home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

— Сколько человек было с Четом Лайонзом? — поинтересовался Менневаль.

— Девушка и четверо мужчин.

— Какие? Слабаки или настоящие мужчины?

— Самые крутые, какие только бывают! — поделился своим впечатлением траппер.

В этот момент между кустарником и валунами появилась стая из пяти волков, а за ними, совсем близко, мчался еще один всадник. Левша и Менневаль не могли определить масть лошади, они видели только летящие из-за бешеного галопа и отливающие при лунном свете серебром гриву и хвост.

— Собаки… и… один человек преследуют Чета Лайонза и его людей? — проговорил себе под нос Менневаль. — Это невозможно! Такого не может быть!

Но он явно воспринимал зрелище более спокойно, чем Левша.

— Это невозможно, но это так, — подтвердил он. — Парень — не человек. Как я уже говорил — наполовину дикая кошка, наполовину волк. Есть ли в нем еще что-то, я не могу сказать!

При подъеме по почти отвесному склону всадник спрыгнул на землю. Лошадь, освободившаяся от тяжести, помчалась дальше, а юноша стал карабкаться рядом с ней, легкий как ветер, лишь изредка хватаясь за болтающееся стремя, чтобы помочь себе преодолеть участок, где четвероногое животное двигалось более легко. Даже пешком молодой человек двигался с такой скоростью, что отрыв от последнего всадника из отряда Лайонза продолжал сокращаться. Казалось, преследователь приближается к нему без всяких усилий.

— Превосходно! — воскликнул Менневаль с неожиданным энтузиазмом. — Никогда не видел ничего лучшего! Он слез с лошади во время подъема и бежит с ней рядом, как индеец. Похоже, мог бы пробежать так от одной смены лошадей до другой двадцать четыре часа. Он сделан из резины и часовых пружин. Смотрите!

Приблизившись к хаосу небольших валунов и кустарника, молодой человек запрыгал как кролик, затем, оказавшись на более ровном месте, не останавливая лошадь, прыгнул в седло и поскакал быстрым галопом.

Всадник, отставший от отряда, все еще оставался на открытом месте. Когда преследователь к нему приблизился, он обернулся.

— О Боже! — прошептал Менневаль. — Что же будет?

— Сейчас увидите! — пообещал Рейнджер, тяжело вздохнув. — Это не человек, — процедил он сквозь зубы.

Отставший всадник заставил свою лошадь перейти на шаг. Лунный свет сверкнул на стволе его нацеленной винтовки. И вдруг до Левши и Менневаля отчетливо донесся призыв о помощи.

— Опоздал. Они никогда к нему не вернутся. Даже, наверное, не знают, как сильно он отстал, — предположил Менневаль.

— Это их не волнует, — возразил траппер. — Они увидели дьявола и не хотят ощутить на себе его зубы!

Крик повторился. Будто в ответ на него, из-за камней донесся вой волков. А их хозяин исчез среди валунов.

Волки не бросились на человека поодиночке очертя голову. Вначале они окружили всадника, затем дружно кинулись на него со всех сторон.

Преследуемый, судя по всему, не обезумел от страха, хотя мгновением раньше взывал о помощи. Он выстрелил, и было видно, как один из хищников подпрыгнул, перевернулся и приземлился бесформенной грудой. Его предсмертный крик долетел до стоявших на холме.

— Идемте! — призвал Рейнджер. — Идемте и поможем ему. Они убьют его.

— Он будет мертв, прежде чем мы туда доберемся, — сурово произнес Менневаль.

Он положил руку на плечо траппера. Это было всего лишь прикосновение, но по телу Рейнджера пробежала дрожь. Менневаль сказал правду. У них не оставалось времени, чтобы вмешаться. При дневном свете они, вероятно, смогли бы открыть огонь по зверям, но сейчас с равной вероятностью могли поразить как хищников, так и их жертву.

В следующее мгновение волки принялись за дело.

Лошадь поднялась на задние ноги, затем опустилась, покалеченная их зубами, а когда она поставила на землю передние копыта, еще один беспощадный хищник оказался у ее горла.

— Они разорвут его на куски у нас на глазах… Разорвут и всех остальных! — застонал Рейнджер, чувствуя, что его тошнит.

Со стороны долины раздался пронзительный свист. И тут мужчины увидели Оливера Кроссона. Было уже слишком темно, Левша не разглядел лица, но он безошибочно узнал юношу по осанке и походке. Молодой человек шел пешком, а его лошадь преданно следовала за ним. В руке у парня сверкнул револьвер, словно из пальцев вырвались языки пламени.

Свист Оливера рассеял волков в тот самый момент, когда лошадь упала, а всадник скатился на землю почти к зубам зверей. Они отпрыгнули от человека, словно он стал вдвойне опаснее после падения.

Юноша бежал прямо к нему.

— Он не сделает этого, — прошептал Рейнджер, но тут же усомнился в своих словах, увидев, что молодой Кроссон наклоняется над распростертым телом.

