home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

ТРОЕ

Свист раздавался из-за отеля, и хотя он стих, пока Бак добрался до веранды, Дэниелс поспешил обогнуть здание. На задворках располагались длинные низкие конюшни, а за ними, как догадывался Бак, находились коррали. Дэниелс завернул за угол и замер, увидев нечто, заставившее кровь застыть в жилах.

Недавно выпал один из редких в горных пустынях дождей, и загоны за конюшней покрылись густой травой. В ближайшем к Баку маленьком коррале по траве катались волк (или собака, такая же большая, как волк) и человек. Они безмолвно и отчаянно боролись за победу. Их движения отличались молниеносной быстротой, и Бак не мог четко различить сплетенные в клубок тела. Но он увидел, как огромные белые клыки волка сверкнули на солнце, и в следующий момент человек оказался сверху. Дэн и Барт всего лишь играли. Молча. Бак почувствовал прежнюю дрожь, каждый раз сотрясавшую его тело при виде яростной игры волка и оборотня. Все это произошло в мгновение ока, и вот уже Дэн отбросил в сторону огромное животное так, что Барт упал на спину. Барри прыгнул вперед и схватил зверя за горло.

Однако, чтобы добавить ужаса этой сцене, появился черный конь, чудо стройности и грации, и двинулся, прижав уши, к двум сплетенным в борьбе соперникам. С оскаленными зубами жеребец больше напоминал огромного пса, а не лошадь. Эти зубы сомкнулись сзади на шее человека, — или просто прихватили рубашку? — а затем конь оттащил Дэна от волка и, мотнув головой, подбросил в воздух.

Ужасно! Бак вздрогнул, но сразу же застенчиво улыбнулся, словно извиняясь перед самим собой.

— Все трое! — проворчал он и приблизился к изгороди, чтобы еще понаблюдать.

В тот момент, когда конь отшвырнул человека, волк вскочил и бросился на Дэна. Но Барри ловко приземлился и, уклонившись от его лап и зубов, кинулся к жеребцу.

Конь отступил, прижав уши и оскалив зубы, его глаза горели. Когда человек приблизился, жеребец сразу же ударил копытами, но не точно — промахнулся буквально на волосок. Увернувшись, Барри, словно блуждающий огонек, мелькнул в траве и в одно мгновение оказался у коня на спине. Волк сразу же прыгнул на всадника, широко раскрыв пасть. Дэн, однако, распластался на шее коня, и волк пролетел мимо.

После такой неудачи волк, казалось, отказался от активных действий и стал зрителем. С вываленным языком и налитыми кровью глазами он наблюдал за продолжением схватки. Жеребец продолжал с прежней энергией бороться. Никогда, за всю свою долгую и разнообразную жизнь, Бак не видел таких диких бросков. Конь прыгал взад-вперед, изгибался как змея, падал на землю и катался, чтобы раздавить седока, и снова взлетал вверх, как лист, поднятый порывом ветра. И вот такая яростная схватка продолжалась, причем всадник поглаживал шею животного, словно поощряя того удвоить усилия, и барабанил по туловищу мстительными каблуками. Волосы Дэна развевались по ветру, лицо пылало, а в глазах светилась радость моряка, долго прикованного к земле и наконец поднявшегося на самую высокую мачту, чувствуя, как она раскачивается под ним, и ловя прикосновение шквала.

Борьба резко прекратилась, словно прозвучала неслышная команда. От полного безумия движений конь и человек перешли к полной неподвижности. Затем Дэн соскользнул с седла и встал перед конем. Прижатые уши жеребца сразу же встали торчком, а глаза животного посветлели и приобрели мягкость женского взгляда. Конь прижался к подбородку хозяина. Барри вознаградил такое проявление нежности не прикосновением руки, а движением губ. Он словно что-то шептал на ухо коню. Волк между тем все больше беспокоился, наблюдая за происходившим, и теперь поспешил занять место рядом с человеком. Поскольку его не заметили, то он напомнил о себе, легонько ухватив руку Дэна огромными клыками и потащив ее вниз. Жеребец, недовольный таким вмешательством, поднял изящную ногу, чтобы лягнуть, и получил в ответ ужасное рычание — первый звук за все время.

