home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30. Поговорим о талисманах

Уверенность, что он не сможет ей отказать, звучала в ее голосе. Но в глазах застыло удивление. Слова замерли у нее на губах. Она разглядывала Данмора так, будто перед ней было чудовище, а не человек.

— Впрочем, вы можете, конечно, получить их назад, — вежливо промолвил Данмор. — Я не такой человек, чтобы ссориться из-за подобных мелочей. Но дело в том, что кроме всего прочего я страшно суеверен. А это кольцо… как бы вам сказать, оно вроде как талисман…

Он с забавной серьезностью разглядывал блестевшее на ладони кольцо. По лицу Беатрис можно было подумать, что она вот-вот кинется на него.

— Вы просто решили подшутить надо мной, Каррик Данмор, — крикнула она. — Но это не шутка! Кольцо — подарок очень близкого для меня человека. Я никогда не решусь посмотреть ему в глаза, если оно не будет у меня на пальце!

— Этот ваш друг… он отсюда… с Запада?

— Да. Ну и что с того?

— Хорошо, я объясню вам, — сказал Данмор еще более мягко, чем прежде. — Каждый местный житель верит, что талисман приносит удачу. Так что этот ваш друг, уверен, не станет возражать, если кольцо будет принадлежать кому-то другому, кому оно принесет счастье. Могу, кстати, рассказать вам историю об одном парне, так тот всюду таскал за с собой старое шерстяное одеяло, потому что вбил себе в голову, что оно, дескать, приносит ему удачу и…

— Что мне за дело до этого?! — взвизгнула Беатрис. — Ах, Каррик Данмор, — пропела она совершенно другим голосом. Сейчас он казался мягким, как шелк. — Вы ведь просто шутите… играете со мной, верно? На самом деле вы вовсе не такой жестокий, я же знаю!

Ловко повернув жеребца, она вдруг оказалась в двух шагах от Данмора и ласково тронула его за руку. С полуоткрытыми губы и умоляющим взглядом прекрасных глаз, Беатрис была похожа на маленькую девочку.

— Ладно, ладно, — проворчал Данмор. — Теперь мне понятно, как обстоят дела! Скорее всего, этот ваш друг — просто ворчливая старая леди с дурным нравом. Какая-нибудь престарелая тетушка, которая станет читать вам нотации только потому, что не увидит на вашей руке кольца, верно?

— Еще хуже! — простонала она, чувствуя, что он немного смягчился.

— Да не переживайте вы так, ей Богу! Скажете, что оставили кольцо в лагере и, даю вам слово, никто никогда не увидит его на мне! Мне это ни к чему. К тому же мне совсем не хочется еще больше бередить вашу рану, Беатрис.

— Это я знаю, — печально кивнула она. — Такой человек, как вы, Каррик… нельзя быть героем наполовину!

— Ну что ж, спасибо, — улыбнулся он.

— Вначале я решила, что вы рассердились, потому… ну, что я хлестнула бедную Прошу Прощения. Мне очень жаль, Каррик, честное слово. Ей Богу, после этого я бы не стала считать, что победила, даже если бы пришла первой! Вы ведь мне верите, Каррик, правда?

— Ну что ж, — задумчиво сказал Каррик, — придется поверить. Конечно, после такого трудно было бы считать себя победителем.

— Стало быть, вы больше не держите на меня зла, Каррик?

— Я? Ничуть!

— Тогда послушайте меня, умоляю вас! Вы не можете поступить так со мной! Вы… мы найдем человека, который хорошо разбирается в драгоценных камнях. Он оценит кольцо, мы удвоим… я… я заплачу вам все до последнего пенни, клянусь, но, Бога ради, верните мне кольцо!

— Господи, как вы взволновались-то! — мягко проворчал Данмор. — Сколько шуму, а из-за чего? Так, пустяк, и говорить-то не о чем. Да отдам я вам его, отдам, только не кричите на всю округу! Впрочем, нет. Будь я проклят, уж очень хочется посмотреть, как вы выкарабкаетесь их этого положения, милочка. Собственно, это единственная причина, почему я все-таки сохраню его у себя. Просто ради вашей же пользы!

