home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

КОЗЫРИ РАСКРЫТЫ

Направляясь к дому Монтерея, Питер Куинс чувствовал себя солдатом, который должен предстать перед генералом вражеской армии. Неизвестно, отпустят ли его на свободу, арестуют как шпиона или просто бросят в тюрьму. Всякое возможно.

— Итак, Хуан, — спросил он, когда они подошли к дверям большого дома, — что меня ждет?

— Сюрприз, — с обычной ухмылкой ответил Хуан.

Их действительно ждал сюрприз. Мажордом провел их в отделанную темным деревом небольшую угловую комнату с очень высоким потолком и двумя узкими витражами. По стенам — высокие полки, уставленные книгами в богатых переплетах. С потолка на чугунной цепи свисала большая лампа. Под лампой — столик для чтения. Рядом со столиком большое кресло. На столике — разнообразные соблазны для курильщика: сигары толстые и тонкие, длинные и короткие, темные и светлые. Все, что душе угодно. Питеру так и захотелось надкусить толстую, с тупым концом «перфекто», чья коричневая маслянистая обертка скрывала сказочный аромат. Сигареты лежали в узком длинном мелком бронзовом ящичке, поделенном на отделения для различных сортов табака. Глядя на замысловатую резьбу на стенках ящичка, гость подумал, что сигареты в нем такого отменного качества, что за удовольствие насладиться ими настоящий курильщик отдаст душу. А такой вычурный орнамент можно увидеть разве что только на Востоке. Но, несмотря на обилие табака, в воздухе не чувствовалось его запаха. Его заглушал слабый неведомый аромат. Сначала Куинс не мог сказать, приятен он или нет. Поискав глазами источник, разглядел две тонкие струйки дыма, поднимавшиеся из стоявших по бокам окон курильниц.

Комната для одного, маленькая библиотека. Чтобы взять любимую книгу в руки, следовало лишь слегка приподняться в кресле. Так пожелал человек, создававший ее. И этот человек спроектировал ее и обставил таким образом, что в ней помещались лишь один стол, одно кресло и один источник света. Верно, у двери стояло еще два небольших стула, но они выглядели здесь совсем неуместно.

Но если эта комната для одного человека, то о самом хозяине она говорила весьма красноречиво. В воображении Питера рисовалось худое темное лицо, густые черные брови, глубоко запавшие усталые глаза, порочный взгляд, тонкие губы, обманчивая для неискушенных улыбка, медленные кошачьи манеры и беспокойные пальцы — словом, страшный человек.

Вместо этого пред ним предстал пышущий здоровьем румяный молодец лет пятидесяти, с большими живыми голубыми глазами под широченным лбом. Круглое веселое лицо, глядя на которое хочется улыбнуться. Вечно молодое, несмотря на седину и лысеющий лоб. Пухлые щеки излучают здоровье и довольство жизнью. Могучая шея свидетельствует о незаурядной силе. Когда он подался вперед в кресле, казалось, пиджак вот-вот лопнет в плечах. Поднявшись навстречу гостю, Монтерей шагнул вперед и протянул руку Питеру.

— Питер Куинс! — воскликнул он. — Я рассчитывал, что придется ждать вас по меньшей мере тройку дней. Теперь вижу, что нож в стене обернулся в мою пользу! — И к неописуемому изумлению Питера, выпустив его руку и взявшись за бока, он от души расхохотался. Восторг, казалось, так велик, что сеньор, потирая ладони и громогласно фыркая, забегал по комнате. Создавалось впечатление, что, обрадованный успехом своей выходки, он даже забыл о присутствии Питера. — А ведь мошенник швырнул так близко, что задел кожу!

— Он и метил в голову, — уточнил Питер. — Да еще с такой силой.

— В голову? Чепуха! Он прекрасно знал, что, если бы причинил вам вред, с него бы содрали кожу, вываляли в песке и отдали на съедение муравьям! Нет, он только чуть перестарался. Хуан!

Оглушительный голос не вмещался в комнате и отдавался эхом в самых отдаленных залах.

— Хуан Гарьен!

Тихие шаги; в дверях возник Хуан Гарьен.

— Ты поцарапал ему кожу ножом, — сказал Фелипе Монтерей.

— Зато он свернул мне челюсть, — криво ухмыльнулся Хуан.

— Так это ты, Хуан? — пораженно выдохнул Питер. — Ты бросил нож?

— Конечно. Кто же еще?

— Но я видел его у тебя за поясом!

— Это другой, — отмахнулся Хуан. — У меня еще два, видите?

