home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

Замысел горожан был предельно прост. Организаторами погони был временно реквизирован паровоз, стоявший под парами на сортировочной станции города, а места в товарных вагонах заняли всадники со своими лошадьми. И теперь они были готовы со свежими силами преследовать кавалькаду грабителей.

Мчавшие бандитов из шайки Джона Крисмаса холеные лошади вполне оправдывали свою высокую цену и теперь сторицей отплачивали людям за прежнюю заботу, с поразительной скоростью унося своих седоков в сторону спасительных холмов.

И все же какими бы чистокровными, быстроногими и выносливыми они ни были, им предстояло соперничать с сытыми конями, лучшими из лучших, придирчиво отобранными из тех, что были предоставлены многочисленными добровольцами Ривердейла. К тому же для них погоня только-только начиналась, в то время как бандиты уже оставили позади десяток миль.

Поначалу ни у кого не было сомнений насчет исхода этой затеи. Эл Спикер, ловкий и легкий, как жокей, был впереди всех. Крисмас, мчавшийся верхом на длинноногом гнедом коне, тоже не отставал, а великолепный серый мерин нес Пенстивена, словно пушинку. Но даже при всем старании им удавалось лишь сохранять неизменным расстояние, разделявшее их и самых обычных лошадей из Ривердейла. Пройдет ещё совсем немного времени, и кони выдохнутся окончательно. Самое большее, на что их может хватить, так это ещё примерно на милю скачки в таком бешенном темпе, а то и того меньше. Ну вот, похоже, кое-кто уже начинал отставать.

Это был Чарли, довольно неуклюже державшийся в седле, все силы которого уходили главным образом на то, чтобы почаще охаживать кнутом по бокам коня, который теперь с каждым мгновением все больше отставал от остальных.

Заметив это, Пенстивен и Крисмас тоже поотстали, и выхватив винтовки, ответили на ликующие крики преследователей, несколькими довольно удачными выстрелами.

Никто не упал; никто даже не покачнулся в седле, однако несмотря на то, что стреляли почти наугад, пули прошли так близко от цели, что в шеренге преследователей поначалу образовалась брешь, но затем ряды опять сомкнулись, и погоня возобновилась.

Это непродолжительное замешательство и скорость, с которой преследователи снова устремились в погоню за беглецами, придали главарю решимости. Он закричал, обращаясь к своим людям, и его голос возвысился над всеми прочими звуками.

— Забираем вправо. Сейчас вниз, к ручью, укроемся в ивах. Каждый за себя.

В небе взошла луна, и её призрачный свет серебрил ветви плакучих ив, густые заросли которых раскинулись вдоль берега ручья. Беглецы направили коней вниз по склону, и вскоре Пенстивен решительно осадил коня и спрыгнул на землю.

Винтовку брать не стал. Двух револьверов будет вполне достаточно.

Он продирался сквозь густые заросли ивняка, пока, в конце концов, не провалился по колено в скользкую илистую жижу.

Протянул руку, собираясь ухватиться за торчавшую из воды корягу, но тут один из её сучьев неожиданно ожил, приходя в движение. Длинная змея широко разинула пасть, белевшую в темноте, словно хлопчатое полотно, и неслышно скользнула в стоячую воду прибрежной заводи.

Пенстивен, содрогнувшись от омерзения, вдруг явственно представил себе, как змеиные клыки пронзают одежду и впиваются в его тело. Прошло ещё некоторое время, прежде, чем он сумел заставить себя двинуться дальше.

Но, в конце концов, ему все-таки удалось выбраться из грязи и тины, и почувствовать под ногами твердую почву.

В воздухе витал гнилостный дух стоячего болота. Он повернул вверх по течению, и им овладело отчаяние. Русло ручья уводило туда, где за грядой холмов начинались бескрайние леса предгорий. Вот там-то можно было бы благополучно затеряться и уйти от преследователей. Эх, вот если бы ещё добраться туда…

Он выбрался на пригорок — небольшой островок между основным течением и заводью, состоявший из нанесенной сюда весенними паводками земли и нагромождения полусгнивших древесных стволов.

