home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 41. За глотку

Оставшись один, Данмор огляделся по сторонам и приготовился достойно встретить смерть.

С другого конца поляны до него донеслись торжествующие вопли и улюлюканье. Значит, подумал он, Беатрис уже у Танкертона. И тут же оглушительно прогремел залп. Данмор услышал, как пули с громким чмоканьем врезаются в толстые бревна. Загремели и посыпались кастрюли и сковородки, висевшие на стене над очагом.

Сразу стало ясно, что подразумевал Додд, когда говорил о неприступности стен его хижины. Старик просто смеялся. Кое-где, во всяком случае, пули пролетали насквозь с такой же легкостью, как вода сквозь сито.

Данмор внимательно осмотрел пол. Гнилые половицы легко отдирались одной рукой. Он оторвал сразу три, потом, отыскав в углу лопату, принялся рыть землю.

Клэнг! Звякнула пуля, срикошетив от блестящей поверхности лопаты. Другая просвистела прямо над ухом.

Но с каждой минутой он, как крот, все глубже и глубже зарывался в землю. Скоро вокруг него вырос небольшой земляной вал.

Кровь запеклась у него на щеке. Но это была простая царапина. Укрывшись за баррикадой, он принялся ждать.

Пули свистели у него над головой. Градом сыпались сверху отколотые от стены щепки; оглушительно гремели сковородки — казалось, невидимый барабанщик отбивает вечернюю зорю, забавы ради молотя палочками по кухонной утвари. Домишко простреливался насквозь. Люди Танкертона, вооруженные автоматическими винтовками, стреляли настолько бегло, что Данмор не мог поднять головы. И было похоже, что это надолго.

Нет, он ошибся. Как ни странно, очень скоро стрельба стихла. Только время от времени гремел одиночный выстрел, как будто, дав волю своей ярости, они уже слегка остыли и теперь лениво постреливали в надежде на случайную удачу.

Он воспользовался этим, чтобы переползти через комнату, и приник к одной прорубленных в стене амбразур. А выглянув, чуть было не задохнулся от радости. Он успел как раз вовремя.

Две тени, вынырнув из-за деревьев, быстро поползли по земле к нагромождению камней.

Он быстро вскинул к плечу винтовку и выстрелил. Первый ткнулся лицом в землю, свернулся клубком и затих, как раздавленный каблуком червь. Второй вскочил на ноги и бросился наутек. Данмор выстрелил еще раз, уже ниже, целясь в ноги, и довольно крякнул, когда бандит кубарем покатился по земле и с криком скрылся из виду за сплошной завесой кустов.

Вой вырвался из десятка глоток. Бандиты открыли беспорядочный огонь, и вдруг что-то обожгло ему голень.

В то же самое мгновение дверь в хижину с треском распахнулась. Данмор, вскинув к плечу винтовку, круто повернулся, но на пороге никого не было, только злобно жужжали пули, влетая в дом и с глухим стуком врезаясь в заднюю стену хижины.

Тогда он понял, что произошло. Очевидно, одна или сразу две пули разбили ржавую петлю, и дверь распахнулась.

По правде говоря, Данмор ничуть не огорчился. Дверь была слишком тонка, чтобы за ней можно было укрыться, а теперь по крайней мере можно было наблюдать за тем, что происходит снаружи. К примеру, любоваться, как корчится в агонии раненый им бандит.

Как только стрельба поутихла и немного развеялся дым, Данмор, высунув голову, крикнул, — Эй, Танкертон, прикажи, чтобы твои люди подобрали раненого! Клянусь, что стрелять не буду!

И тут же, словно в ответ на его слова, в земляную насыпь перед ним со злобным визгом врезалась пуля. Фонтанчиком взметнулась пыль, и в рот ему набился песок.

Данмор с проклятием выплюнул его и услышал звонкий голос Танкертона.

— Принято, Данмор! Эй, вы двое, ступайте, принесите Майка!

Выстрелы стихли, и наступила тишина. Данмор слышал, как вдали переговаривались чьи-то голоса. Впрочем, их быстро заглушил налетевший ветер.

Потом откуда-то из темноты выскользнули два смутных силуэта. Судя по всему, они не были вооружены, во всяком случае, винтовок он не заметил. Пугливо озираясь по сторонам, словно опасаясь каждую минуту получить пулю в спину, они двинулись вперед. Но Данмор не стрелял.

