home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Сразу у подножья горы лежала небольшая россыпь обвалившихся камней всех размеров. Некоторые из них были такими же громадными, как дом. Время и непогода растрескали их, в трещинах накопилась земля, и сейчас в конце долины поднималось облако кустов и молодой поросли.

Сразу на границе этих деревьев Райннон свернул, затем осадил мула и спрыгнул. Как ни торопился он, Нэнси тут же очутилась рядом. Девушка была полна энергии и яростной решимости.

Бросив взгляд назад, Райннон увидел, как быстро приближаются едва различимые тени всадников Ди, однако для меткого выстрела они были еще достаточно далеко. Он развернул мула и коня головами на север, огрел их плеткой, и они, фыркая, исчезли в кустах.

Тени позади немедленно свернули наперехват предполагаемым беглецам, а Райннон направился в кустарник. Девушка последовала за ним, держась одной рукой за полу его пальто, чтобы не потеряться в этой абсолютно черной темноте, среди хлещущих веток.

Они вышли на берег быстрого и гладкого потока на границе гигантского нагромождения камней, потому что в этом месте лежали самые большие валуны.

Нэнси еле держалась на ногах. Ветер, отражавшийся от полированной поверхности утеса, рвал одежду цепкими руками и завывал с человеческим бешенством.

Райннон поднял ее на руки и ступил в поток. Он был настолько сильным, что он вынужден был наклониться. Каждый шаг давался с трудом: чтобы не упасть, приходилось тщательно нащупывать дно. Он прошел по ручью сорок или пятьдесят ярдов и приблизился к большущему черному валуну. Райннон нагнулся под его краем. Половина одежды Нэнси оказалась в воде, хотя он держал ее так высоко, что она повернула голову набок, чтобы не задеть нижний край валуна.

Райннон прошел десять-двенадцать шагов, потом поднялся из воды в спокойный, теплый воздух. Он опустил Нэнси, и под их ногами заскрипел песок.

Они вошли в дыру-в-стене.

— Вот и все, — сказал Райннон со вздохом. — Было немножко горячее, чем я ожидал, но все закончилось.

Он зажег свою лампу и встал перед ней. С его одежды капала вода, но на губах играла жесткая улыбка победителя.

А Нэнси Морган предстала перед ним не как дрожащий, испуганный ребенок, но как торжествующая женщина с радостью в глазах и порозовевшими щеками. Она даже засмеялась.

— И они думали, что смогут с вами совладать! — сказала она.

— Они говорили обо мне? — резко спросил Райннон.

Она, казалось, слегка поморщилась.

— Говорили, что вы должны прийти, — сказал Нэнси Морган. — Они ничего не боялись. Чарли Ди, сказал, что никто в мире не смог бы ко мне сегодня пробраться. Сказал, что охраняется каждый квадратный дюйм долины. Даже Райннон не смог бы ничего сделать, — сказал Чарли! Но вы смогли! И мы здесь! А это… это дыра-в-стене!

В ее голосе звучало неистовое, звенящее торжество. Она взяла его руку с лампой и повела ею из стороны в сторону, осветив длинные, наклонные стены пещеры и иззубренный потолок. Наконец остановила у открывающегося перед ними узким проходом шириной не больше трех футов, который, очевидно, прокладывал себе путь через темное сердце горы.

Он смотрел на нее сверху вниз с удивлением — и с сомнением тоже. Это упоминание его имени и ее гримаска, когда он задал свой торопливый вопрос — все это ему не нравилось! Но Райннон откинул сомнения. Он чувствовал, что сходит с ума. Разве убеждение, что весь мир против тебя, не есть первый признак сумасшествия?

— Это выход? — спросила она.

— Это выход, — ответил он. — Может быть, вначале я разведу костер, чтобы обсушиться?

Он указал на кучу сухого хвороста, сложенного в углу как раз для такого случая.

Но она ответила:

— Нет, нет! Пойдемте дальше… Давайте пойдем дальше! Мы находимся лишь на границе тайны. Давайте двинемся к ее сердцу!

— Какой тайны? — резко спросил он.

Она подняла к нему лицо и рассмеялась — она была переполнена смехом, она не могла сдерживать его в себе! А ее глаза посреди этого веселья были такими же блестящими и холодными, как сталь.

Он не знает ее — это было ясно. Она не была той, какую он представлял себе, с таким же успехом можно было сравнивать домашнюю кошку и горного льва!

