home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

СЕМЕНА СОМНЕНИЯ

После этих слов Эймс быстро ушел. Девушка сделала шаг вслед за ним, желая ответить на все его предупреждения, но затем передумала и вернулась к постели раненого. Она всегда относилась с должным почтением к странным пророчествам Мириам. Но как поверить в то, что этот худой парень, беспомощно лежавший перед ней, способен на такое? Изрисованная шрамами грудь и тонкие пальцы убеждали, что он способен на ужасные вещи. И кроме того, сам Эймс Бенчли подтвердил, что впервые в жизни испытал страх во время встречи с этим юношей.

Тем не менее в ее обязанности входило вернуть его к жизни. Здесь Нелл не видела особых затруднений. Очевидно, поверхностная рана головы не так уж серьезна, и если Билли Буэл очнется и никаких последствий шока не проявится, он будет на ногах через день или два.

Девушка подвинула лампу на столе так, чтобы свет прямо падал на лицо раненого. И как раз в этот момент он пошевелился, зевнул и сел на кровати.

Несмотря на то что она нисколько не сомневалась, что случай с ее подопечным не столь серьезен, его резкий подъем произвел жуткий эффект — как будто восстал мертвец, — и Нелл, пораженная зрелищем, уставилась на него. Взгляд Билли стал диким, губы искривились в странном голодном веселье:

— А теперь, Бенчли, моя очередь!

Когда он произносил эти слова, его рука сделала конвульсивное движение и мгновенно остановилась. Билли недоуменно уставился на пустые пальцы. Очевидно, он думал, что поединок все еще продолжается, пуля только что свалила его на землю, но он тут же очнулся и теперь готов послать свою порцию свинца в противника.

Когда он снова поднял взгляд, в его глазах застыл ужас. И постепенно, секунда за секундой, осознание печальной реальности осветило его лицо.

— Он победил меня… — процедил Билли сквозь зубы. — Он победил меня?

Нелл не нашла, что ответить. Страх и странное сочувствие, смешанные с изумлением, перехватили ей горло. И пока она молчала, рука-молния метнулась вперед, и длинные цепкие пальцы схватили ее запястье. Она в мгновение ока оказалась у постели, и темные горящие глаза уставились ей в лицо.

— Скажи мне правду! Он победил меня? Бенчли!

Не в силах заговорить, девушка только кивнула, но результат этого кивка произвел действие, аналогичное хорошему удару дубиной. Билли Буэл повалился на подушки, развернулся лицом вниз, охватил голову руками и мелко задрожал в невыносимой муке.

Его поведение было красноречивей всех слов. Перед Нелл сразу же открылась душа этого человека, вся его смертельная гордость. Он лучше тысячу раз умрет, чем покроет себя позором. Но разве позорно пасть в открытой схватке? И разве зазорно пасть от руки такого человека, как Эймс Бенчли? Этот парень должен благодарить небеса, что остался в живых.

Но Билли Буэл, похоже, никого не собирался благодарить. Когда он повернулся к девушке и она увидела его лицо, на нем все еще сохранялась предсмертная мука, уже контролируемая, но все равно довольно впечатляющая.

— Я, наверное, очень значительная личность, — вымолвил он, и тень улыбки коснулась кончиков его губ. — Сначала меня побили, а затем обо мне позаботились. — Юноша замолчал и стиснул зубы, ожидая, пока не ослабеет боль от этой мысли. — Он привез меня к себе домой, заставил домашних ухаживать за мной, и когда я выясняю, что произошло, оказывается, я лежу, как собака, получившая хороший удар плетью.

В глазах Билли вспыхнула праведная ненависть, которую она уже видела в момент его пробуждения.

Нелл наконец справилась с первым испугом и спокойно подошла к кровати.

— Лежите спокойно. Вам нельзя двигаться и говорить о таких вещах, иначе вы быстро заработаете жар.

— У меня нет жара. Я готов проскакать в седле двадцать миль прямо сейчас. Потрогайте мой пульс. Мое сердце бьется, как часы. И взгляните на мою руку — никакой дрожи! — Он протянул длинную хрупкую руку и подтвердил свою правоту. Его кисть казалась высеченной из камня. Нелл не смогла не отметить железную волю этого человека. — Кроме того, — резко добавил он, — что вы знаете о пулевых ранениях?

С ней еще никогда не говорили в таком тоне, так прямо и холодно, как с настоящим мужчиной. И теперь слова Билли немного обидели ее, но с другой стороны — доставили некоторое удовольствие.

— У меня достаточный опыт, — спокойно парировала она, — но боюсь, он не сравнится с вашим.

Буэл коснулся шрамов на своем лице.

