home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Подъехавшие заставили мужчин подняться. На них не было серьезных ран, но один из них казался оглушенным, словно его одурманили наркотиками, а другой продолжал истерически рыдать, как испуганная девочка. Присутствие товарищей не помешало ему всхлипывать и бешено трясти головой, будто случилась трагедия.

Нэн смотрела на обоих скорее с ужасом, чем с состраданием. Она давно поняла, что мужчины готовы скорее умереть, чем оказаться опозоренными.

— Что могло с ними случиться? — обратилась она к кузену. — Ведь у этого парня, которого вы называете Оливером Кроссоном, было не так уж много времени. Что он сделал с ними? Как мог их похитить?

Лайонз оставил человека, бившегося в истерике, повернулся к его онемевшему спутнику.

— Что произошло, Гарри? — потребовал он отчета. — Что с вами случилось, когда вы вошли в дом?

Гарри взглянул на предводителя, но его лицо оставалось пугающе безучастным.

— Я не знаю.

— Что-нибудь да знаешь! С тобой сейчас все в порядке. Ты в безопасности, Гарри. Мы с тобой. Мы все в безопасности.

— Я в безопасности? — пробормотал Гарри, рассеянно глядя по сторонам. — Я был в безопасности раньше. У меня был напарник. Но он… он… — Закрыв глаза, Гарри принялся раскачиваться из стороны в сторону, что-то бормоча себе под нос.

— Забудь об этом! — приказал Лайонз. — Расскажи мне, Гарри. Ты сейчас в безопасности, а мы должны знать!

Глаза Гарри оставались закрытыми.

— Я услышал, как он спрыгнул, — проговорил медленно. — Я повернулся, и он схватил меня за горло и поднял в воздух. Я ударил… Я ударил его. Он удерживал меня так, словно гигант. Держал и душил меня, будто веревочной петлей. Я не мог издать ни звука. А напарник лежал на полу, будто ему сломали шею…

Гарри ощупал свою шею, глаза его наконец открылись и без всякого выражения уставились в пространство.

— Вот оно что, — отрывисто произнес Лайонз. — Одного оглушили мешком с песком или чем-то в этом роде, а Гарри схватили за горло.

— Постой! — перебил Уалли. — Каким образом человек мог душить Гарри и поднимать его в воздух в одно и то же время? Гарри — мужчина не хрупкий, ведь так?

Лайонз вздрогнул.

— Мы обещали убраться сегодня из этих лесов. Я собираюсь приехать сюда еще раз, и тогда…

— Чет! — вскрикнула девушка.

— Ну? — резко спросил кузен, раздраженный тем, что ему помешали излить свою ярость.

— Не говори больше ничего! — взмолилась Нэн. — Не делай необдуманных заявлений! В этом есть что-то пугающее. Мне и так полгода будут сниться кошмары.

Как бы то ни было, Лайонз не относился к людям, склонным извергать пустые угрозы. Поэтому он отреагировал так:

— Мы уедем отсюда. А что сделаем потом, будет видно, когда придет время!

Они посадили обоих раненых мужчин в седла и довольно медленно преодолели расстояние до конца леса. Но едва всадники оказались на открытом пространстве, ярко освещенном солнечными лучами, у каждого вырвался вздох облегчения. Раньше никто из них никогда так не стремился покинуть какое-нибудь место.

Отъехав немного, всадники обернулись, чтобы взглянуть на огромные мрачные деревья, оставшиеся позади. И тут Уалли вскрикнул:

— Вон один из дьяволов!

В тот же миг он выхватил револьвер. Но до тех пор, пока не выстрелил, остальные не увидели его цели. Затем волчий вой помог им заметить зверя, прыгнувшего в густые заросли.

— Уалли! — со странным волнением воскликнула Нэн. — Я думаю, ты совершил не самый мудрый поступок в своей жизни.

— По-твоему, мне следовало позволить убийце на четырех лапах гулять на свободе? — поинтересовался бандит. — Начиная с сегодняшнего дня всякий раз, как увижу одного из них, буду стрелять.

— Может, ты не слишком сильно ранил его? — с надеждой проговорила Нэн.

— Возможно, — ответил Уалли. — Но, не хвалясь, надеюсь, что это не так. Могу поклясться, что попал ему под правую лопатку. Он сдохнет прежде, чем убежит на несколько сот футов.

— Но тогда… Мы заплатим за это!

— Что с тобой происходит, Нэн? — вмешался ее кузен. — Можно подумать, что ты боишься здешних призраков! Что с тобой сегодня?

— Что творится со всеми нами? — вопросом на вопрос ответила девушка. — Посмотрите сами. Чет Лайонз и четверо его лучших людей приехали сегодня в этот лес, окружили одного из Кроссонов и в придачу к нему безобидного старого траппера. Чет хотел все разузнать о Кроссонах. Он думал, что прогонит их из этих мест. И что же произошло? А вот что! Смелому, решительному Чету пришлось сбежать, спасая свою жизнь. Разве это не странно? По-моему, достаточно странно, у меня даже мурашки бегут по спине. На вашем месте, ребята, я бы уехала отсюда и никогда не пыталась вернуться. Не приблизилась бы к молодому Оливеру Кроссону на винтовочный выстрел до конца моих дней!

Однако теперь, оставив позади тени деревьев, под солнечными лучами, припекающими спины, все почувствовали себя значительно лучше. Поэтому в ответ на призыв девушки мужчины лишь пожали плечами.

