home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40. Эй вы, трое, выходите!

— Гостей, старый дурак? — рявкнул в ответ Парсонс. — Да это сам Данмор! И с ним — девчонка Танкертона!

Услышав это, Уайти Додд остолбенел от удивления.

— Ну так что с того, Парсонс? — придя в себя, закричал он. — Здесь они гости, а гостей я не продаю, так и знай! Пусть посулят хоть миллион, так им и передай!

— Ты, чокнутый старый осел! — донеслось в ответ.

На полпути между домиком Додда и опушкой леса было что-то вроде естественного укрытия — беспорядочное нагромождение скал. Оттуда и слышался голос.

— Может быть, я и старый осел, но не продажная шкура! — прогремел в ответ разъяренный Уайти. — А если вам, ребята, вздумается взять их силой, что ж, попробуйте! Старый Уайти Додд стреляет без промаха!

— Безмозглый олух! — откликнулся из-за скал Парсонс. В гробовой тишине, которая царила вокруг, его голос прозвучал особенно громко. — Все еще играешь в свои благородные игры? Эх ты, старый романтик! Ну, и чего ты добиваешься? Хочешь дождаться Танкертона? Уж он-то выкурит вас оттуда, да только тогда не видать нам денежек, как своих ушей! А нас тут как раз десятеро, вот мы и договорились разделить их по-братски между собой! Ты понимаешь, Уайти? По тысяче хрустов на брата!

— Мне нужен его скальп! — свирепо прорычал его спутник. — Эй, слушай сюда, старик! Не валяй дурака! Этот ублюдок Данмор может удрать в любую минуту!

— Пусть только попробует, — вмешался третий. — Я с него глаз не спущу! Пусть только высунет нос, живо влеплю пулю ему между глаз! Эй, что это? Никак, лошади.

Но это был просто ветер. Налетев, он с неожиданной яростью согнул верхушки деревьев, так что лес вдруг вздохнул и застонал, как человек. Темное облако на мгновение заслонило луну, и Данмор, который по-прежнему не спускал глаз с распахнутой настежь двери, горячо поблагодарил Провидение за эту передышку.

Но даже теперь он не видел выхода. Дом, судя по всему, был окружен со всех сторон, лошади куда-то исчезли. Так что даже если, предположим, им удастся прорваться, далеко им не уйти. Шанс, что им с Беатрис удастся спастись, был один на миллион. Да и кроме того скоро здесь будет Танкертон!

Только успев подумать об этом, Данмор услышал какой-то шум, похожий на ропот листьев в бурю, но уже в следующее мгновение он перерос в грохот подков скачущих лошадей. Судя по всему, всадники пересекли опушку. Раздались крики. Послышался чей-то восторженный вопль, вырвавшийся из нескольких десятков глоток — точь-в-точь команчи вышли на тропу войны — ужасный, леденящий кровь вопль, от которого волосы встали дыбом. Сомнения исчезли… и вместе с ними рассеялась последняя надежда. Это приехал Танкертон!

— Это он, — бросил через плечо Данмор, которому не было нужды выглядывать в окно, чтобы понять, что произошло.

— Пусть явятся хоть все, — в бешенстве прорычал старый траппер. — В моем доме я не дам им убить человека!

— Слушайте… нет, вы только послушайте, какими словами они нас честят? — захлебываясь от смеха, пробормотал Джимми. — Похоже, дай им волю, так они весь дом по бревнышку разнесут!

— Эти бревнышки им не по зубам! — саркастически хмыкнул Уайти Додд. — А что до того, чтобы дать нам прикурить… неужто ж Танкертон решится поджечь дом, когда здесь его девушка?

Он кивнул в сторону Беатрис. Та прижалась в углу, взгляд ее был прикован к Данмору.

— Похоже, на этот раз я попался, — хладнокровно объявил тот. — Но тебе вовсе не обязательно разделить мою судьбу. Открой ей дверь, Додд!

Беатрис упрямо покачала головой.

— Мы же договорились. Я не нарушу своего слова! — заявила она. — И останусь с тобой!

В эту минуту чей-то громкий голос окликнул его снаружи.

— Эй, Данмор!

Он еще раз вопросительно покосился на девушку, но она ответила ему непреклонным взглядом. Он пожал плечами и подошел к двери.

