home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

В салуне наступило тягостное молчание, которое было нарушено лишь после ухода Пенстивена. Завсегдатаи обменивались впечатлениями от увиденного, выражая свои чувства короткими, отрывистыми фразами.

— Да уж, это вам не олух, — сказал Джерри.

— Точно, — согласился с ним кто-то.

— Раскрыл перед нами все карты — и все дела, — заметил кто-то другой.

— И совсем он не заносился, не было такого.

— Вот только эта его ухмылочка…

— Интересно, каким ветром его занесло в наши края?

— Понятия не имею.

— Ничего, скоро мы это узнаем. И тогда все станет ясно.

— Ага, такие, как он не станут долго сидеть, сложа руки.

Народу в салуне заметно прибавилось. По городу уже поползли слухи; и теперь, когда все факты были налицо, толпа любопытствующих горожан быстро росла.

Вскоре створки двери широко распахнулись, и на пороге салуна возник человек с короткими и очень кривыми ногами. Сложен он был весьма непропорционально, отчего верхняя часть его туловища казалась слишком длинной по сравнению с нижней. На вид ему было лет сорок; видимо, большую часть времени он проводил за работой на открытом воздухе, ибо лицо у него было обветренным и очень загорелым.

— Чужак здесь? — строго спросил он. — Тот парень, что избил моего брата, Винса?

Это был Стю Картер собственной персоной. В ответ Джерри проворковал, что чужак уже ушел, и тогда Картер продолжил развивать свою мысль:

— Если кто-нибудь из вас, парни, его увидит, то передайте ему, что я жду его здесь завтра, примерно в это же время. Всем ясно? Уж очень, мол, мне не терпится с ним потолковать.

Сказав это, он развернулся и вышел из салуна, а воцарившаяся с его появлением тишина вскоре была нарушена тихим ропотом.

— Значит, будут стреляться, — авторитетно говорили друг другу мужчины, взволнованно сверкая глазами и качая головами с видом больших знатоков. Поединки со стрельбой — зрелище поистине захватывающее. Особенно, если наблюдать за ними со стороны.

В это время в городской гостинице Пенстивен беседовал с портье, стоявшим за стойкой.

— Денег у меня немного. У вас есть дешевые номера?

— Я могу поселить вас за доллар в день, — сказал портье.

— Что ж, за такие деньги, я пожалуй, остановлюсь у вас на какое-то время, — согласился Пенстивен.

— Вот книга. Желаете зарегистрироваться прямо сейчас?

— Это пустая трата времени. Вы так не считаете? — спросил Пенстивен.

— Для кого как, — уклончиво ответил дипломатичный служащий. — Одни отказываются, другие не возражают…

Пенстивен взял ручку и торопливо нацарапал: «Джон Чужак».

— Таким именем меня наградили здесь, в вашем Маркэме, — пояснил он для портье и отложил ручку.

Портье взглянул в регистрационную книгу, а затем поднял взгляд на нового постояльца и лучезарно улыбнулся.

— Все в порядке, — сказал он. — Место у нас спокойное, люди немногословные, особенно когда дело доходит до вопросов о том, кто откуда родом, и кого как зовут на самом деле.

Он проводил Пенстивена в комнатушку, находившуюся на верхнем этаже, под самой крышей. Это была крохотная каморка, в которой стояла невыносимая духота от железной крыши, раскалившейся под палящими лучами солнца. Ничем не прикрытые стропила и кровельная дранка были на виду.

— Ну как, берете? — поинтересовался портье.

— Прекрасный вид, — привычно улыбаясь ответил Пенстивен и бросил скатку с одеялом на кровать.

