home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35. Конец Чака Харпера

Она отшатнулась и бросилась в сторону от него, на другой берег ручья, прыгая по выступавшим из воды камням. Там на мгновение замешкалась, переминаясь с ноги на ногу, словно собираясь что-то сказать, но передумала. С опущенной головой она поплелась к лесу и кусты сомкнулись у нее за спиной.

— Похоже, девчонка до последнего надеялась, что вы шутите, — проговорил чей-то голос за спиной у Данмора.

Он оглянулся и увидел перед собой Джимми.

— Разве она ошиблась? — спросил Данмор.

— А то нет? — ухмыльнулся Джимми. — Открыла бы глаза пошире, и сама бы в этом убедилась!

— По моему, Джимми, глаза у нее были открыты.

— Уж очень она ломала себе голову, а это, знаете ли, вредно для глаз, — глубокомысленно заявил Джимми. — Вот возьмите хотя бы меня! Когда как-то раз Чак Барнард вернулся в город, ух, я перетрусил! Его папаша в свое время махал кулаками на ринге, и Чак перенял у своего старика чертову пропасть всяких хитрых штучек! Представляете, каково с ним драться?

— А для чего с ним драться?

— Ну, а как же? — удивился Джимми. — Неужто сразу дать стрекача, даже не попытавшись потрепать его?! Ну так вот, значит, затеяли мы это дело возле гумна старика Шулера. Он сразу кинулся на меня с кулаками. Хотел ударить левой в челюсть, а потом правой — в плечо. И несдобровать мне, если б я не заметил озадаченное выражение у него на лице, вроде как он пытался что-то припомнить. Я сразу приободрился. Нацелился ему в живот, да как двинул! А он-то, бедняга, решил, что это ложный выпад, а я мечу ему в лицо. Ну вот, после парочки таких же ошибок он уже стал никакой, сник, захлюпал носом и решил, что лучше пойти домой и перестать валять дурака.

Запыхавшийся Джимми , сверкая счастливыми глазами, облизал губы

— Уж слишком много он думал, если хотите знать, вместо того, чтобы следить за моими кулаками! Да и Беатрис тоже… вместо того, чтобы раздумывать, что там кроется за вашими словами, лучше б повнимательнее пригляделась к вам!

— И что бы она сделала тогда, а, Джимми?

— Ну… пошла бы и хорошенько подумала, наверное, — хихикнул Джимми.

— А потом?

— Ну как же? Что будет, если женщина сядет и хорошенько подумает?

— Вот ты мне и скажи!

— Сказать-то я могу, да вы и сами это знаете. Однажды, как сейчас помню, моя тетка вот так же села и подумала, покупать ли ей новую шляпку. И думала до тех пор, пока весь хлеб в печи не сгорел. После этого она пошла-таки и купила шляпку!

Данмор захохотал.

— И что же, все женщины так?

— Само собой! Когда мужчина садится и думает, это значит, что он еще ничего не решил. А возьмите любую женщину! Все наоборот! Она разве думает? Пфф! Она придумывает предлог, чтобы сделать то, что ей хочется!

— Так ты думаешь, что Беатрис уже все для себя решила?

Джимми задумчиво поковырял кончиком башмака мокрый песок.

— Честно говоря, не знаю, — признался он. — Правда, не знаю. Она ведь не такая, как все… вроде чистокровной лошади, только ветер свистнет в ушах, и уж обо всем забыла! Конечно, может, она передумает. Но сейчас, держу пари, девчонка сама до смерти хочет уехать с вами.

— По-моему, тоже, — согласился Данмор.

Джимми тяжело вздохнул.

— Я буду здорово скучать, пока вас не будет, — прошептал он.

— А ты едешь с нами, — бросил Данмор.

— С вами?! А куда?

— Куда я решу!

— Только она, вы и я, да?

— Да, только мы трое.

— Вот это мне по душе, — кивнул Джимми. — Так по душе, что и сказать не могу!

— Вот и хорошо. Тогда мы отправимся сегодня же ночью. Держи лошадь наготове.

— Сегодня?

— Я надеюсь.

— А вы не слишком торопите события?

— Нет, Джимми. Еще один день, и вряд ли мне удастся убраться отсюда живым!

Теперь настала очередь Джимми удивленно таращить глаза.

— Кто-то точит на вас нож?

— Пока никто. Но достаточно почуять запах дыма, чтобы догадаться о пожаре, верно?

— Это точно, — глубокомысленно кивнул Джимми. — Мы потом вернемся сюда?

— Разве что на носилках! Так что будем надеяться, что нет.

— Тогда мустанг мне не понадобится.

— Что это ты задумал?

— Да есть в конюшне один пегий жеребец, на которого я давно уж положил глаз. Да и я ему по душе. Так что, думаю, мы с ним неплохо поладим.

Данмор ухмыльнулся.

— А чей он?

— Самого Линна Такера!

— Тогда забирай его, если сможешь. Выводи лошадей, пока все еще будут ужинать. Пусть они будут наготове. Мы постараемся уехать, как можно быстрее, а вдвоем или втроем — будет видно!

Они друг за другом перебрались на другой берег. Джимми ловко прыгал с камня на камень, Данмор не торопился, не желая свалиться в воду. Не успел он ступить на берег, как услышал пронзительный вопль Джимми.

