home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

МУДРАЯ БЕСЕДА

Это убедило Билли — наступил настоящий перелом. Он считал, что столько мужественных людей не смогут воспользоваться своим преимуществом перед гостем, который по собственной воле отдал себя в их руки. Но лица сидевших за столом оставались напряженными и суровыми. Даже хозяин, Арт Кемп, замолчал и ничего не говорил, а старый Судья Кемп откинулся на спинку стула и хмуро смотрел перед собой, как человек, уже видевший множество горестей и способный терпеть присутствие врага, но отнюдь не собиравшийся вскакивать и вмешиваться со всей полнотой своего авторитета.

Однако полнее всего кризисность ситуации отразилась на лице Эймса Бенчли. Он сидел не шевелясь, но его львиная голова оставалась поднятой, а темные глаза не переставая перескакивали с одного противника на другого. Он собирал все силы ума и нервов, чтобы подготовиться к смертельной схватке, предвестники которой уже витали в воздухе. Безнадежная схватка, вне всякого сомнения, но Эймс не собирался просто так сдаваться. И Билли Буэл вдруг почувствовал импульс симпатии к загнанному в угол герою.

Как только Билли осознал все ужасные последствия этого мрачного молчания мужчин и страха сжавшихся женщин — даже они не выказывали гостю элементарного сочувствия! — он резко наклонился вперед и рассмеялся. Почти женская легкость его смеха заставила всех окружающих уставиться на него — как будто в комнате, где только что произошла трагедия, послышался голос беззаботного ребенка, играющего за окном, который вернул всех к реальности дня и счастью настоящей жизни.

Да, в беззаботном смехе Билли Буэла на самом деле было что-то детское.

— Ты, наверное, не понял, приятель, — весело обратился он к Эймсу Бенчли. — Это все шутка, и поэтому я смеюсь. Они хотят всего лишь проверить тебя. Каждый из них видел тебя в драке, теперь они желают попробовать твои нервы в доме. Могу поспорить, что они всего лишь шутят.

— Надеюсь, что ты прав, — сурово откликнулся Эймс без малейшего раболепства. — Арт Кемп, это твой дом. Скажи мне, что здесь происходит? Я под твоей крышей и ем твою пищу. О чем говорит Лью?

— Он под твоей крышей, Арт! — крикнула Маргери Кемп, вскакивая на ноги, и ее усталое печальное лицо превратилось в маску фурии. — Но разве уже забыто, когда Кемпы находились под крышей домов Бенчли? Разве мой двоюродный брат…

Глубокий спокойный голос Эймса Бенчли прервал ее истерику. И Билли оценил, как прав этот мудрый человек. В противном случае эта женщина своей гневной речью вынесла бы гостю смертный приговор.

— Ты права, Маргери. Все мы совершали зло во время этой проклятой войны. Но еще не родился человек, который осмелился бы заявить, что Эймс Бенчли воспользовался нечестной возможностью. Поэтому я и рискнул прийти сюда!

Сумасшедший пронзительный женский вопль снова обрушился на него. И несмотря на кровавый подтекст высказанных Маргери слов, Билли Буэл не мог не сочувствовать и не жалеть эту женщину. Она оставалась несчастной матерью, отчаянно боровшейся за свою дочь и безрассудно бросавшейся на главное препятствие, разъединявшее их. Но ее голос звучал как глас войны, он дрожал от жажды смерти…

— Ты никогда не воспользовался! Нет, Эймс Бенчли, тебе и не надо нечестных игр, потому что ты прирожденный и подготовленный убийца! Наши лучшие мужчины потерпели поражение от тебя. И ты убежден, что у тебя нет причин для страха. У тебя быстрая рука и твердый глаз, и ты понимаешь, что ни у кого нет никаких шансов справиться с тобой! Поэтому ты можешь играть честно. Но я хочу спросить вас, Судья Кемп. — Она набросилась на патриарха. — Неужели вы собираетесь сидеть спокойно, когда подлец, убивший вашего единственного сына…

Билли резко встал. Он сообразил, что Кемпы, подгоняемые трагическими воспоминаниями, которые обрушивает на них эта женщина, быстро движутся к точке полного безумия. Да, наверное, Эймс действительно неплохо повоевал, чтобы породить такой страх и такую ненависть. Однако железная выдержка и спокойствие работали в его пользу. Конечно, все Кемпы — хорошие парни и настоящие бойцы, но Билли показалось, что Бенчли напоминает сейчас льва, противостоящего стае волков.

