home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38. Сквозь заросли

Подойдя к дверям домика, где жила девушка, он замер, прислушиваясь. Если не считать чуть слышного размеренного шороха, который он едва не принял за биение собственного сердца, внутри стояла мертвая тишина.

Данмор легонько постучал и в ответ кто-то сдавленно ахнул.

Он толкнул дверь и увидел приподнявшуюся на локтях Беатрис, которая, увидев его, одним прыжком сорвалась с диванчика.

— Я готова, — заикаясь от волнения, пролепетала она. — Я еду с тобой, Каррик!

Он окинул ее настороженным взглядом, как человек, который чувствует, что почва вот-вот разверзнется у него под ногами.

— Ты хорошо все взвесила, Беатрис? Если сегодня ты уедешь со мной, то обратной дороги тебе не будет! Все это останется в прошлом. Здесь ты была королевой, больше этого не будет! Ты об этом подумала?

Она подавленно кивнула.

— Если бы только знать, что со мной будет, — простонала она. — Куда ехать, что делать…

— Ехать со мной, — сурово сказал Данмор, — и не задавать лишних вопросов. Скажу тебе только одно. Впрочем, не знаю, нужно ли это…

— Я хочу знать.

Он покосился на ее залитое слезами лицо и шагнул к ней.

— Поверь, Беатрис, я вовсе не желаю тебе зла. И все что я делаю, это для твоей же собственной пользы.

Еще никогда она не казалась Данмору такой красивой, как сейчас, в полумраке, царившем в комнате, освещенной лишь пламенем очага. Красноватые отблески дрожали на ее лице, делая его загадочно-прекрасным. Слезы не испортили ее красоты, добавив ей беспомощной мягкости и женственности.

— Я готов, — сказал Данмор.

Беатрис растерянно обвела взглядом комнату.

— Я тоже готова, — вздохнула она.

— Запомни, — жестко сказал он, — ты уезжаешь навсегда.

Она коротко всхлипнула и молча кивнула.

— Что мне делать?

— Джимми седлает лошадей. Ну что, поехали?

Вдруг она протянула к нему руки.

— Неужели ты не понимаешь? — простонала Беатрис. — Это все бесполезно. Ты хочешь увезти меня, хочешь оторвать меня от них… но это бессмысленно. Они последуют за нами. Нам не уйти. Здесь, в горах, кругом преданные им люди. Любой с радостью будет сражаться и умрет за них. Они переговариваются сигналами. Куда бы мы не забились, они отыщут нас. Земля будет гореть у нас под ногами! Разве ты не подумал об этом, Каррик?

— Да, — кивнул он. — Знаю.

— И все же… ты хочешь рискнуть.

— Да.

Она еще раз бросила взгляд вокруг, словно стараясь получше сохранить в памяти то, что никогда больше не увидит — две огромные шкуры гризли вместо ковров на полу, застланную мехом горных баранов кушетку и головы оленей и лосей на стенах — ее собственные трофеи.

Потом, сделав прощальный жест, подошла к Данмору и легко вложила свою руку в его ладонь.

— Я еду, — тихо сказала она. И впервые открыто и прямо посмотрела ему в глаза. — Это было великолепно… то, что ты сделал сегодня, — улыбнулась она. — Никто в мире не смог бы так.

И, первой распахнув дверь, шагнула в темноту ночи.

Данмор поспешно выскользнул вслед за ней и, обогнув дом, повел ее к лесу.

Там, под деревьями, они увидели смутные силуэты лошадей. И почти сразу же из темноты раздался тихий голос Джимми.

— Я привел Ганфайра и Прошу Прощения, — прошептал он, — и того пегого для себя. Быстрее! Эта хитрая лиса, Линн Такер, шастает тут под деревьями. Держу пари, он нас заметит!

Данмор быстро подсадил Беатрис, потом сам вскочил в седло и поехал вперед. Джимми Ларрен замыкал шествие. Не прошло и нескольких минут, как безумная радость охватила Данмора при мысли о том, что девушка решилась разделить их судьбу. А ведь казалось, она была такой же неотъемлемой частью этой шайки, как поначалу и сам Джимми — верная и преданная душа! Едва сдерживаясь, он молча ехал вперед, не разрешая себе оглянуться и слыша только, как позади легко хрустят ветки под копытами лошадей.

Прошло немало времени, прежде чем Данмор решил, что они уже отъехали достаточно далеко. Прислушавшись, он дал шпоры кобыле, они вихрем понеслись вперед.

Он скакал вперед по дороге, ведущей в Харперсвилль, которую знал достаточно хорошо. Черная стена деревьев молча смыкалась у них за спиной. Под копытами лошадей дорога звенела, как металл, и свежий ветер бил им в лицо.

Они мчались, как ветер. За спиной остались уже добрых две трети пути до Харперсвилля, когда сзади вдруг раздался крик Джимми. Данмор резко осадил кобылу и повернулся как раз вовремя, чтобы заметить мелькнувший на вершине горы огонек. Вот он вспыхнул и снова погас. Данмор натянул поводья.

— Ты можешь разобрать эти сигналы? — спросил он девушку.

Но она и без того уже вглядывалась в темноту.

— Десять… тысяч… долларов… за Данмора… живого… или мертвого!

— Десять тысяч долларов за Данмора — живого или мертвого! — громко повторила она. — Чего-то подобного я и ожидала! Но… десять тысяч!

