home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Признаюсь, что от этих слов у меня зашлось сердце, а по спине побежали мурашки. Краем глаза я видел новенькую седельную сумку, лежавшую на самом виду, и если шериф только заглянет в нее… что ж, тюрьмы мне тогда не миновать. Если же добровольно выдам награбленное, то мне ничего не будет. И, скажу я вам, первым моим порывом было рассказать ему все, как есть и просто указать рукой на проклятую сумку.

Но затем я вспомнил о Даге Уотерсе. Ведь он был честен со мной. Однажды моя жизнь была в его руках, и он пощадил меня. Он сохранил мне жизнь.

А такое не забывается. К тому же всякое в жизни бывало, и связывал нас не только тот давний эпизод, но и многое другое. Честное слово, я никогда не принимал участия в затеваемых им аферах, потому что деятельность такого рода меня никогда не привлекала. И тем не менее, связывало нас очень многое, и должен признаться, что Уотерс был мне очень симпатичен. Не говоря уж о мальчишке. Что останется делать Чипу, если я провороню сумку с деньгами и сдам её представителю закона? Он никогда не простит мне такого предательства. И это совершенно понятно.

Всего какие-то десятые доли секунды ушли на то, чтобы мой мозг тщательно просеял каждый из этих вопросов, после чего я твердо решил, что несмотря на все угрозы и опасности, друзья все-таки должны оставаться друзьями, и поэтому я не имею права распускать язык.

— Таг, — сказал я, — я, конечно, безмерно польщен твоей просьбой насчет четверти миллиона баксов. Это лишний раз доказывает, как высоко ты ценишь мои способности. Возможно, где-нибудь в этих горах и зарыто такое богатство, но мне в этом смысле не повезло, и столько руды я не накопал бы и за тысячу лет. Я надрываюсь тут целыми днями, чтобы добыть из этой земли хотя бы четыре или пять долларов за день.

Он усмехнулся, услышав это.

— Ты прекрасно понимаешь, сынок, что я имею в виду, — с укором в голосе проговорил он. — Я веду речь о наличных деньгах, что были украдены из банка. И мальчишка должен был привезти их сюда.

— Так ты имеешь в виду Чипа?

— А то кого же еще? — фыркнул он.

Вода в кофейнике начала закипать, из носика выбилась струя густого пара, и в воздухе по-домашнему запахло свежесваренным кофе.

— Чип здесь не появлялся, — сказал я.

Шериф всем телом подался вперед и выпятил подбородок.

— Значит, не появлялся? — переспросил он.

— Нет, — повторил я, изо всех сил стараясь казаться спокойным. — Его здесь не было.

И мой невозмутимый взгляд встретился со взглядом шерифа, сидевшего напротив, по другую сторону от костра.

Я видел, как поджались его губы, и как зло сверкнули глаза. Во гневе Таг Мерфи был страшен, а разозлить его ничего не стоило.

— Вот, выпей кофе, — миролюбиво предложил я. — Да не бойся ты, он не отравлен. У меня и сахар есть. Вот, держи. — С этими словами я протянул его угощение.

Он принялся размешивать сахар, не спуская при этом с меня хищного взгляда, как если бы собирался сожрать меня с потрохами.

— Интересно, а откуда ты сахар берешь? — спросил он. — Неужели он у тебя ещё не закончился?

— Вообще-то, — сказал я, — я всегда был неравнодушен к сладкому. Поэтому и прихватил с собой запас побольше. Но начнем с того, что это не мой сахар.

— Не твой, — согласился он, — и я готов побиться об заклад, что его тебе привез Чип.

— Чип? — изумился я. — Похоже, тебе теперь повсюду мерещится Чип.

— У меня есть все основания так считать, — сказал шериф. — Он оставил такой запутанный след, что я сбился и вместо того, чтобы ехать за ним, увязался за какими-то индейцами!

— Да уж, он такой, — согласился я. — Но только здесь, Таг, ты все равно его не найдешь.

