home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

ТРЕВОГА

Как это ни удивительно, но на него никто не обратил внимания. Охранники продолжали спокойно играть в покер, Том Дэниельс с повязанными руками следил за их игрой, Черри ровным голосом читала раненому брату журнал.

Дверь за вошедшим в кухню Ларри с громким стуком захлопнулась.

Охранники настолько были уверены в своей безопасности, что не поняли, откуда донесся этот звук.

— Эй, Чак, ты что, полено в печку подбросил? — не отрывая глаз от карт, спросил один из охранников.

Не получив ответа, он повернулся лицом к двери, увидел Линмауса и, открыв от изумления рот, молча поднял обе руки. Остальные игроки тоже посмотрели на дверь и, словно по команде, повторили движение товарища. Черри поднялась со стула и застыла возле кушетки с раненым Лью. И только Том издал звук, в котором прозвучали и радость и удивление.

Первым заговорил старший группы.

— Этого следовало ожидать. И тюрьма его не удержала! — с отвращением воскликнул он. — За чем ты пришел?

— За разъяснениями, — пояснил Ларри, — и я их получил. Черри, возьми нож и освободи Тому руки.

Девушка тотчас достала из кармана маленький перочинный ножик. Ларри был поражен, что, увидев его, она от неожиданности даже не вскрикнула. О, как ей удавалось владеть собой! Держа под прицелом четверых охранников, Линмаус краем глаза наблюдал за ее действиями. Черри тем временем, затаив улыбку на плотно сжатых губах, молча стала перерезать веревку на руках брата. Она была предельно спокойна, словно находилась не в доме, полном огнестрельного оружия и где пахло смертью, а на лужайке для игр.

— Отбери у них оружие, — кивнув на охранников, велел Ларри Тому.

Том забрал у четверых подручных шерифа их огнестрельное оружие, сложил его у печки, затем поднял с пола свой широкий ремень с кобурой, в которой лежал кольт, и застегнул его на талии.

— С оружием обращаться умеешь? — спросил бандит девушку.

— Умею, и довольно неплохо, — с гордостью ответила она.

— Дай Лью кольт, а себе возьми револьвер 38-го калибра. Если кто-то из этих ребят попытается тебя обезоружить, стреляй не задумываясь. И не в воздух. Поняла? Мало ли что может прийти им в голову. Пошли, Том, заберем их лошадей.

Обезоружить двух часовых, сидевших у высокого амбара, в котором стояли лошади, оказалось гораздо проще, чем освободить Дэниельсов. Они могли ожидать, что нападение произойдет откуда угодно, только не со стороны дома Кинга, в котором находились их товарищи.

Чак со своим приятелем настолько были ошеломлены неожиданным появлением вооруженных кольтами Линмауса и Тома, что тут же подняли руки. Пока Ларри держал их под прицелом, Дэниельс прошел в амбар и вывел из него трех лошадей, принадлежавших ему, брату и сестре. Времени, чтобы подготовить их к поездке, ушло немного. Часовых, прислонив спинами друг к другу, крепко связали, использовав для этого пару свободных уздечек. Вернувшись в дом, они увидели, что Черри сидит на стуле задом наперед и, положив дуло револьвера на его спинку, держит под прицелом своих похитителей.

— Лью, эти четверо ничего плохого тебе не сделают, — пояснил Линмаус. — Останешься здесь, пока Черри и Том не вернутся с носилками. Скоро ты будешь лежать уже в гостинице.

— Ларри, у меня нет морального права обременять тебя. Я же сам заварил эту кашу, но поверь, старина, я, Том и Черри поклялись помочь тебе!

— Одумайся, Дэниельс, — вмешался в разговор старший из людей шерифа. — Отныне вы становитесь сообщниками осужденного. За это вы ответите перед законом!

— Перед законом? — возмутился Линмаус. — Здесь в Крукт-Хорне сплошное беззаконие. Правды добиться можно только в столице. И я ее добьюсь. И тогда Цыпленок Энтони лишится своего места, судью прогонят, а вам за кражу людей присудят, как минимум, лет по пять. Ну что, такая перспектива вас вдохновляет?!