— Это невозможно! — воскликнул Ларрен. — Господи, да любой олух в горах отцепит от стены ружье и кинется на охоту за нами! Мама дорогая, ну и вляпались же мы! Надеюсь, босс, вы не собираетесь вот так взять и въехать в Харперсвилль?!

— Нет, мы объедем его стороной. Джимми, ты знаешь какую-нибудь дорогу, где бы нам никто не встретился?

— Боже ты мой, да ведь сейчас, небось, весь город уже на ногах! Они перекрыли все дороги! Ладно, не знаю еще, как, но надо попробовать! Придется поторопиться!

— А сигналы Танкертона быстро попадают по адресу?

— Быстрее, чем вы можете себе представить. Эта весточка уже бежит впереди нас, можете мне поверить!

Он ткнул пальцем куда-то в темноту и далеко впереди, на вершине холма они увидели мерцавший огонек.

— В Харперсвилле нет ни единого дома, обитатели которого не смогли бы прочитать это послание так же легко, как если б они были написаны на бумаге! И на крыше каждого из них, что на склонах холмов, есть зеркало, чтобы передать его дальше!

Данмор, стиснув зубы, мрачно кивнул.

— Поехали! Джимми, ты впереди! Беатрис, за ним. Я вас прикрою.

И мальчик, и девушка послушались немедленно, без единого слова растворившись в темноте среди деревьев, которые надежно прикрыли их своими ветвями. Теперь они ехали почти шагом, время от времени останавливаясь и вглядываясь вперед.

Данмор изо всех сил всматривался в темноту, обступившую их со всех сторон. Но все, что он видел, это черные силуэты деревьев да смутные очертания кустарника.

В горле у всех першило от едкой пыли. Осевшая на листьях, она теперь плотным облаком поднялась в воздух. Колючие ветки кустов то и дело цеплялись за одежду, разрывая ее. То одна, то другая лошадь коротко и испуганно всхрапывали, заставляя их вздрагивать, как от выстрела.

Так они спустились вниз по склону холма и обогнули его. Тут в просвете между деревьями перед ними замерцали огоньки Харперсвилля, на окраине которого мрачным силуэтом высилась гостиница.

Вдруг Джимми замер, как вкопанный. Девушка резко натянула поводья, и Данмор, вынужденный остановиться, услышал, как у нее вырвался испуганный вскрик.

Откуда-то прямо перед ними в темноте доносились чьи-то голоса.

Через мгновение Данмор услышал, как чей-то грубый голос громко произнес:

— Я себе уже всю шкуру спустил этими колючками, дьявол меня забери! И не подумаю идти дальше! Мальчишка просто спятил!

— Я не спятил! — взвизгнул обиженно мальчишеский голос. — Когда мы играли в индейцев, Джимми вечно обводил нас вокруг пальца. А знаете как? Просто-напросто возвращался на эту старую тропу!

— Какую тропу?! Где ты ее видишь, постреленок? Тут и змея не проползет!

— Поцарапаемся немного, экая важность! Джимми-то с ними, а он может вывести их на нее. Поехали, отец!

— Чушь все это! — прорычал другой мужчина. — Как идиоты теряем здесь время с этим мальчонкой, а кто-нибудь другой сейчас загребает денежки! Мать честная, десять тысяч хрустов!

В голосе его звучал почти благоговейный восторг.

— Да, и небось, еще столько же за девушку с сопляком! — напомнил другой голос.

— Провалиться мне на месте, ребята, если я не прочь всадить пулю в живот этому ублюдку Данмору! Но связываться с этой дикой кошкой… нет уж, слуга покорный! — хохотнул третий.

— Пошли, ребята. Раз уж нашли эту дорогу, надо проследить, не поедут ли они по ней. И держите оружие наготове!

— И шагу дальше не сделаю! Я и так уже исцарапался до крови! Да и сам подумай, неужто Данмор рискнет тащить по такой дороге девушку?!

— Так она ж ведь влюблена в него по уши, верно? А раз так, значит, сделает для него, что угодно! От любви кожа девушек делается прочнее, чем шкура мула!

— Ладно, хватит ржать! Вы как хотите, а я возвращаюсь! Пока, ребята!

— Неужто ты впрямь решил бросить нас, Джек? А что будет, если мы наткнемся на них? Без тебя мы не справимся!

— Батюшки светы, ну и храбрецы! Да ведь вас трое!

— Послушайте, парни, если Джек поворачивает оглобли, я с ним!

— Ну, так возвращаемся все. Прощай, удача!

Затрещали колючие кусты, когда все четверо, переругиваясь сквозь зубы, продирались сквозь них, и снова все стихло.

Откуда-то издалека едва слышно донеслось:

— Этот чертов Данмор, говорят, явился сюда за девчонкой…

— Он-то? Да кто может знать, что ему понадобилось здесь, в наших горах! Может, он и сам этого не знает. Ты вон бультерьера спроси, с чего он вечно лезет в драку! Вот так и Данмор. Кто его знает, что у этого ублюдка в голове! Вечно воду мутит! Ему это слаще меда!

— А болтали, он просто ленивый бездельник!

— Точно! И пьяница вдобавок!

— И чертов картежник!

— Да, вот только Танкертону он оказался не по зубам!

Это было последнее, что услышал Данмор.


Глава 37. Будьте наготове | Король поднебесья | Глава 39. В глухую полночь