home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

ТОТ, КТО ПРИНЕС ПЛОХИЕ ВЕСТИ

Обходя ствол большой сосны, Дэвон споткнулся о корни, а когда, чертыхаясь, поднялся на ноги и оглянулся, Пруденс уже не было на прежнем месте, но где-то в стороне раздался высокий удаляющийся свист.

Уолтер, хотя и был азартным игроком, не пошел туда, внезапно осознав, что здесь, в лесу, он совершенно беззащитен. Даже если он найдет этих конспираторов, то не сможет ничего сделать. Выследить их ему одному не по силам, в чем он уже убедился. Еще здорово повезет, если сумеет в безопасности выбраться из леса и вернуться в город.

И все же Дэвон не спешил уйти. Прислонившись к большому грубому дереву, он сжал в гневе зубы, думая о том, какую глупость совершает из-за своего рыцарства. Если им и в самом деле суждено встретиться снова, он припомнит этот урок, сказал себе Уолтер, и будет обращаться с ней как мужчина, а если потребуется, то и с помощью оружия!

Решив так, Дэвон пошел через лес обратно, уже ничего не замечая кругом.

«Молодой бычок» Нэксона утихомирился, потому что уже была глубокая ночь. В большинстве домов люди спали, потушив лампы, и только в верхнем конце города, где находился «Палас» и другие игорные заведения, еще горели огни.

Дэвон вернулся в пансион миссис Пэрли, прошел через почти опустевший бар и уже направился к лестнице, чтобы подняться в свою комнату, как из угла холла его окликнул знакомый голос.

Там сидел старина Джим, безмятежно покуривая трубку с длинным чубуком.

— Что случилось, Джим? — бросился к нему игрок.

— Думаю, нам лучше пройти в комнату, — ответил Джим.

— Ты устал от одиночества, без Гарри, а?

— Без Гарри? Естественно. Мир вокруг нашей хижины стал просто прекрасен, после того как он ушел. Мальчишкой я жил в долине, где дни и ночи громыхала и бурлила черная река. Я не знал, что можно жить без такого шума, пока не уехал из этой долины навсегда. Но в первые месяцы мне его даже не хватало. Вот так и с Гарри!

— Ничего плохого, Джим?

Джим скосил глаза в угол комнаты:

— Особых причин появиться в городе у меня не было, разве только для того, чтобы перековать моего мула. О скалы так быстро стираются подковы!

— Это так, без сомнения. Я постараюсь найти тебе здесь комнату на ночь.

— Все занято, Уолт.

— Тогда поспишь в моей комнате.

— Я не собираюсь много спать.

— Почему?

— Немного поспал днем. Это поддержит меня. Кроме того, лучшее время подумать и что-то решить — ночь, когда между тобой и темной стеной нет ничего, кроме твоих мыслей.

— О чем тебе думать всю ночь напролет, Джим?

— Лучший свет, чтобы рассмотреть чьи-то следы, — солнечный. Но есть и такие люди, которым лучше работается в темноте. Как те, которые, как мне кажется, охотятся за тобой, Уолт!

Дэвон немного помолчал, а потом поинтересовался:

— Ты нашел конюшню, чтобы оставить мула?

— Ему не нужно стойло, — грустно усмехнулся Джим.

— Ты что, собираешься оставить его прямо на улице?

— Этот старый мул теперь навсегда останется там, где он есть, пока не сгниют его кости, — ответил Джим. — Он мне больше не нужен.

— Что? Он тебе не нужен?

— Нет, сэр. Он сдох на пути сюда, Уолт.

— Вот не повезло! Я добуду тебе другого. Лучше прежнего.

— Лучше не бывает. Ни один не будет ступать так уверенно по тропе, как этот. А его длинные уши чуяли опасность, когда она была еще за милю от нас. Он только коротко всхрапывал, и это означало опасность. Я немедленно скатывал одеяла и хватался за винтовку. Барни никогда не ошибался. Да, сэр, это была полезная тварь, мой старый Барни!

— Сколько же ему было лет, Джим? — полюбопытствовал Дэвон, чувствуя что-то странное в рассказе старика.

— Около семнадцати. Мог бы прожить еще много хороших лет, но уж коли суждено было умереть, то, думаю, он рад той смерти, которой умер!

— Неполадки с сердцем?

— В общем, да. Неприятности с сердцем.

— У мулов так бывает?

— В этих местах у мулов и лошадей часто болит сердце. Так уже унесло многих из них.

— Но в чем же все-таки причина? Что это было?

— Пули из винчестера…

Дэвон в изумлении уставился на старого друга.

— Это был хороший, искусный выстрел, — уточнил Джим, — Барни быстро умер. Только закашлялся и тут же упал. Его кашель подсказал мне, что надо соскочить с седла, поэтому я уже стоял на ногах, когда он полетел с обрыва.

