home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

ШЕРИФ ВЕЛЕЛ СТРЕЛЯТЬ

Дом шерифа стоял особняком от основных жилых зданий Крукт-Хорна. Поэтому его окружали поля, по краям которых высились стройные тополя да росшие вдоль протекавшего рядом ручья ивы. Ручей зимой замерзал, но сейчас он тонкой змейкой бежал по камням, образуя на своем пути мелкие водоемчики.

— Оставайся здесь, — велел Линмаус Тому, — а я пойду посмотрю, что там творится.

— Нет, я пойду с тобой, — возразил юноша.

Ларри недовольно посмотрел на него.

— Ты молодой глупец. Неужели не понимаешь, чем это может кончиться? Тюремным заключением или даже смертным приговором. Вот так-то.

Но «молодой глупец», словно упрямый мул, решительно помотал головой.

— Если нам висеть на одной виселице, то я, Ларри, согласен.

Линмаус не стал больше спорить, а только про себя выругался.

Под покровом ночи они незаметно подъехали к изгороди, тянувшейся вдоль дороги, остановились под плотно растущими густыми тополями и слезли с лошадей. И тут со стороны дома послышался скрип открывающейся двери.

— Цыпленок! Цыпленок! — раздался в темноте пронзительный женский окрик.

— Что? — донесся приглушенный стенами конюшни голос шерифа.

— Неужели ты не мог накинуть на себя хотя бы фланелевую рубашку?! — провизжала миссис Энтони. — В такую холодную ночь легко подхватить воспаление легких. Никогда еще не видела таких глупцов!

Из конюшни послышалось невнятное бормотание.

А Линмаус тем временем перелез через изгородь и, крадучись, направился вдоль ручья прямо к конюшне. Том последовал его примеру. На небе светили удивительно яркие звезды, но густые кроны ивняка служили обоим надежным прикрытием.

Линмаус внезапно остановился и коснулся рукой плеча Тома.

— Послушай, возвращайся назад и присмотри за лошадьми. Будешь прикрывать нам отход!

— Нет, останусь с тобой, — возразил молодой Дэниельс. — Учти, я отлично бегаю.

Времени на споры не оставалось, так что Ларри не стал переубеждать упрямого юношу, а поспешил к маячившему впереди строению. Едва он достиг его ворот, как из конюшни послышался топот копыт, и вскоре оттуда на площадку, освещенную ярким светом звезд, выехал шериф.

Он был верхом на стройной, но крепкой лошади, высоко поднимавшей ноги, и с гордо посаженной головой. Линмаус с болью в сердце опознал в ней свою Фортуну.

— Стой, шериф! — негромко воскликнул он.

Энтони дернулся в седле и тупо уставился на поблескивающий в свете звезд револьвер Ларри. Затем, оправившись от оцепенения, громко произнес:

— Ну и напугал же ты меня, Линмаус! Я думал…

Но его слова были прерваны звоном колокола. На этот раз звонарь дергал за его веревку с еще большим остервенением.

«Что же они еще обнаружили? — мелькнуло в голове Ларри. Может, те двое бродяг тоже сбежали и теперь на их поиски потребовались дополнительные силы? Очень даже возможно. В таком городке, как Крукт-Хорн, где плюют на закон, с местными жителями не очень-то и церемонятся».

— Ну-ка, слезай, Цыпленок! Да не с той, а с другой стороны, — приказал он.

— Цыпленок! Цыпленок! — раздался из дома крик миссис Энтони.

— Я здесь! — откликнулся шериф.

— Ты оставил в доме свою трубку. Ты же с ней никогда не расстаешься. Я тебе табак в нее набила.

— Хорошо! — радостно прокричал жене Энтони и слез с Фортуны со стороны Линмауса.

Лошадь, почувствовав свободу, бросилась к своему хозяину, но тот взмахом левой руки отогнал ее в сторону. В правой он держал револьвер, по-прежнему направляя его на шерифа.

— Да, я не учел, что решетки нашей тюрьмы для тебя не преграда, — удивительно спокойным голосом сказал Энтони. — И это несмотря на прочную сталь и вооруженного надзирателя?

— Как видишь, — улыбнулся Линмаус. — Несмотря на прочную сталь и твою самоуверенность, Энтони!

— Ай, ай! — воскликнул шериф. — Что за тон!

— А что? — огрызнулся Ларри. — Каким тоном прикажешь с тобой разговаривать?

— Я, Линмаус, расчитывал на более спокойный. Ты не первый раз попадаешь в тюрьму и не впервые из нее бежишь.

— Но на этот раз я попал в нее в нарушение всяких законов.

— Тогда тебе сильно повезло. А что ты имеешь в виду под словами «нарушение всяких законов»?

— А то ты, Энтони, сам не знаешь?

— Нет.

— А задержание Дэниельсов, чтобы те не смогли свидетельствовать в суде в мою пользу?

— Ха! Похоже, ты уже до многого докопался, — по-прежнему спокойно произнес шериф.

— А как же! И за арест и за подлог ты мне заплатишь.

— У меня при себе, если я не ошибаюсь, всего семь долларов и пятьдесят пять центов, — продолжая оставаться удивительно спокойным, ответил Энтони. — Тебя такая сумма устроит? Я потом спишу ее на служебные расходы.