Реальная возможность получить солидный срок пособникам шерифа, нарушившего закон, явно не понравилась. Похоже, что от слов Линмауса, у них по спинам пробежали мурашки. Один из парней, нетерпеливо поерзав на стуле, выкрикнул плаксивым голосом:

— Предупреждал же я вас! Не я ли говорил вам, что захват Тома и Черри незаконный? Теперь у нас будет время задуматься над тем, что мы натворили. За решеткой! Какие же мы все-таки дураки!

Ни один из его напарников ему не возразил, а Лью, лежавший на кушетке, глядя на них, со смехом произнес:

— Собирались этапировать Линмауса в окружную тюрьму? Теперь по этапу сами пойдете! А ты, Ларри, отправляйся по своим делам. Со мной здесь ничего не случится. Понимаю, я этого не заслужил, но мне очень бы хотелось… — Лью умолк. Было видно, что он колеблется.

— Что? — спросил его Линмаус.

— Пожать твою руку, — договорил тот.

Ларри пересек кухню, подошел к раненому и взял его горячую ладонь в свою. Внезапно глаза Дэниельса радостно заблестели, и он быстро заговорил:

— Ларри, я приехал в Крукт-Хорн, чтобы заработать на тебе славу. Я был дураком, подонком, но ты дал мне шанс снова стать человеком, и я им воспользуюсь. Я хочу быть… хочу быть… похожим на тебя, потому что ты — настоящий парень!

Лью говорил поспешно, под влиянием нахлынувших на него чувств, но Ларри неожиданно ощутил себя старцем, совершившим на своем веку много грехов. Он покачал головой и улыбнулся.

— Ты хорош такой, какой есть, — заверил он юношу. — Умение стрелять — не самое лучшее дело для мужчин. Будешь жить, полагаясь только на револьвер, ощутишь себя как в аду. В этом я убедился. Ну, пока и удачи тебе!

Распрощавшись с Лью, Линмаус, Черри и Том вышли из дому.

Четверо людей шерифа были настолько напуганы возможным возмездием за совершенное ими преступление, что уже и не помышляли о сопротивлении, так что оставшемуся с ними наедине Лью Дэниельсу вряд ли требовалось оружие. Единственно, чего они хотели, так это как можно дальше дистанцироваться от незаконных действий, предпринятых ими по просьбе Цыпленка Энтони. Только теперь со всей ясностью они поняли, что, встав на защиту «закона» Дикого Запада, им придется отвечать. Испуганно переглядываясь и бросая настороженные взгляды на раненого Лью, похитители Дэниельсов прислушивались к лошадиному топоту, доносящемуся с улицы.

Оседлав коней, Линмаус, Черри и Том с окраины городка направились к его центру. Стараясь оставаться незамеченными, они ехали по тропинке, проложенной между высокими деревьями.

— Том, проводишь Черри в гостиницу, а я с вами здесь распрощаюсь, — распорядился Линмаус.

— Том, если оставишь его одного, ты мне больше не брат, — запротестовала девушка. — Ты станешь предателем!

— Я оставлю Ларри? — воскликнул Том. — Да я этого и за миллион долларов не сделаю!

— Ты решил ехать со мной? — удивился Линмаус. — Ты сошел с ума! Оставить Черри одну в этом городе, где…

— В Крукт-Хорне я буду в полной безопасности. Как в могиле! — с жаром произнесла Черри.

— Но еще раненый Лью…

— Те четверо ничего ему не сделают, — уверенно заявила девушка. — Ларри, после того, как ты их припугнул, у них был такой жалкий вид!

— Но брать тебя с собой, Том, мне вовсе не хочется, — сказал Линмаус. — Я же вне закона… а кроме того…

— Не волнуйся. С Лью ничего не случится. Рана его не опасна, — уверенным голосом отозвался Том. — Никто из Дэниельсов еще никогда не предавал друзей. Оставить тебя, Ларри? Да ни за что на свете!

