home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

В то время, в 1972 году, я работал над книгой «Двенадцатая Планета», прерываясь для более глубоких исследований, когда тот или иной аспект книги требовал дополнительной проверки. Расположение горы Синай — истинной горы Синай — было для меня важным потому, что одно из ее названий в Библии звучало как Хар Ха-Элогим, что обычно переводится как «гора Бога», но в буквальном переводе означает «гора богов». Термин Элогым используется в Библии для обозначения тех, кто сказал: «…сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему». Вопреки традиционной интерпретации, я пришел к выводу, что созданные одновременно с Библией (и более древние) месопотамские тексты указывают на то, что Элогим (буквально «величественные») можно отождествить с аннунаками — теми, кто спустился на землю с небес и кого почитали как богов шумеры, вавилоняне, ассирийцы, египтяне и другие народы древности.

Среди литературных произведений, оставленных нам шумерами, особое место занимает сказание о Гильгаме-ше, царе Урука (библейского Эреха), который был «на две трети богом и на одну треть человеком» и который отправился на поиски бессмертия. Первое свое путешествие он совершил к «месту посадки» в поросших кедровым лесом горах. Потерпев неудачу, он отправился к космопорту аннунаков. Я пришел к выводу, что это место находилось на Синайском полуострове возле горы, которая в шумерском тексте называлась «Машу» (звучит очень похоже на «Моше», еврейское произношение имени Моисей). Вполне возможно, что это та же гора, что и библейская гора Элогим. Таким образом, вычисление истинного положения горы Синай соединило бы вместе разрозненные свидетельства, касающиеся существования аннунаков.

Космопорт, к которому направился Гильгамеш, был построен аннунаками после Всемирного потопа (первый космопорт, располагавшийся в Междуречье, был разрушен и засыпан миллионами тонн грязи и ила). Я надеялся, что описанная выше поездка на Синайский полуостров позволит найти недостающее звено в цепочке доказательств, но мне удалось лишь прийти к выводу, что «традиционная» гора Синай неподалеку от монастыря не может быть местом явления Бога Моисею, а задача найти настоящую священную гору осталась нерешенной. Поэтому книга «Двенадцатая Планета» закончилась Всемирным потопом, а материал о втором космопорте и Гильгамеше остался для следующей книги.

При работе над этой следующей книгой я отложил изучение Библии и вместо этого обратился к шумерским и египетским источникам. Гильгамеш, пришедший с востока, и египетские фараоны, в поисках вечной загробной жизни пришедшие с запада, похоже, сошлись в одной и той же географической точке. Их цель находилась на Синайском полуострове. Но где именно?

Колыбели Цивилизаций

Рис. 97.

В моей книге подробно описано и проиллюстрировано, что целью второго путешествия Гильгамеша был построенный после Потопа космопорт, посадочный коридор которого, центр управления и другие структуры сходились на центральной равнине полуострова (рис. 97). Путешествие фараонов в загробный мир проходило вдоль линии, которую я назвал «взглядом Сфинкса» и которая проходила вдоль 30-й параллели к северу от экватора (пунктирная линия на карте). Я пришел к выводу, что космопорт должен располагаться в точке пересечения посадочного коридора и 30-й параллели (точка SP на карте). И египетские, и шумерские тексты повествуют о горе с подземными помещениями, которая находилась рядом с посадочной площадкой. Мне казалось совершенно логичным, что именно эта гора в Библии упоминалась как гора Элогим.

Изучив практически все отчеты археологов и военных на английском, немецком и французском языках, связанные с горой Синай и маршрутом Исхода, я убедился, что еще со времен Буркхардта исследователи с сомнением относились к горе поблизости от монастыря. Практически все отвергали южный маршрут и отдавали предпочтение либо северному (ближе к Средиземному морю, который римляне называли «Морской путь»), либо центральному, известному как путь патриархов, или «Путь Шур». Большинство специалистов сходились на том, что священная гора располагалась в центральной части полуострова. Однако центральная равнина Синая окружена цепочкой гор — не сплошной, а разделенной широкими и узкими проходами. Какая же из гор та самая7 Здесь мнения ученых разделились.

В моих папках хранится обширная переписка, которую я вел в период с 1973 по 1975 год с Израильским исследовательским обществом (членом которого я состоял), с Еврейским университетом в Иерусалиме и с Университетом Тель-Авива относительно возможных кандидатов на гору Синай. Результатом этой переписки стала моя убежденность в том, какая именно вершина была той самой священной горой — она подходила не только под многочисленные описания других (в основе которых лежала информация из Библии, география, топография, климат, водные источники и т. д.), но и соответствовала моим картам космопорта и посадочного коридора.

Но когда я пришел к окончательному выводу и уже работал над рукописью второй книги, меня вдруг охватила паника. Я предполагал, что космические корабли аннунаков садились вдоль оси посадочного коридора, который начинался у двойной вершины Арарата, проходил над центром управления и плавно спускался к космопорту (см. рис. 97). Но что если, вдруг подумал я, после того, как космический корабль снизится для планирования, на его пути окажется одна из гор? Тогда вместо мягкой посадки его ждет катастрофа. Если я опубликую книгу в таком виде, кто-нибудь может сказать: все это чушь — путь здесь преграждает высокая гора! Я буду выглядеть очень глупо — и поделом.