Он видел, как парочка, подхватив раненого, поспешно поволокла его прочь, видел, как он корчился и стонал от нестерпимой боли. Ну уж этот, злорадно подумал Данмор, запомнит урок, который ему преподали, если, конечно, переживет эту ночь!

Завидев вдали деревья, бандиты все убыстряли и убыстряли шаг и наконец перешли на бег, словно дети, испугавшиеся темноты. Но Данмор так и не выстрелил, и ветер донес до него одобрительный крик Танкертона.

Однако сам он предпочитал держаться настороже. Огонь снова возобновился, и Данмор отполз к задней стене и оттуда сквозь узкое оконце наблюдал за действиями бандитов.

Насколько он мог видеть, на опушке перед хижиной не было ни души, но ручаться за это он бы не стал. Ветер гнал по небу клочья облаков, луна спряталась за тучи, а лес издалека казался расплывчатой темной массой. Через несколько минут хлынул дождь и капли монотонно забарабанили по крыше. Заунывно свистел ветер, продувая хижину насквозь, а по лицу Данмора, размазывая кровь, струились потоки воды.

Вдруг стрельба возобновилась с прежней силой. Пули свистели над головой, словно рассвирепевшие осы, со злобным визгом вились в воздухе, монотонно барабанили по косяку двери, по оконным створкам, свинцовым градом заглушая шум дождя. Данмор усмехнулся. Они боялись, что, укрывшись за завесой дождя, он попытается улизнуть.

Но ему пока было не до этого. Изрешеченная пулями печка вдруг с грохотом повалилась на пол. Комната наполнилась едким дымом, к потолку поднялся пар. Рассыпая искры, огненным дождем хлынули раскаленные угли, и Данмор с проклятиями принялся бороться с огнем.

Он, как одержимый, направо и налево хлопал по ним сорванным с топчана одеялом, метался, задыхаясь в дыму, давил их каблуками. Наконец все было кончено. Тяжело дыша, он огляделся вокруг — огня больше можно было не опасаться. Удушливый дым заполнил комнату. Хватая воздух ртом и страшно кашляя, Данмор едва мог дышать, а в клубах дыма вокруг него по-прежнему свистели пули.

Вдруг будто кто-то ножом вспорол ему левый бок, и ручьем хлынула кровь.

У Данмора подкосились ноги. Он опустился на пол и с внезапной отчетливостью понял, что на этот раз, кажется, пропал.

— Дом горит! — услышал он снаружи чей-то вопль и с трудом узнал голос Танкертона. — Вперед, ребята! Хватай его!

— Сам хватай! — проворчал кто-то в ответ. — А мы подождем. Авось и сам выйдет. Вон как пылает!

Данмор сбросил куртку. Не тратя времени на то, чтобы стянуть рубаху, он с силой дернул за ворот, и тонкая ткань треснула под его грубыми пальцами. Теперь, обнаженный по пояс, Данмор ползал по комнате, судорожно шаря вокруг и ничего не видя в густом дыму. Вдруг его рука коснулась седельной сумки с запасом бинтов, и он облегченно вздохнул.

Свернув разорванную рубашку и смастерив из нее нечто вроде подушечки, он приложил ее к ране, чтобы остановить кровь и туго перебинтовал бок. Покончив с этим, он попытался было засмеяться, но не смог: Тугая повязка так стягивала тело, что трудно было даже дышать. Впрочем, сейчас это было даже к лучшему, потому что Данмор вовсе не намерен был ждать, пока слабость от потери крови заставит его обессилеть. Нет, он не сдастся. Он ринется в бой и если ему суждено погибнуть, он умрет с оружием в руках, в открытом бою, окруженный телами убитых им врагов.

От этой мысли ему стало немного легче.

Становилось все темнее. Разыгралась настоящая буря. Впрочем, ничего необычного в этом не было — такие часто случаются в здешних горах и тогда иссиня-черные грозовые облака громоздятся поверх горных вершин и тянутся на лигу или больше, словно еще одна небесная горная цепь. Ни единой звездочки не видно было на небе. Темень стала непроглядной.

Но огонь все еще не стихал. Под дождем пуль дверь превратилась в щепы, ставни напоминали дуршлаг… ни один человек, решись он прорваться к выходу, не смог бы уцелеть в подобной мясорубке!

