home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

САМЫЙ НАДЕЖНЫЙ КАРАУЛ

Я собрал нескольких храбрецов во главе с Таккером, по прозвищу Кролик, объяснил им, что мне нужно усилить караул вокруг тюрьмы, и выразил надежду, что никто из них в этот вечер не притронется к выпивке, а также что все будут держать язык за зубами. Кролик с радостью взялся мне помочь и предложил в помощь еще с полдюжины надежных людей. Я с благодарностью отказался, прикинув, что набранных людей вполне достаточно, тем более что сам Грешам тоже обещал прийти на подмогу. Затем отправился к Тому Кеньону.

Том, когда я к нему зашел, наспех заканчивал ужин, торопясь в тюрьму, которую покидал с неохотой даже на незначительное время. Во-первых, потому, что боялся упустить пленника, а во-вторых, потому, что в обществе вооруженных людей ему самому было спокойнее. Ведь те, кто сторожил Джунипера, в то же время охраняли и его от длинных рук индейского вождя.

Бедный Том! В этот день он был на взводе. Лицо его осунулось, на лбу глубже обозначались морщины, под глазами появились красноватые мешки, губы дрожали. При каждом шорохе руки Кеньона дергались к револьверам. Несмотря на все предосторожности, жить ему оставалось лишь пару часов, однако сейчас к его возбуждению примешивалась радость — весть о готовящемся признании Джунипера вселила в него надежду.

Первым делом я спросил, выполнил ли он мой наказ. Том побожился, что никому не сказал ни слова, кроме жены.

— Женщине?! — простонал я. — Тогда считай, что об этом уже знает весь город! Черт побери, Том! Если с тобой что-нибудь случится, ты это заслужил!

Кеньон сразу засуетился и потащил меня в столовую, где его жена убирала посуду. Там он велел ей торжественно поклясться, что она никому не сболтнет о том, что от него узнала. После того как Том напустил на жену страху, а она поклялась, я на всякий случай тоже ей пригрозил, что ее болтовня может стоить мужу жизни.

Оставив женщину в полном смятении, мы пошли в тюрьму. По дороге Том внезапно замер и всплеснул руками.

— Шерберн, — произнес он в отчаянии, — по-моему, мы перестарались! Нельзя было ей говорить, что дело настолько серьезно.

— Почему?

— Потому что теперь она точно не выдержит. Ей обязательно нужно будет поделиться новостью хотя бы с одним человеком.

— Ерунда! — попытался я его разуверить. — Твоя жена производит впечатление очень толковой женщины, вряд ли не сдержит своего обещания!

— Эх, Шерберн, ты еще очень молод, — заявил Кеньон. — Поверь женатому человеку, ни черта ты в бабах не понимаешь!

Это меня задело. Холостяк всегда считает себя умнее женатого. А тот еще и претендует на то, что понимает женщин лучше, по той лишь причине, что одна из них имела неосторожность стать его женой. Тогда я еще не знал, что слова Тома мне припомнятся.

Однако в тот вечер я сделал для Тома Кеньона все, что мог, так же как и для Джунипера и всего нашего городка.

Но прежде чем расскажу об этом, должен вкратце описать месторасположение тюрьмы.

Начну с того, что, как и большинство городков на западе Соединенных Штатов, Эмити застраивался без всякого плана — как кому в голову взбредет. Наверное, дело было так: сначала волки и лисицы, а заодно убегавшие от них кролики, проложили тропу через горное ущелье, которая выводила их к воде. Они слегка примяли траву, и тропинка стала приметной для рогатого скота. А когда по ней к водопою и обратно походили волы и бизоны, ее уже мог различить и человеческий глаз. Люди двигались по ней на лошадях и в повозках; копыта и колеса сбивали кустарник, стачивали камни и утрамбовывали землю, так что в конце концов получилось некое подобие дороги.

Вдоль нее и стали появляться первые домики, обращенные к ней фасадом. Они жались друг к другу, словно отчаянно желая общества. Когда бы я ни шел по такой улице, мне всегда было интересно: почему это она поворачивает у того места, а не у другого? Может, самому первому волку именно здесь почудилась опасность и он внезапно отскочил в сторону? И так у каждого поворота.

Мне казалось, что любой угол, любой изгиб — это метка, оставленная страхом или подозрительностью какого-нибудь животного. Тем более такое приходило на ум возле острого излома, у которого стояла тюрьма. Что почуял здесь серый хищник? Наверное, то же, что потом проникло в сознание людей и заставило их именно на этом месте построить тюремное здание.

Оно было в виде треугольника со срезанным углом, который огибала дорога. Она не прижималась к стене, а как бы сторонилась ее, отсекая большой кусок пустого пространства. Позади тюрьмы был пустырь, на котором прежде стоял чей-то салун. Но плохие времена и конкуренция Грешама выморили из него владельца. Он подался в другие края, а само здание чуть погодя сгорело дотла — наверное, его поджег какой-нибудь бродяга. Осталась лишь пара обугленных бревен, все остальное заросло сорной травой, которую никогда не скашивали.

С третьей стороны тюрьмы находился дом Тома Меттьюза. Он не примыкал к ней, между стенами высился дощатый забор, по обе стороны от которого шли утоптанные тропинки. Расстояние между двумя зданиями было футов пятнадцать, они никак не сообщались.

Таким образом, можно было считать, что тюрьма стоит особняком. Продумав, как лучше ее охранять, я поставил во внешний караул восемь человек. Четверо из них должны были сидеть не шевелясь на углах здания и смотреть в оба, остальные в это время ходить по кругу, трогая за плечи сидящих, чтобы те не могли задремать. На этой мере предосторожности я настаивал особо, чтобы не допустить выпадения ни одного звена из цепи. Мои люди поклялись исполнить все в точности, и я знал, что могу им верить.

Более сложно было организовать охрану внутри.

Из оставшихся людей я выбрал четверых лучших, и вместе с ними осмотрел тюрьму сверху донизу. Не знаю, почему, но в подвалах и на чердаках всех старых зданий обычно некуда ступить от хлама. Здесь была та же картина, но мы с ребятами как следует перетряхнули весь мусор. Потом прошлись по всем этажам, простукивая стены и полы, осматривая каждый закуток и каждую кладовку. И наконец, вместе с парой помощников я даже поковырялся в земляном полу подвала, чтобы убедиться, что там нет потайного лаза.

Поначалу парни прятали улыбки и подталкивали друг друга локтями, однако, увидев, что я не придаю этому значения, подошли к делу с такой же основательностью, даже начали советовать, что еще можно предпринять, дабы избежать любых вражеских козней.

По нашему общему мнению, враг никак не мог проникнуть в тюрьму. Снаружи путь ему преграждали восемь человек. Но если он все-таки преодолел бы этот кордон, внутри его встретили бы еще четверо. Двое в камере Джунипера, и двое постоянно совершающие обход помещений, проверяющие все двери.

Кроме них, были еще Том Кеньон и Грешам, и эти могли делать все, что им заблагорассудится.

Казалось, более совершенной системы нельзя было придумать. Кто же мог предугадать, что в этот вечер здесь будут убиты двое?


Глава 15 ДОГАДКА ДЖЕННИ ЛЭНГХОРН | Джон Кипящий Котелок | Глава 17 МЕСТЬ КРАСНОГО КОРШУНА