— Барт, — остановил его Барри, и голос прозвучал не громко или грубо, а ровно, словно бегущая вода, — если ты не будешь вести себя как джентльмен, то мне придется научить тебя манерам. Прыгай на спину Сатаны и лежи там, пока я не позволю тебе слезть.

Выслушав команду, волк еще более угрожающе зарычал, но затем все же повиновался, отступил на пару шагов и одним прыжком оказался на спине жеребца. Он скорчился и тихо рычал, пока его хозяин не поднял вверх указательный палец. Тогда волк опустил голову и замолчал.

— Дэн! — позвал Бак.

Барри обернулся.

— Что касается домашних животных, то я слышал, — заметил он, — что некий джентльмен приручил льва. Но у тебя самая потрясающая парочка, которую я когда-либо видел. Спокойная, как стадо бешеных бизонов!

Но Барри никак не отреагировал на такое замечание. Он подбежал к изгороди, положил на нее руку и легко перепрыгнул, затем схватил руку Бака, и его лицо просветлело.

— Бак, — произнес он, — мне было довольно одиноко. Как здорово увидеть тебя снова!

— Ох, парень, — вздохнул Дэниелс, — и ты говоришь об одиночестве… — Он сдержался и предложил: — Как насчет того, чтобы зайти в салун и все обсудить?

Барри, соглашаясь, подался вперед, но почти сразу же остановился.

— За мной! — позвал он, не оборачиваясь.

Черный Барт спрыгнул со спины жеребца, преодолев при этом полпути до изгороди. Следующим прыжком он оказался рядом с хозяином. Бак невольно отступил на шаг назад.

— Барт, — спросил он, — ты меня узнаешь?

Бак протянул руку, но волк мгновенно оскалился.

— Прекрасная собака! — саркастически заметил Дэниелс. — Настоящее домашнее животное, верно?

Пропустив замечание мимо ушей, Барри произнес, как обычно, мягко и серьезно:

— Он был когда-то диким, Бак. Но сейчас вовсе не против людей, на днях даже позволил повару кормить себя мясом, а ты помнишь, что Барт обычно не берет пищи из чужих рук.

— Да, — проворчал Бак, — конечно, отвратительно иметь такого прирученного пса. Бьюсь об заклад, что он за целый день не прикончил ни одной собаки.

И снова Барри проигнорировал иронию, ответив по-прежнему серьезно:

— Нет, это случилось позавчера. В город приехал какой-то хлыщ. А у него две собаки, он и натравил их на Барта.

Бака передернуло.

— Обе мертвы?

— Я находился в доме, — печально ответил Дэн, — мне понадобилось несколько секунд, чтобы выбежать на улицу. Конечно, к тому времени Барт уже перегрыз им глотки.

— Еще бы! А этот парень не пытался пристрелить Барта?

— Да, он вынул было свой револьвер, но мистер О'Брайен убедил его убрать оружие. Я порадовался, что на том дело кончилось.

— Боже мой! — воскликнул Бак. — Ладно, пойдем в салун. Прихвати своего людоеда, если хочешь.

В глазах Барри мелькнула тень.

— Разве нам на улице плохо?

— А где мы найдем стулья?

— Я не люблю сидеть в четырех стенах. Ты знаешь, как чувствуется присутствие в таких местах множества глаз?

— Нет, — тупо ответил Бак. — Ничего такого не знаю. Что ты имеешь в виду?

— Да нет, ничего, — подавленно ответил Барри, — просто мне так кажется. Разве ты не замечал, как тесно в помещении? Ведь там трудно дышать! Даже одежда становится мала и неудобна.

— Тогда мы останемся на улице.

Барри кивнул, улыбнулся и махнул рукой Барту. Черный пес улегся на землю, и Дэн сел, скрестив ноги, опершись о мохнатый бок волка. Дэниелс последовал его примеру, но не так элегантно. Он напряженно размышлял и стал скручивать сигарету, пытаясь заполнить паузу.

— Полагаю, ты обрадуешься, узнав новости о друзьях, — сухо произнес он наконец.

