home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Едва Менневаль успел сесть, как Лайонз встал и приблизился к большому столу, остановился перед Рейнджером и, кивая Менневалю, спросил:

— Не хотели бы джентльмены закончить завтрак за моим столом?

Менневаль мгновенно вскочил:

— Пойдемте, Левша. Возьмите ваши тарелки. Я перенесу ваш кофе. Очень рад посидеть с вами, Лайонз.

Когда они шли через комнату, Рейнджер ощутил за спиной всплеск немого любопытства. Не прозвучало ни единого слова, хотя все повернулись, чтобы их рассмотреть. О чем думали мужчины Шеннона? О том, что теперь наверняка что-то случится? Достаточно было прибытия Лайонза, чтобы в повидавшем виды городе поползли слухи. Появление с ним девушки разожгло еще большее любопытство. Вдобавок в Шенноне оказался Менневаль. Местные жители не знали, кто он такой, но этого человека окружала аура значительности. В десятитысячной толпе любой ребенок мог бы отыскать Менневаля.

Мужчины подошли к столу.

— Нэнси, — сказал Лайонз, — вот тот человек, о котором я тебе говорил. Это Менневаль. Его друга ты уже видела.

Нэнси встала, пожала руку Менневалю, затем Рейнджеру. Левша отметил, что девушка утомлена, хотя на ее лице отсутствовали признаки усталости. Цвет его оставался свежим, глаза такими же ясными, как вечернее небо. А вот Лайонз действительно выглядел измученным. Под глазами пролегли тени, в самих глазах металось беспокойство.

Мужчины сели за стол.

Лайонз оперся о край стола костяшками пальцев и прямо посмотрел на Менневаля.

— Десять лет, Менневаль! — сказал он.

— Десять, — подтвердил Менневаль. — Я удивлен, что ты узнал меня после…

— После того маленького дельца в Уэллс-Фарго, да? Ты можешь прямо говорить при Нэнси. Я все ей рассказал. Она проделала весь этот длинный путь сюда, чтобы спасти мою душу. — Лайонз криво ухмыльнулся: — А твой друг Рейнджер знает о тебе все это?

— Рейнджер знает намного больше, — спокойно ответил Менневаль. — Он знает все, что обо мне говорят на Аляске. А говорят там немало. Когда вечер продолжается целых шесть месяцев, нужна тема для разговора. — Менневаль усмехнулся, однако, как и у Лайонза, его веселье было ненастоящим и ограничивалось изгибом губ.

— Ладно, — произнес Лайонз, — предположим, что я завязал с этим бизнесом.

— Допустим. Хотя и для меня это не деловая поездка.

Лайонз несколько секунд пристально смотрел на Менневаля.

— Мы будем откровенны друг с другом? — спросил наконец.

— Обещаю.

— Я видел Рейнджера с Кроссонами. Ты знаешь семейку Кроссонов?

— Да.

— Я не вполне уверен, что знаешь. Там что-то странное, Менневаль. Но когда я увидел вас вдвоем, то не мог не связать тебя с этим. — Лайонз внимательно посмотрел на Менневаля, который снова улыбнулся ему уголками губ, и осведомился: — Что ты знаешь о Кроссонах?

— Кроссон был старым школьным учителем. Я познакомился с ним много лет назад. Парень, похоже, испечен из другого теста. Мне почти ничего не известно о нем.

Такой ответ заставил Честера слегка поморщиться.

— Менневаль, я скажу тебе одну странную вещь. Вчера вечером возле меня было четверо хороших парней. Таких, которых одобрил бы даже ты. На нас охотились на равнине мальчик и волчья стая. Мальчик этот — Кроссон. А волки — его стая. Он отрезал моих людей одного за другим. Когда я пытался добраться до него, он таял в кустарнике или исчезал среди скал. Наконец, у меня больше не оставалось шансов. Со мной была Нэнси. Ее надо было отвезти в безопасное место. Вот я и приехал с ней сюда. Теперь я хочу разузнать о молодом Кроссоне. Если он сумасшедший, я не стану с ним связываться и поеду дальше. Если же он в здравом уме, я заставлю его заплатить за трех убитых им моих людей.

Эта короткая история не вызвала ни малейшего изменения в лице Менневаля.

— Кроссон не убивал твоих людей, — спокойно произнес гроза Аляски. — Он просто отрезал их от тебя. А то, что он с ними сделал… Да, не думаю, что они когда-нибудь снова поедут вместе с тобой… Во всяком случае, если узнают, что парень идет по твоему следу.

— Хочешь сказать, что он никого из них не убил? — уточнил Лайонз. — Откуда тебе известно?

— Потому что я видел последнего из четверых.

— Ты видел Эдди Хейра?

— Возможно, его зовут так. Когда мальчик оставил его, твой человек был полностью лишен присутствия духа. Вот и все, что я знаю. Но ни зуб, ни пуля, ни нож не коснулись его.

Лайонз зажмурился:

— Это невозможно!

— Честер, — проговорила девушка, — тебе не кажется, что ты уже достаточно сказал об этом?