Шериф недовольно задвигал своими массивными плечами. Кофе был очень горячим, и он принялся шумно отхлебывать его маленькими глотками. Затем перевел дыхание и снова начал медленно потягивать свой кофе. Признаюсь вам, что зрелище это было не слишком эстетичное, особенно, если учесть, что при этом он кровожадно поглядывал на меня.

— Старина Джо, — вкрадчиво проговорил он, наконец, — сдается мне, что ты говоришь неправду.

— Дело твое, — сказал я. — Можешь думать обо мне, что хочешь. А настоящий преступник тем временем смоется от тебя, куда подальше.

Он лишь усмехнулся.

— Так, значит, ты здесь совсем один? — уточнил он.

— Кто? Я-то? — переспросил я.

— Ага. Мне сказали, будто ты был один, когда ехал сюда.

Я вспомнил о скомканных одеялах, на которых спал мальчишка, и сказал:

— Нет, сейчас уже нет. Я был один, когда затевал все это спор. Но теперь у меня появился напарник. Все-таки странно устроен мир. Ты знаешь старого Криса Уинтера?

— Ага. Криса я знаю, — подтвердил он и добавил: — Во всяком случае, был с ним знаком когда-то.

— Ну так вот, — продолжал я, — старина Крис решил на старости лет тоже податься в старатели, а когда он узнал, что я застолбил себе здесь участочек, то приехал сюда и разыскал меня, так что теперь у нас с ним получилась самая настоящая артель. Знаешь, иногда так бывает охота с кем-нибудь поговорить, пусть даже с таким с таким собеседником, как старина Крис.

— Ну и как он тебе, этот старый греховодник? — поинтересовался шериф.

— Он, конечно, зануда, но в общем мужик не плохой, — ответил я.

— А где он сейчас? — спросил шериф. — Он что, чует шерифа за версту и тут же пускается в бега?

— Ну, сам должен понимать, — сказал я. — У деда бессонница.

— А я вот не понимаю, — ответил он. — Так «бес» чего у него, говоришь?

— Бессонница, — повторил я. — Спит очень плохо по ночам.

— Вот как? — удивился шериф. — Что ж, спит-то он, может быть, и плохо, но рулады при этом выводит неподражаемые. Помнится, довелось мне как-то путешествовать по Калифорнии в одной компании со стариной Крисом Уинтером, и он все ночи напролет так храпел, что мы всерьез опасались, как бы в горах не случилось обвала! Никогда не слышал такого богатырского храпа.

— Должно быть, именно это и расшатало окончательно его нервную систему, — предположил я. — По крайней мере, сейчас он спит очень чутко.

— Черт побери, я ужасно рад слышать об этом, — сказал Таг Мерфи.

— Поэтому, когда ему не спится, — продолжал я, — он встает среди ночи и идет прогуляться. Жаль, конечно, старика. Но он держится молодцом, не жалуется.

— И давно он обосновался здесь у тебя? — задал шериф очередной вопрос.

— Да уж порядочно, — ответил я. — Дай Бог памяти… ну да, живет он здесь уже довольно долго.

— Очень интересно, — сказал шериф. — Ну и как он тебе показался? Выглядит-то хоть нормально?

— Конечно, так же, как и всегда, — пожал плечами я. — Хотя, согласись, что с такой рожей, как у него, трудно выглядеть нормально.

Эта шутка показалась мне очень удачной, поэтому я весело рассмеялся, но от моего внимания не ускользнул тот факт, что шериф даже не улыбнулся.

Затем он сказал:

— Все, о чем ты рассказываешь, невероятно интересно. Меня всегда занимали байки из жизни духов, привидений и прочая чертовщина.

— Ты это о чем? — недоуменно уставился я на него.

— Да все о том же, — ответил шериф, — разве ты не слышал о том, что Крис уже три месяца, как помер.

Эта новость стала для меня большим потрясением. Можно сказать, что это был удар ниже пояса, оправиться от которого оказалось нелегко.

Шериф же тем временем продолжал:

— Крис работал в старательской артели Моргана и Ристера. Он погиб на руднике, свалился в шахту. Ужасно нелепая смерть, не правда ли? Но я очень рад услышать, что его призрак объявился здесь, чтобы закончить-таки начатое при жизни. Насколько мне помнится, он всегда отлично управлялся с кайлом.