Она в отчаянии стиснула руки. Ее блуждающий взгляд говорил, что Беатрис пытается что-то придумать.

Наконец она снова вскинула глаза на Данмора.

— Вы серьезно? — спросила она. — Неужто вы думаете, что я шучу? Говорю вам, если вы вернетесь в лагерь с этим кольцом на пальце, если вы покажете его хоть одной живой душе, все это кончится убийством!

— Да неужто? — ухмыльнулся она.

— О Бога ради, постарайтесь поверить! — воскликнула она. — Раз уж решили оставить его себе, так хоть по крайней мере держите его в жилетном кармане! Ни один человек не должен знать, что оно у вас! Поклянитесь, что вы это сделаете!

— И тогда вы успокоитесь? — спросил Данмор.

— Да, да, конечно! Так вы обещаете?

— Это мне напоминает, — задумчиво протянул Данмор, — тот случай, когда один парень вбил себе в голову, что удачу ему приносит старое шерстяное одеяло. А звали его Джим Ллойд. Держу пари, вы о нем слышали?

— Нет… никогда… да пропади он пропадом! Простите, я не хотела быть невежливой… только… вы обещаете?

— Тогда я вам о нем расскажу, и вы сами увидите сходство. Так вот, этот парень, Ллойд, ему приходилось туго. За ним гнались по пятам, а все потому, что парень прикарманил пару сотен коров, а потом и лошадь. Он пересек пустыню, а ведь она тянется на тысячу с лишним миль, и все это время он мчался, как заяц, которого собаки хватают за пятки. И все это время, поверишь ли, на нем было это проклятое одеяло! Была зима, и оно чертовски хорошо защищало его от ветра. И в конце концов он уверился, что его удача зависит от этого куска шерстяной тряпки. Больше уж он с ним не расставался, ни днем, ни ночью и, хотите верьте, хотите нет, а только с тех пор ни одна пуля него даже не поцарапала! Словно заговоренный, ей Богу! Да, так вот, Ллойд шел и шел себе на юг и скоро оказался в таких местах, где ночью дует теплый ветер, а звезды светят особенно ярко. Так что одеяло ему стало вроде как и не нужно, ну, он и стал класть его под голову вместо подушки. Нет, вы только послушайте, что было дальше!

Беатрис с досадой закусила губу, но все же заставила себя улыбнуться и кивнуть.

— Как-то ночью он услышал чей-то голос: — «Вставай, Джим Ллойд, твое время пришло!» — Он вскочил на ноги и выстрелил, но промахнулся, а ему самому пуля попала в самое сердце. А все потому, что сам снял с себя свой талисман! Вот счастье и изменило ему!

— Чудесная история! — промямлила она. — Не знаю, где вы ее услышали, но…

— Какого черта! Да ведь я сам тащился за ним всю эту тысячу миль из-за того, что ублюдок увел мою старую конягу. И коняга-то была так себе, а вот поди ж ты! Он прожил еще секунды три после того, как моя пуля прикончила его, и все сокрушался, что своими руками отвел от себя удачу!

— Каррик, — перебила его Беатрис, — ваша история и впрямь замечательная. Но я не вижу никакой связи…

— Не видите? — удивился он. — Ну смотрите — вот это самое кольцо, из-за которого весь сыр-бор. Я вижу его, рубин сверкает так, что слепит мне глаза, и я понимаю, что камень принесет мне удачу. Да, клянусь честью, если бы не это, стал бы я так рисковать из-за какой-то безделушки? Стал бы я гоняться за таким конем, как Ганфайр?! Да еще с такой наездницей?! Ну вот, а теперь представьте, что я, заполучив этот драгоценный талисман, попросту суну его в карман, и что дальше? Нет уж, раз кольцу положено быть на пальце, в кармане ему делать нечего! А то будет, как с этим самым одеялом. И удача отвернется от меня, как отвернулась от Ллойда. Вы же ведь не хоте, чтобы так случилось, правда, Беатрис?

Глаза ее сверкнули, словно говоря — будь моя воля, испепелила бы тебя на месте! Но она опять овладела собой.