Барри сидел, сложив руки на коленях и устремив вдаль рассеянный, как у ребенка, взгляд. Он мог бы позировать для статуи беспечности.

— Каких друзьях? — спросил он наконец.

Бак чиркнул спичкой, но сразу же настолько задумался, что огонь обжег ему пальцы. Выругавшись, Дэниелс отбросил ее и зажег следующую. Он сделал несколько длинных и глубоких затяжек, прежде чем снова заговорил:

— Тех, которых ты знал. Я думаю, что ты их совершенно забыл, верно?

Бак прищурился, в его глазах мелькнуло нечто похожее на ужас.

— Кети Камберленд? — медленно проговорил он.

Лицо Барри просветлело.

— Кети Камберленд? — повторил он. — Как она, Бак? Последнее время я постоянно ее вспоминал.

Дрожь пробежала по телу Дэниелса, его миссия могла закончиться довольно успешно.

— Кети? — переспросил он. — Ну, с ней все в порядке. А вот с Джо Камберлендом — нет.

— Нет?

— Он умирает, Дэн.

— Он ведь довольно стар, полагаю, — спокойно заметил Барри.

— Стар? — с ужасом спросил Бак. — Да, он стар, достаточно стар. Но неужели тебе не известно, почему он умирает? Только потому, что ты ушел, Дэн. Вот что его убивает.

Барри задумался.

— Кажется, я понимаю, — медленно произнес он. — Если бы мне пришлось потерять Сатану или Барта… — Огромный пес заскулил при упоминании своего имени, и Барри положил изящную руку на покрытую шрамами голову друга. — Если бы я их потерял, я бы тоже, наверное, горевал о них.

Бак стиснул зубы.

— Не думаю, чтобы, — произнес он с раздражением, — человек скучал по другому человеку так, как ты убивался бы по своей… собаке, да? Но все-таки! Джо умирает из-за тебя, Дэн, словно именно ты всадил ему пулю в живот.

Дэн помолчал, нахмурился и сделал неопределенный жест.

— Ты что, даже не собираешься ничего предпринять? — спокойно спросил Бак.

— А что я могу сделать?

— Боже милосердный, неужели в тебе не осталось ничего человеческого?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду, — мягко улыбнулся Барри.

— То самое! Ты что, не в состоянии сесть на коня и поехать со мной на ранчо Камберлендов? Останься там со стариком, пока он не поднимется на ноги. Неужели это ужасно сложно? Или ты так ценишь свое время, что не находишь нужным потратить несколько дней на старого Джо?

— Но я собираюсь возвращаться, — обиделся Дэн. — Они не должны на меня сердиться, Бак. Я думал о Кети каждый день… почти.

— С каких пор?

— Не знаю, — забеспокоился Дэн. Он посмотрел вверх, Бак взглянул в том же направлении и увидел стаю диких гусей. — Я двигался на север в сторону ранчо Камберлендов, — продолжал Дэн и со вздохом добавил: — Я вспоминал голубые глаза Кети, Бак, ее волосы, ее мягкий голос. Он звучит в моих ушах. Ее образ стоит перед глазами. В последнее время я постоянно двигался к ним.

— В таком случае, парень, — заорал Бак, — что же тебя здесь задержало? Прыгай в седло, и мы через десять минут двинемся на север.

— С удовольствием! — страстно выдохнул Дэн. — Мы помчимся словно ветер!

— Тогда поехали.

— Подожди, — ледяным тоном остановил его Барри, — я кое-что забыл.

Бак посмотрел на своего спутника и заметил в нем странную перемену. На лице Барри застыло холодное выражение, в глазах вспыхнул бесчувственный блеск.

— Я здесь должен кое-чего дождаться.

— Чего?

— В городе есть человек, который наверняка захочет со мной встретиться.

— Мак Стрэнн! Я слышал о нем. Дэн, ты намерен позволить Джо умереть, потому что тебе не терпится подраться с головорезом?

— Я не хочу драться, — возразил Барри. — Меньше всего на свете люблю драки!

Бак тихо и длинно выругался.

