home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

ПУТЕШЕСТВИЕ В ДИЛИЖАНСЕ

На следующее утро после описываемых выше событий из Крукт-Хорна в Парадис отбывал дилижанс. Этому дню было суждено запомниться не только его пассажирам, охваченным легким волнением перед предстоящей дорогой, но и всем тем, кто видел отъезжающий из города экипаж.

Все, что произошло потом, в мельчайших деталях пересказывалось и возбужденно обсуждалось. Даже такой маловажный факт, что на этот раз кучер Дик Логан поставил впереди не свою любимую лошадь, а горячего пятилетнего гнедого жеребца, никогда до этого не ходившего в упряжке, и тот упоминался в каждом рассказе. Как говорил потом сам Дик, который всегда был силен задним умом, он сделал это специально, будто бы заранее что-то предчувствуя. Хотя в то утро беды ничто не предвещало.

Надо сказать, никому и в голову не приходило, что в дороге может произойти нечто экстраординарное. Во-первых, Дик Логан слыл опытным кучером и мог бы провести повозку с запряженными в нее шестью лошадьми даже сквозь угольное ушко. Во-вторых, рядом с ним на козлах восседал Чет Ритчи, отличный стрелок, имевший при себе короткоствольный дробовик. Правда, стрелять он предпочитал из оружия, заряженного не дробью, а патронами, — так оно надежнее. На этом маршруте Чет прослужил охранником уже три года. За это время, исполняя свой служебный долг, он сумел подстрелить пятерых, и всех из боевого карабина. Трое из этих бандитов от полученных ран скончались. Никто в Крукт-Хорне не пользовался большим уважением, чем Чет Ритчи. Всем своим видом он внушал людям спокойствие. Вот и сейчас Чет с мужественными усами и платком на шее, концы которого трепетали на ветру, величественно возвышался на козлах. Так что пассажиры дилижанса в присутствии такого сопровождающего чувствовали себя в полной безопасности.

Кроме того, сам Дик Логан, несмотря на свои шестьдесят пять и сильно согнутую спину, слыл неплохим стрелком.

Пассажиров в дилижансе было немного. Среди них Лу Томас — учительница из Парадиса, возвращавшаяся домой к началу занятий, и Уильям Оливер с дочерью Кейт. Банкир, собравшись по делам, решил взять с собой девушку, чтобы вместе с ней поохотиться на оленей, которых в тот год немало развелось в окрестностях Парадиса. Отец полагал, что охота немного отвлечет дочь от грустных мыслей. С ними также ехал приглашенный Оливером Десмонд Реадон, который только что прибыл с востока Соединенных Штатов. Это был опрятно одетый худощавый молодой человек двадцати пяти лет от роду, с зорким взглядом. Его умение держаться в седле, которым обычно славились жители Запада, снискало к нему всеобщее уважение. Поговаривали, будто мистер Оливер очень хотел, чтобы между Десмондом и Кейт возникли взаимные чувства. Но желал он этого вовсе не потому, что молодой Реадон имел солидное состояние, а из-за того, что тот был просто приличным человеком. Кандидат в женихи его дочери говорил немного — больше прислушивался к тому, что говорят другие, и это качество особо подкупало в нем банкира. Как и Оливер, Десмонд был заядлым охотником и отлично стрелял.

Последним из пассажиров дилижанса оказался незнакомец, который только накануне объявился в Крукт-Хорне.

Никто о нем ровным счетом ничего не знал, поскольку ни с кем он почти не разговаривал. Кто-то слышал, как незнакомец лестно отзывался о климате Парадиса. Кожа его была болезненно белого цвета, голос — сиплый. Постояльцы гостиницы слышали, как он всю ночь сильно кашлял.

Этой информации было достаточно, чтобы догадаться, что человек этот болен и едет в Парадис в надежде подышать бодрящим горным воздухом и поправить здоровье. Глядя на его втянутую в сутулые плечи голову, на огромные темные очки, словно маска прикрывавшие ему лицо, можно было понять, что это тяжело больной человек, которому уже ничто не поможет.

Большого багажа в дилижансе не было, за исключением одной коробки, принадлежавшей мистеру Оливеру, которую погрузили в багажное отделение. Весила она двести пятьдесят фунтов, и стоимость ее содержимого составляла около двадцати пяти тысяч долларов. В ней лежали золотые монеты.

