home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 36

НЕУДАЧА

Чем ближе подъезжала Кейт к полуразвалившемуся дому, тем крупнее становились его очертания. Девушка уже различала крышу с продавленным коньком, а над ним — искривленную печную трубу.

Когда до лачуги оставалось несколько метров, она уже приготовилась спрыгнуть с лошади и дальше дойти пешком, как из темноты раздался тихий голос:

— Это ты, Черри?

Кейт сковал страх, а ее испуганная лошадь дернулась и, приготовившись к резкому прыжку, напряглась.

От стены дома отделился черный силуэт человека. Он шагнул навстречу Кейт и протянул руку к крупу лошади. Животное тотчас успокоилось.

— Кейт! — удивленно воскликнул Ларри Линмаус.

Дочь банкира попыталась произнести заготовленные заранее слова, но так и не смогла — в самый неподходящий момент они вылетели из ее головы. Словно сквозь сон она услышала, как Ларри спросил, зачем она приехала, но ее язык как будто бы прирос к нёбу. Больше вопросов он не задавал. Несколько секунд, которые им обоим показались вечностью, Кейт напрягала зрение, чтобы в кромешной тьме разглядеть знакомые черты. Она думала, что увидит все то же шаловливое выражение, с которым когда-то на нее смотрел Ларри. Однако взгляд его голубых глаз был непривычно суровым. Именно этот взгляд пугал жителей Крукт-Хорна, именно за него они его ненавидели. Кейт вспомнила, как давным-давно они в присутствии других тайком смотрели друг на друга и загадочно улыбались.

Другой на месте Линмауса, зная, что девушке тяжело говорить, заговорил бы сам, но Ларри был гордым — он упорно хранил молчание.

Кейт спрыгнула с лошади, и кромешная тьма поглотила ее. Через мгновение на фоне более светлого неба она увидела перед собой широкие плечи Линмауса.

— Это Черри тебя послала? — поинтересовался он.

— Да, — ответила Кейт и тут же почувствовала, что волнение ее пропало.

Теперь она могла говорить.

— Зачем? — сурово спросил Ларри.

— Она полагает, что мне удастся уговорить тебя поехать домой. Вдвоем.

— К кому домой? К тебе?

— Нет, — ответила она. — В наш дом. Твой и мой.

— Хочешь сказать, что ты пришла, чтобы остаться со мной?

— Да. Если ты согласен.

Девушка почувствовала, как волнение вновь охватило ее. Будь перед ней прежний Ларри, он непременно заключил бы ее в свои объятия. Но, как она поняла, от прежнего Ларри не осталось и следа.

— Какой же надо быть смелой, чтобы остаться с таким человеком, как я, — помолчав, произнес Ларри. — Но кажется, я понял, почему ты на это решилась. Вы с Черри полагаете, что в таком случае я не стану освобождать из тюрьмы Тома?

— Ты ничем не сможешь ему помочь, — пояснила она. — Тюрьму все равно не взломать — даже тебе!

— Ты уверена?

— Да, да, уверена! Ларри, дорогой, ведь на ноги поставлен весь Крукт-Хорн. Чтобы тебя убить, создан специальный отряд. Джей Кресс уже там… — с отчаянием в голосе проговорила Кейт и прервалась — у нее перехватило горло.

— Что верно, то верно, — спокойно отреагировал Линмаус. — Однако он меня не остановит, даже с помощниками. Их, кажется, четверо?

— Да, но я не знаю, кто они такие. А Цыпленок Энтони просто взбешен, что им не удалось схватить тебя у Джарвисов. Понимаешь, все уверены, что ты обязательно попытаешься освободить Тома. Так что все приготовились и каждую ночь ждут твоего нападения!

— Многое из этого я уже слышал, — заметил Ларри.

— И тебя это не остановит?

— Нет.

— Скажи, а в чем могут обвинить Тома? Ведь против него ничего нет. После суда его сразу отпустят.

— У них и против меня ничего не было, — напомнил Линмаус, — но они меня все равно засудили.

— Засудили, потому что тебя ненавидят, а Том — это совсем другое дело.

— В закон я не верю — скорее доверюсь стае бешеных собак. Что это за закон, по которому жители Крукт-Хорна могут пожирать себе подобных? Теперь у них взыгрался аппетит на Линмауса и Дэниельса.

— Пойми, если ты освободишь Тома, то он автоматически окажется вне закона.

— А если не освобожу, останется за решеткой!

— Но ведь совсем ненадолго.

— Это уже не важно — главное, чтобы он покинул тюрьму как можно скорее, — возразил Ларри.

Кейт, которой поначалу показалось, что она сможет уговорить Линмауса не рисковать, совсем упала духом. На ее глаза навернулись слезы.

— Ларри, позволь мне объяснить причину моего появления, — пробормотала она и услышала его глубокий вздох.

— Это я тебе, Кейт, и сам скажу. Хочешь? — откликнулся он и, не дожидаясь ответа, объявил: — Ты пришла, чтобы я предложил тебе выйти за меня замуж. Так ведь?

— Да, — чуть слышно прошептала девушка.

— А после этого ты готова мчаться со мной в галопе, и не важно куда?

— Да, да! — с готовностью подтвердила она и шагнула было к Ларри, но суровый тон его голоса ее остановил.