Портье ушел, а Пенстивен остался сидеть у окна и, казалось, совершенно не обращал внимания на царившую в каморке неимоверную духоту. Он глядел на улицу через крохотное чердачное окошко и видел зеленеющие холмы, сменявшиеся пустыней, где вся их зелень становилась пыльной и пожухлой, а далекий горизонт был окутан багряно-лиловой дымкой. Если немного высунуться из окна и взглянуть вправо, то можно было увидеть горы, на склонах которых раскинулись обширные сосновые леса, и над всем этим великолепием высились, поблескивая в лучах солнца, безжизненные скалистые вершины с белевшими на их фоне прожилками ущелий и расщелин, занесенных снегом.

Наверное, было бы довольно занимательно перед тем, как уехать отсюда, совершить прогулку сначала по пустыне, а потом забраться на один из утесов.

Он пока ещё сам не знал, куда занесет его судьба, будучи твердо уверен лишь в том, что его место там, где обитает Джон Крисмас.

Добраться сюда оказалось очень нелегко. Он даже не был до конца уверен в том, что прибыл по назначению. Оставалось лишь надеяться, что этот городишко находился где-то в центральной части обширных территорий, на которых хозяйничал великий Джон Крисмас.

А пока что ему оставалось лишь сидеть и выжидать. И так будет продолжаться до тех пор, пока не удастся обнаружить хоть каких-нибудь доказательств своей правоты. В кармане у него было одиннадцать долларов и несколько центов. В довершение ко всему ужасно хотелось есть, и теперь воображение услужливо рисовало перед ним шикарный обед, состоявший из блюд, которые он обязательно съел бы, если бы только мог себе это позволить. Интересно, сколько ещё времени должно пройти, прежде, чем он сможет свободно тратить деньги на еду и когда не нужно будет отказывать себе буквально во всем?

В дверь постучали. Обернувшись, он увидел стоявшего на пороге человека лет пятидесяти-пятидесяти пяти с лица которого не сходило измученное выражение. Визитер переступил порог и снял шляпу с лысой головы.

— Настоящее пекло, а не комната, — объявил он.

— Мой бумажник настоятельно советовал мне остановить свой выбор именно на ней, — ответил Пенстивен.

— Меня зовут Чарльз Уэйс, — продолжал незваный гость. — Будучи шерифом этого округа, я как раз проходил мимо и решил проведать вас, мистер Чужак.

— Тронут вашим вниманием, большое спасибо, — отозвался Пенстивен.

Он встал, и они обменялись рукопожатиями. Затем он предложил шерифу сесть, указав на один из стульев, но тот лишь покачал головой и уселся на кровать.

— Мне необходимо поговорить с вами об одном деле, — объявил он.

Пенстивен понимающе кивнул.

— Я имею в виду, — продолжал шериф, — что ваше появление в Маркэме вызвало целую волну кривотолков и пересудов, хотя вы и пробыли здесь всего-навсего пару часов. Вы ведь прибыли с последним поездом, так?

— Да.

— «Зайцем», в багажном отделении? — весело поинтересовался шериф.

— Нет. В мягком вагоне. Я всегда покупаю билет. Я вам не какой-нибудь бродяга, мистер Уэйс.

Шериф махнул рукой.

— Не обижайтесь, — примирительно сказал он. — Мне без разницы. К тому же я совсем не любопытен.

— Спасибо хоть на этом, — ответил Пенстивен.

— И все-таки я хочу вам кое-что сказать. Речь о Маркэме. Наш городок — место особое. Очень многие, приезжая сюда, остаются навсегда, и город принимает их, но есть и такие, которые никак не вписываются в местный расклад. Я же пожил здесь достаточно долго, чтобы с первого взгляда определить, кто будет здесь жить и процветать, а кто просто-напросто засохнет и захиреет при здешнем климате.

— Хотите сказать, — по своему обыкновению прямодушно уточнил Пенстивен, — что, по-вашему, я не должен оставаться в вашем городе?

— Не должен, — подтвердил шериф. — Вам здесь не место. Вы, наверное, ещё не слышали последних новостей, которые имеют к вам самое непосредственное отношение.

