home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

В тот момент, когда рука Дейла отпустила луку седла, лассо отлетело в сторону, и Рейнджер ухитрился кое-как приостановить свое скольжение в густой пыли. Поднимаясь, он с трудом разглядел полуослепшими глазами, что мустанг Винни на бешеной скорости уносится вверх по улице, а вся компания Дейла застыла в невероятном изумлении.

У них была причина для этого, так как прямо под их ногами на земле переплелись два тела. Однако, поднявшись, Рейнджер увидел, что шутник Винни лежит вытянувшись на спине, с руками, разбросанными в стороны, лицо его перепачкано кровью из пореза, полученного при падении, а тело безвольно обмякло, напоминая тряпичную куклу. А над ним возвышается прямой как струна Оливер, белый от пыли, но улыбающийся. В правой руке Кроссон держал револьвер. И хотя юноша не целился ни в кого из членов банды Дейла, было видно — он готов мгновенно взять на мушку любого из них. А они даже не прикасались к оружию!

Рейнджеру это показалось забавным. Он поспешил вытащить свой кольт 45-го калибра и встать рядом с молодым Кроссоном, чтобы встретить новую опасность.

Но она миновала. Остались лишь пыль, клубящаяся в воздухе, да обмякшее тело Винни. Стало ясно — дальнейших действий не последует. Рейнджер понял это, едва взглянув на хмурые, растерянные лица спутников Дейла, и не слишком удивился.

Всадники считали, что два человека находятся в их власти. Но в следующее мгновение, когда их предводитель оказался беспомощно лежащим на земле, растерялись.

Между тем зрители подняли дикий рев! Они кричали и улюлюкали! Они призывали банду Дейла броситься в атаку и спасти поверженного лидера. И все эти старатели, погонщики, лесорубы, карточные игроки кричали и хохотали так, что слезы градом катились по их щекам.

Молодой Кроссон последним догадался, что опасность миновала. Оливер крикнул Левше, не отводя взгляда от стоящей перед ним лошади и ее всадника:

— Они собираются отступать, Рейнджер? Вы думаете, они откажутся от своей затеи после того, как завали так далеко?

— Они не знали длины твоих когтей, — отозвался траппер. — Вот и все. Просто не понимали, но уже никогда не попробуют снова!

— Ладно, — вздохнул Кроссон. — По-моему, это наилучший выход!

На самом деле он испытывал разочарование, потому что надеялся на схватку со всеми бандитами сразу. Юноша наклонился вперед и схватил одной рукой Дейла за волосы. Оливер заставил Винни встать на колени и приказал:

— Поднимайся!

В орущей толпе не было другого голоса, подобного голосу Кроссона. Так в сумятице звуков тренированное ухо различает щелчок вставшего на место ружейного затвора. Его услышали все.

— Вставай! — снова приказал Оливер.

Вытянув руки перед собой, моргая, хватая ртом воздух, почти оглушенный, пошатываясь, Винни поднялся.

Он оказался выше Кроссона. Но поскольку молодой человек продолжал тянуть его за волосы, голова Дейла чуть наклонилась вперед. Он напоминал бесформенный тюфяк, стоящий только потому, что его держали.

— Возьмите его лошадь и приведите ее сюда, — обратился Оливер к всадникам.

Один из людей Дейла привел лошадь, с которой упал их предводитель. Рейнджер, уже догадываясь, что собирается проделать юноша, взял ее за уздечку. Всадники Винни немного отступили. Они видели, как их хозяин вылетел из седла словно пушечное ядро, а проделал это всего один человек. Теперь они опасались приближаться к этому странному юноше, умеющему прыгать как дикая кошка и ударять как медведь.

Когда Левша подвел лошадь ближе к Кроссону, случилось нечто удивительное. Вряд ли кому-то из стоящих в толпе доводилось раньше видеть подобное. Даже Рейнджер, немало знавший о невероятных физических способностях Оливера, был поражен. Потому что парень нагнулся, подхватил двести фунтов костей и железных мускулов и бросил огромный груз в седло!

В толпе раздался дружный вздох восхищения.

Огромный Винни Дейл грузно рухнул на шею лошади, та отступила назад и недовольно взметнула в воздух передние копыта.

— А теперь слушай меня, — произнес Оливер. — Если я когда-нибудь встречу тебя или кого-нибудь из твоей компании, то буду гнать как оленя. Буду преследовать тебя до тех пор, пока не найду и не вытащу из любой норы! А теперь прочь с моих глаз, и побыстрее!

На луке седла Дейла висела плеть. Оливер схватил ее и, размахнувшись посильнее, ударил по крупу лошади.

Мустанг рванулся вперед. Он бежал будто перепуганная кошка, прокладывая путь в скользкой пыли, затем понесся во весь дух. Винни, съезжающий то в одну, то в другую сторону, с болтающейся головой, ничего не соображающий, напоминал пьяницу, утратившего над собой контроль. Только удача и привычка ездить верхом помогли ему удержаться в седле. Он стал именно таким посмешищем, в какое хотел превратить незнакомца.