А незадолго до этого молодой человек, оставив двух пленников на наиболее вероятном пути следования их компаньонов, покидавших лес, шел среди деревьев таким же легким и скользящим шагом, как поступь оленя. Он крутил в руках нечто сверкавшее на солнце и бросающее отсветы на его лицо. Нечто блестело даже в тени и ярко вспыхивало, когда солнечный луч, пробиваясь сквозь густые ветви, падал прямо на него.

Это был новый тяжелый кольт, с дулом из вороненой стали, с удобной, хорошо подогнанной рукояткой.

Револьвер стал его наградой!

Для Оливера немного значило, что он освободил отца и чужака из рук бандитов. Гораздо важнее было то, что он держал в руках запретный плод, вещь, которая была для него под семью замками все дни его жизни.

Юноша прекрасно знал, как нужно разбирать револьвер, как его чистить, как собирать, как он стреляет. Не раз, как хищник, Оливер прокрадывался через холмы, подбирался к лагерю трапперов или охотников и видел, как они заботятся о своих винтовках и кольтах. Множество раз они оказывались в его руках, но он отбрасывал их. Приказа отца оказалось достаточно, чтобы юноша даже не пытался приобрести огнестрельное оружие.

Однако вещь, изгнанная из мыслей, совсем не то, что вещь, о которой забыли. Вето даже на самый плохенький револьвер заставляло Оливера о нем мечтать. Он манил его, словно запертая комната Синей Бороды. В уме молодого человека уже давно царило только оружие и больше ничего.

И вот теперь у него появился кольт! Он умел им пользоваться. Разве не играл часами с ржавой бесполезной железякой, выхватывая ее из одежды, чтобы научиться это делать быстро и точно? Оливер усвоил, что подобное умение очень ценится у стрелков. Разве не проводил тысячи часов, приподнимая и взвешивая найденный им полусгнивший старый кольт, чтобы привыкнуть к нему, как писарь привыкает к перу? Разве не целился десятки тысяч раз, добиваясь самыми разными способами, чтобы прицел его был точен, а рука оставалась твердой как камень?

Многие годы молодой человек грезил о револьвере, как ребенок о волшебной стране. Ходил по лесу с той ржавой, ничего не стоящей, тяжелой игрушкой и, бросая быстрый взгляд на белок, скачущих по ветвям деревьев, представлял, что одна из них упала бы вниз без хвоста, а другая лишилась бы головы, если бы он выстрелил на самом деле.

Та игрушка, та грубая, устаревшая вещь ничего не стоила в сравнении с настоящим кольтом! Он так удобно укладывался в его ладони! После ржавой шероховатости старого пальцы ощущали гладкую, нежную, шелковую поверхность нового. Он не был легким, но Оливеру казался именно таким. Оружие словно слилось с его рукой. А в его барабане ждали своего часа шесть смертей!

И в этом-то и заключалось самое главное его чудо!

Шесть смертей внутри маленького револьвера, и стоит лишь слегка нажать указательным пальцем, как двери для них откроются одна за другой. Разве Оливер теперь не стал королем? Нет, больше, — Богом? Не удивительно, что, двигаясь по лесу, юноша пританцовывал и подпрыгивал. Он отобрал оружие у врагов с помощью одной лишь силы собственных рук и хитрости. Но когда сможет воспользоваться этим приобретением?

Чтобы получить истинное представление о счастье парня, к вышесказанному следует добавить ощущение вины, так как Оливер хорошо понимал, что ему не следовало брать револьвер. Что скажет отец? Гнев сурового старика висел над радостью как огромная грозовая туча, все выше поднимающаяся над горизонтом. Это подавляло, охлаждало охвативший молодого человека энтузиазм, поскольку он знал, что суровое объяснение с отцом неминуемо.

Оливер не пошел к дому, чтобы увидеть, как дела у его отца и оставшегося со стариком чужака траппера. Вместо этого сделал крюк и направился к дальней части леса. По дороге Оливер болтал с белками, прыгавшими над его головой, а те бесстрашно отзывались на знакомый голос, останавливались на ветках и без всякой боязни смотрели на юношу. Они не опасались, но вздрагивали и уворачивались при виде сверкающей стали, когда Оливер целился на них из револьвера.

Нет, молодой человек не смог бы выстрелить в такие беззащитные создания!

Из зарослей выскочила серая волчица и пристроилась рядом с ним. Она тяжело дышала, свесив язык, но бежала легко. В ее злобных глазах появилась кровь. Подойдя ближе, волчица заскулила, заглядывая в лицо юноши.

Оливер хорошо знал этот взгляд. Он не раз видел его раньше. Значит, с верхних холмов пришел заблудившийся теленок или поблизости появился олень.

Волк забежал вперед и заскользил низко над землей, опустив голову. Оливер тоже изменил свой бег, стал двигаться медленнее, но так же легко, как легкий вечерний бриз, пролетающий над кронами деревьев. Добравшись до того места, где хищник сжался за каким-то кустом на краю леса, юноша тоже остановился.

Неподалеку, радуясь тенистой прохладе, отмахиваясь от мух, бил копытами высокий олень — откормленный жирный самец.

Никакие отцовские запреты не могли удержать Оливера. Олень должен стать его добычей!


Глава 19 | Золотая молния | Глава 21