДЕННЫЕ ЛОШАДИ | След в ущелье Тимбэл | Глава 26 ДЖЕКА ЖДЕТ ВИСЕЛИЦА