Из толпы горожан послышались крики радости. За двумя всадниками, бросившимися вслед хозяину, чтобы схватить его лошадь, прежде чем Винни свалится на землю, вскоре помчались и остальные. Возможно, они всего лишь собирались догнать Дейла, но со стороны это выглядело как совершенно унизительное бегство. Улюлюканье толпы стало громоподобным.

Не обращая внимания на эти крики, Кроссон повернулся к Рейнджеру и взял его за руку. Оливер подошел очень близко, их лица разделяло не больше дюйма; юноша смотрел Левше прямо в глаза.

— Рейнджер, вы заступились за меня в трудную минуту. Если я когда-нибудь предам вас, если перестану считать вас моим лучшим другом, то пусть я сгнию как никчемный сорняк. Рейнджер, я никогда не забуду вашего поступка!

Он не забудет! Левша никогда раньше не слышал, чтобы человек говорил так торжественно.

Толпа окружила Кроссона и Рейнджера. Многие из них в свое время пострадали от шуток Винни Дейла. Многие не раз и не два вынуждены были смеяться, когда он издевался над другими, потому что не осмеливались противиться известному бандиту и хулигану. Теперь жители города могли смеяться и веселиться от всей души, испытывая благодарность к победителю.

Оливер слушал их спокойно, лишь слегка нахмурясь. Он отряхивал пыль с волос и одежды и, пока окружающие выражали ему свое восхищение, лишь задумчиво поглядывал на них.

Левша слегка забавлялся, глядя, как постепенно спадает энтузиазм толпы. Одна или две руки протянулись, чтобы похлопать по плечу странного юношу, но каждый раз быстрый поворот его головы и один короткий взгляд заставляли желающего удержаться от проявления подобных грубоватых знаков внимания.

— Пойдемте. Давайте уйдем отсюда, — обратился Оливер к Рейнджеру.

Молодой человек свистнул, и его белая лошадь рысью подскакала к нему, высоко подняв голову, весело и легко переступая на месте. Не имело значения, сколько ей пришлось проехать, ее хозяин так заботился о ней, что она, казалось, всегда была в хорошем настроении. Но Рейнджер мог это понять. Траппер видел, как Кроссон спрыгивал с седла и бежал на своих двоих по крутому склону долины. И теперь, глядя, как лошадь подходит к своему хозяину, как Кроссон встречает ее просветленным, полным доверия взглядом, он не мог удержаться от невольной улыбки.

Оливер повернулся и пошел через толпу. И люди не последовали за ним!

Жители Шеннона расступились перед юношей, как вода расходится позади утиного хвоста. А когда Кроссон и Рейнджер выбрались из круга, перед ними оказалась Нэнси Лайонз.

Девушка поспешно подошла.

— То, что вы сделали, Левша, очень здорово, глупо, бесполезно и храбро. Просто грандиозно! Я хочу пожать вам руку. Бьюсь об заклад, что вы тряслись как осиновый лист, когда пошли туда.

— Именно так, — ответил Рейнджер. — И в качестве награды я тут же оказался в пыли; но все хорошо, что хорошо кончается, теперь все позади. Нэнси, вы знакомы с Оливером Кроссоном? Вы видели его прежде?

Девушка сделала шаг назад. Она казалась спокойной, холодной и враждебной как камень. Рейнджера даже озадачило отсутствие в ее лице малейших следов волнения.

— Да, я уже видела его, — произнесла она. — Видела его в свете луны, на большом расстоянии. Но никогда не видела его так близко, как сейчас!

— Вы меня видели? — удивился Кроссон. — А я вас не помню. Хотя должен был бы… Думаю, я запомнил бы вас, если бы увидел вас даже вон у тех сосен на краю горного хребта. Запомнил, даже если бы вы поговорили со мной в темноте. Нет, никогда не встречал вас раньше!

— Подожди, Оливер, — прервал Рейнджер. — Ты уже ее видел. Да-да, видел…

— Вы ошибаетесь! — настаивал молодой человек.

Оливер осторожно, как-то украдкой приблизился к девушке, не отрывая взгляда от ее лица. Затем встал будто завороженный, с чуть приоткрытыми губами. Казалось, смущение и радость оглушили его.

Рейнджер предупреждал Нэнси, что нечто подобное может случиться: Но ему и в голову не приходило, что это произойдет с Оливером Кроссоном! Кто мог предвидеть такое совпадение?

— Вы ошибаетесь, — упорствовал Оливер. — Если бы я когда-нибудь увидел ее, не думаю, что смог бы уехать… — Он немного помолчал и вдруг выпалил: — Почему вы смеетесь надо мной, Нэнси? Почему смотрите так, будто презираете меня? Из-за моей одежды? Я надену новую. Из-за того, что мои волосы длинные, как у женщины? Я обрежу их. Я буду носить фабричные сапоги, шпоры и колокольчики. Я сделаю все, что вы скажете. Вы из-за этого смеетесь надо мной, Нэнси?

Девушка несколько секунд в смятении смотрела на Рейнджера. Траппер, чуть напуганный и совершенно изумленный, начал улыбаться, покусывая губы, чтобы не засмеяться.

— Левша, — проговорила Нэнси, — вам следует рассказать ему, кто я! — Она отвернулась и быстро направилась по улице в сторону гостиницы.


Глава 31 | Золотая молния | Глава 33