— Дорогая леди, — вмешался Буэл. — Позвольте мне объяснить мою маленькую шутку.

Женщина на мгновение замолчала, больше выдохнувшись от эмоций, нежели вняв просьбе Билли, и тот мгновенно взял инициативу в свои руки.

— Надеюсь, ты понимаешь, почему я называю это шуткой, Бенчли? — продолжил Билли ровно и монотонно, не выделяя ни единого слога. — Кемпы обратились ко мне с просьбой приехать сюда и помочь им. Но им известно, что я из тех мест, где смерть в открытом поединке обычная вещь, однако подлое убийство из-за угла — большая редкость. Им хорошо известно и то, что я не буду спокойно сидеть и смотреть на расправу с беспомощным человеком. Поэтому повторяю — это шутка только ради того, чтобы испытать тебя. Успокойся. Успокойся, Бенчли. Ты умрешь только под ясным голубым небом, сражаясь по всем правилам один на один!

Пока он говорил это, импульс драки — к несчастью, наверное, самый главный импульс, управлявший жизнью Билли, — подступил к его горлу. Красноватый туман поплыл перед его глазами, и он замер, как терьер на поводке — или лучше, как пантера, сходящая с ума от голода и готовящаяся к смертельному прыжку. Это его противник! Противник, способный отдать поединку всю свою энергию. Великодушное желание помочь Бенчли исчезло. Осталось только ревнивое стремление сохранить этого бойца для великого испытания. Глядя в темные глаза своего потенциального соперника, Билли впервые в жизни вдруг почувствовал страх. В этих мощных плечах таилась сила, в крепких и прекрасно сложенных руках угадывались скорость и точность удара, во взгляде скрывался неустрашимый дух и железные нервы воина. Билли влюбился в своего врага. А пьянящий страх кружил голову и дразнил. Он играл с ним, соблазняя, как огромная высота или «дом с привидениями» в чаще леса.

— Они отдают себе отчет, что в противном случае им придется сражаться не только с тобой, но и со мной. Ты в безопасности, Бенчли. Здесь много народу — и эти парни неплохо дрались в свое время, — но им не одолеть нас двоих.

Пока он произносил свою речь, его дикие черные глаза, совсем непохожие на спокойные глаза Эймса Бенчли, метались от лица к лицу с вопросом и вызовом — Уильям, Артур и Лью Кемп, Бак Мартин и здоровяк Джо Уокер, который пока еще не постиг суть и значения прозвучавших слов. Старого Судью Кемпа вряд ли стоило принимать в расчет. Но даже и в случае два против пяти никто из этих пяти, за исключением Сони Уокера, ни на секунду не сомневался, что Эймс Бенчли и Билли Буэл выстоят против всех них. Вокруг этих двоих витала непреодолимая атмосфера победителей, давно привыкших к самым жестоким состязаниям. Кроме того, во взгляде Билли, устремленном на Бенчли, сквозило что-то любопытное… и ужасное.

Эймс не стал ждать возобновления спора и встал.

— Буэл. Я благодарен тебе. После того, что ты сделал для Гарри Раньона, я сомневаюсь, что ты и сейчас поведешь себя так, как обещаешь, и я действительно рад убедиться в этом.

— Ты нанял человека для Бенчли, Уильям, а не для нас, — зло процедила Маргери. — Он спас жизнь Эймсу, не пробыв среди нас и дня!

— Но у него будет шанс получить эту жизнь, — сказал Бенчли, — еще до окончания этого дня. Вот поэтому, рискнув жизнью, я и пришел сюда, леди и джентльмены, и хочу сделать вам честное и открытое предложение.

