home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

ТЕРПЕНИЕ

Существует большее терпение, чем терпение кота, сидящего у мышиной норки, или волка, ждущего, пока лось упадет от усталости. Это терпение размышляющего человека. Неподвижно созерцающий нирвану индус находится в таком состоянии не часы, а недели и даже месяцы. Бирн сидел в позе стража, скрестив на груди руки, и упорно глядел перед собой. Час проходил за часом, но доктор не двигался. Хотя то и дело поднимался ветер, проносясь со свистом по верхним комнатам или завывая в пустых залах, Рэндалл не шевелился, лишь его ресницы изредка вздрагивали. Сейчас его занимали только две навязчивые картины, стоявшие у него перед глазами: девушка, так устало поднявшаяся по скрипучим ступеням и даже не взглянувшая на него, а еще молчаливая схватка, продолжавшаяся в соседней комнате. Не раз воображение подсовывало доктору и другие картины. Он видел Барри, встретившего наконец Бака и бросавшего Дэниелса на землю так же безжалостно, как гончая швыряет на траву загнанного зайца. Или Бирн видел собственное возвращение в Элкхед, замечая светлый печальный образ Кети, беззаботно машущей доктору вслед, а затем слышал, как девушка идет обратно, весело напевая. Подобные картины, впрочем, редко возникали в мозгу доктора. В основном он думал о Барри, склонившемся над телом старика Джо, возвращавшем старого ковбоя к жизни, подпитывавшем его электрической энергией, словно в компенсацию старых долгов. И Рэндалл думал о девушке, стоявшей с опущенной головой на верху лестницы, представлял, как Кети лежит в постели, положив руку под свою нежную щеку, пытаясь заснуть. Ведь она очень устала, но та сила, что удерживала Джо на краю смерти, не давала ей спокойно уснуть.

Все происходившее казалось невозможным. Оно не могло случиться. Действительность была не менее ужасна, чем появление монстра Франкенштейна. Бирн возвращался сейчас к своим самым торжественным клятвам, а затем видел лица людей, которые его окружали, бледные задумчивые лица пытались скрыть улыбку и презрение. Но Рэндалл все время возвращался, словно загнанный заяц, повторявший свой след, к Кети на верху лестницы, опустившей голову, признавшей свое поражение. Барри ее забыл. Доктор широко открыл глаза не в силах даже представить себе подобное. Мужчина забыл Кети! Кети значила для него не больше, чем какая-нибудь злобная ведьма на дороге, мимо которой он мог бы проскакать, не остановившись.

Ухо Бирна уловило слабый звук в соседней комнате. Звук повторялся довольно регулярно. Он напоминал ритм быстрых шагов, но что-то в нем говорило о тяжело бившемся пульсе. Рэндалл выпрямился. Слабое поскрипывание подтвердило, что кто-то расхаживал по комнате взад-вперед.

Значит, Барри больше не сидел, склонившись над стариком, он расхаживал по комнате. О чем думал Дэн во время своего променада? Бирн невольно представил очень темную ночь, ветер, бивший в лицо, мерный топот лошади, уносившей всадника неведомо куда.

Вдруг он услышал тихое царапанье у двери. Когда оно повторилось, встал и открыл дверь. Лохматый пес проскользнул в щель и прошел мимо него. Бирн вдруг испугался, увидев крадущегося пса, словно сам Барри покидал комнату. Рэндалл направился к собаке, но Барт молча оскалился, и доктор остановился. Огромный пес беззвучно удалился, и Рэндалл снова закрыл дверь, даже не заглянув в комнату.

Молчание приобрело более важный смысл. Мозг Бирна больше не загромождался никакими картинами. Рэндалл просто подошел к высшей точке ожидания и поэтому, когда дверь тихо открылась, вскочил, словно по тревоге, и оказался лицом к лицу с Барри. Дэн прикрыл дверь и направился за собакой. Он уже почти пересек комнату, когда доктор обрел дар речи:

— Мистер Барри!

Дэн остановился.

— Мистер Барри! — повторил Бирн.

И Дэн повернулся. Так повернулся волк минуту назад, и так же, как у волка, глаза человека вызывающе вспыхнули.

— Мистер Барри, вы нас покидаете?

— Я иду на улицу!

— Вы вернетесь?

— Не знаю.

Огромная радость охватила доктора. Он испытал нечто вроде триумфа, однако снова вспомнил, как девушка устало, с поникшей головой, поднималась по лестнице. Бирн решил, что сделает все, чтобы удержать Барри. Проживи он хоть сто лет, но ему никогда не удастся совершить более благородного поступка. Бирн прошел через комнату и остановился перед Барри, загораживая дорогу.

