home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 42

Майкл выскользнул наружу через проделанную в стене дыру, загородив ее мешками. Едва он это сделал, как услышал шум индейцев, ввалившихся в вигвам, и последовавший за этим дикий крик многочисленных голосов.

Рори не стал медлить. Если апачи обнаружат, что между глаз шамана всажена не его собственная винтовочная пуля, а крупнокалиберная пуля, выпущенная из револьвера, то они потеряют веру и в Людей Неба, и в чудодейственную силу Белого Отца.

Он снова завернулся в накидку и зашагал прямо через лагерь. В этот раз ему никто не препятствовал. Ужасная новость мгновенно распространилась среди всего племени, и все были поражены страхом. Обещанный им знак — смерть шамана — явился, как это и было предсказано. Поэтому не удивительно, что Рори никто не мог помешать.

Все индейцы думали только об одном — как можно быстрее убраться с этого проклятого места. Еще до того, как Рори достиг дальних вигвамов, он увидел, как женщины лихорадочно сворачивают жилища, покрикивая и торопя друг друга. Майкл подошел к тому месту, где, как он думал, должно было лежать тело индейца, которого он свалил ударом в висок. Но его там не было! Рори обрадовался этому — убийств и так было больше, чем достаточно. Он заторопился туда, где оставил винтовку. Подняв ее и отвязав серого, он вскочил в седло. Наконец-то он почувствовал себя в безопасности. Еще раз взглянув на лагерь, который индейцы сворачивали, будто перед приближением бури, он рассмеялся и поскакал к дому У эра.

Неумение майора Талмейджа оказать сопротивление краснокожим стоило жизни Благеру и бухгалтеру. Апачи в этом столкновении потеряли четверых лучших воинов, кроме того, упал их авторитет среди других племен. Вряд ли они снова скоро выйдут на тропу войны против бледнолицых. И в этом было заслуга Майкла!

Не останавливаясь, он скакал к особняку. Приблизившись, Рори придержал мустанга и поднял правую руку над головой.

С расстояния шагов в двадцать он услышал взволнованное восклицание изнутри:

— Рори!

Дверь распахнулась, Майкл спешился, но остался стоять снаружи.

— Выходите! — закричал он. — Выходите и посмотрите, как восходит луна!

И он снова громко рассмеялся.

— Быстрее заходите в дом! — послышался нетерпеливый голос «полковника». — Сейчас они сделают из вас решето!

— Не сделают. Я отбил у них охоту стрелять, по крайней мере, на эту ночь. Да и вообще, вряд ли они скоро захотят ступить на тропу войны. Идите сюда и посмотрите сами!

Он повернулся и показал рукой в сторону индейских вигвамов. Из дома показались люди. О новости узнали мексиканцы и гурьбой повалили к Майклу.

Все на минуту замерли, глядя на восток, где, освещаемая призрачной луной, извивалась бесконечная цепочка уходящих апачей. Воины и женщины, старики и дети, верхом, пешком, сгибаясь под тяжестью поклажи, они возвращались в горы, откуда и пришли.

В этой тишине был слышен только шепот Уэра:

— Они уходят! Боже мой, не могу поверить, они уходят…

Первыми обрели дар речи пеоны и подняли невообразимый гвалт, танцуя и обнимаясь. В конце концов они принялись качать Мигеля, своего предводителя. Рори, воспользовавшись суматохой, незамеченным взбежал по ступенькам в дом и в ту же секунду услышал ржание Дока. Еще миг — и Майкл обнял гибкую шею своего друга. Однако его сердце не праздновало победу непонятно почему, его преследовало ощущение утраты и надвигающейся опасности.

В отличие от него, все окружающие стали шумно веселиться.

Через полчаса во дворе, залитом лунным светом, мексиканцы уже угощались своими деликатесами. В столовой за большим столом собрался весь гарнизон дома — капитан Бэрн, раскрасневшийся и улыбающийся, Майкл рядом с ним, Нэнси напротив и, конечно, мистер Уэр со своей супругой во главе стола.

«Полковник» произнес речь, которую никто не слушал, но он не мог сдержать слова, которые выплескивались из него, как вода из фонтана. Но это никак не могло испортить праздник, так все были счастливы.

Наконец, Уэра перебил капитан:

— Разрешите мне спросить! Наши скальпы все еще при нас. Чья эта заслуга?

— Рори! — раздался в ответ хор голосов.

— «Полковник», вы сидите здесь живой и невредимый. Кто вас спас от смерти?

— Майкл! — радостно воскликнул Уэр и с благодарностью посмотрел на своего спасителя.

— Нам пришлось поджечь конюшню, иначе мы погибли бы в первую же ночь. Кто ее сжег?

— Рори! — снова послышался многоголосый хор.

— Тише, — проговорила Нэнси, — разве вы не видите, что он стесняется.

Все посмотрели на Майкла и увидели, что он сидел с невеселым выражением лица, задумчиво глядя перед собой.

— Рори, — попросила девушка. — Скажите мне, почему апачи решили уйти сегодня ночью?

Он посмотрел на нее долгим взглядом.

— Этого я не могу вам сказать.

— Ну, пожалуйста, скажите мне, — настаивала Нэнси.

Рори закусил губу.

— Ну, если вам так не терпится, то я раскрою тайну. Видите ли, я — волшебник. Шаман, как называют таких индейцы.

— А что вы сделали с апачами? — не отставала от него Нэнси.

— Я встретил Южного Ветра, — нехотя продолжал Майкл, — и передал индейцам, чтобы они покинули это месте, иначе их ждут большие неприятности. А если они хотят увидеть какое-то знамение, то им станет смерть Большого Коня этой ночью. Вот поэтому-то они сейчас и уходят.

— Подождите, — воскликнула девушка. — А предзнаменование сбылось? Неужели шаман был убит прямо посреди лагеря?

Рори замолчал и взглянул на Нэнси.

— Да, Большой Конь был убит, — признался он после паузы.

— Это сделали вы? — восхищенно спросила девушка.

Он оглянулся вокруг, чувствуя себя неуютно. Окружающие побледнели, узнав эту новость, так как могли представить себе, какие опасности подстерегали смельчака в самом логове дикарей.

— Нэнси, давайте не будем об этом, — тихо попросил Майкл.

Девушка кивнула.

— Ладно, не буду вас мучить. Боже праведный, я не могу даже представить, как вам это удалось.

Майкл потерял всякий интерес к застолью, он не чувствовал себя победителем. Надолго замолчав, он уставился прямо перед собой и не проронил больше ни слова. Дождавшись, когда подадут кофе, он извинился, вышел из-за стола, вывел Дока и стал медленно прогуливаться с ним вокруг дома, ведя своего друга в поводу.


Глава 41 | Бледнолицый шаман | Глава 43