— Отойди-ка, Энтони, на три шага назад, — приказал ему Ларри. — Сейчас посмотрим, чья возьмет.

— О! — удивился шериф. — Ты что, вызываешь меня на дуэль?

— Да, это будет дуэль.

— А твой дружок, когда я потянусь за револьвером, выстрелит мне в спину?

— Ты, подонок… — начал было Том Дэниельс, но шериф не дал ему договорить.

— О! — радостно воскликнул он. — Я уже где-то слышал этот голос. Линмаус, кого это ты привел с собой?

— Отойди назад и вообще скройся! — гаркнул на парня Ларри.

— Не отойду и не скроюсь! — возразил Том. — Стреляться с ним должен я. Это по его распоряжению я с братом и сестрой насильно удерживался в доме Кинга. Этого я ему…

— Заткнись! — крикнул ему Линмаус. — Тебя же…

— А, так это Том! — промолвил шериф. — Один из братьев Дэниельс.

— И ты считаешь, что он может выстрелить тебе в спину? — гневно спросил Ларри.

— Нет, никогда. Дэниельсы на это не способны. Кто-кто, а я-то их хорошо знаю. Честней этих ребят в округе не сыщешь!

— Тогда не теряй времени, Энтони, отойди на три шага назад и будь готов выхватить свой револьвер.

— Никуда я отходить не буду.

— Не будешь?

— Даже шага не сделаю.

— И стреляться не будешь?

— Не подумаю!

— О твоей трусости узнают все. Уж я-то постараюсь, чтобы узнали! Я никогда не стал бы в тебя стрелять, Энтони, но ты узнал, что со мной Том Дэниельс, поэтому должен умереть!

— Что ж, отлично. Тогда стреляй, — невозмутимо буркнул шериф и глубоко засунул обе руки в карманы брюк. Обведя спокойным взглядом молодых ребят, он принялся беззаботно насвистывать себе под нос.

— Тогда ты самый последний трус! — взревел Линмаус.

— Просто я достаточно разумный человек, и больше ничего, — спокойно пояснил Энтони. — У меня жена и ребенок, о которых надо заботиться, и жители, которые ждут от меня помощи. Так неужели ты думаешь, что я стану с тобой стреляться только ради того, чтобы тебя ублажить?

— Я предложил тебе честный поединок, шериф! Ты что, думаешь, что я тебя обману?

— Нет, нет, Линмаус, я так не думаю. Точно знаю, что ты меня подстрелишь, как только я возьмусь за оружие. Поэтому и не собираюсь с тобой стреляться.

— Тогда я тебя хладнокровно пристрелю! — дрожащим от негодования голосом воскликнул Ларри.

— Может, и в самом деле пристрелишь, но я в этом не совсем уверен, — медленно проговорил Цыпленок Энтони. — Если я схвачусь за револьвер, то тогда никаких шансов у меня не останется. Я же, Ларри, не ты, который поднаторел на дуэлях!

— А почему я не могу пристрелить его просто так? — задумчиво спросил сам себя Линмаус… и тут же услышал ответ на свой вопрос из уст шерифа:

— Потому что ты никогда не опустишься до уровня обыкновенного убийцы. Хлад-но-кров-но-го. Но ты им все равно скоро станешь. Ты уже на пути к этому. Знаем мы этих галаадов [1] и ланселотов! Правда, они носили рыцарские доспехи, но кончили все равно плохо. Через несколько месяцев то же самое будет и с тобой.

— Со мной? — процедил Линмаус сквозь зубы.

— Да. Ты же взломщик сейфов, убийца и налетчик. Смертный приговор по тебе плачет!

Линмаус выпрямился.

— Хочу, даже должен тебя убить, но не могу, — со вздохом сожаления признался он. — Ты когда-то уже перевозил меня в окружную тюрьму, а в тюрьму Крукт-Хорна отправил по надуманному обвинению. Сделал все так, чтобы меня осудили, — захватил свидетелей, которые, выступи они в суде, дали бы показания в мою пользу. Но я все равно не могу сделать так, чтобы ты получил по заслугам.

— Нет, Ларри, никогда не поверю, что ты такой благородный.

— А если я оставлю тебя живым, ты снова соберешь толпу добровольцев и станешь за мной гоняться?

— А почему нет?

— Почему нет? Да для тебя, Энтони, арест людей превратился в забаву.

— Думаешь, ловить преступников для меня забава? Нет, это моя работа. Тяжелая, грязная и опасная работа. И то, что я должен сделать, я обязательно сделаю. Спроси лучше дворника, подметать улицы для него забава или работа?

Откровенность шерифа настолько озадачила Линмауса, что он не нашелся, что ему возразить. Даже отступил на пару шагов назад.

— Просто удивительно, как ты уверен в своей правоте, Энтони! — наконец высказал свое удивление.

— Я знаю, что прав. Когда-нибудь и ты это поймешь, если только Джей Кресс тебя не пристрелит.

— Эй, Цыпленок! Слышишь меня? — вновь закричала из дома жена шерифа.

— Слышу. Сейчас приду и заберу у тебя мою трубку с табаком, — отозвался Энтони, развернулся и зашагал к дому.


Глава 21 ТРЕВОГА | Вне закона | Глава 23 ПЛАН ДЖЕЯ КРЕССА