Сегодня Гарри Раньон вернулся домой с перевязанной рукой. По его словам, он встретил самого быстрого и точного стрелка в мире. И тот же парень, который подстрелил его, перевязал ему рану и послал ко мне с сообщением.

Да, джентльмены, меня поразило, что в долине появился такой боец. Однако остальные восприняли эту новость довольно спокойно. Все давно подозревали, что, найдя где-нибудь хороших стрелков, вы попытаетесь очистить от нас долину Глостер. Но…

— Минуту, — прервал его Арт Кемп. — А как насчет Хела и Генри Мура и Олли Лорда тоже? С каких это пор они стали принадлежать к семье Бенчли? Разве в их жилах течет ваша кровь?

— Они пришли ради любви к Нелл, — сердито возразил Эймс Бенчли, — и не получили от нас ни единого цента.

— Нет! — не выдержал Лью Кемп. — Вы заманили их девушкой, которая не принадлежит вам. А это хуже, чем нанимать людей за деньги!

В спор врезался глубокий бас Судьи Кемпа:

— Спокойно, мальчики. Зачем возвращаться к началу начал. Какой смысл спорить, если слова давно ничего не значат.

— Но я пришел сегодня именно для того, чтобы вернуться к истокам, — прервал спор Бенчли. — Я хочу начать с самого начала, и вы, парни, и сам Господь Бог видите, что стараюсь сделать это. Так вот, войне пришел конец. Посмотрите, сколько лет она тянется. И подумайте о том, сколько лет она еще будет продолжаться, если не принять меры. И что она дала, эта война? Смерти и разбитые сердца женщин. Вот и все. Да, Арт Кемп, я признаю, что твое сердце сделано из дуба, как у тебя, так и у твоих сородичей. Я верю, что Мартин и Уокер будут сражаться до последней капли крови. И мне понятно почему!

— Почему? — нервно переспросил Бак.

— Ну уж не ради любви к Кемпам, Мартин, а потому что три года назад ты увидел Нелл. Тогда она еще только превращалась в девушку, но обещала многое. Ты увидел Нелл, Бак, и ты, Уокер. Вот вы и приняли сторону Кемпов, надеясь на то, что если они отобьют Нелл, то в качестве благодарности отдадут ее замуж за одного из вас. Я прав?

— Ложь! — крикнул Бак Мартин.

В его голосе прозвучала такая ярость, что Билли Буэл вздрогнул. Он и не думал, что кто-либо в долине Глостер осмелится выступить против Эймса Бенчли в такой манере. Также его удивило абсолютное безразличие, с которым Эймс воспринял оскорбление.

— Лучше подумай об этом на досуге, Бак, — спокойно произнес он. — Я не собираюсь ссориться по любому поводу.

Бак Мартин больше ничего не сказал. Он только опустил голову, как человек, вышедший за привычные рамки и получивший отпор.

— Итак, вернемся назад, — продолжил Бенчли свою прерванную речь. — Совершенно ясно, что пятеро или шестеро из вас будут сражаться до последнего, а затем оружие возьмут ваши женщины и продолжат борьбу. Но люди, которые идут за вами, совсем другого сорта. Они смертельно устали от бойни и страха, царящих в долине, они устали дрожать каждую ночь, боясь за завтрашний день. Твои люди очень устали, Кемп!

— Это мы еще посмотрим. Мне кажется, что они продержатся столько, сколько я сам, — сердито ответил Арт.

— Нет, Арт. Я уверен в этом, поскольку вижу, как себя чувствуют мои люди. Они тоже устали, Арт, и не надо себя обманывать, для нас обоих это не секрет. Но очевидно и то, что они не отдадут Нелл до тех пор, пока она желает оставаться с нами, хотя каждый год ее пребывания с нами стоит жизней. Мне становится плохо, когда я думаю о цене, которую мы заплатили за эту милую невинную девушку. Она приводит в ужас ее так же, как и нас. Что тут поделаешь? Но как ей переносить то, что мальчишки, игравшие вместе с ней, скоро умрут ради нее? А мужчины, приезжавшие свататься? Кто знает, сколько они проживут после такого сватовства. И такие мысли вселяют страх в ее сердце, и ее прекрасные глаза полны печали. Нелл наша, но мы уже потеряли ее. Итак, я решил и убедил всех своих, за исключением матери, бедной женщины…

— Ее мать здесь! — не выдержала Маргери Кемп.