— Неужели ты ничего не понимаешь? — возмутился Линмаус. — Если ты поедешь со мной, то станешь для них таким же, как я. А я отныне для жителей Крукт-Хорна еще большая кость в горле, чем прежде! Им нужна моя голова, и они сделают все, чтобы ее заполучить. Я не могу взять тебя с собой!

— Нет, я все равно поеду, — невозмутимо произнес Том. — Буду с тобой до тех пор, пока ты не вернешь Фортуну и не ускачешь на ней: От меня, может, и не много пользы, но я все же смогу тебя подстраховать. Если попадем в засаду, буду сражаться до последней капли крови. — Он проговорил все это очень уверенно, как человек, до конца обдумавший свой поступок и не усмотревший в нем ничего особенного.

— Том правда будет сражаться до конца! — поддержала брата Черри. — В противном случае он не Дэниельс! И Лью, как только сможет сесть на лошадь, к вам присоединится. А это будет уже скоро. Если мои братья погибнут, Ларри, то их место рядом с тобой займет наш отец. А если и он погибнет, то на смену ему приду я. По крайней мере смогу сварить тебе кофе или предупредить об опасности.

— Да, Ларри, так оно и будет, — заверил Том прежде, чем Линмаус успел возразить девушке. — Ты спас жизнь нашему брату, из-за чего сам угодил в тюрьму. Тебя поставили вне закона, и теперь тебе грозит собачья жизнь. И в этом вина Лью, который повел себя как дурак. Отныне жизнь каждого члена семьи Дэниельс принадлежит тебе, Ларри!

А Том, хоть и младший из братьев, слов на ветер никогда не бросал. Впрочем, его сестра тоже. Линмаус был поражен.

Что ни говори, а компания Тома ему была приятна. Будет, по крайней мере, с кем переброситься словцом, но самопожертвования этого молодого, с открытой душой парня Ларри принять не мог. В то же время он понимал, что помощь, настойчиво предложенную Томом от чистого сердца, отвергать нельзя. Это обидело бы Дэниельсов.

Линмаус на мгновение задумался о своем недавнем прошлом, которое показалось ему чем-то далеким и почти нереальным. И наконец, принял окончательное решение. Мог ли он нанести обиду семье, готовой умереть за него? Конечно же нет.

Но прежде чем Ларри успел открыть рот, из центра города до них донесся колокольный звон. Удары колокола были такими частыми, словно звонивший собирался оторвать у него язык. Периодически звон смолкал, видимо, звонарь уставал, а потом возобновлялся с новой силой.

— Это сигнал тревоги! — воскликнула Черри. — Они обнаружили твой побег, Ларри, и теперь поднимают на ноги весь городок. Нам надо спешить. У них в Крукт-Хорне отличные скакуны. Они не побоятся загнать их до смерти, лишь бы тебя поймать, Ларри!

— Меня еще до рассвета можно поймать, но только в том случае, если подо мной не будет моей Фортуны. Так что первым делом мне нужно нагрянуть к шерифу!

Коротким взмахом руки Линмаус попрощался с Черри, пришпорил лошадь, ту самую, на которой в Крукт-Хорн приехал Лью Дэниельс, и пустил ее в быстрый галоп.

Он мчался во весь опор к дому Цыпленка Энтони и слышал за своей спиной топот копыт лошади Тома.

К тому месту, откуда открывался вид на дом шерифа, они прискакали уже бок о бок. В одном окне горел приглушенный свет. Затем он стал ярче, то ли от керосиновой лампы, то ли от яркого переносного фонаря.

Вскоре свет погас и вновь загорелся в соседнем окне. Хлопнула входная дверь, на пороге появился шериф. Спустившись по ступенькам, он направился к конюшне. За ним от фонаря, который он держал перед собой, по земле длинным шлейфом тянулась черная тень.


Глава 20 У СТАРОЙ МЕЛЬНИЦЫ | Вне закона | Глава 22 ШЕРИФ ВЕЛЕЛ СТРЕЛЯТЬ