— Да, у меня неплохая практика, — усмехнулся он. — И вполне достаточно опыта. Но кто вы? И где я? И… леди, я вижу, вы не говорите на нормальном местном сленге. — Прежде чем девушка успела объяснить, Билли сам ответил на свой вопрос и поднял руку, чтобы остановить ее. Затем он очень внимательно осмотрел свою сиделку. Казалось, что он глядит сквозь густой туман и постепенно различает черты прекрасной и удивительной страны. — Теперь я понимаю, — медленно произнес он. — Когда я приехал сюда и услышал все эти разговоры, я ничему не поверил. Мне показалось, что все парни в долине Глостер немного свихнулись. Но теперь я вижу причину. Вы Нелл, не так ли?

— Да.

Его лицо тронула улыбка, такая нежная и яркая, что девушка ошеломленно застыла. А затем юноша протянул ей руку.

— Я наемник Кемпов, — весело объявил он. — Меня зовут Билли Буэл. Рад видеть вас, мисс Кемп.

Девушка вздрогнула, услышав это имя.

— Но вам же известно, моя фамилия — Бенчли.

Он отрицательно покачал головой:

— Вы когда-нибудь видели своих мать и отца?

— Конечно!

— Нет, я имею в виду Лью и Маргери Кемп.

— Но они не…

Он поднял руку:

— Когда увидите их, сразу поймете, как они правы. Лью — ваш отец, а Маргери — мать. Наверное, прошло не менее девяти лет, когда вы видели их в последний раз?

— Да, все это время, но…

Он спокойно и не допуская возражений продолжил:

— Вы все поймете, когда увидите их. Я все понял, посмотрев на вас всего лишь минуту. У вас очень много общих черт. Ваш отец точно так же держит голову, прямо и высоко, и точно так же поворачивает ее в сторону. Нет, конечно, не по-птичьи, как это получается у вас, леди, но очень и очень похоже. Ну а что касается матери — вы ее подлинная копия. — Сначала Нелл пыталась пропускать его слова мимо ушей, но затем стала слушать внимательно. Твердая убежденность этого человека глубоко проникла в ее душу и породила неясные инстинктивные чувства, от которых ее бросило в дрожь. После его слов все горячие спорщики показались ей болтунами, но этот человек из внешнего мира судил со стороны, если можно так выразиться. — Для начала надо убрать печаль с ее лица. Да, прежде всего сделать это. А затем отбросить все годы — это тоже необходимо учесть. И тогда вы увидите, леди… Я могу поспорить — вы убедитесь, что прекрасная женщина остается прекрасной до конца своих дней. Красота — не только сочетание плоти и крови. Не только! Она идет от души. И я уверен в этом, как в своем выстреле. Если над трубой виднеется свет и она слегка дымится, нет никаких сомнений, что в камине горит огонь. — Он замолчал, кивнул сам себе, и полностью зачарованная девушка не могла оторвать от него глаз. Еще никто не говорил с ней подобным образом. Упоминая о женской красоте, мужчины обычно краснели и теряли слова, наверное, потому, что их похвалы предназначались непосредственно ей. Но Билли Буэл высказывался несколько отвлеченно, и поэтому все, что он произносил, напоминало библейские истины. — А Маргери Кемп все еще прекрасна. И если отбросить годы и печаль, то заверяю вас, леди, вы увидите девушку, которая без труда разобьет любое мужское сердце. Я уверен, что она была самой красивой в долине Глостер в свое время. И вы — ее дочь, вне всякого сомнения. Даже ваши голоса невероятно похожи. Ваши глаза — точная копия ее, если добавить морщинки и тоску. И та же ямочка на подбородке… — Мысли девушки закружились в диком водовороте. Все сказанное о ней и Маргери лишь предположение, к тому же Элис Бенчли имела ту же комплекцию, и многие определения подходили и к ней. Да, пожалуй, все! Кроме едва заметной ямочки на подбородке. И впервые в жизни реальное сомнение закралось в душу Нелл, чтобы остаться там навсегда. Билли же продолжал говорить, не отрывая от нее глаз, и с каждым словом его уверенность росла. — Точно такой же лоб и… — о, да благословит меня Бог! — те же самые руки. Да, ваши руки очень похожи. — Еще один неожиданный удар для Нелл. Она часто обращала внимание на руки Элис Бенчли, довольно хорошей формы, но сильные и крупные, созданные больше для тяжелой работы, а не для любования. — Если взять одно или два совпадения, то случай становится достаточно ясным, — продолжал Билли. — Но если взять все вместе, то не останется и единственного сомнения. Будь похожи только руки и глаза, мы бы уже имели хороший повод считать ее вашей матерью, моя леди. Но если сложить все признаки вместе — руки, глаза, лоб, голос и подбородок с ямочкой — да еще добавить нечто большее, то чувство, которое вы обе внушаете… Если вы увидите ее, ваше сердце выпрыгнет из груди. Вам сразу же захочется обнять ее, потому что каждая капелька вашей крови закричит: «Вот моя истинная мать, да благословит ее Господь, и я в конце концов нашла ее!»