— Она боится, что я слабею, — громко заметил Лайонз. — Возможно. Но меня никогда раньше так не преследовали. Вчера вечером на меня охотились как на крысу. Менневаль, расскажи мне кое-что еще…

Принесли еду, но никто к ней не прикоснулся. Менневаль опустил глаза в тарелку.

— Рейнджер, — обратился он к своему спутнику. — Заканчивайте ваш завтрак. И пойдите с Нэнси прогуляться. Мне нужно поговорить с Лайонзом с глазу на глаз.

Больше никто не произнес ни слова, все принялись за еду. Менневаль и Лайонз, оба, так погрузились в свои мысли, что ели будто во сне. Что так заботило каждого? Бросая на них косые взгляды, Левша пытался догадаться. С Лайонзом понятно — он только что прошел через суровое испытание. Но отчего кажется потрясенным до глубины души Менневаль? Он то и дело стискивал зубы, хмурил лоб, вроде бы даже побледнел. Невероятно! И это происходит с человеком, про которого говорили, что он сделан из железа, с человеком, прославившимся на всю Аляску от Доусона до моря своими крепкими нервами?! Сейчас он сидел встревоженный, как ребенок перед первым в его жизни экзаменом в школе.

Рейнджер поторопился покончить с завтраком, но как он ни спешил, девушка поела быстрее.

— Возвращайтесь через час, — распорядился Менневаль.

Левша и девушка покинули комнату.

Они вышли в прекрасный весенний день. Солнечный свет ослепил траппера, теплые лучи расслабили напряженные мускулы, упорядочили мысли. Нэнси тут же сняла мягкую фетровую шляпу и принялась ею обмахиваться. Ее золотые волосы рассыпались и засияли на солнце.

Рейнджер предпочел бы видеть шляпу на голове девушки и в следующий момент без обиняков сообщил ей об этом.

— Не стоит волноваться о таких мелочах, мистер Рейнджер, — ответила девушка. — Не беспокойтесь, я не подхвачу простуду!

— Речь не о вас, кто-нибудь другой схлопочет жуткую лихорадку.

— Что вы имеете в виду?

Левша вопросительно посмотрел на девушку, затем глянул на длинную кривую улицу. Она повторяла змеиный изгиб ручья.

— Видите ли, сейчас в Шенноне все проснулись, встали, выходят на улицу. Вот на эту улицу, по которой вы идете. Имейте в виду, здесь не наберется и трех особ женского пола. Этот город сделан мужчинами, поэтому он такой пыльный и обшарпанный. Видите? А вы идете по улице, и… и…

Он опять посмотрел на девушку и обнаружил, что она изучает его со слабой, невеселой улыбкой. Ее глаза были чистыми как небо, а сама она своей простотой и прямотой напоминала мальчика-подростка.

— И что же? — спросила девушка, явно не понимая, к чему клонит ее спутник.

— Нэнси… — снова начал Левша, — я хотел сказать, мадам…

— Называйте меня Нэнси. Продолжайте, Левша.

Траппер поблагодарил ее улыбкой. И вдруг совершенно успокоился.

— Нэнси, ваши волосы будут достаточно золотыми, а глаза достаточно голубыми и под полями шляпы. Вы так не считаете?

Девушка ничего не ответила, но сразу же надела шляпу. Затем сделала жест, охватывавший танцующий солнечный свет на воде ручья, темный и густой лес за ним, холмы, острые вершины гор, дома на улице.

— Здесь хорошие люди, — сообщила она. — С мужчинами все в порядке. Они заставляют меня чувствовать себя как дома. Не то что… — Нэнси замолчала, не зная, как объяснить.

— Разумеется, с ними все в порядке, — резко прервал ее Левша. — Даже слишком все в порядке!

— Что вы хотите сказать?

— Видите ли, дело в следующем. Предположим, вам навстречу едет молодой парень, который три-четыре года назад распрощался со своими друзьями и с тех пор не держал в руках ничего более дружелюбного, чем черенок лопаты или сорокафутовое лассо. Его выходные дни проходят в стирке рубашки, которую он носил всю неделю, в игре в покер с жадной сворой или в скачке на полуобъезженном мустанге за сорок миль, чтобы найти газету… Так вот, предположим, вы встретите такого парня. Он похож на динамитную пташку с запалом. Вы понимаете меня, Нэнси?

— Не совсем, — хмурясь, ответила девушка.

— Я говорю, что эти молодые парни влюбляются быстрее, чем падают со своих лошадей. А влюбившись, причиняют еще больше беспокойства, чем настоящие бандиты. Они пройдут по следу девушки через пять штатов, усядутся на ее крыльце и станут пугать всех приличных парней в округе. Они будут болтаться вокруг и орать, словно теленок по своей матери, когда их разделяет загородка. У вас есть та самая золотая искра, что скользнет в их мозги легче, чем лунный свет, и заставит их вспыхнуть. Вот почему я прошу вас — носите шляпу на голове.

Нэнси надвинула шляпу поглубже и упрямо пробормотала:

— Не потому, что я верю вашим словам, но…

Рейнджер не расслышал ее последних слов, так как в этот момент позади них на улицу высыпала дикая орава на лошадях и принялась вопить, улюлюкать, свистеть.


Глава 29 | Золотая молния | Глава 31