— Сэр, — торжественно заявил он, — если вы уйдете, то погрузите этот дом в глубокую скорбь.

Глаза Дэна гневно блеснули.

— Джо Камберленд крепко спит, — ответил он. — Он будет чувствовать себя отдохнувшим, когда проснется. Я ему больше не нужен.

— Джо не единственный, кто в вас нуждается, — возразил доктор. — Его дочь с нетерпением ожидала вашего приезда, сэр.

Барри поспешно отвел взгляд.

— Я бы с удовольствием остался, — проговорил он, — но я должен идти.

Слабый голос донесся из соседней комнаты.

— Это Джо Камберленд, — произнес Бирн. — Видите, он не спит!

Барри нахмурился и мрачно отвернулся.

— Наверное, мне лучше остаться, — согласился он.

Однако прежде, чем Дэн успел сделать шаг, Бирн услышал в отдалении крик диких гусей, этот звук ветер разносил на многие мили. Крик произвел на Барри магическое действие. Он качнулся назад.

— Мне нужно идти, — повторил Дэн.

Бирн по-прежнему преграждал дорогу. Это потребовало от него больше храбрости, чем любой другой поступок за всю его жизнь. Пот ручьем устремился по его телу, когда Барри подошел ближе, кровь отхлынула от лица.. Доктор взглянул в глаза Дэна — глаза, сиявшие теперь невыносимым желтым светом.

— Сэр, — поспешно произнес Бирн, — вы не должны уходить! Подумайте! Джо снова вас зовет! Разве это ничего не значит? Если вам нужно пойти куда-то именно сейчас, позвольте мне сходить вместо вас.

— Приятель, — мягко ответил Барри, — отойди. У меня нет времени, меня зовут!

Все мускулы Рэндалла напряглись, чтобы противодействовать любому усилию Барри и не пропустить его, однако странным образом, вопреки собственной воле, он вдруг обнаружил, что стоит в стороне, а Барри проходит через открытую дверь.

— Дэн! Ты там? — Голос из соседней комнаты стал громче.

Бирну неоткуда было ждать помощи. Теперь ему самому придется вернуться и взглянуть в лицо Джо Камберленда. Солгать, конечно. Он скажет, что Дэн ненадолго вышел, а затем снова вернется. Возможно, Камберленд спокойно заснет. Утром он, разумеется, узнает об обмане, но пусть сперва наступит утро. Достаточно проблем для одной ночи. Бирн медленно, но твердо двинулся к двери, ставшей для него фатальной. Здесь увидел, как его самые дорогие доктрины горят синим пламенем. Отсюда он вышел, держа в руках золу своих надежд. Сейчас ему предстояло снова вернуться туда, чтобы попытаться заполнить пропасть, никогда не замечаемую наукой.

Рэндалл помедлил немного у порога, затем достаточно храбро вошел, широко распахнув дверь. Джо Камберленд сидел на краю кушетки. На лице старика появился румянец. Бирну даже показалось, что оно чуть-чуть округлилось. Огонь в глазах старого скотовода стал менее сверхъестественным.

— Где Дэн? — спросил Джо. — Куда он ушел?

Камберленд утратил глубокий, спокойный голос стоика; теперь в его голосе слышалась почти ноющая жалоба слабого человека.

— Я могу что-нибудь сделать для вас? — вопросом на вопрос ответил доктор. — Вам что-нибудь нужно или вы чего-нибудь хотите?

— Его! — взорвался старик. — Черт побери, мне нужен Дэн! Где он? Он был здесь. Я чувствовал его, пока я спал. Где он?

— Он ненадолго вышел, — спокойно ответил Бирн. — Он скоро вернется.

— Он… ненадолго… вышел? — медленно повторил Камберленд.

Затем он встал во весь свой огромный рост. Седые волосы, треугольная борода и закрученные усы придавали ему средневековый отстраненный вид, словно портрет Ван Дейка вышел из своей рамы.

— Док, вы мне лжете! Куда он ушел?

Доктор вдруг содрогнулся от почти истерического взрыва эмоций.

— Убрался в ад или на небеса! — закричал он с пугающей яростью.

Словно ставя точку в его предложении, снаружи рявкнул револьвер, затем прозвучал вопль демонической боли и ярости, а за ним — крик, который будет звучать в ушах Рэндалла Бирна до конца его дней.


Глава 21 МАК СТРЭНН РЕШАЕТ НЕ НАРУШАТЬ ЗАКОН | Ночной всадник | Глава 23 КАК МАК СТРЭНН СОБЛЮДАЛ ЗАКОН