Отсюда он взглянул поверх верхушек деревьев, обозревая склон холма, простиравшийся до самой железной дороги, со стороны которой показался ещё один отряд всадников, и можно было даже разглядеть, как блестят при свете луны шкуры взмыленных лошадей. Их было, наверное, человек сорок, не меньше. По-видимому, Ривердейл бросил все свои многочисленные резервы на то, чтобы захлопнуть дверцу мышеловки, в которой оказались бандиты.

Всадники тем временем скрылись в ближайших зарослях, откуда послышались приветственные возгласы. Немного позднее Пенстивен видел, как человек шесть верховых выехали из-за деревьев и, пришпорив коней, помчались галопом вниз по течению.

План горожан был чрезвычайно прост. Точно зная место, где беглецы спешились и бросили коней, они теперь решили выставить кордон у зарослей на довольно протяженном участке вдоль течения ручья. Другие будут наступать вглубь с обеих сторон. Людей хватит и на это. Тем более, что скоро, наверное, подоспеет подкрепление. Взяв район в оцепление, они прочешут его насквозь, постепенно сжимая кольцо, загоняя преступников в западню и накрывая их всех разом.

Это же яснее ясного.

Единственный, остававшийся пока ещё свободным путь к отступлению — вверх по течению. Пенстивен упрямо зашагал вперед, стараясь идти как можно быстрее и при этом поменьше шуметь. Для начала ему придется перебраться на другую сторону.

На берегу у самой воды ему пришлось остановиться. Течение было довольно сильным, мощные потоки воды устремлялись вниз вдоль узкого каменного желоба, грохоча на порогах и пенясь вокруг камней, казавшихся при свете луны острыми зубами в пасти грозного хищника, затаившегося в ожидании своей жертвы.

Эти камни должны будут заменить ему мост. Пенстивен знал, что если бы ему только не угрожала смерть, то в любой другой ситуации и даже при очень хорошем освещении он никогда не отважился бы на столь безумную затею. Теперь же он скинул сапоги и вошел в воду, оставляя все страхи позади и стараясь сохранять абсолютное спокойствие.

Ему удалось добраться до середины. Когда же он посмотрел вниз, то ему показалось, что весь мир, сверкая, кружит у него под ногами, сливаясь в один огромный водоворот. Затем, стараясь пошире шагнуть, чтобы перебраться на следующий камень, он поскользнулся и упал на колени. Течение с силой набросилось на него. Пенстивен пошатнулся. Сорвись он сейчас, и тогда ему конец. Но так или иначе ему все-таки удалось удержаться и нащупать опору.

Остаток пути оказался относительно простым, и он успешно перебрался на другой берег, получая таким образом сразу два преимущества. Во-первых, теперь он, скорее всего, оказался в стороне от остальных беглецов. Вряд ли кому-нибудь из них удастся переправиться через ручей вброд; ну, может быть, Спикеру и Джону Крисмасу такая задача окажется по силам; остальным же — вряд ли.

Потом, большинство преследователей, по всей вероятности, так и останутся на берегу со стороны холма, хотя в их распоряжении и имеются лошади, на которых можно было бы переправиться вброд через неглубокий, но довольно коварный поток.

К тому же, земля здесь была посуше, и болотистые участки встречались лишь местами.

Он отправился напрямик через заросли и без приключений благополучно добрался до дальней опушки ивняка. Выглянув из-за деревьев, он увидел, что дальше пути нет. По склону холма разъезжало с полдюжины всадников, у каждого из которых поперек передней луки седла покоилась винтовка или ружье. Конечно, можно было бы запросто выбить из седла любого из них, для этого вполне хватило бы одного-единственного выстрела из револьвера, но дальше тянулся участок открытой и к тому же освещенной луной местности, пересекая который, он неизбежно вызвал бы на себя прицельный огонь остальных пяти человек. Поэтому дорога туда ему была заказана.