В следующее мгновение Оливер выпрямился, отошел от своей жертвы, прыгнул в седло, а четверо волков легко помчались вперед. Еще через несколько секунд все они исчезли среди деревьев.

— Уехал! — сообщил Менневаль. — Хладнокровно прикончил этого бедолагу и уехал. Неужели это уже второй убитый из-за одного мертвого волка?

— Для него он не волк, — возразил Левша, инстинктивно защищая юношу, хотя сам дрожал с головы до пят. — Совсем не волк. Он значит для него столько же, сколько мог бы значить для вас ваш лучший друг, даже больше… — И прикусил язык. А были ли у этого человека когда-нибудь друзья? По слухам, да и судя по характеру Менневаля, вряд ли.

А Менневаль уже торопился вниз по склону. Это был правильный поступок. Возможно, еще не поздно оказать хоть какую-то помощь упавшему человеку.

Мужчины спустились с холма и побежали по долине, петляя среди камней. Рейнджер испытал огромное облегчение, когда увидел, что упавший всадник, пошатываясь, встает. Они мгновенно оказались около него. Всадник страшно дрожал, его глаза были так широко открыты, а зрачки настолько расширены, что он производил впечатление безумца. Мужчина в изумлении смотрел на свою мертвую лошадь.

— Глотни-ка, — предложил ему Менневаль, протягивая металлическую фляжку.

Но рука мужчины слишком тряслась; Менневалю пришлось самому держать флягу, пока тот жадно глотал виски. В это время Рейнджер рассмотрел его получше. Разумеется, перед ним и стоял один из тех, кто приезжал вместе с Лайонзом на ранчо Кроссонов, хотя сейчас он был малоузнаваем, особенно его лицо, искаженное страхом.

Однако, хлебнув виски, мужчина довольно быстро пришел в себя. Менневаль заставил его сесть на камень, снова дал выпить, даже скрутил цигарку и сунул ее ему в рот. Заботы Менневаля напомнили Левше суету врача вокруг пациента, который не вызывает у него особого интереса, но которому он обещал оказать профессиональную помощь.

— Что произошло? — спросил наконец Менневаль мужчину.

Тот откинул голову и уставился на него:

— Что произошло? Я покончил… О Господи, я… — В его голосе звучали истерические нотки.

— Успокойтесь, — приказал Менневаль. — Теперь все позади. Успокойтесь и соберитесь с мыслями. Вы среди друзей. С вами ничего не может случиться.

— Он гнался за мной, — проговорил незнакомец. — Я говорил себе, что это из-за меня он охотится на весь наш отряд. Но он это делал не из-за меня. Видите, сбросил меня на землю и отправился дальше. Я уже думал, что стану ужином для его волков…

— Он гонится за Лайонзом, — пояснил Менневаль. — В этом нет сомнений. Хочет заполучить именно Лайонза, а не вас. Теперь расскажите нам, если сможете, как случилось, что вам впятером пришлось убегать от одного охотника и стаи волков?

Человек Лайонза провел ладонью по лицу. Встряхнул головой, как пес, отряхивающий с шерсти воду.

— Мы поднимались в горы, когда услышали волчий вой, — начал он. — Кое-что мы уже знали о молодом Кроссоне. Были готовы к любым неприятностям. Лайонз смеялся. Обещал, что мы соберем волчьи скальпы и устроим парню головомойку, чтобы его проучить. Но ехать в сумерках и все время слышать позади себя вой хищников оказалось тяжелым испытанием для нервов. Потом они замолчали. Мы не слышали ни звука, Лайонз даже посчитал, что стая повернула назад; хотя остальные так не думали. Въехали в очень узкое ущелье. Курносый Моррис скакал последним, и вдруг я услышал его хриплый крик. Обернулся и увидел, как из-за деревьев на него бросилась тень, скинула его с седла. Мустанг дернулся, помчался вверх по склону ущелья, Моррис с криками побежал за ним. Я разрядил в тень свой шестизарядный револьвер, но она исчезла в кустах.

Ну, мы поехали дальше. Лайонз наконец бросил свои шуточки. Собрал нас вместе и приказал смотреть в оба. Но там, где тропа сильно сужалась, опять непонятно откуда появилась та же тень и полдюжины волков, на сей раз прихватили Банни Статэма, замыкавшего отряд. Лайонз развернул нас, мы бросились в атаку. Но звери и тень исчезли, а Статэм уполз в кустарник. То ли спрятался, то ли умер, я точно не знаю.

После этого мы совсем запсиховали. Взошла луна. Для нас света было маловато, но для Кроссона и его своры вполне достаточно. Лайонз хотел остановиться в одном месте и вступить в драку, но мы с Уалли убедили его побыстрее добраться до Шеннона, где вокруг нас окажутся только люди и никаких оборотней. Лайонзу пришлось согласиться. Наверное, тоже чувствовал себя не лучшим образом. Мы помчались что есть мочи. Но этот крадущийся призрак и его псы сперва добрались до Уалли, а затем и до меня… — Мужчина застонал и закрыл глаза руками.


Глава 26 | Золотая молния | Глава 28