Поэтому в 1976 году, после выхода в свет книги «Двенадцатая Планета» я, заручившись всеми мыслимыми рекомендациями и задействовав все имеющиеся связи, вместе с женой вновь отправился в Израиль. На этот раз моя задача заключалась в том, чтобы организовать полет, имитирующий посадку космического корабля аннунаков, чтобы собственными глазами убедиться в правдоподобности моей теории и моих карт.

Выяснилось, что единственный способ достижения поставленной цели — это частный полет на взятом в аренду самолете, и я согласился на столь высокие расходы. Но это было только начало. Для полета над этой местностью маршрут должен быть одобрен военными, которые осуществляли контроль за воздушным пространством. Насколько далеко я собираюсь лететь в глубь Синайского полуострова, что я хочу увидеть и почему? Когда я описал свои цели как «археологические», мне сказали, что необходимо получить разрешение главного военного археолога северной части Синайского полуострова.

Его имя сохранилось в моих записках: Дов Мерон.

Мы встретились с ним в его доме в Ашкелоне, на средиземноморском побережье к северу от Газы. Он хорошо разбирался во всех аспектах, связанных с Синаем, — в топографии, климате, водных ресурсах. Мы начали беседу с обсуждения моих идей по поводу маршрута Исхода (рис. 98), а также моего вывода о том, что израильтяне попали в центральную равнину полуострова через проход, который теперь называется перевал Мит-ла, где в 1967 году шли ожесточенные сражения между израильской и египетской армиями (фото 37). Я сказал, что хотел бы перелететь через перевал Митла или перевал Гиди.

Затем мы переключились на обсуждение самой горы Синай и ее возможного местоположения. Я изложил все аргументы других исследователей, которые указывали наиболее вероятным местом центральную равнину, а затем решил «выложить карты на стол». Я открыл портфель, извлек из него экземпляр только что изданной «Двенадцатой Планеты» и объяснил теорию аннунаков. Дов Мерон был скорее восхищен, чем шокирован. Есть только одна гора, отвечающая всем этим критериям, сказал он и указал на лежавшую перед нами большую карту Синайского полуострова.

Это была та же самая гора, на которую указывали мои исследования!

Дов Мерон в моем присутствии составил письменное разрешение и дал необходимые рекомендации, чтобы мне позволили совершить полет над горой и в ущельях. Я был в восторге.

В процессе дальнейших согласований с военными выяснилось, что местоположение горы вызвало определенные затруднения. Поскольку она располагалась к юго-востоку от города Эль-Ариш (см. карту), одобренный маршрут предполагал полет над Средиземным морем и поворот в глубь полуострова только в районе Эль-Ариш. Но это не соответствовало моим первоначальным замыслам: проверить посадочный коридор аннунаков. Я настаивал, что мы должны повернуть на юг от Иерусалима. В конце концов я получил разрешение на этот маршрут, но мне предписали повернуть южнее Иерусалима.

Колыбели Цивилизаций

Рис. 98.

Одна проблема благополучно разрешилась, но тут же возникли другие, и среди них мое желание фотографировать. Мне позволили отснять не более двух пленок с условием передать их офицеру связи, который будет сопровождать нас — пленки проявят в армейской лаборатории и подвергнут цензуре, чтобы убрать запрещенные к съемке объекты. Мне пришлось согласиться.

Погожим осенним днем в ноябре 1977 года мы взлетели с небольшого гражданского аэропорта к северу от Тель-Авива. Перед тем как подняться на борт, я попросил офицера связи сфотографировать меня у самолета, и он выполнил мою просьбу (фото 38). Мы с ним были единственными пассажирами в восемнадцатиместной машине; пилот был из израильских ВВС. Южнее Иерусалима мы повернули на юг, чтобы повторить путь аннунаков. Даже с не очень большой высоты можно было видеть, какую узкую полосу земли занимает Израиль — казалось, протяни руку, и достанешь с побережья Средиземного моря до реки Иордан и Мертвого моря.

Теперь мы летели строго на юг, постепенно снижаясь. Иудейские горы сменились холмистой равниной. Затем прямо впереди нас холмы превратились в угрожающего вида горы. «Продолжайте снижаться! Продолжайте снижаться!» — кричал я обеспокоенному пилоту, но при этом сам до конца не был уверен, не лучше ли отказаться от этой затеи и либо свернуть в сторону, либо набрать высоту. Но вдруг горы как по волшебству расступились, и перед нами открылся широкий проем в скалистой гряде. Мы пролетели в этот проход — как будто гигантская рука сдвинула горы вправо и влево, убирая их с нашего пути; впереди показалась центральная равнина Синая.

Мы летели на высоте около 2000 футов. Я услышал, как пилот облегченно вздохнул (или мне это только показалось). «Мы сделали это!» — громко воскликнул я и сказал пилоту, что он может набрать нормальную высоту.

Меня охватило необыкновенное чувство. Я достал бутылку вина (захваченную «на всякий случай») и печенье и пригласил своих спутников разделить со мной радость: я прошел посадочным коридором аннунаков и доказал осуществимость этого маршрута! Офицер связи разделил со мной угощение, а пилот ограничился лишь печеньем.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ЗАГАДКИ ГОРЫ СИНАЙ | Колыбели Цивилизаций | * * *