— Мне бы не хотелось думать, что вы попросту стараетесь подшутить надо мной! — сказала она. — Так ведь, Каррик? Ведь вы не сможете мне отказать… видите? Умоляю — отдайте его! Я не обманываю, поверьте мне. Клянусь всем, что для меня свято — если вы вздумаете носить это кольцо, прольется кровь!

— Забавно, что вы так переживаете из-за подобной чепухи, — пробормотал он.

— Я вовсе не переживаю! — вскинулась она. — Я… я…

Вдруг ей стало до такой степени жалко себя, что она не выдержала и разрыдалась.

— Тихо, тихо, — пробормотал Данмор. — Бедная девочка, я все понимаю. Вы так долго гордились этим колечком, да? Ну, а теперь взгляните — видите мой хлыст? Когда-то я привез его из Мексико-сити…

— Да? — пролепетала она, тщетно стараясь успокоиться и сделать вид, что ей интересно, о чем болтает этот любитель пари.

— Получил его в подарок от одного очень богатого и важного джентльмена за то, что объездил ему лошадь, и все такое. И могу сказать, что если бы не его немного старомодная манера обращаться с винтовкой, то цены бы ему не было! Да, так вот об этом хлысте. Видите, какой прекрасный сапфир вделан в его рукоятку? Нравится? То-то же! Так вот, хотите взять его в обмен на колечко? Только помните, если вдруг вам придет охота снова хлестнуть лошадь, вы рассечете мясо до кости, тем более, если ударите ее по морде во время очередных скачек!

И вдруг до нее дошло. Беатрис дернула повод и так резко осадила жеребца, что тот встал на дыбы, с испуганным ржанием забив копытами в воздухе.

— Вы… вы презренный… негодяй! — крикнула она.

И, круто повернув коня, поскакала обратно в лагерь.

Случилось так, что первый, кого она увидела, был Джимми Ларрен, лицо которого все еще расплывалось в улыбке. Пришпорив Ганфайра, Беатрис ринулась к нему, словно собираясь затоптать его конем. Джимми испуганно прижался к дереву.

— Ах ты маленький пройдоха! — завопила она. — Так или иначе, но все это твоих рук дело! Убирайся отсюда, да поживей! И если вздумаешь хоть раз еще сунуть сюда нос, я тебя по стенке размажу! Слышишь?!

И с этими словами она погнала жеребца дальше, с остервенением хлеща его по бокам хлыстом с такой силой, что он, заржав от нестерпимой боли, взвился в воздух, стараясь сбросить ее на землю.

А Джимми осторожно высунув голову, в задумчивости поскреб подбородок. Подошедший сзади мустанг дружески толкнул его в плечо, но мальчик даже не заметил. Он провожал Беатрис глазами, пока она не превратилась в крошечную, едва заметную точку на дороге.

— Вот это повезло, так повезло, нечего сказать! — буркнул он Данмору. — Потерял друга, который и привел меня сюда, и что теперь? Возвращаться обратно в лавку кузена Билла? Вот уж нет! У меня до сих пор кости ноют, как вспомню его колотушки!

— Так зачем к нему возвращаться?

— А куда ж еще? Билл по крайней мере будет рад, что я вернулся. Держу пари, он просто заплачет от счастья, если я заскребусь в дверь и попрошу впустить меня! Фу, заранее чувствую, как он сцапает меня своими лапищами! Бедняга Билл, должно быть, он здорово разжирел, пока меня не было! Колотить-то было некого!

Данмор кивнул.

— Так оставайся здесь, — сказал он.

Мальчик задумчиво и печально посмотрел на него.

— Нет, — тихо сказал он. — Тогда вам вообще не станет житья! Сами знаете, сколько пакостей она может придумать из-за одного кольца! А тут еще я!

— Ты останешься со мной, — спокойно сказал Данмор. — Слышишь, Джимми? Иначе я просто не знаю, как без тебя обойтись!

С этими словами он опустил руку на худенькое плечо мальчика. Джимми поднял на него глаза. Взгляды их встретились, и Данмор увидел, как лицо мальчика просветлело.

— Да будет так! — прошептал он. — Во веки веков, аминь!


Глава 29. Состязание | Король поднебесья | Глава 31. Непосильная ноша