— Дэн, и ты можешь так спокойно сидеть и врать мне прямо в глаза? Я же видел тебя в действии! Помню, как ты преследовал Джима Сайлента! А ты забыл, как мы все собирались и упрашивали тебя держаться подальше от него. Но ты послал все к черту, лишь бы заполучить в свои руки Джима. Боже милосердный, парень, разве я не видел твое лицо, когда ты сжал пальцы на горле бедняги?

Выражение крайнего отвращения промелькнуло на лице Барри.

— Прекрати! — мягко приказал он и поднял изящную руку. — Не надо больше об этом. Мне от этого плохо. О, Бак, мои пальцы до сих пор покалывает… с тех самых пор, как я сжимал его горло. И я чувствую себя грязным — и эту грязь невозможно смыть водой и мылом. Лучше мне умереть самому, чем снова с кем-то драться.

Пока Дэн произносил свой монолог, выражение величайшего изумления появилось на лице Бака, словно он услышал, как здоровый человек отказывается от хлеба и мяса. Губы его шевельнулись, но ему удалось сдержаться и не улыбнуться.

— Тогда все совсем просто, — серьезно произнес Бак. — Ты ненавидишь драки. Этот джентльмен Мак Стрэнн их обожает, живет ими. Он только изо дня в день и ждет, с кем бы сцепиться. Что делать? А вот что! Ты садишься на коня и уезжаешь вместе со мной, Джерри отдает концы, Мак бросается искать тебя, но поскольку ему говорят, что ты уже отсюда отбыл, уезжает и забывает о тебе. Проще некуда, верно?

Прежнее беспокойство вернулось в устремленные вдаль глаза Дэна.

— Трудно сказать. Может, ты и прав…

И Барри снова замолчал.

— Какие у тебя есть возражения? — отчаянно настаивал Бак.

— По-моему, никаких, — смущенно покачал головой Барри, — но все же думаю, что Мак будет ужасно разочарован, когда его брат умрет, а меня не окажется поблизости.

Бак, моргая, уставился на Дэна и грубо расхохотался. Сатана рысью пересек корраль и, подняв голову над оградой, мягко заржал. Барри повернулся и улыбнулся коню. Затем он объяснил:

— Мне кажется, если Джерри умрет, я останусь кому-то что-то должен. Кому? Маку, полагаю. Я вынужден остаться и предоставить ему шанс.

— Надеюсь, — взорвался Дэниелс, — что Мак изобьет тебя до полусмерти! Вот так!

Глаза Барри расширились.

— Почему ты на это надеешься? — вежливо осведомился он.

Дэниелс снова потерял дар речи.

— Как это возможно? — проворчал он себе под нос. — Неужели ты не человек? Но ты больше думаешь о своем коне и своем чертовом псе-волке, чем о друге. Дэн, спрашиваю тебя прямо: ты считаешь, что прав?

Хрупкие руки потянулись к Баку.

— Разве ты не видишь, Бак? Я не хочу быть таким, но ничего не могу поделать!

— Тогда помоги, Господь, бедному Джо. Он нашел тебя в пустыне, вырастил, ухаживал за тобою, словно за собственным ребенком, любил тебе больше Кети. А сейчас по твоей милости несчастный старик лежит с огнем в глазах и ждет, ждет, ждет твоего возвращения. Дэн, если бы ты его увидел, то упал бы на колени, умоляя о прощении!

— Да, наверное, я так бы и сделал, — задумчиво проговорил Барри.

— Дэн, ты поедешь со мной!

— Не уверен, что мне сейчас нужно ехать, Бак.

— И это все, что ты мне можешь сказать?

— Полагаю, что да, Бак.

— Если бы я умолял тебя приехать, ради всего святого, ради того, что мы пережили вместе, ты и я, это не изменило бы твоего решения?

Большие мягкие глаза рассматривали что-то далеко позади Бака, какую-то точку в бледной неясной полуголубизне весеннего неба.

— Я устал от разговоров, — наконец произнес Дэн.

Бак встал и медленно удалился, опустив голову. Позади него жеребец внезапно и громко заржал с таким триумфом, что Дэниелс обернулся и погрозил Сатане кулаком.


Глава 12 ДИПЛОМАТИЯ | Ночной всадник | Глава 14 МУЗЫКА ДЛЯ ДЬЯВОЛА