Девушка взмолилась с мукой в голосе:

— Перестаньте! Я не могу больше вас слышать. Я не должна вас слушать! Я уйду и…

— Вы боитесь правды? — спросил он с внезапной суровостью. — Нет, вы боитесь, что это действительно окажется правдой!

— Но это неправда! Эти люди сражались за меня все девять лет!

— Но Кемпы тоже сражались ради вас!

— А моя мать — она любит меня, и я люблю ее, и…

— Но подумайте о своих настоящих родителях, моя леди! Не испытали ли они адские муки, надеясь вернуть вас?

— Нет! — взмолилась Нелл.

— И теперь они думают, что потеряли вас навсегда, потому что я проиграл поединок. И Маргери Кемп сейчас стоит у порога смерти. Это вы привели ее к нему. — Внезапно вдохновение осветило лицо Билли. — Эта женщина, Бенчли, которую вы называете матерью, как вы думаете, умрет ли она, если потеряет вас? Нет, она поплачет, некоторое время будет невменяемой, а затем все пройдет. Только родная кровь может довести до смерти. Я готов побиться об заклад, моя леди!

— Но откуда вы знаете, что Маргери Кемп умирает?

— Откуда? Я видел ее лицо, когда уходил на поединок с Эймсом Бенчли. О, Маргери Кемп олицетворяла женскую молитву. И я скажу вам, моя леди, что вы должна пойти к ней сейчас, и может быть, только вы и ваше прикосновение помогут ей вырваться из лап смерти, покинуть постель и возродить надежду. Вы сделаете это? Вы поедете со мной к Кемпам, чтобы увидеть все своими глазами?

Нелл покачала головой. Но Билли видел, что она колеблется. Свет ясно очерчивал ее прекрасный профиль, и его глаза не могли оторваться от точеного подбородка, приятных линий лба, носа, губ и шеи, исчезавшей в облаке желтого муслина, тонкого, как шелк.

— Я не могу туда поехать. Они… Они не отпустят меня!

— Я гарантирую вам это.

— Нет, нет!

— А я говорю «да, да!». Ведь вы хотите этого, моя леди. И поступите правильно. В таком решении нет ничего плохого. Подумайте о своей матери, лежащей на смертном одре и умирающей от горя, и осознайте, что только вы способны поставить ее на ноги. А потом возвращайтесь. Вам придется возвратиться, ведь Бенчли победили. Но как только вы встретитесь с ней, то сразу постигнете правду. Тем более, что вам не видать покоя, если не сделаете этого.

Вместо того чтобы ответить прямо на его яростную просьбу, высказанную вкрадчиво и уверенно, она пробормотала:

— Неужели Мириам права? Да. Права! Она сказала, что если вы попадете в этот дом, то все достигнутое пойдет прахом, и снова начнется война, и вы сметете Бенчлей с лица земли. И вот как вы надумали это сделать — через меня.

— Бывает время, когда слова весомее, чем пули. И наверное, такое время наступило сейчас. Я почти простил Эймсу Бенчли то, что он подстрелил меня. Ведь это дало мне возможность попасть сюда и посеять семя сомнения в вашем мозгу, леди.

— Но я не позволю ему прорасти. Я не могу позволить ему прорасти, Билли Буэл.

— Вы достаточно сильны, чтобы выбросить из головы добрый росток сомнения. Но не перестанете думать о моей следующей встрече с Эймсом Бенчли и о том, что на этот раз победа будет за мной. Я должен смыть позор.

— Вы снова хотите встретиться с ним? После того, как едва не погибли?

— Хочу встретиться? Да я не смогу вздохнуть свободно, пока не расквитаюсь за первое поражение. Сегодня он победил меня, хотя я не совсем понимаю как. Я готов поклясться, что он уже проиграл еще до выстрела. Я видел, как он начал слабеть. — Билли наклонился вперед и быстро заговорил: — Когда я выхватил револьвер, во мне уже жила уверенность, что я опередил его. Мой револьвер оказался на свободе задолго до того, как он справился со своим. По крайней мере мне так представлялось. Но… каким-то образом… произошло нечто странное. Я ощутил удар… и все. — Билли помолчал и добавил: — В следующий раз никаких чудес не произойдет. Я буду победителем! — Девушка вспомнила мрачное лицо Эймса Бенчли, когда он повторил пророчество Мириам о его смерти. — Тише. — Билли вдруг насторожился. — Кто-то подходит к двери, а я не расположен ни с кем здесь говорить, кроме вас. Я еще не очнулся. Понятно?

Он откинулся на подушку и так правдоподобно отключился, что Нелл сама почти поверила в это.


Глава 24 В КОМНАТЕ РАНЕНОГО | Наемник | Глава 26 ИСПОВЕДЬ ЭЛИС БЕНЧЛИ