— Джим, кто это сделал?

— Те, кто следят за нами, Уолт. Они и сделали это. Я обшарил все скалы, но не увидел никаких следов.

— Трусливые подонки! — воскликнул Дэвон. — Чертовы подонки! Они устроили на тебя засаду, Джим?

— Лучший способ порвать цепь — распилить самое слабое звено, — философски заметил старик. — Чему тут удивляться? Я даже ожидал чего-то такого.

— Ожидал?

— Да, ожидал.

— Благодарю тебя, Господи, что это случилось на тропе, где есть скалы, чтобы спрятаться, а не на ранчо, где совершенно невозможно укрыться, — произнес с проникновением Дэвон.

— Да, Уолт. На ранчо у нас совсем голое место.

— Кроме дома. Полагаю, старые бревенчатые стены выдержат пули?

— Да, это старые, крепкие стены, — кивнул Джим.

— Правда, они уже немного подгнили. Может, их надо подремонтировать?

— А там нечего ремонтировать, — сообщил Джим. — Там все уничтожил пожар, Уолт.

— Великий Боже! Пожар? Что случилось, развалилась старая печь?

— Не знаю, — ответил Джим. — Я вернулся с пастбища, беспокоясь, куда ушли коровы…

— Подожди, что ты говоришь? Скот пропал?

— Весь подчистую, кроме одной рыжей коровы. Она хромая, не могла поспеть за другими.

— Угонщики скота! — воскликнул Дэвон.

— Сначала я тоже подумал, что вокруг рыскают угонщики скота, и попытался их найти. — Джим говорил в своей обычной спокойной манере. — А когда возвращался, заметил впереди дым. Поднявшись на холм, увидел, что дом уже наполовину сгорел. Остальное быстро догорело у меня на глазах.

— Так. Значит, они уничтожили ранчо, — констатировал Дэвон.

— Похоже, так, — согласился старый Джим. — Я сидел в седле, ехал и смотрел на пожар, когда вдруг пуля просвистела мимо моего уха, да и Барни начал как-то спотыкаться. Поэтому вспомнил, что подковы у него почти износились. Забеспокоился, что он попортит свои нежные ноги, если его быстро не подковать. Вот я и отправился в Уэст-Лондон. Здесь, вверху по улице, есть Райт, кузнец, он хорошо подковывает лошадей, да и мулов тоже.

— Так ты поехал и они обогнали тебя, Джим? — спросил Дэвон.

— Они ехали прямо за мной, справа и слева и искали короткий путь, чтобы отрезать мне дорогу. Но в скалах мой старый Барни задал им жару! У него никогда не было большой скорости, но в скалах он стоил двоих! Но только мы выехали в долину и, может быть, неосторожно оказались под луной, как они подстрелили его подо мной, и он свалился в пропасть. Похоже, подумали, что я упал вместе с ним, потому что даже не дали себе труда приблизиться и посмотреть. Я подождал их немного, а потом вспомнил, что у меня почти не осталось жевательного табака. Поторопился пойти его купить. Но все магазины оказались закрыты! — Старик покачал головой и добавил: — Магазины Уэст-Лондона получают хороший жевательный табак, Уолт!

Дэвон потер костяшками пальцев лоб:

— Значит, уничтожили ранчо, подстрелили твоего мула и хотели убить тебя…

— Да, похоже, так. Лучше тебе ложиться спать, Уолт, потому что ты молод, а молодые не могут обходиться без сна, так уж устроено.

— Джим, ты видел хотя бы одного из них?

— Они были в масках, Уолт, хотя все это происходило вечером. Люди были в масках, но мне кажется, я хорошо рассмотрел некоторых лошадей. Тот, кто имеет дело с лошадьми, так же легко их запоминает, как лица, Уолт.

— Это ты и Гарри. И спасибо Господу Богу за это! О, Джим, когда мы загоним в угол кого-нибудь из этих ребят, они пожалеют о том, что сделали!

— Да, сэр, — согласился Джим. — А когда ты займешься этим, вспомни, что они пристрелили моего Барни, — это ведь тоже убийство. Я-то держу мою винтовку смазанной и не думаю, что промахнусь, стреляя в них с любого расстояния на солнце, при луне или под звездами. Хочешь жвачку? — Он протянул Дэвону остатки жевательного табака, от которого тот отказался, и проворчал: — Бедный старина Гарри! Он меня проклинает и старается отвернуться, когда видит, как я откусываю от плитки. Завидуя, что не может так же посмаковать. — И он вгрызся белыми, крепкими зубами в спрессованный табак.


Глава 20 НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА | След в ущелье Тимбэл | Глава 22 ЗВЕРСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