Если бы хорошенькая учительница Лу Томас знала, с каким грузом ей суждено путешествовать, она бы не стремилась уехать в этот день, так как хорошо известно, что золото, по крайней мере к западу от Миссисипи, притягивает к себе бандитов как мух мед.

Перед началом пути ничего важного или хотя бы заслуживающего внимания не произошло. Правда, кучеру Логану, сидевшему на козлах, приходилось сдерживать передних лошадей, которые то и дело норовили рвануть с места. При этом он покрикивал на них, приговаривая, что до конца дня они еще успеют изрядно вымотаться.

Перед посадкой в дилижанс незнакомец, прикрывая нижнюю часть своего лица высоким воротником дорожного плаща, подошел к мистеру Оливеру и спросил:

— Как вы считаете, дорога на Парадис безопасна?

Задав вопрос, он, не снимая с руки перчатки, вынул из кармана носовой платок, прикрыл им рот и зашелся в сиплом кашле. Банкир в испуге отпрянул назад и тут же почувствовал себя неловко из-за того, что показал больному, как он боится подцепить от него заразу.

— Не более опасная, чем все остальные на Западе, — заверил его мистер Оливер.

— Но я слышал, что именно на этой дороге промышляют Линмаус с Дэниельсом, — опасливо заметил незнакомец. — А они… — Кашель вновь прервал его, и, прижав руку к груди, он вопросительно посмотрел на банкира.

— На дороге в Парадис Линмаус и Дэниельс уже дважды грабили, поэтому вряд ли решатся на это в третий раз, — предположил тот. — Кроме того, увидев таких молодцов, как наш кучер и Ритчи, они побоятся на нас напасть.

— Тогда можно быть спокойным, — словно самому себе, сказал незнакомец. — Да и потом, с нами, похоже, ничего ценного нет. Ведь так, сэр? Я слышал, что некоторые прячут свои ценности в обувь…

Оливер внимательно посмотрел на собеседника. Даже в этой ситуации ему не хотелось говорить неправду. С другой стороны, банкир был не столь глуп, чтобы всем рассказывать, что везет с собой золотые монеты, поэтому он отделался такой фразой:

— Вам нечего опасаться, мистер…

— Меня зовут Форд, мистер Оливер.

— Не думаю, что вам следует чего-то бояться, мистер Форд.

После этих слов, произнесенных банкиром, мистер Форд поставил ногу на ступеньку повозки и попытался было подняться, но у него из этого ничего не получилось. Тогда Чет Ритчи подхватил мощной рукой больного под мышку и усадил на его место. На козлы охранник вернулся озадаченным — то, что он ощутил рукой, помогая незнакомцу забраться в дилижанс, удивило его. После того как повозка тронулась, а Дик Логан пустил лошадей в быстрый галоп (лихо выезжать из города и въезжать в него было давно установившейся традицией, можно сказать, своеобразным ритуалом), Чет решил поделиться своими мыслями с давним другом, с которым за годы службы исколесил не одну тысячу миль.

— Слушай, Дик, хочу кое-что рассказать тебе о нашем чахоточном пассажире.

— А что такое? — удивился Дик Логан. — Я и сам могу о нем кое-что рассказать. От такого больного я предпочел бы держаться подальше!

— Он совсем не такой тщедушный, как кажется, — сообщил охранник. — У него такие мышцы! Скорее всего, этот малый еще в юности накопил силу, а потом тяжело заболел. Такое случается.

— Не знаю, из-за чего это с ним произошло, но слышал, что такое бывает, — согласился кучер и на полной скорости так резко повернул лошадей, что Лу Томас от неожиданности вскрикнула.

— А я тебе расскажу, из-за чего это происходит. Такие, как этот Форд, игрой в футбол или греблей развивают себе легкие до огромных размеров, потом заканчивают колледж, устраиваются на работу и в своих офисах ничего тяжелее ручки не поднимают. Сидят все время без движения, и легкие их при этом полностью не загружены. Это не то что в гимнастическом зале или на стадионе. Вот вскоре их легкие и начинают разрушаться.

— Да, ты, наверное, прав. А с чего ты взял, что у него крепкие мышцы? Скорее, он похож на мешок с картошкой.

— Я подхватил его за предплечье, а у него, Дик, такие мускулы! Такие твердые, ну прямо как лоб у ишака. И такие рельефные! Клянусь, этот чахоточный еще пару лет назад вовсю гонял в футбол и в своей команде был не на последних ролях.

Логан посмотрел куда-то мимо своего соседа по козлам.