— Ложись!

И тело мальчика рухнуло ему под ноги. Все произошло настолько неожиданно, что Данмор распростерся на земле.

— Харпер! — припав к его коленям, прохрипел Джимми.

Падая, Данмор успел почувствовать легкое дуновение воздуха у виска и, молниеносно выхватив кольт, выстрелил туда, где в зарослях напротив чуть заметно дрогнула ветка. И услышал, как с отвратительным чавканьем пуля вошла в живую плоть.

Через минуту кусты раздвинулись, и они увидели верхнюю часть тела Чака Харпера с простертыми вперед руками. Он словно пытался в последний раз добраться до горла ненавистного врага. Злоба и ненависть сверкали в его глазах, недобрая усмешка кривила губы.

Но вместо этого он, ломая ветки, рухнул навзничь и, перекатившись на спину, замер неподвижно.

Он был в одной рубашке, на которой уже расплывались огромные багровые пятна. Ноги и руки его судорожно дергались.

— Харпер, — наклонившись к нему, спросил Данмор, — ты сам решил прикончить меня или кто-то тебя послал? Ответь мне честно и я сделаю все, чтобы тебе помочь. А если нет, останешься здесь истекать кровью, проклятый ублюдок!

Харпер слабо шевельнул рукой и Данмор нагнулся, чтобы не пропустить ни слова. Собрав остаток сил, Харпер приподнялся. В руке его блеснул нож. Острие уже готово было по самую рукоятку войти в живот Данмору, когда тот сделал неуловимое движение и нож выпал из ослабевших пальцев кабатчика.

Кровь запузырилась на губах у Чака Харпера; судорога смертельной агонии исказила лицо. На скулах вздулись желваки. Он вздрогнул в последний раз, вытянулся и затих.

Данмор покосился на помертвевшее лицо от ужаса лицо своего юного приятеля.

— Спасибо, Джим, — сказал он, — Еще бы чуть-чуть и…

Джимми попытался рассмеяться. Его все еще била дрожь.

— У вас всегда револьвер под рукой, да? — спросил он.

— В кобуре под мышкой. Как-нибудь покажу тебе, как это делается. Хотелось бы мне разрешить эту загадку.

— Какую загадку?

— Сам он пришел или все же кто-то его послал…

— Может быть, ответ на этот вопрос вы найдете у него в кармане.

— Что?! Ну что ж, давай посмотрим.

Джимми опустился на колени возле распростертого на земле исполинского тела. Через минуту он продемонстрировал Данмору пухлый бумажник. Открыв его, они обнаружили толстую пачку банкнот.

— Пять сотен! — восторженно присвистнул Джимми. — Такая куча деньжищ, подумать только! Да и то, сдается мне, здесь только половина! Держу пари, что тот, кто его нанял, сразу всего не отдал!

Данмор угрюмо кивнул.

— Тысяча долларов — слишком высокая плата для Харпера! — нахмурился он.

— Это верно! Он так вас ненавидел, что согласился бы и бесплатно! — поддакнул Джимми. — Только вот решился бы он подкараулить вас — это еще вопрос! Да и потом Чак Харпер — такой жадюга, что достаточно было только издалека показать ему зеленые, и он бы решился на что угодно!

— Что-то ты бледно выглядишь, парень!

— Я? Ну, ведь для меня это, так сказать, дело новое!

Тень легла на лицо Данмора.

— Этот… который тут лежит, был скорее распоследней свиньей, чем человеком, — тихо сказал он, но все равно… смерь — штука сложная: что-то дает, что-то отнимает, — тяжело вздохнув, он добавил: — Я еще никому не желал смерти, Джимми, поверь мне!

— Да я немного струхнул, это точно, — прошептал Джимми. — Лежит так, лицом вниз… что он видит, интересно?

— Вспоминает все хорошее, что было в его жизни, и все дурное, все, чего хотел и о чем мечтал. Возвращайся на поляну, Джимми, и расскажи Танкертону, что Харпер окончательно спятил и пытался прикончить меня. Я подожду тебя здесь.

Джимми обвел испуганным взглядом темную стену деревьев, смыкавшуюся вокруг них, и со свистом втянул воздух.

— Один? — переспросил он. — Вы останетесь тут один?!

— Да, — коротко ответил Данмор, — один. Да, кстати, Джим. Эти пять сотен твои, если не возражаешь…

Личико Джимми просветлело, но через мгновение губы скривились от омерзения. Рука его разжалась, и банкноты разлетелись по земле.

— Грязные это деньги, — буркнул он. — Лошадь можно купить, и седло, и сапоги со шпорами, и нож… и все такое. Но, будь я проклят, если продамся за деньги!

Он еще мгновение поколебался, глядя на валявшиеся под ногами хрустящие банкноты. Потом, вздернув плечи, решительно зашагал к лесу, всем своим видом показывая, что не намерен поддаваться искушению.

Данмор слышал, как далеко под его ногой хрустнула ветка. Потом встал и принялся расхаживать взад — вперед, как часовой.


Глава 34. Странное предложение | Король поднебесья | Глава 36. Доктор пытается вмешаться