Я слушал рассказ шерифа, не перебивая и судорожно пытаясь соображать, но в голову как назло не приходило ни одной дельной мысли. Шериф же все это время поглядывал на меня и издевательски посмеивался.

— Что ж, Таг, — сказал я, наконец, — вынужден признать, что мой напарник не Крис Уинтер. Но называть его имя я не хочу. Спит он и в самом деле очень чутко, и пересекаться с тобой у него нет никакого желания.

— Кто бы сомневался, — заметил шериф. — Короче говоря, ты признаешь, что это мальчишка.

Я отрицательно покачал головой и лишь усмехнулся. Затем я налил ему ещё кофе, и все это время он не сводил с меня уничтожающего взгляда, а потом сказал:

— Да, Джо, на этот раз вляпался ты основательно. Зла я тебе не желаю, потому что знаю, что ты всегда был честным парнем. Но только если мне придется отвезти тебя в город, то считай, что срок тебе гарантирован. К твоему сведению, здесь, в Неваде, самые зловредные судьи и присяжные. Потому что, изловив преступника, его первым делом нужно судить, а с судов здесь не густо — примерно по одному на пятьдесят, а то и все сто квадратных миль; представляешь, в какую даль приходится изо дня в день отправляться присяжным ради того, что вершить правосудие. Они признают тебя виновным, потому что им осточертело дни напролет трястись в седле! Так что, Джо, не дури, выкладывай все, как есть, и тебе ничего не будет. А станешь упрямиться, я тебе такую веселую жизнь устрою, что мало не покажется.

Я был восхищен той прямотой, с которой шериф изъяснил мне обстановку. Таг Мерфи нравился мне и прежде. Теперь же я был просто в восторге от него.

Но только что я мог поделать?

К тому времени я уже успел со всех сторон обдумать свое положение. Он уличил меня во лжи, и, как вы думаете, что мне оставалось после этого делать?

В конце концов я покачал головой.

— Знаешь, Таг, — проговорил я, — даже если бы твои догадки и предположения соответствовали действительности — а это совсем не так — то я и тогда не стал бы тебе помогать. Ты должен меня понять.

— Потому что мальчишка ходит у тебя в друзьях. И Уотерс тоже, — уточнил он.

— Думай, что хочешь, — вздохнул я.

— Ну, тогда… давай сюда руки! — приказал шериф.

Он вытащил пару наручников и держал их в левой руке.

— Брось, Таг, — примирительно сказал я. — Ты что, и в самом деле решил, что я непременно стану хвататься за оружие?

— Мне и самому не хочется заковывать тебя в наручники, Джо, — признался он. — Я знаю, что ты порядочный парень. Так что у меня нет никакого желания делать это. Так ты обещаешь мне, что будешь сидеть смирно и хорошо вести себя, пока я стану осматривать твой лагерь?

— Разумеется, — пообещал я.

— И будешь хорошо себя вести? — допытывался он.

— И даже не шелохнусь, не сойти мне с этого места, — заверил я.

Шериф немного поколебался и затем кивнул. Наручники были тут же спрятаны обратно в карман, чему я несказанно обрадовался. Затем он встал и огляделся по сторонам. Впрочем, смотреть было особенно и не на что, и как назло, первый же предпринятый им шаг стал доказательством его правоты. Пройдясь по лагерю, он первым делом подошел к мулу и провел рукой по его спине.

— Вьючное седло с этого мула сняли не далее, как сегодня вечером, Джо, — сказал он. — С его шерсти ещё не успела осыпаться соль.

Я промолчал, потому что сказать мне было нечего. Я чувствовал себя полнейшим идиотом, потому что не догадался вычистить с вечера мула и мустанга.

Затем Таг вернулся обратно к костру, ткнул мыском сапога седельную сумку — и открыл ее!

Запустив руку вовнутрь, он не глядя вытащил оттуда ворох зеленых бумажек и остался стоять, остановив испытующий взгляд на моем лице.


Глава 4 | Возмутитель спокойствия | Глава 6