— Но вся беда в том, Кейт, что любому романтическому приключению обязательно приходит конец. Ты молода, жаждешь свободы и счастья. Это естественно. Но свободы нет, я в этом убедился. Нет, можно достичь свободы, но ненадолго. Свободным может быть только одинокий человек. Даже дружба и та в каком-то смысле не что иное, как оковы. Те, кто живет в городах и поселках, ненавидят пришельца, который осмелился считать себя счастливым. Знаешь, они абсолютно правы. Нельзя быть по-настоящему счастливым, если ты одинок. Поэтому надо жениться, заводить детей. А как их воспитывать, живя в безлюдном месте? Они же должны общаться с себе подобными. Представь, дети вырастут и отправятся в город. И что их там будет ждать? Непонимание и неприязнь со стороны городских жителей. С нашими детьми произойдет то же самое, что случилось со мной. Меня не поняли ни твой отец, ни даже ты.

— Ларри, мы в этом очень раскаиваемся. Отец делает все, чтобы люди по-другому относились к тебе. Я тоже пришла молить тебя о прощении. Прошу, не отвергай меня!

Линмаус, вытянув вперед обе руки, шагнул к Кейт, но неожиданно остановился. Она слышала, как что-то заклокотало в его горле.

— Ответ мой ты уже слышала, — с болью произнес Ларри. — Я не спрашиваю, искренна ли ты со мной. Хотя, возможно, твое решение остаться — просто благодарность за то, что я спас тебе жизнь. Но даже если ты меня и любишь, я все равно не могу взять тебя с собой. Пойми, все против того, чтобы мы были вместе. Мы в этом мире рабы, каждый из нас. От этого никуда не убежишь. Поверь, будет лучше, если ты вернешься к отцу.

— Но твои проблемы на этом не закончатся, — сказала Кейт и поперхнулась. Она вдруг испугалась этого нового для нее человека, говорившего с ней голосом Ларри Линмауса.

— Верно. Проблемы останутся. Я достаточно насмотрелся на жителей Крукт-Хорна, чтобы их возненавидеть. Когда-то они лизали мне руки, а теперь готовы разорвать на части. Пусть я их и презираю, но все же должен доказать им, что я мужчина.

— И позволишь им себя растерзать? Это и будет твоим доказательством? — спросила девушка дрожащим голосом.

— Прежде всего я должен расквитаться с Джеем Крессом. Он знает об этом и готов к встрече. Даже помощников себе подобрал. Но, несмотря ни на что, я все равно его достану. Перед тем как освободить Тома, выйду на Кресса и его кровью смою с себя позор. Поверь, Кейт, до того случая в салуне я всегда гордо держал голову. Я пытался все объяснить твоему отцу, но он в ответ только улыбался.

— Но теперь, Ларри, он улыбаться не будет!

— Будут другие. До тех пор, пока мы вновь не встретимся с Крессом. В рукопашной или с оружием в руках… — Ларри, с трудом сдерживая себя, говорил взволнованно, и его голос звучал в ночи как набат. — Кейт, тебе в самом деле надо возвращаться домой.

Девушка поняла, что все ее попытки переубедить Линмауса потерпели крах, поэтому покорно повернулась к лошади. Ларри тут же помог ей забраться в седло.

Так единственный раз за этот вечер он коснулся Кейт. Ларри даже не прильнул к ней, не взял ее руку, а, усадив на лошадь, мгновенно отошел. Дочь банкира попыталась сказать ему что-то на прощанье, но голос ее дрогнул, и она замолчала. Ларри больше не произнес ни слова.

Развернув лошадь, Кейт стала медленно взбираться по склону.

Спустя некоторое время, когда она проезжала мимо одиноко стоящих деревьев, из них выскочил всадник и кинулся ей наперерез. Это была Черри Дэниельс. Подъехав ближе, она увидела понурую голову Кейт и все поняла. Не задавая вопросов, Черри перевела свою лошадь в галоп и вскоре скрылась в темноте.

Домой Кейт возвращалась окольными путями, а ее лошадь едва переставляла ноги.

Родной дом встретил девушку суматохой, если не сказать паникой, вызванной ее отсутствием. Она опоздала на ужин на целый час!

Поставив лошадь в конюшню и уклончиво ответив на вопросы домочадцев, Кейт с понурой головой поднялась в свою комнату и плотно затворила за собой дверь.

Вскоре пришел отец и увидел, что дочь лежит на постели, уткнувшись лицом в подушку. Уильям Оливер присел на край кровати и нежно погладил Кейт по голове.

Немного успокоившись, девушка произнесла:

— Это из-за Ларри. Я только что с ним встречалась.

Банкир не стал ничего говорить, а просто положил ладонь на ее затылок.

— Этой ночью Ларри собирается пробраться в Крукт-Хорн, чтобы освободить Тома Дэниельса, — сообщила Кейт. — Это самоубийство! Я пыталась его отговорить и предложила уехать вместе с ним.

Отец вздрогнул, но опять промолчал.

— Это правда, что Ларри пытался рассказать тебе, как Джей Кресс подкупил его и вынудил совершить бесстыдный поступок?

— Да, он пытался мне что-то объяснить.

— А ты в ответ только улыбался?

— Да.

— И теперь из-за этого Ларри подставит себя под пули!

— Очень даже может быть! — отозвался банкир, поднялся и, подойдя к окну, выглянул на улицу.

В темноте все дома в Крукт-Хорне светились тусклым светом. В городке никто еще не спал. Ветер гулял по кронам деревьев, а в высоком черном небе лениво мигали звезды.

— Недоверие и сомнение испортило людей, — задумчиво промолвил Оливер. — Я слишком долго занимался финансами, чтобы разбираться в психологии. От оружия люди гибнут десятками, а презрение убивает их тысячами.


Глава 35 ДВЕ ЮНЫЕ ВСАДНИЦЫ | Вне закона | Глава 37 ДОБРЫЙ СОВЕТ