— Данмор! — это был голос Фурно.

— Слышу тебя.

— Данмор, тебе пришел конец! Ты в ловушке! — крикнул юноша. — Но я готов дать тебе последний шанс умереть, как положено мужчине. Выходи и сразимся, только ты и я!

Данмор расхохотался. В его безрадостном смехе звенели ярость и отчаяние и мурашки поползли по спине у тех, кто слышал его в ту минуту.

— Знаю я, как ты предлагаешь сражаться, — крикнул Данмор. — Ты выйдешь на опушку, а еще двадцать ваших с винтовками засядут в кустах. Это по-вашему называется «сражаться один на один», верно? Нет уж, честному человеку, чтобы сражаться нет нужды загонять другого в ловушку!

— Это твое последнее слово? — спросил Фурно. — Значит, ты отказываешься выйти?

При мысли о безнадежности, о смерти, которая ждала впереди, безудержный гнев рос в груди Данмора. Внутренний голос нашептывал ему: — «Согласись! Ведь это твой последний шанс!» — И вдруг перед глазами снова встал тот старый портрет на потемневшей от времени стене, так похожий на него, что казалось, это он сам смотрит на свое отражение в мутной воде. Да, он был одним из Данморов, продолжателем древнего рода! И гордость за семью, та самая гордость, что погнала его в горы совершить невозможное, снова забурлила в нем, укрепив его дух.

— Я не буду сражаться с вами, Фурно, — вежливо, почти мягко ответил он.

— Будь это не вы, а другой, — крикнул юноша, — я бы назвал вас трусом и коварной лисой! Что вы за человек, Данмор, черт вас возьми?! Но вы совершили грех больший, чем даже убийство! И вы умрете, Данмор! Господь всемогущий, да смилостивится над вашей душой! Где Беатрис?

— Она рядом со мной.

— Неужто вы собираетесь держать ее при себе? — ужаснулся Фурно. — Да ведь в нее могут попасть!

— Я бы с радостью отослал ее, — крикнул Данмор, — и остальных тоже… я имею в виду Додда и Джимми Ларрена. Мальчик ранен! Я могу надеяться, что вы окажете ему помощь?

— Даю вам слово! — крикнул Фурно. — Я сам позабочусь о мальчишке! Хотите сказать, что позволите им уйти просто так?

— Слушай, — рявкнул Данмор, — да за кого ты меня принимаешь?! За паршивого койота?!

— Тогда решено, — крикнул Фурно. — Танкертон оставил меня за старшего. Одно я могу пообещать тебе твердо — мы не будем пытаться выкурить вас оттуда. Но это единственное, что я могу для тебя сделать!

— Ну что ж, — ответил Данмор, — по крайней мере справедливо. Вряд ли можно было рассчитывать на лучшее. Сейчас я их пришлю.

Он обернулся и увидел устремленные на него три пары глаз.

— Никуда не пойду, — упрямо заявил Додд, — и не мечтай, парень. Это что же получается? Выходит, можешь заявиться в мой дом, а потом и выгнать меня в три шеи?! Нет уж, даже и не думай. Да и потом… глядишь, и пригожусь тебе. А места тут и для двоих хватит!

— Ну что ж, Уайти, это твоя идея, — добродушно хмыкнул Данмор. — Только лучше-ка встань на мое место, да прикинь. Разве могу я взять такой грех на душу? А что, если тебя убьют? Так что иди, Додд, не то я своими руками выкину тебя за дверь!

Додд промолчал, о чем-то раздумывая. Наконец едва заметно кивнул. Взгляд его выцветших глаз был устремлен куда-то в даль, как будто там и крылся ответ на мучивший его вопрос.

— Надеюсь, у тебя хватит сил вынести Джимми. Впрочем, он легкий.

— Меня?! — поразился мальчишка. — Кто это говорит о том, чтобы вынести меня отсюда?

Он с трудом приподнялся на одном локте.

— Что это вы надумали, босс?

— Что пользы для меня, если ты останешься здесь? — сурово спросил Данмор.