Развернувшись, Пенстивен отправился вдоль берега вверх по течению. На противоположном берегу, приблизительно напротив того места, где он находился, внезапно загремели выстрелы, послышались крики, а затем снова наступила тишина. Неужели это кто-то из беглецов попытался вырваться из оцепления?

Он медленно, почти на ощупь пробирался вперед, изо всех сил напрягая зрение, подолгу вглядываясь в темноту и рассматривая каждую тень. Он был предельно осторожен, но ведь их преследователи из Ривердейла тоже совсем не просты. Наверняка, все до одного знали толк в охоте. К тому же они были вооружены и вряд ли в такую ночь кто-нибудь из них промахнется мимо цели.

Затем, едва Пенстивен успел схорониться за необъятным стволом одного из деревьев, как прямо в лицо ему грянул выстрел — там, по крайней мере, ему показалось. Темноту прорезала пороховая вспышка, и по сучьям ив забарабанили дробинки.

— Ты что, Майк? — спросил спокойный голос, обладатель которого находился всего в каких-нибудь нескольких футах от него.

Ему ответил другой голос, доносившийся откуда-то со стороны:

— Мне показалось, что за тем деревом что-то шевелится.

— Я ничего не видел.

— Просто ты глядишь не туда. Но что бы там ни пряталось, оно уже отдало концы. Я всадил туда целый заряд дроби.

— Пойдем глянем.

Отступив чуть вправо, Пенстивен юркнул назад в заросли кустарника, опустился на четвереньки и постарался отползти подальше.

За спиной у него снова послышались все те же голоса.

— Похоже, тут ничего нет, — сказал тот мужик, который стрелял.

— Я знал, что ничего и не было, — ответил второй.

— А я все равно буду стрелять по любой тени. Если мы засеем дробью все это болото, то уже очень скоро они будут у нас в руках.

— Может быть, — неохотно согласился его напарник. — Но все-таки не дело это. Какой от тебя толк, если тебе уже начинает мерещиться всякая чертовщина.

Добравшись до нескольких растущих рядом деревьев, Пенстивен наконец встал с земли и погрузился в невеселые раздумья.

Похоже, оставаться на земле было небезопасно. Он взглянул вверх, чувствуя себя затравленным котом, и тут же обратил внимание на то, что деревья, перед которыми он оказался, были гораздо выше и раскидистее других.

Стволы трех деревьев практически переплетались между собой, а их могучие ветви образовывали одну могучую крону. К тому же возможность того, что преследователи, сужая круг своих поисков, пройдут именно под этим деревом, хоть и существовала, но все-таки была ничтожно мала. А может быть, они просто пройдут мимо и не станут его обыскивать. Все может быть.

Ухватившись за эту идею, как утопающий хватается за соломинку, Пенстивен не раздумывая принялся карабкаться наверх. Забравшись довольно высоко, среди надежно сплетенных ветвей он отыскал удобный сук, на котором можно было спокойно улечься, вытянувшись во весь рост и наблюдать за происходящим внизу.

Он пролежал в своем укрытии целый час, или, по крайней мере, так ему показалось. На полянке под деревом ровным счетом ничего не происходило. Время от времени где-то поодаль слышались голоса; несколько раз тишину нарушали выстрелы — то одиночные, а то целая канонада. Еще один раз он слышал доносившийся издалека грохот приближающегося поезда, решив, что это наверняка прибыло подкрепление из Ривердейла.

Затем он видел, как от погруженных в темноту зарослей отделилось несколько теней, и шестеро вооруженных мужчин, воровато выскользнув из-за кустов, начали осторожно пробираться вдоль берега, направляясь к его дереву.


Глава 32 | Неуловимый бандит | Глава 34