— Не важно, какой он был в прошлом спортсмен, теперь-то человек конченый, — заметил Дик. — Ты только посмотри на него! Его мотает из стороны в сторону на каждом ухабе, того и гляди, голова отвалится.

— Это уж точно, — согласился Чет Ритчи. — Жалко малого! Конечно, в Парадисе воздух целебный, но он и там долго не протянет!

Они оба сочувственно покачали головами и умолкли.

Тем временем дилижанс покинул пределы Крукт-Хорна и, поднимая густые клубы пыли, покатил по дороге. Все дружно прикрыли носы и рты шейными платками. Вскоре ресницы и брови пассажиров побелели от пыли, дышать сквозь ткань платков становилось все труднее.

Спустя некоторое время дилижанс достиг предгорья, и дальше путешествие стало напоминать поездку по морю. Огромная повозка то медленно поднималась на очередной склон, то быстро спускалась с него. Тормоза у дилижанса были надежными, а коренные лошади достаточно натренированными и в нужный момент принимали тяжесть повозки на себя. Да и старый Логан, как уже говорилось, был опытным кучером, знал, на какой скорости можно съезжать с того или иного склона или делать поворот.

При каждом головокружительном спуске разморенные жарой пассажиры от страха задерживали дыхание. Взмыленные лошади, мотая головами, упрямо продолжали тянуть за собой повозку. Густая пыль, оседая на их взмокших от пота телах, мгновенно превращалась в грязь.

До пункта назначения оставалось чуть меньше половины пути. Мало-помалу сидевшие в дилижансе попутчики разговорились. Первой молчание прервала Лу Томас. Это было в ее манере, и первая фраза, брошенная ею Кейт, прозвучала для девушки словно выстрел:

— Кейт, что слышно нового о Ларри Линмаусе?

Мисс Оливер от такого вопроса опешила. Уильям Оливер внимательно посмотрел на дочь, но под толстым слоем пыли, осевшим на ее лице, невозможно было увидеть, что она залилась краской.

Поняв, что поступила бестактно, учительница, как бы извиняясь, добавила:

— Говорят, тебе он когда-то нравился. До того, как Джей Кресс одержал над ним верх.

— Я только слышала, что Линмаус перебрался через горы, больше ничего, — безразличным тоном ответила Кейт.

Ее отец облегченно вздохнул. Он даже испытал удовольствие оттого, что на бесцеремонный вопрос учительницы дочь ответила так спокойно.

— Говорят, он просто-напросто дал деру, — уточнила Лу Томас. — Ты и не знала, какой он трусливый? Тоже мне, крутой парень! Так, мелкота! Вот и мотается по округе, сегодня здесь, завтра там. Наши-то гоняют его по горам как паршивую собаку. Знаешь, вчера на дороге в Чиппинг он с Дэниельсом напал на бедного старика Дока Грея! — Учительница словесности явно приберегала изысканный стиль общения для своих учеников. Правда, она и раньше в разговоре с людьми не очень-то выбирала слова.

— Да, я что-то слышала об этом, — на удивление равнодушно отозвалась Кейт.

— Больше всего меня возмутило то, что они зверски избили старика! — заявила Лу.

— Избили? — неожиданно резко переспросила дочь банкира.

— Да. До потери сознания. У Дока с собой было всего-то двенадцать с половиной долларов, а они, видимо, рассчитывали, что при нем вся зарплата работников ранчо. Поняв, что ошиблись, Ларри с Дэниельсом выместили на бедном старике всю свою злобу. Боже, что они с ним сделали! Перебили нос, выбили зубы. Линн Феррис видел его. Говорит, лицо у него такое, будто его били молотком. — Лу Томас сочувственно вздохнула и с возмущением выпустила из легких воздух. Потом громко заключила: — Да за такое зверство его повесить мало!

— Да, конечно, — согласился с ней молодой Десмонд. — Какие здесь жестокие нравы!

Реадон никогда не упускал возможности выразить свое отрицательное отношение к порядкам, царящим на Диком Западе. Единственным, что привело его в эти места, была Кейт Оливер. Он посмотрел на девушку, чтобы убедиться, какое впечатление произвели на нее его слова.

Кейт подняла голову, и Десмонд увидел, как на ее губах заиграла горделивая улыбка.

— Что касается меня, — сказала она, — то я считаю, что Ларри Линмаус не способен на жестокость.


Глава 26 ПРИМИРЕНИЕ | Вне закона | Глава 28 ОСТАНОВКА В ПУТИ