— Ух ты, ну и сказали! Можно подумать, что я и винтовку не смогу перезарядить! Нет, вы и вправду задумали выкинуть меня отсюда? Вот это да! Что ж, значит решили избавиться от меня, да? Не нужен стал? Эх вы, а я еще думал, мы друзья! На что же тогда нужны друзья, хотел бы я знать, если не для того, чтобы в последний раз стать спиной к спине?

Данмор склонился над ним.

— Джимми, если мы оба погибнем… кто же будет рядом, чтобы защитить ее?

Мальчишка вытаращил на него глаза и изумленно заморгал.

— Так вы и вправду хотите, чтобы я за ней приглядел?

— Еще как, — прошептал Данмор. — Даже если она об этом и не узнает. Мне хотелось увезти ее отсюда, да вот видишь, не удалось. Теперь твоя очередь. Надеюсь, у тебя получится лучше.

Джимми Ларрен уставился в потолок. В глазах его стояли слезы.

— Неужто мне и впрямь нужно уйти? — тихо спросил он.

— Другого выхода нет, Джимми. Сам видишь… Ну что ж, прощай, старина!

Они обменялись рукопожатием, и Данмор, передал худенькое тело Джимми в жилистые, сильные руки Уайти Додда. Мальчик украдкой бросил последний взгляд на своего героя. Он попытался что-то сказать, но мужество под конец покинуло его. Спрятав лицо на плече старика, он безудержно разрыдался, изо всех сил стараясь сдержать терзавшее его горе, так что видно было только, как тряслись его плечи.

— Не вешай нос, дружище! — сказал на прощанье видавший виды старый траппер. — Твоя жизнь — в твоих руках! Не теряй надежды, парень, и все еще может кончиться по-другому. В конце концов, раз глаза открыты — значит, еще жив!

Бережно прижимая мальчика к груди, он вышел из домика, и Беатрис шагнула вперед.

— Если я что-то смогу сделать для тебя, — умоляюще сказала она, — только скажи!

— Это правда? Тогда сделай так, чтобы Фурно вернулся к семье!

— Вернулся?!

— Именно для этого я и приехал сюда, Беатрис. Мне казалось, я смогу перехитрить Танкертона и его людей. Какой же я был глупец!

— Фурно! — снова повторила она, словно не веря собственным ушам. — Но ведь ты же смеялся ему в лицо! Ты сам заварил всю эту кашу!

— Один из самых надежных способов заставить человека сбежать — это сделать из него посмешище!

— Тогда… клянусь, он уедет! Что-нибудь еще?

— Ничего, — ответил он, — Теперь о тебе, Беатрис. Брось Танкертона. Прошу тебя!

— Обещаю! — крикнула она. — Я-то думала, он смелый, а он… он…

Она осеклась. Сердце Данмора екнуло, но она не сказала ни слова.

— Фурно, я… а что же ты? Неужели ты совсем не думаешь о себе, Каррик?

— Нет, у меня есть одна просьба. Позаботься о Джимми. Сердце у парнишки золотое. Из него получится настоящий человек.

— Клянусь, — пообещала она. — О, Каррик, ну почему, почему ты так долго дразнил меня? Я была слепа… я ненавидела тебя! Мне бы следовало догадаться, что ты ведешь какую-то игру! Господи, уже одно то, что малыш Джимми выбрал тебя… одного тебя из всех нас, должно было раскрыть мне глаза!

— Пора идти, — перебил он. — Фурно и остальные, небось, уже гадают, что произошло.

— Данмор! — громко окликнул Фурно. — Ты не передумал отпускать ее?

Каррик подвел ее к двери.

— Она выходит, — крикнул он и чуть слышно шепнул ей на ухо: — Еще одна последняя просьба. Помни меня… в будни и в праздники… ночью и днем… помни, что был на свете такой человек, ленивый и бесполезный, но перед самой смертью он благодарил Господа, что тот надоумил его сделать одно доброе дело… хоть ему и не повезло! И еще ему посчастливилось найти единственную в мире женщину и полюбить ее. Он ее потерял… и все равно благодарил небеса за то, что они послали ему ее.

Он видел, что она хочет что-то сказать. И не может.

— Прощай, — прошептал Данмор, подтолкнул Беатрис к выходу и захлопнул дверь у нее за спиной.


Глава 39. В глухую полночь | Король поднебесья | Глава 41. За глотку