— Должно быть, не успел, — ответил Пенстивен.

— Дело в том, что некоторое время тому назад брат Винса, Стю Картер заявился в «Элбоу-Рум» и во всеуслышание просил вам передать, что он будет ждать вас там завтра, в то же самое время. Видите ли, он хочет с вами познакомиться. А проще говоря, убить.

— Правда? — переспросил Пенстивен.

— Да, мистер Чужак — или как вас там ещё зовут. Ему нужен ваш скальп. А уж коль скоро Стю Картер задался такой целью, то он своего добьется, уж можете не сомневаться. Он всегда получает то, что хочет.

— Как интересно, — сказал Пенстивен. — А вы можете рассказать мне о нем поподробнее?

— Этот парень, похоже, был рожден с пистолетом в одной руке и с ножом — в другой. И он не расстается с ними и по сей день, каждодневно оттачивая и совершенствуя свое умение.

— Я занимаюсь тем же самым, — заметил Пенстивен.

— А вам доводилось когда-нибудь стрелять в людей? — спросил шериф.

— Нет, — признался Пенстивен.

— Я вам конечно же не верю, — отозвался шериф. — Но только в любом случае, стрельба по яблокам — это далеко не одно и то же, что выходить с оружием против такого парня, как Стю Картер. Яблоки, по крайней мере, не оказывают сопротивления.

— И то верно, — согласился Пенстивен.

— Так что, — подытожил шериф, — вам лучше не задерживаться. А если вы уже заплатили какие-то деньги за комнату, то я могу мигом все уладить.

Пенстивен покачал головой.

— Я никуда не уеду, — заявил он. — Вы почему-то решили, что я бродяга. Но уверяю вас, это не так.

— Ой ли? — переспросил шериф. — Значит, вы совсем не тот, за кого себя выдаете, мистер Джон Чужак?

— Вас смущает мое имя, не так ли? — поинтересовался Пенстивен.

— Не очень. Имена меня не смущают. Все дело не в них, а в тех людях, которые их носят.

— Можете поверить мне на слово, но за всю свою жизнь я ещё ни разу не сделал ничего такого, что шло бы вразрез с законом, — сказал Пенстивен. — За всю жизнь я не присвоил чужого гроша, никого не убил и не ранил, а если и подрался с кем, то орудовал лишь собственными кулаками, да и такое случалось крайне редко.

Шериф прищурился. Он думал.

— Знаешь, сынок, я тебе почти верю, — проговорил он наконец. — Но только если тебе хочется сохранить этот свой рекорд, а заодно и спасти собственную шкуру, то из Маркэма тебе лучше убраться.

— Нет, — возразил Пенстивен. — Я должен остаться здесь.

— Если ты все-таки решишь остаться, — продолжал шериф, — то, возможно, ночевать тебе придется в тюрьме. Я ещё ничего для себя не решил. Но мне определенно не по душе эта затея с поединками и перестрелками, и я намерен всячески этому препятствовать.

— Тогда арестуйте Стю Картера и посадите его в тюрьму. Это он назначил мне встречу.

— Ты хочешь убить его и сделать на этом себе имя. Этого тебе надо?

— Я вовсе не собираюсь его убивать, — холодно ответил Пенстивен. — Просто прежде мне никогда не доводилось сталкиваться лицом к лицу с человеком, который жаждал бы моей смерти. И теперь мне лишь охота почувствовать, каково это. Я хочу убедиться, что мои нервы справятся с таким напряжением. Вот и все.

— Нет, это не все, далеко не все, — возразил шериф. — Ты что-то задумал. Ты затеял какую-то игру, и все это очень и очень серьезно. Но запомни, сынок, я буду следить за тобой, за каждым твоим шагом. Так что малейшее неверное движение с твоей стороны, и оглянуться не успеешь, как окажешься за решеткой!


Глава 2 | Неуловимый бандит | Глава 4