Да, красивая. Наверное, слишком красивая с этими постоянно меняющимися, сверкающими, задумчивыми глазами. Он никогда в жизни не видел таких глаз, — за исключением глаз Чарли Ди, когда этот молодой джентльмен был взволнован.

— Идите вперед, — сказал он, — а я буду светить над вашим плечом.

— Вперед?

Она заколебалась.

— А почему нет? — удивился он.

— Идите сначала вы, — сказала она с волнением. — Идите впереди… Знаете, мне не хочется первой идти в эту… эту темноту.

Райннон в душе понимал, что она лжет ему в глаза, он почувствовал отвращение и отчаяние, потому что все, чего он касался, — точнее, все, кого он касался — становились лживыми и ненастоящими.

Она, Ричардс-Морган, Караччи, даже Оуэн Каредек, чью жизнь он держал в своих руках и вернул ему по собственной воле. Даже Оуэн Каредек в конце концов оказался предателем!

И поэтому, ничего не замечая от поглотившей его печали и усталости, Райннон отвернулся от девушки и направился с лампой впереди нее.

— Держитесь поближе ко мне, — вот и все, что он ей сказал.

— Да, да, — ответила она.

В ее голосе слышалось нетерпение. И тогда ему пришло в голову, что она не произнесла ни слова благодарности. Конечно, она была возбуждена и довольна, однако ее внимание было целиком направлено на то, что лежало впереди.

И на это, возможно, были причины.

Он не заговорил с ней о человеке, называвшем себя ее братом. Он прибережет это на потом. Подождет, пока пройдет обида.

Он шагал до тех пор, пока проход не сузился и стал ниже.

— Вот что интересно, — сказал Райннон девушке, не поворачивая головы, — посмотрите на стены и увидите, что они сделаны человеком с помощью кирки и динамита. Давным-давно здесь проложили вентиляционный ствол или шахту. Подумать только, какую работу они проделали! И все ради того, чтобы дать мне дыру-в-стене!

Она не ответила. Он остановился. Позади не слышалось ни звука и, повернувшись, он увидел, что в двадцати или тридцати ярдах девушка склонилась у стены над ярким лучом света.

Странно, что у нее оказался электрический фонарь, да еще такой мощности! Еще удивительней, что в этом тоннеле она нашла что-то очень ее заинтересовавшее.

Как она обнаружила это в полной темноте за его широкими плечами?

— Нэнси! — позвал он, и узкий тоннель подхватил его голос и усилил, как мегафон. — Нэнси, в чем дело?

Она выпрямилась, и ее смех донесся до нее, как звон колокольчика — правда, был он такой же твердый, как металл.

— Ни в чем! — сказала Нэнси, — Но вы подарили мне билет, и теперь я досмотрю спектакль до конца!

Он двинулся к ней, но она выбросила вперед руку.

— Отойдите, отойдите, Райннон! — вскрикнула она.

Он замер.

— Что случилось, Нэнси?

— Говорю вам, — воскликнула девушка в сильном волнении, — отойдите сейчас же, или вы мертвец, Райннон. Отойдите, идиот! — Добавила она в приступе нетерпения.

Он чуть отошел.

— Нэнси, что с вами?

— Вы дурак! — закричала она. — Вам грозит смерть! Отойдите назад… или помоги вам Господь!

У Райннона закружилась голова.

— Я подойду, и выясню, в чем дело!

— Вы никогда больше меня не увидите! — зазвенел твердый голос Нэнси Морган. Затем, когда он направился к ней: — Так получите же, и да поможет вам Бог! Идиот!

Она яростно дернула за что-то, чего он не мог разглядеть. Ему показалось, что это было кольцо, укрепленное в стене. И тут же прямо пере лицом Райннона с грохотом упал огромный осколок скалы. Он едва успел увернуться; он перерезал бы его пополам, как мясницкий нож перерезает кусок мяса!

Тоннель наверху гневно задрожал. Сверху посыпался дождь мелких камней и пыли, и Райннон повернулся и бросился прочь, а с потолка, чуть не задев каблуки, бухнул еще один обломок!

Райннон, полуживой и изумленный, прислонился к стене и при свете лампы осмотрел завал.

Дыры-в-стене не было. Секрет чудесного спасения, который так долго принадлежал ему, больше не существовал. Но ему было все равно.

На душе свинцовой тяжестью висело понимание того, что голубоглазая Нэнси Морган, прекрасная, хрупкая Нэнси пыталась отнять у него жизнь и похоронить под бессчетными тоннами скал.

И что? Какая ей от этого польза?


Глава 31 | Поющие револьверы | Глава 33