— Не имеет значения, — ответил Бенчли, остановив ее примирительным жестом. — Дело в том, что я убедил своих устроить единственное окончательное испытание и рискнуть сохранить или потерять Нелл ради мира. — У всех Кемпов перехватило дыхание. — Эта идея пришла ко мне, когда Гарри Раньон рассказал о первом великодушном человеке, ступившем на землю долины Глостер за последние десять лет с тех пор, как мы начали резать глотки ради сладкой Нелл и ее миленького личика. Вот я и решил, что, если среди вас есть настоящий мужчина, он согласится встретиться со мной. Я буду ждать его сегодня вечером в любом месте, которое вы назовете. Ни Кемпы, ни Бенчли не подойдут к нему близко. И один из нас вернется назад живым, а второй останется лежать мертвым. Мертвый проиграет, а живой принесет своим весть, что Нелл принадлежит его стороне навсегда и что война окончена. Не правда ли, это честное и справедливое окончание бойни?

Мужчины словно онемели. Маргери Кемп тихо заплакала, заламывая руки. У нее наконец появился шанс вернуть своего ребенка. Но каков ужасный риск разрушить все долгие надежды примитивной игрой оружия!

— Говорите! — не выдержал Бенчли.

— Эймс, — сердито проворчал Арт Кемп. — Мне надо спросить совета у самой мудрой головы в долине Глостер. Судья, что нам делать? Если кто-нибудь из нас встретится с Эймсом Бенчли и не сумеет его одолеть, мы потеряем не только одного из лучших мужчин, но и Маргери, которая умрет от горя. В этом нет никаких сомнений. Да и у Лью не останется особого интереса к жизни. Что нам делать, Судья? Мы достаточно пролили крови и настрадались за эти девять лет. Моя собственная жизнь стала адом. Почти все мои деньги истрачены, большинство моих людей ходит в лохмотьях. И я скажу то же, что и Эймс Бенчли, — войне пора положить конец!

Судья Кемп кивнул и запустил худую, изрезанную лиловыми венами руку в туман бороды.

— Пора остановиться! Но Эймс Бенчли должен встретиться с лучшим среди нас. Мы согласны прекратить войну, но только если найдем достойного ему соперника. Так где же он?

Судья замолчал, и его глаза, полуприкрытые веками, но незатуманенные, обвели комнату.

— Я! — крикнул огромный Уокер. — Я встречусь с ним!

— Минуту! — Худая и проворная фигура Билли Буэла обогнала выходившего вперед гиганта. — Это не драка на кулаках или дубинах. Джентльмены, я встречусь с Эймсом Бенчли и объясню вам почему. Я уже наметил в его теле место, куда направятся мои пули. — Он повернулся к огромному Бенчли со странным выражением на лице, и, только увидев эту жуткую страсть, эту жажду бойца, находившиеся в комнате мужчины вздрогнули, а женщины сжались в комок. — Выбирайте меня! — повторил Билли, дрожа, как от страха. — Я уже убил Бенчли в своих мыслях. Выбирайте меня, иначе мы будем драться за это право. Уокер и я, Бак Мартин и я — все, кто хочет встретиться с Бенчли, но сначала поговорите со мной.

Уокер несомненно собирался ответить и Бак Мартин тоже, но мудрый Уильям Кемп опередил их:

— Я и привел его для этой цели, Арт. Не стоит ни Уокеру, ни Мартину браться за такую работу. Билли Буэл наш человек. Сама судьба послала нам его в подходящее время.

— Это так, — кивнул старый Судья Кемп с чувством. — С Билли Буэлом мы или выстоим, или проиграем, чует мое сердце. Буэл, мы доверяем твоим рукам наше будущее.


Глава 14 КАКОВА ИХ ВЕРА? | Наемник | Глава 16 ПАТРИАРХ БЕНЧЛИ