Он показал длинное лезвие. Блеснув в руке, оно снова исчезло за пазухой. Питер Куинс тяжело вздохнул. До него стало доходить, что для этих южан он всего лишь ничтожная пылинка. Сеньор взмахом руки отпустил Хуана Гарьена.

— Сколько таких, как он? — спросил Питер. — Сколько у вас таких, как Хуан Гарьен?

— Таких, как он… ни одного, — ответил богач. — Поэтому я и послал его за вами. Выбрал одного из сотен других. Он самый лучший.

— Вы имеете в виду, что послали его еще в первый раз?

— Конечно.

— Уже тогда я был вам нужен?

— Разумеется.

— Для чего?

— Это долгая история. Садитесь, закуривайте.

— Благодарю. — Питер сел. Ему предложили ящичек с сигаретами. Он взял одну и затянулся ароматным дымком. Медленно выпустил его изо рта, стараясь распробовать на вкус. — И все же, — настаивал он, — мне не терпится узнать, зачем вы послали за мной.

— Я много наслышан о Питере Куинсе… до нас тоже дошло, как он проехал через пять штатов, оставив в дураках шерифов и их прихлебателей-добровольцев… как унес свою голову, за которую давали сто тысяч и даже больше долларов… и все из-за преступления, которого он не совершал! — Понизив голос, Монтерей серьезно добавил: — Но разве не помогал тебе сам Господь, Питер? Одной ловкости и хитрости мало.

— Пускай, как вы говорите, вам известны все мои приключения, — отмахиваясь от последнего замечания, продолжал настаивать Питер, — зачем я нужен вам?

— Значит, вам требуется ответ?

— За этим и тащился сорок миль.

— Если бы в этом сомневались, то не поехали бы в такую даль?

— Не поехал бы.

— Значит, не доверились бы мне.

— Ошибаетесь, сеньор Монтерей. Я знал, что если приеду, то придется иметь дело непосредственно с вами.

— А теперь, когда вы здесь? — с еле заметной улыбкой невозмутимо спросил сеньор.

— Вы утверждаете, что знаете меня, — сдержанно заметил Питер. — Но видимо, не поняли одного: для меня все зависит от исхода нашей беседы. Если буду удовлетворен — прекрасно. Если возникнут подозрения — я выхожу из дома позади вас, приставив револьвер к вашей спине.

— Вы самоуверенны, мой друг, — процедил сквозь зубы сеньор.

— Да, я в себе уверен, — подтвердил Питер.

— Но не проще разве взять вас обманом, а потом прибрать к рукам?

— Я игрок по натуре, сеньор Монтерей. Если сумеете меня обмануть, будете в дальнейшем пользоваться своим преимуществом. Но предупреждаю, что в данный момент я настороже каждую минуту.

— Знаю, — усмехнулся Монтерей. — И понимаю, что действительно привело вас сюда, — стремление докопаться до сути всего происходящего. Не так ли?

— Отчасти так. А отчасти любопытство в отношении вас и любопытство в отношении девушки, о которой недавно рассказывал мне Мартин Эвери.

Питер заметил, как вспыхнуло до того невозмутимое лицо Монтерея, но тот тут же скрыл свое замешательство за улыбкой.

— Мы или очень хорошо поладим, — констатировал Монтерей, — или вдребезги рассоримся.

— Отлично! — кивнул Питер. — А теперь все же скажите, зачем меня к вам привезли.

Сеньор Монтерей встал со стула и прошел в дальний конец комнаты. Отодвинул панель, и перед ними предстало зловещее лицо Тигра. Изображение было таким живым, что Питеру на мгновение показалось, что перед ним реальный человек. Потом понял, что это всего лишь картина. Облегченно вздохнув, он откинулся на стуле.

— Испугался, а? — поддразнил его Монтерей.

— Еще как!

Оба рассмеялись.

— Хвалю за откровенность, — сказал богач. — В таком случае постараюсь тоже говорить напрямик. Я привез тебя сюда и готов купить твои услуги. В первую очередь мне нужна голова этого человека, Тигра. Понятно?

— А-а, — отозвался Питер Куинс, — вот, значит, где собака зарыта!

Сложив руки, Питер заставил себя посмотреть на портрет. Он боялся признаться себе, но чем больше смотрел на портрет, тем больше убеждался в одном: несмотря на то что Тигр отказался принять вызов, Питер Куинс испытывал перед ним смертельный страх. Впервые за свою сознательную жизнь!


Глава 21 КАК В СКАЗКЕ | Семь троп Питера Куинса | Глава 23 РАЗГОВОР С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