Впрочем, оставалась еще одна возможность!

Схватив лопату, Данмор принялся еще глубже зарываться в землю. Скоро он наткнулся на бревна опоры и через несколько минут укрылся между ними. Поскольку укрыться сверху было нечем, он попытался было высунуть голову и тут же юркнул обратно — свинцовый дождь забарабанил по столбам в нескольких дюймах от его головы!

Одна из пуль оцарапала ему висок, и Данмор решил, что его видно снаружи. Решив это проверить, он выставил наружу палку, но, судя по всему, ее не заметили.

Скорее всего, бандиты палили вслепую.

Данмор решил, что ничем не рискует, если снова вернется в дом. И в последний раз попытается выглянуть из окна — посмотреть, что же происходит снаружи. Очень осторожно покинув свое укрытие, он выполз наружу, настороженно вглядываясь в клубившийся вокруг дым, и вдруг ему показалось, как что-то шевельнулось возле южной стены хижины.

И точно! Вглядевшись, он увидел сквозь дым, как три человека бегут прямо к нему. Между ними оставалось не более двадцати футов.

Он выстрелил почти наугад. Данмор понимал, что это конец, понимал уже в ту секунду, когда его палец лег на спусковой крючок. Грянул выстрел. Тот, что был в середине, вдруг подскочил, раскинул руки и зашатался. Его пронзительный вопль, похожий на крик раненой птицы, больно резанул слух Данмора. Крик вдруг резко оборвался, и тело его тяжело рухнуло на землю, а его товарищи, завопив от ужаса, бросились наутек.

Не прошло и секунды, как они скрылись за серой пеленой дождя.

Данмор снова спрыгнул в отрытую им яму и затих. Как он и ожидал, бандиты тут же открыли ураганный огонь и смертоносный свинцовый дождь снова щедро поливал землю. Но на этот раз Данмор решил, что время пришло.

Отыскав подходящую палку, он привязал к ней револьвер. Потом нашел моток проволоки и одним концом прикрепил ее к спусковому крючку, а после этого осторожно перебросил моток через подоконник. Было слышно, как он снаружи шлепнулся об землю. После этого прикрепил револьвер так, что его дуло угрожающе торчало из окна. Потребовалось прикрепить еще несколько брусков к рукоятке прежде, чем Данмор был удовлетворен. Теперь револьвер держался крепко.

И вот наконец он решил, что готов рискнуть.

Вернувшись к своему укрытию возле стены, он осторожно высунул голову наружу. Никого не было видно. Он, едва дыша, выбрался наружу и быстро пополз прочь. Неподалеку валялось бревно, и он решил, что успеет укрыться за ним.

Над головой со свистом пронеслась пуля. Распластавшись на земле, Данмор выждал несколько мгновений, а потом дернул за проволоку. Револьвер натужно рявкнул, оглушительно прогремел выстрел, и Данмор едва успел пригнуться, чтобы избежать собственной пули. Его план сработал даже слишком хорошо.

Он снова двинулся вперед. Ползком, вжимаясь всем телом в грязь, он извивался, как змея, медленно продвигаясь к облюбованному бревну. Ползти было тяжело, тем более, что в руке он сжимал кольт. Но не для того, чтобы стрелять, вовсе нет. Данмор прикинул, что сейчас он куда лучше послужит ему в качестве дубинки.

Когда до бревна уже было рукой подать, снова грянул выстрел. В бледном пламени вспышки он отчетливо увидел темный силуэт стрелка.

Сколько их там было… один, двое… Данмор не знал. Если двое, значит, он пропал. Вряд ли ему удастся справиться сразу с двумя. Но он и не думал сдаваться. Оставался последний шанс. Дождавшись, когда бандит приподнимет голову, чтобы прицелиться, Данмор со страшной силой обрушил на нее револьвер.

Тот успел отпрянуть, и удар пришелся ему в лицо. С отчаянным криком бандит опрокинулся навзничь, но удар был так силен, что он мгновенно затих. В следующее мгновение Данмор, как леопард, перемахнул через бревно и вцепился ему в глотку.


Глава 40. Эй вы, трое, выходите! | Король поднебесья | Глава 42. Старый дом под деревьями